Процесс умирания не столь болезненный для того, кто умирает. Больше вреда он причиняет тому, кто за этим наблюдает.
Джеймс умирает каждую зиму, очень медленно, но неотвратимо, и всякий раз кажется, будто эта смерть навсегда. Будто на следующий день Джеймс уже не проснется, а так и останется сидеть в кресле, слишком огромном для его тощей физиономии.
(Коняш)

URL
19:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2018

январь
февраль
март
апрель
май
58-62

63. Спасти мистера Бэнкса, 2013, реж. Джон Ли Хэнкок
Объективно говоря, фильм довольно простой. Но сделан он замечательно и трогательно: меня очень понравилась съемка, монтаж, игра актеров, месседж в целом, хоть он и не нов. Это тот хороший пример истории, которая заставляет сопереживать героям, а что как не возможность сопереживания привлекает нас в кинематографе.
+2 гиф

64. Суперсемейка 2, 2018, реж. Брэд Бёрд
спойлер
Очень достойное продолжение достойного мультфильма. Очень много вещей проговаривается слишком в лоб, но для детской аудитории, наверное, так даже лучше.Мультфильм очень инклюзивный, как будто его продюсировал Тони Лашден (в хорошем смысле, разумеется), и это хорошая тенденция. Было весело, тревожно и классно, хотя главную интригу я просек где-то немногим позже середины фильма.

65. Мэри Поппинс, до свидания, 1984, реж. Леонид Квинихидзе
:heart:

66. Волга-Волга, 1938, реж. Григорий Александров
х2
:heart:
Очень жаль, что Александров сосредоточился на режиссуре, а не решил совмещать режиссуру с актерством. Он был бы абсолютно уместен и гармоничен в роли Алеши здесь, потому что и типаж, и характер подходящие.
запись создана: 01.01.2018 в 23:14

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

17:31 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


— То, что ты делаешь, даже близко не йога, — заметил Илай, скосив глаза на Джоэла.
— Зачем... — втягивая ртом воздух каждую секунду, с трудом ответил Джоэл, пытаясь не отрывать пятки от пола, — ты вообще... говоришь...
— Тебе просто нужна практика. — Без видимых усилий Илай будто бы сложился пополам.
Джоэл замедлился, глядя на совершенно нечеловеческое, с его точки зрения, упражнение, и бессильно завалился на ковер: грудь тяжело вздымалась, глаза закрыты.
— К твоему сведению, — донесся до него голос Илая, — ты сейчас лежишь в позе Шавасана.
— Иди нахер, я медитирую, — не открывая глаз, бросил Джоэл.
Илай хмыкнул. Ему нравилось, когда Джоэл занимался с ним. Нравилось смотреть на то, как Джоэл пытается управиться со своим длинным неловким телом; как он выгибает спину и вытягивает руки. Вообще-то ему просто нравилось проводить время с Джоэлом.
К тому моменту, как Илай закончил тренировку, Джоэл умудрился уснуть — прямо так, лежа на полу. Он снова не высыпался, уходил на работу раньше Илая и зачастил на квартирники: дешевый алкоголь, обжимающиеся по углам парочки и радостный, попавший в свою — разрушительную — атмосферу Джоэл.

Неделя сменялась неделей, и Илай, просыпаясь, все еще не был уверен, действительно ли Джоэл к нему вернулся, или это было очередным предрассветным сном. Да, на столе бардак, которого бы не допустил болезненный перфекционизм Илая, доходящий до обсессии, — но, может, ночью ворвались воры. Да, со стула пропала любимая рубашка, заботливо повешенная с вечера — но, кто знает, вдруг он просто соскользнула со спинки и достаточно приподнять голову, чтобы обнаружить ее на полу. Да, Джоэл сказал, что хочет вернуться, — но, посмотрим правде в глаза, возвращением это назвать было сложно.
Илаю было плохо без Джоэла — но с Джоэлом ему стало гораздо хуже.

читать дальше

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

13:33 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
книгопост-2018

январь
февраль
март
апрель
май

17. Comment je suis devenu stupide, Martin Page
Очень люблю Мартена Пажа. На днях понял, что он для меня — этакий Вуди Аллен от литературы. С его непрерывной иронией, изящной утрированностью и бесконечной нежностью к своим персонажам.
ГГ «Как я стал идиотом» — мой спирит энимал. То, что мы называем «горе от ума»: получил миллион никому не нужных образований и не может интегрироваться в общество. Мне кажется, простой, в целом, и даже какой-то элементарный эпизод, где Антуан приходит в кабак, начитавшись книг про алкоголь, его виды и действие на организм, и подсаживается к завзятому пьянице, чтобы учиться искусству заливать за воротник, чтобы не думать слишком много и примириться наконец с реальностью — это просто очаровательный и емкий пример того, как вообще пишет Мартен Паж.
Мне очень понравилось читать книгу в оригинале, потому что язык не то чтобы совсем прост, но и не сложен до ужаса, как я переживал, все-таки худлит, причем не янг-адалт и не переводной. Оказалось, процесс чтения проходил как всегда при чтении Мартена Пажа: весело, грустно и познавательно.
Вообще хотел купить в Париже томик Peut-être une histoire d'amour, но ее не оказалось в книжном. Зато оказался Comment je suis devenu stupide. И я, взяв его, не прогадал.

