северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вышло очень хорошее интервью с Виктором Косаковским про его фильм «Акварель», который я надеюсь однажды увидеть.
Легкий штрих к портрету этого интервью (не Косаковского и не фильма) — такая вот цитата:

Утром рано посмотрел в окно на этот белый лед – и вижу, идёт человек с Ольхона. Ольхон – это остров посреди Байкала. Он идет на континент и проваливается. Сумел выкарабкаться и идёт дальше. Я хватаю пальто, куртку. Бегу ему навстречу. Он пять проваливается. Пока он дошёл до меня, он провалился пять раз. Я его спрашиваю:
– Куда вы идёте? Что-то случилось?
– Я за сигаретами.




Когда Тибо вместо пары отправил нас в кинотеатр на показ фестивальных короткометражек Déjà Demain, программу открывал фильм Stations (реж. Julien Huger), получасовой док про Альпы, построенный полностью на синтезе изображения и звука. Фильм отчаянно красивый, черпающий гармонию из нарушения устойчивых композиционных правил вроде золотого сечения. Картинка завораживает, соединенная шумами, создающими почти гипнотический ритм.

И вот последние фильмы Косаковского для меня ложатся в эту формулу гармонии и ворожбы, причем на уровне второй половины творчества Павла Лунгина, который то же самое делает с игровым кино.
То есть ранний Косаковский делал ставку на происходящее, его картины не были вычесанными и гладенькими, но они были живыми и дышали (иногда сипели), так же как все, что снял Лунгин до «Острова».
Но при этом оба режиссера не теряют в сути, просто находят для нее новую форму.

И вот глядя на все это я думаю о том, возможно ли культивировать в себе эту визуальную поэтику. Ведь если Косаковский и Лунгин смогли себя повернуть, то, наверное, и я смогу?
Одногруппница, с которой мы должны были монтировать фильм по курсу документального кино, окончательно и бесповоротно слилась, оставив меня наедине с монтажным столом и без важного дня съемок, дедлайн приближается, я смотрю на все это как Эйзен на «Октябрь» и понимаю, что новый, 1928 год, я встречу в монтажной (нет), и что мои грандиозные планы по созданию чего-то по-настоящему стоящего перечеркиваются бытом.
Но что если я все-таки смогу?

@темы: gaudeamus igitur, juvenes dum sumus, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Херовато у меня дела, Лафайет.