северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Желание пересмотреть Лавлесс жгло меня не просто неделями — месяцами, возможно, даже годами. Я не уверен, что именно связывает меня с этим аниме, но моя любимая (легкая, удобная) кружка именно с Соби и Рицкой, и почему-то плакат в шкафу тоже висит с этими чуваками. Может, дело в том, что они всегда на виду. Не знаю.
В свое время я читал мангу — сначала дошел до девятого тома (тогда это как раз был онгоинг), потом осилил только до шестого. Позже искал на французском, но мангу к тому моменту локализовали, и доступны были только первые сорок страниц. Что ж. Хоть субтитры сделали к аниме, и то хлеб. Субтитры красивые, но до русских далеко.

Пересматривать в двадцать два аниме, которое нравилось тебе лет этак в тринадцать, дело, конечно, неблагодарное. Вот ты годами выстраиваешь стратегию собственного развития, зачем тебе прошлое, иди вперед, — а вот вбиваешь в гугл loveless vostfr, потому что нет сил, нет сил.
Первые эпизоды я смотрел с лицом взрослого серьезного ответственного сноба: «Да они все неадекватные! Соби вообще нормальный? Какой же Рицка грубый! Психологиня из вас так себе. Семейное насилие пиздец». И мне была понятна позиция Юйко, но больше всех — позиция Кё, который прост: «Бля Соби, неужели опять Аояги? Пизда, ты же только-только отошел от старшего уебка, сколько можно-то». Вот прямо чувак, ты тут самый норм вроде.

Разумеется, уже примерно к третьему эпизоду я утопал в любви абсолютно ко всем. Я очень смутно помню мангу, поэтому говорю только касательно аниме.
На самом деле, там поднимаются очень важные вопросы, и я рад, что слышал размышления на те темы, когда был юн и смутно понимал, что происходит в большом мире. Потому что тут и воспоминания, и дружба, и покинутость, и любовь, и созависимость, и вообще проблема человеческой коммуникации.
И я не меньше рад, что сейчас аниме напомнило мне об этом.

Вот Юйко — правда, чудесная девочка, которая принимает Рицку со всеми его закидонами и готова развиваться, чтобы стать его достойной. Это вообще очень важный момент, и я не знаю, что восхищает меня в ней больше: тот момент, когда она отказывается снова пресмыкаться перед одноклассницами, потому что Рицка сказал, что готов презирать ее за это; или тот момент, когда она читает книгу, которую ей дал Рицка (книгу явно непростую, хотя он вряд ли дал ей Ницше, много ли она там поймет): или тот момент, когда она сразу же и без всякого бэкграунда принимает Соби и считает его другом и хорошим человеком. Юйко лучше других чувствует перепады настроения Рицки, она очень трогательна в своей привязанности, и выглядит выигрышнее Яёя, который, по сути, относится к Юйко так, как она относится к Рицке.
А вот Шинономе-сенсей: двадцать три года, смущается своих ушек, влюблена в Соби, так искренне радеет за свой класс и готова расплакаться от неуважения к себе. Фил ю, Шинономе-сенсей.
Про Кё я уже говорил: его привязанность к Соби очень классная и правильная, и когда он переживает за него — это вызывает уважение, но когда он благодарит Рицку за то, что он вытащил Соби из саморазрушительного дна — это гораздо важнее. Это какая-то более сильная форма проявления заботы.
И Соби постепенно становится все менее неадекватным. И обе пары Зеро. И вообще все.

читать дальше

Рицка: Sôbi! Tu veux quelque chose ?
Соби: Je veux juste te voir, c'est pas bien ?
Я: :weep3:

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?, сказка