18. Тайна «Звездного странника», Дмитрий Емец
19. Сердце пирата, Дмитрий Емец
20. Гладиатор забытых созвездий, Дмитрий Емец
21. Пират против всей галактики, Дмитрий Емец
Цикл «Космический пират Крокс» остается моей самой любимой серией Емца, и недавно я подсчитал, что люблю ее уже шестнадцать лет, с первого класса, когда мне подарили два томика «книга-игра», где «Тайна "Звездного странника"» и «Сердце пирата» с небольшими сокращениями снабжены вопросами на развитие кругозора со смешными заданиями, если ответил неправильно. Еще там были чудесные иллюстрации — в общем, я полюбил читать, полюбил Емца и полюбил космос, но больше всего — полюбил капитана Крокса и все, что связано со «Звездным странником».
Этот цикл очень популярно объясняет школьной аудитории устройство мира: политику, людскую психологию. Это очень здорово, потому что мне это во многом помогло сориентироваться, когда я был совсем маленьким, и до сих пор я считаю многие тезисы более чем актуальными.
А еще у раннего Емца даже сильнее, чем сейчас, проявляется любовь к Руси, ко всему русскому (не к российскому и к русскоязычному, а именно к русскому, христоцентричному, но в то же время — немного еще языческому). Это потрясающе: читать книги, где каждая строчка — это дань уважения великим князьям прошлого, мудрости веков, русскому духу, когда «если по-русски скроен, и один в поле воин», и в то же время «сам погибай, а товарища выручай». Бесконечный поток пословиц Баюна всегда со мной, и через них я тоже многое понял.
Или вот Василиса, которая появляется в последних двух книгах. Если подумать, именно она была моей ролевой моделью с тех пор, как я впервые прочел книги с ее участием, то есть примерно с пятого класса. Сильная, волевая, самодостаточная, премудрая, она вдохновляла меня своей статью и умением выживать, несмотря ни на что. Благодаря примеру Василисы я полюбил бег, например, или вот научился быть готовым к каким-то бытовым лишениям в случае чего. Когда в средней школе мне было тяжело и я уставал от каких-то нагрузок, я вспоминал Василису, брал себя в руки и шел вперед. И хотя Емца очень часто упрекают в сексизме (особенно на примере второй половины цикла про Таню Гроттер), Василиса представляется мне все-таки девушкой совершенно иного толка, и обвинить автора тут не в чем.
Так или иначе, «Звездный странник» все эти годы вызывает у меня такой внутренний трепет, такую любовь и такую бесконечную нежность, что я бесконечно благодарен Емцу за эту радость и это тепло.
запись создана: 02.01.2018 в 23:36

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

16:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пошли с несколькими одногруппницами и одногруппником (и двумя детьми-родственниками) на сиквел Суперсемейки. Подходим к кинозалам, а там бесконечная толпа детей на пол-этажа. И, в обещм, было понятно, что все они будут сидеть с нами, но все-таки хотелось надеяться, что они пройдут на что-нибудь другое.
Чуда не произошло.
Пробираясь мимо бесконечно шевелящихся детей, занявших весь зал, и сами растянулись на добрую половину ряда. Как рассказала Оля, которая занималась бронью, еще несколько дней назад зал был пуст, а потом она посмотрела на схему и увидела, что выкупили семь рядов разом. Каникулы, сами понимаете.

Но суть даже не в этом. Самый сок начался, когда заскучавшие дети начали звать друзей с других рядов и просто орать (реально, кричали АААААААААААА, и мы сидим @ сидим, как в той шутке «это не ты должен орать, ребенок, это я, я должен орать, слышишь, ты ничего не знаешь, даже не представляешь...»). Мы с Толиком решили помочь детям и присоединились к крикам РОМАААА РОООМ РООООМААА, потому что сеанс задерживался уже на десять минут, а вдоль стены стояли группки детей, которым не хватило места, и их сопровождающие.
Трудно сказать, зачем было брать с собой детей, на которых не успели купить билеты. Оля сказала, что, выкупая билеты, видела женщину, которая повторяла кассирше: «Мне нужно докупить два места, со мной пришло больше детей!» — а кассирша снова и снова устало повторяла: «Одно свободное место в кинозале, я ничего не могу сделать».

Но в итоге лишние дети и сопровождающие наконец поняли, что впихнуть невпихуемое не представляется возможным, и все-таки огорченно ушли, а мы спустя двадцать минут ожидания начали смотреть.
Причем на затемнение в зале дети отреагировали радостными аплодисментами, а позже, когда после трейлеров начался собственно мультфильм, они так рьяно закричали, как будто любимая футбольная команда вышла на поле. Вот это дух, вот это энтузиазм. Благодарная публика, что и говорить.


@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

13:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Уже два дня думаю о том, что сказала Беатриче по поводу диплома: у вас, мол, сквозь наработанные годами научные формулировки просвечивает что-то художественное. Как трава пробивается сквозь асфальт.
И я не уверен, как к этому относиться. Мне вспоминается ситуация с конференцией, когда я защищал свой доклад и в какой-то момент сказал: «В Пчелке... то есть, в Северной пчеле...» — и Коняш еще смеялся, дескать, вся моя речь хоть и убедительная, но выглядит как: «Мои мальчики... то есть, Фаддей Булгарин и Николай Греч...»

И вот я вроде бы победил в себе синдром Толстого-Достоевского — самое страшное, что может случиться с журналистом, по версии всех преподавателей журналистики (и некоторых практикующих журналистов), — а вроде бы если слишком долго писать фички на тему своего диплома, то твой диплом все равно будет немного похож на фичок.
И Коняш вспомнил, как мы после третьего курса сначала обсуждали татуировки у модерн!Сенковского и пеньюары модерн!Дельвига, а потом шутили, что так недолго и за диплом взяться, коли тема хороша. И где я теперь. А я вот вспомнил из того же дня похожее: «Нет, ну если по твоей научной работе написать фичок... Ахахаха, что это я». И где я теперь [2].

Я бы меньше парился на эту тему, если бы мне кто-то дельно объяснил, как все это научное должно выглядеть, потому что я делаю так, как могу, а не как надо, и все научные руководитель_ницы пока толком меня не направили. И мне каждый раз вспоминается «Как творить историю» Стивена Фрая (которую я очень не люблю) и эти кошмарные художественные пассажи в диссертации главного героя про гордо парящих орлиц и все в таком духе. Мне это казалось таким вопиющим непрофессионализмом, что аж коробило.
А потом я читал, скажем, Золотусского, Вацуро, Куняевых, и видел у них в серьезных критических/литературоведческих работах практически художественные пассажи. А так можно было?
И теперь вот у меня травой сквозь асфальт пробивается бесконечная любовь и нежность к моим мальчикам.

Во всяком случае, с этим дипломом никто не обвинит меня в том, что в нем нет души.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

11:07 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Беатриче все-таки прочитала мой диплом! Шок, сенсация, первая полоса «Северной пчелы»!
Причем первые страницы были с пометками, я прямо сижу ВАУ она читала заранее, класс! Но страницы с шестой пометки исчезли, зато я имел честь наблюдать в реальном времени за ее реакцией на прочитанное :D

Каждые несколько страниц Беатриче отрывалась от экрана и повторяла, оборачиваясь к нам с Коняшем: «До чего современно звучит, ну просто как про сегодняшний день написано!» Я рад, что смог передать в дипломе это ощущение, потому что чем дальше в XIX век, тем меньше разницы с днем сегодняшним.
Едва ли не чаще Беатриче повторяла: «Вот за это утверждение на вас наложат опалу... Ну совсем же не классический подход!» — «Но ведь так все и было, это факты», — говорил я. «Именно, именно! — радостно кивала Беатриче. — Но в учебниках точка зрения же совершенно иная, даже прямо противоположная... Ой, Даш, как я хочу сидеть на вашей защите и смотреть на лица комиссии!»
Было весело это обсуждать перед открытым дипломом, конечно, но все мы понимаем, что содержание останется между мной и научной руководительницей, потому что никто не читает диплом так далеко (":

Единственным диссонирующим моментом оказалась реакция Беатриче на цитаты Белинского. Она радовалась каждой из них как новогоднему подарку, а я сидел и старался поменьше меняться в лице, чтобы не подать виду, что я из этих (из свидетелей Павлова), и Белинского терпеть не могу (но цитирую его, потому что он все-таки важный факт своего времени, а я, вслед за Булгариным, допускаю плюрализм мнений и готов ссылаться на людей из разных литературных лагерей, если их мнения объективны и имеют значение), а вот «Родную Кубань» люблю и читаю с удовольствием.
И мне снова вспомнилось, как Павлов говорил, что во мне не хватает бунтарского огня. Чтобы встать и сказать: «Вообще-то, подлец этот ваш Белинский, западник, атеист и недоучка».
Но я не хотел расстраивать научную руководительницу и дискредитировать себя и на кафедре западников тоже, потому что вот на кафедре Павлова уже давно поняли, что со мной ловить нечего, а я так это и не пережил.

В общем, так оно и осталось: хоть диплом пишу на кафедре западников (как и все либерафаны, хах), но дух Пчелы: честный и благородный европеисм — без гнусных революций и дерзости — но общая толеранция и уважение к иностранному просвещению.

Зато Беатриче посоветовала заключение окончить чем-нибудь этаким, чтобы подвести черту вкладу Булгарина в журналистику. Ничтоже сумняшеся предложил сказать, что Булгарин в рубрике «Смесь» вел первый в России твиттер :lol:
Беатриче оценила. А я не шучу, вот пруф.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи

10:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
13:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Первый день защиты был отдан операторам. Сидели всей группой у открытого инстаграма и ловили прямые эфиры от Андреаса каждые двадцать минут, чтобы оценить степень адекватности вопросов комиссии. Преподаватели с операторского наперебой шутковали (несмешно) и вставляли свои пять копеек, но в целом все шло довольно бодро, а обсуждали скорее режиссуру, чем операторскую работу (все вопросы к операторам сводились к выбору техники, а почему вы тут не использовали ширик, два света с разной температурой выигрышно смотрятся, интересно, интересно).
После окончания защиты наши все как-то даже повеселели, и Андреас сказал свое веское: «Не понимаю, почему вы не волнуетесь. У нас-то будет жопа». И сразу стало как-то тревожно.

читать дальше

Подводя итог: защитился на отлично, получил несколько важных советов и комментарий, что есть очень неплохие режиссерские приемы, и видно, что человек с головой над фильмом работал. Это очень важно для меня.

(тут я эмоционирую по поводу защиты :D )

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

15:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Когда Джей рассказывал страшные истории о том, как они на матфаке по пять часов сдавали один экзамен: «Ну вот как сели утром, так и решали задачку до вечера!» — я качал головой и с трудом представлял себе, как это — когда столько времени проводишь не в коридоре в ожидании своей очереди, например, рассказать про историю кино, а прямо в аудитории, непрерывно сдавая экзамен.
И вот две недели назад со мной случился экзамен по французскому DALF C1 длительностью шесть с половиной часов :lol: (правда, это включая получасовой перерыв) И меньше всего я ожидал, что четыре с половиной часа на письменную часть — это реально впритык. Хорошо, что я постоянно следил за временем и уложился секунда в секунду.

Яна сказала одну классную мысль: преподавательница помогала выкладывать кирпичами дорогу, а шла-то по ней ты сама, в бурю и в зной, обрывая сорняки с обочины. Мне кажется, это довольно точно сказано.
Курсы начались только за два месяца до экзамена, и курсы эти были уровня В1. На два уровня ниже того, что я собирался сдавать. Кто-то полгода как учил французский, кто-то учил когда-то в школе, но забыл, у кого-то это второй иностранный, на который не идет упор — я довольно быстро понял, что это группа моего прошлогоднего уровня. То есть вот среди них мне было бы максимально комфортно: они задавали вопросы про самые простые вещи, учили некоторые азы, не всегда понимали, о чем на французском говорит преподавательница. В прошлом году я занимался с группой В2, и там были сильные ребятки (кто-то уже работал синхронистом во Франции, но подзабыл язык, кто-то несколько лет учил язык в университете или по учителям), которые базу знали.
Преподавательница спрашивала: «Всем понятно, почему так?» — и все кивали, и я в половине случаев кивал просто потому, что боялся тормозить группу. И грыз зубами металл, чтобы не слишком отставать от более продвинутых одногруппников.
И в итоге я сдал в том году В2, хотя это было невероятно и огромным скачком выше головы.

Я уже цитировал этот пассаж из «Vita Nostra» Дяченко, но позволю себе повториться:

...сейчас у нас всего лишь переводной экзамен, и вы должны выйти за грань. Прыгнуть выше головы. Как обычно.

В общем, периодически я откладывал дипломы и занимался только французским. Нужно было выправить понимание на слух — в прошлом году чуть не завалил аудирование. Нужно было доучить наконец спряжения глаголов, которые плавали со страшной силой. Нужно было больше читать, больше смотреть, больше слушать. Учебник по грамматике? Дайте два. Аниме с французскими субтитрами? Отлично, ненапряжно потренирую чтение на скорость. Подкасты и сериалы на французском? Замечательно, социальная тематика и разговорная речь, мне вас не хватало. Говорил только на парах, но ломал стену ужаса перед иностранным языком как мог, стараясь перестать бояться говорить спонтанно.

И я сдал С1, причем почти так же, как в прошлом году сдал В2 (59 баллов сейчас против 60 баллов в прошлом году). Это не идеально, более того — далеко от идеала, и, например, Ривер бы такое не одобрила. Но для меня: две пары французского в неделю (часть, конечно, пропала) в течение двух месяцев, и много-много попыток самостоятельно как-то себя организовывать в обучающийся процесс — для меня это огонь и предмет огромной гордости за себя.
И это снова было прыгнуть выше головы. Как обычно.

Как верно когда-то написала Намаке: "Vita nostra brevis est", а человек может заставить себя делать удивительные вещи.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, I'll find her if I have to burn down all of Paris, перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей

00:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Собирались сегодня в институте отсматривать работы, чтобы определить порядок показа на защите. Опыт интересный: мы, как обычно, полтора часа ходили со сложными лицами и то аудиторию не могли получить, то старосту ждали — в общем, можно было смело приезжать к полпервому, ничего бы не потеряли.
История такая: защищается наш курс в три дня, и порядок десять раз менялся, по последним данным сначала идут операторы, потом часть режиссеров, условно названные «девочки Акоповой», потому что их научница просто сказала: ничего не знаю, мои девочки защищаются в первый день, потому что я только тогда смогу сидеть на защите. И все наши блестящие раскладки пришлось менять.
Следствием такого вмешательства стало неофициальное название второго дня режиссерской защиты «элитный день», потому что туда попали ребята с мощными работами: без пяти минут фестивальный Костя с захватывающей дух картинкой и мощной драматургией, выступавший в качестве режиссера от продакшена (или это студия?) Эрик с собранным бюджетом и огромной командой, блистательная Яна с магией театра, талантливый Толик с бескрайними пейзажами Карачая, снявший фильм в Греции с сильным оператором Грек и так далее. Компания 10/10, как на подбор, это очень высокая планка.
И туда вот распределили меня.
Еще и в середину.

Я уже говорил, что больше сил вкладывал в журфаковский диплом, и мой фильм я бы не поставил на один уровень с работами Кости и Эрика, вот серьезно.
Хотя сегодня вот подкорректировали (пять лет прошло!) телевизор в студии, где (как мы надеемся, ттт) будет проходить предзащита, и вроде без убойной контрастности, от которой кровоточили глаза, стало получше, говорящие головы хоть не похожи на парад помидоров, вместе мы — фруктовый сад. Но я так и не покрасил фильм, и надо что-то придумать со звуком, который на компьютере норм, а на телевизоре как в бочку (????). Переживать не особо пока переживаю, но как все это за неделю поправить — хз, я этого не умею, мне нужна помощь, а Яна не может из-за работы.

Порядок определяли долго, тяжело, с криками. Разделились на два лагеря: «Я НЕ БУДУ СТОЯТЬ ПОСЛЕ %name%, ВЫ ЧТО, У НАС ЖЕ ТЕМЫ ПОХОЖИ» и «Да мне похуй, все равно в итоге на список никто и не взглянет». Обе позиции имеют свои резоны, не поспоришь.
Очень переживала Яна, у которой фильм о режиссере музыкального театра. Переживала потому, что в тот же день есть схожие темы, хорошо хоть Бальзаченька с народными танцами и Соня с акробатикой в первый день идут. Но вот с художницей из фильма Оли ее герой похож, и мы всеми силами разводили их в разные стороны.
Показательный эпизод: никто вообще даже на минуту не сомневался, что последним надо ставить диплом Кости, потому что он самый мастерский, красивый, сильный — после него все работы будут смотреться тускло и любительски. И в последний момент Яна как закричит: «Нельзя Костей заканчивать!» Андреас опешил и закатил глаза: «Слушайте, ну с третьего курса уже решили, что Костину работу в конец ставим, что вот сейчас начинать-то, а?» А Яна в ответ убежденно: «Фильм тяжелый, не то впечатление оставит». И вот что делать?

Еще: не могу не сказать про фильм Сони, который мы сегодня увидели в первый раз. Перед началом всего этого мероприятия она жаловалась, что не укладывается в двадцать пять минут, и я как-то быстро и безболезненно об этом забыл. А потом она включила фильм, и мы реально выключились из реальности на все двадцать семь минут, наблюдая за тренеркой по акробатике и тремя юными акробатками. Фильм искренний, где-то смешной, где-то болезненный, где-то психологический — и смотрится он на одном дыхании. Я ни за что бы не подумал, что мы смотрели больше двадцати минут (а ведь некоторые фильмы на семнадцать смотрим через боль).
Так горжусь своими одногруппни_цами и тем мастерством, которое они смогли вынести из нашего безумного, в чем-то топорного, в чем-то необязательного обучения.
Как верно повторяет Архангел: вам всегда придется работать не благодаря, а вопреки.
Чему-чему, а этому нас научили на отлично.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

00:09 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Владимир Леонов, Российская Федерация
Автор: северная пчелка
Фандом: «Лед»
Размер: драббл (639 слов)
Персонажи: Надя Лапшина, Володя Леонов, Сашка Горин
Саммари: Володя возвращался снова и снова, а Надя каждый раз открывала ему дверь и приглашала войти.
Примечание: любовь — это не только самопожертвование, как завещал нам Достоевский. Любовь — это еще принятие и прощение.

читать

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

23:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Желание пересмотреть Лавлесс жгло меня не просто неделями — месяцами, возможно, даже годами. Я не уверен, что именно связывает меня с этим аниме, но моя любимая (легкая, удобная) кружка именно с Соби и Рицкой, и почему-то плакат в шкафу тоже висит с этими чуваками. Может, дело в том, что они всегда на виду. Не знаю.
В свое время я читал мангу — сначала дошел до девятого тома (тогда это как раз был онгоинг), потом осилил только до шестого. Позже искал на французском, но мангу к тому моменту локализовали, и доступны были только первые сорок страниц. Что ж. Хоть субтитры сделали к аниме, и то хлеб. Субтитры красивые, но до русских далеко.

Пересматривать в двадцать два аниме, которое нравилось тебе лет этак в тринадцать, дело, конечно, неблагодарное. Вот ты годами выстраиваешь стратегию собственного развития, зачем тебе прошлое, иди вперед, — а вот вбиваешь в гугл loveless vostfr, потому что нет сил, нет сил.
Первые эпизоды я смотрел с лицом взрослого серьезного ответственного сноба: «Да они все неадекватные! Соби вообще нормальный? Какой же Рицка грубый! Психологиня из вас так себе. Семейное насилие пиздец». И мне была понятна позиция Юйко, но больше всех — позиция Кё, который прост: «Бля Соби, неужели опять Аояги? Пизда, ты же только-только отошел от старшего уебка, сколько можно-то». Вот прямо чувак, ты тут самый норм вроде.

Разумеется, уже примерно к третьему эпизоду я утопал в любви абсолютно ко всем. Я очень смутно помню мангу, поэтому говорю только касательно аниме.
На самом деле, там поднимаются очень важные вопросы, и я рад, что слышал размышления на те темы, когда был юн и смутно понимал, что происходит в большом мире. Потому что тут и воспоминания, и дружба, и покинутость, и любовь, и созависимость, и вообще проблема человеческой коммуникации.
И я не меньше рад, что сейчас аниме напомнило мне об этом.

Вот Юйко — правда, чудесная девочка, которая принимает Рицку со всеми его закидонами и готова развиваться, чтобы стать его достойной. Это вообще очень важный момент, и я не знаю, что восхищает меня в ней больше: тот момент, когда она отказывается снова пресмыкаться перед одноклассницами, потому что Рицка сказал, что готов презирать ее за это; или тот момент, когда она читает книгу, которую ей дал Рицка (книгу явно непростую, хотя он вряд ли дал ей Ницше, много ли она там поймет): или тот момент, когда она сразу же и без всякого бэкграунда принимает Соби и считает его другом и хорошим человеком. Юйко лучше других чувствует перепады настроения Рицки, она очень трогательна в своей привязанности, и выглядит выигрышнее Яёя, который, по сути, относится к Юйко так, как она относится к Рицке.
А вот Шинономе-сенсей: двадцать три года, смущается своих ушек, влюблена в Соби, так искренне радеет за свой класс и готова расплакаться от неуважения к себе. Фил ю, Шинономе-сенсей.
Про Кё я уже говорил: его привязанность к Соби очень классная и правильная, и когда он переживает за него — это вызывает уважение, но когда он благодарит Рицку за то, что он вытащил Соби из саморазрушительного дна — это гораздо важнее. Это какая-то более сильная форма проявления заботы.
И Соби постепенно становится все менее неадекватным. И обе пары Зеро. И вообще все.

читать дальше

Рицка: Sôbi! Tu veux quelque chose ?
Соби: Je veux juste te voir, c'est pas bien ?
Я: :weep3:

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?, сказка

00:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Так-так-так, что это у нас, военные флешбеки, первая очная встреча Булгарина и Пушкина, #простодрузья и другие увлекательные фуллеровские аллюзии (нет).


Пушкин жил у Дельвига уже неделю, и ровно столько же Булгарин там не появлялся. Он отказался составить Дельвигу компанию по пути в аэропорт: это виделось ему чем-то почти неловким.
— Нужно его встретить, все-таки два года проработал черт знает где... — сказал тогда Дельвиг.
— Пушкин — это тот самый, с крылатым гением внутри? — сухо уточнил Булгарин.
— Я вообще-то просил тебя не читать мои сообщения.
Больше тему не поднимали.

Булгарин переступил с ноги на ногу и вдавил кнопку домофона.
Знакомое пиликанье раздалось буквально сразу: ни вам «кто пришел?», ни «свои дома сидят». Надо сказать, в этом вопросе Дельвиг был строг, дотошен и неумолим, так что попасть к нему было задачей уровня собеседования. Теперь, значит, за пропускную систему отвечает Пушкин. Ясно.
На девятом этаже Булгарин толкнул входную дверь в квартиру — открыто. Из кухни выглянул Дельвиг.
— Я думал, ты воспользуешься ключом, — вместо приветствия сообщил он.
Откуда-то из глубины квартиры послышался возмущенный бойкий крик:
— Почему у него ключи есть, а у меня нет?
Голос, шуму воды подобный.
— А кто много будет знать, тот скоро состарится, — не повышая голоса, ответил Булгарин.
— До тебя мне далеко, — без церемоний парировал Пушкин, наконец вышедший из комнаты. — Еще узнавать и узнавать, стареть и стареть...
— Он друг семьи, — вмешался Дельвиг. — Фаддей, это Саша, Александр Пушкин. Не очень удачливый журналист, но крайне талантливый поэт. Саш, это Фаддей Булгарин. Вот у кого журналистика в крови. Учись, пока он жив, и все такое. Знакомьтесь, я пошел индейку доставать.

Булгарин скинул пальто и скосил глаза на Пушкина. Тот гордо перегородил коридор, остановив свое худосочное тело ровно посередине, и беззастенчиво рассматривал визитера.
— Талантливый поэт, м? — переспросил Булгарин. — Так уж талантливее Дельвига?
— До Дельвига мне, конечно, еще расти и расти, — не смутился Пушкин. — Он меня вдохновляет!
— Это он умеет.
— А я читаю твою «Северную пчелу»!
читать дальше

@музыка: Магелланово облако — Перекати-поле

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

16:26 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семинар по зарубежке 10/10, говорили о театре абсурда, который вышел из позднего модернизма и экзистенциализма, моя тема!
Началось с того, что я стоял ждал, ждал, и никто не шел, и я прост
А вдруг суть семинара по «В ожидании Годо» в том, что ты стоишь два дня, ждешь семинар, и тебя периодически бьют? а семинар так и не приходит
*ба дум тсс*

В итоге на пару пришли аж три литработницы, и было огненно, просто огненно.
Помимо того, что мне стала яснее концепция театра абсурда в целом и «В ожидании Годо» в частности, я получил много информации к размышлению, частично повторяющей информацию, которая активно приходила ко мне на втором-третьем курсах, когда мы проходили кино неореализма в институте и современный литературный процесс на журфаке с Морозом.
То есть опять эта тема: некоммуникабельность, разорванность всяческих отношений, тотальное одиночество, которое невозможно преодолеть. Пьесы, которые строятся на диалогах, на самом деле состоят из монологов, разбитых на реплики. Мне кажется очень важным чаще задумываться об этом постмодернистском элементе не только культуры, но и бытия: мы теряем нарратив жизни и окончательно зацикливаемся на себе.

Владимир как будто тянется к Эстрагону, но когда Эстрагон хочет повеситься на дереве, Владимир вытаскивает из штанов пояс и предлагает использовать его вместо веревки.
Ни одна дорога никуда не ведет.
Хронотоп повествования нарушен, и парадокс оборачивается абсурдом, который в свою очередь всего лишь отражает нашу жизнь по ту сторону рампы.

(Владимир подходит, поднимает его, подводит к рампе. Показывает на публику.) Здесь никого нет.


Но особенно тревожной частью семинара оказалась та, где мы разбирали «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Потому что все это, конечно, хорошо, деконструкция и цитатность, налет абсурда и бесконечная статистически невозможная орлянка — но что, если название и есть ключ ко всему, и происходящее в пьесе есть посмертие Розенкранца и Гильденстерна, где они заново переживают собственное предательство?
И в таком ключе, гласит теория, актеры, которых герои в легкой паранойе подозревают в шпионстве, на самом деле — это пытка для них. Пытка постоянным напоминанием о содеянном.
Пытка, которую Розенкранц и Гильденстерн не понимают.

Вот это непонимание — самое жуткое, на самом деле. Не куклы-декорации, обрамляющие историю Розенкранца и Гильденстерна шекспировской видимостью, не повторение истории как таковой — а тот факт, что, размышляя о смерти и о реальности, которая не может быть сыграна театрально, Розенкранц и Гильденстерн, возможно, даже не подозревали, что все это — бесконечная для них пытка.
Они настолько замкнуты в собственном мире, внутри себя, в своем обывательском одиночестве, что не понимают этого.

@темы: Анфи, Йовин - Шекспир, не душу делим, чай - постель всего лишь

00:38 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Коняш сказал сегодня, что к своему диплому относится как к ребенку, а я вот думаю, могу ли вообще сравнить с чем-то отношение к собственному диплому. На ум приходит разве что песня, но едва ли что-то одушевленное.

Предзащита на журфаке прошла гораздо лучше, чем я себе представлял. Беатриче предупредила меня, что в комиссии только она и местный Сенковский. А Сенковский, добавила она заговорщицки, не слишком-то ценит Пушкина как журналиста и считает Булгарина и Греча недооцененными.
— Так я тоже самое говорю! — обрадовался я.
— Просто будь готова, — подмигнула Беатриче.

А у смой Беатриче сегодня нас тридцать человек очников и заочников, потом еще семьдесят человек с курсовыми, а скоро и заочники со своими приедут.
«Она что, одна на факультете?» — закричал Коняш.

Видели Мороза, Павлова, Ярослава, очень мельком К., и это так радостно, как будто снова какой-нибудь третий курс и хочется обнять журфак, душа радуется, и что-то внутри ликует от того, что ты — именно здесь.

Сенковский задавал вопросы на предзащите такие классные, какие комиссия на защите вряд ли задаст, и это было круто. Круче только его дискуссия с Беатриче, которая пыталась периодически снизить накал его экспрессивных изысканий (Сенковский отмахивался и стоял на своем, может, ему правда было интересно). Это такой западнический аналог дискуссий на кафедре публицистики, которые случаются с Павловым и Морозом, например <3 Может, кафедры только притворяются непримиримыми соперниками, а сами — часть единого журфаковского сердца?
Когда дошла очередь до меня, было классно: несмотря на то, что я с недосыпу не смог выговорить некоторые слова своей защитной речи ( :facepalm: ), как будто уверенно презентовал свое исследование, и вот Сенковский начал задавать вопросы.
— Вот вы говорите: «Северная пчела» — самая популярная газета России... А скажите, какой у нее был тираж?
Я аж приосанился и, конечно, нарисовал в воздухе инфографику по годам и в зависимости от контекста, потому что все эти цифры помню — столько времени собирал по сусекам. Это хороший вопрос, потому что такие подробности в речь не вставишь, а вообще это важно.
На тиражах времен Крымской войны и дополнительной информации о снижении числа подписчиков в 1836 Сенковский остановил меня и пару секунд обдумывал следующий вопрос. В этот момент я на всякий случай вставил пять копеек:
— Ситуация с тиражами Пчелы очень показательна, если сравнить ее с тиражами периодики пушкинского круга... — начал я.
— Это вы про «Литературную газету» С ЕЕ СТА ЭКЗЕМПЛЯРАМИ? — радостно (и злорадно) уточнил Сенковский.
— ПРО НЕЕ САМУЮ! — не менее радостно ответил я.
— Да, конечно, что вообще Пушкин делает в учебниках по истории журналистики, неужели не очевидно... — вполголоса забормотал Сенковский, и я снова согласился и привел ряд фактов.

В общем, поговорили о ДОНОСЕ ПУШКИНА НА БУЛГАРИНА (капсом, потому что это максимально нелепо, учитывая постоянные обвинения Булгарина со стороны Пушкина в доносительстве), а потом случилось золото.
— Скажите, а почему вообще вы решили исследовать редакторскую и публицистическую деятельность… реакционера!
Я: (набираю в грудь воздуха)
Беатриче: Бегите, Александр Васильевич, б е г и т е !
Это было очень смешно, и народ в аудитории оживился <3
А у меня глаза горят, и у Сенковского горят, и это волшебное чувство, которое я испытываю только на журфаке.
Показал свою дотошность в фактчеке, когда Секнковский добавил к своему вопросу: «Ну Булгарин, да, что в нем? Проправительственная газета, сам пьяница....»
И я прост: МИНУТОЧКУ, ВОТ ОЧЕНЬ ЛЮБОПЫТНЫЙ ФАКТ О ПРОПИТОЙ ШИНЕЛИ КАМЕРДИНЕРА ГОСПОДИНА СПИЧИНСКОГО...
— А некоторые говорят о кассе, — вклинился Сенковский.
— Да! Так вот, миф этот появился... — и следующие пару минут я просто рассказывал теории исследователей и исследовательниц (перечисляя их пофамильно), которые УБЕДИТЕЛЬНО ДОКАЗАЛИ и далее в том же духе. И про кондуитные списки, и про шинель, и про события 1829 года. Короче, моя тема.
Было интересно, бодро и весело, я от Сенковского такого не ожидал.

Правда, скоро он выдохся и через пару дипломников ограничивался одним легким вопросом :"D Хорошо, что я пришел пораньше и внес себя в список в числе первых.
В общем, огонь горит в моей груди, журфак — удивительное место, и как будто не было всего того, что убивает всякий энтузиазм и заставляет звезды в глазах тускнеть.

@музыка: Хелависа — Дорога в огонь

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи

10:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
16.05.2018 в 03:02
Пишет Чудик:

15.05.2018 в 17:51
Пишет Рене:

тронуло сильно
15.05.2018 в 03:53
Пишет Jasherk:

Юра!
14.05.2018 в 17:51
Пишет Левая рука Баки Барнса:

...
Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы,
только вот это мы носим в себе, Юра,
видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.

© Лемерт
vk.com/lemert

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

23:24 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я сегодня дивно хорош.

@темы: Аматэрасу, От чего умер твой последний раб?

23:07 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сходили с бро в школу. Собирались все пять лет, но вечно то расписания не совпадают, то учебы навалилось, то опять каникулы. И вот заканчивается пятый курс: оттягивать больше некуда.
Удивительно, но все по-старому: те же портреты классиков в кабинете НИ, та же кипучая деятельность в редакции, тот же вид из окон. Встретили Веру Валентиновну; она обрадовалась, учинила допрос: что сейчас, что потом. Вызвонили НИ: Сахарок давилась смехом, пока я отвечал в трубку «да, мы пришли, прямо к вам, да, подождем».

С НИ вообще история удивительная. Она очень много в нас вложила и русского, и литературы. Это очень хорошо видно на контрасте с разными людьми не из моей школы, например. Я очень любил ее уроки, дополнительно занимался с ней олимпиадным русским, в 11 классе упросили ее взять над нашим проектом научное руководство.
НИ проходила мимо нас в коридорах, делая вид, что стена в противоположном направлении очень интересна прямо сейчас; НИ расстроилась, когда я не набрал по литературе 100 баллов (минут один балл за сочинение — итого в сухом остатке сразу 96); НИ не одобрила мой студенческий выбор. Но мы почему-то все равно шли именно к ней, и она чаще других учительниц упоминалась в наших разговорах.

Штука такая: по телефону НИ сказала, что следит за учениками, которые пишут краевую, и что подойдет через пять минут.
Пока мы ждали почти всю оставшуюся перемену ее пять минут, успели раза три точно пошутить на разный манер, что она после нашего звонка («А вы в школе? — Ты что, в школу пришла??») решительно сказала школьникам: «Не торопимся, ребята, времени у вас — хоть до самого звонка на следующий урок». Высокие отношения.

НИ обняла нас с Сахарком трижды, авторитетно заявила, что мы ни капли не изменилась, и наказала непременно позвонить ей, когда мы получим наши дипломы.
Вручили ей коробку конфет и посетовали, что времени так мало.

Потом, конечно, пошли в редакцию. Вера Валентиновна, только меня увидев, первым делом спросила: «А ты туда?» — и кивнула в конец коридора, где рождается наша газета. Ну а как же без нее. Я кивнул.
Открыли дверь, и как будто не было этих пяти лет: резкий запах клея (Т. опять что-то мастерит на благо школы), остатки тиража газеты за прошлый месяц, наши еще фотографии на стенах, «девочки, у нас как обычно: какую кружку найдете — такая и ваша, вот эта вроде чистая, но это не точно... оно там живое? нет, тогда можно вымыть».
Т., конечно, все еще не любит журфак: она изо всех сил переводила разговор на кино и все спрашивала: все плохо, да? ты жалеешь? ну хоть разочек пожалела?
А я не пожалел ни секунды.

Пили чай с печеньем (мы выставили на стол свое, дорогая редакция угостила нас своим), говорили в основном об учебе, о книгах, о фильмах.
— У нас теперь мопс живет, — сказал я в разговоре о дипломе, — и вот она так смешно вздыхает, с такой тоской, и я каждый раз думаю: это я, я должна так вздыхать.
— Ты говоришь про мопса, и я сразу Женю вспоминаю, — засмеялась Т.
— Так потому у меня и мопс. Я тогда у Жени его увидела, и все. Я же животных не люблю, только мопсов, — привычно пояснил я.

Редакция тогда опустела без Жени, Даны и Яны с Тимой. Яна потом часто приходила, Тима выпустился позже, но уже тогда, когда Женя с Даной поступили в университет, стало не то. Я как-то резко это все отрефлексировал, когда смотрел «Хорошо быть тихоней» и думал о гг: «Зачем было привязываться к выпускникам, ведь было ясно, что они скоро уедут». И тут я понял, зачем. Это все очень поверхностно сейчас вербализируется, тогда было эмоционально и ударно, теперь — просто констатация.
Я, конечно, бесконечно благодарен всем им за вдохновение, которое так меня питало и так меня вынесло вверх, — а дальше я сам.
;)

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Анфи, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня состоялась финальная лекция по зарубежке у литработниц, и до меня постепенно доходит, что я два с половиной года ходил на чужие пары: вставал без четверти шесть, когда мог спать до полдевятого, ездил в институт по субботам к первой паре, когда у одногруппников был выходной, и даже в дипломный год исправно приходил. Это дольше, чем несколько месяцев тусича с очниками-журналистами на парах Беатриче по отечественной журналистике и даже дольше года современного литературного процесса у Мороза с издателями.
И я внимательно окидываю взглядом прошедшие три года (потому что сначала был семестр пар зарубежки по расписанию) и думаю, как так вышло, что я не свернул с пути и не разочаровал Новикову.
То есть вот теперь я могу сказать, что есть филологиня, которая за три года как будто не обнаружила во мне бездны глупости и необразованности, но помогла заполнить многие пробелы в моем кусочном и неистовом (само)образовании.

Вообще надо сказать, что осознанный подход к учебе — дело сложное, в первую очередь потому, как сложно перестраивать себя. Сколько бы семья ни твердила мне в школе, что «учиться надо не для оценок», было вполне ясно, что для оценок, да еще как. Репрессии за случайную четверку и жуткий моральный прессинг в случае не полного комплекта четвертных пятерок так просто из головы не уходят. Во многом именно журфак научил меня любить учебу и закапываться в нее не потому, что надо, а потому, что это интересно, полезно и дико нравится. Особенно учитывая специфику заочного обучения — по-другому там много не узнаешь.
И благодаря приглашению Мороза на пары к издателям я научился чувствовать эту радость от бесконечного пути к новому, захватывающему, вдохновляющему знанию.

Так вот сегодня была лекция по драматургии XX века, завершающая цикл лекций по зарубежной литературе. Еще один семинар по постмодернистским пьесам — и все.
Волшебная вышла пара.
— …драматург, экранизация пьесы которого очень популярна в квир-тусовке, — говорит Новикова и смотрит на меня, я смотрю на нее, ИСКРА БУРЯ БЕЗУМИЕ

Уровень примерно тусича с Морозом, когда приходишь к нему на кафедру кофе пить, а он советует фильм: «Один герой революционер, другой гомосексуал, тебе понравится».

@музыка: Магелланово облако — До новых встреч

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Анфи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

21:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— В наш век постмодернизма, — привычно начал фразу я, — даже сосед дядя Ваня, который пишет в дневник, сколько он за сегодня выпил, уже может считаться писателем. Смотря как воспринимать его творчество.
— Вопрос в том, — заметила преподавательница по зарубежке, — вырастет ли из этого соседа дяди Вани какой-нибудь Венечка Ерофеев или он просто сопьется в компании своих подписчиков.

05.05.2018 в 17:38
Пишет Maestro Carnevale:

Растворимые божьи коровки
«В сабже нет понятия «правда». Зато есть понятия «Игра», «Отражение» и много подобных. Постмодернизм не занимается полезной деятельностью. Он занимается собой. Рассматривает свои отражения, отражения отражений, и в этом заключается всё его существование (хотя оно само может утверждать, что не существует). В его текстах нет ни слова, говорящего о реальности. Зато есть куча слов о других словах. Есть моск реципиента, старательно поедаемый и вовлекаемый в рекурсию. Также много других радостей. Итого: суть поцмодернизма — умственный онанизм. Хотя по этой причине сабж не довит на моск, его тексты легки и хорошо усваиваются, а фильмы смотрибельны.» (с)


От автора:
В общем-то, фактическая встреча модерн!АУПушкина и модерн!АУБулгарина в провинциальном "Старбаксе", так сказать, живьём - это уже само по себе тянет на постмодерн.
А если по этим событиям написать фанфик - это постмодерн вдвойне.


«РАСТВОРИМЫЕ БОЖЬИ КОРОВКИ»


Место действия: «Старбакс», Россия.
Действующие лица: Пушкин, Булгарин, бариста.

читать дальше

иллюстрации

URL записи

Mea culpa

главная