северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семинар по зарубежке 10/10, говорили о театре абсурда, который вышел из позднего модернизма и экзистенциализма, моя тема!
Началось с того, что я стоял ждал, ждал, и никто не шел, и я прост
А вдруг суть семинара по «В ожидании Годо» в том, что ты стоишь два дня, ждешь семинар, и тебя периодически бьют? а семинар так и не приходит
*ба дум тсс*

В итоге на пару пришли аж три литработницы, и было огненно, просто огненно.
Помимо того, что мне стала яснее концепция театра абсурда в целом и «В ожидании Годо» в частности, я получил много информации к размышлению, частично повторяющей информацию, которая активно приходила ко мне на втором-третьем курсах, когда мы проходили кино неореализма в институте и современный литературный процесс на журфаке с Морозом.
То есть опять эта тема: некоммуникабельность, разорванность всяческих отношений, тотальное одиночество, которое невозможно преодолеть. Пьесы, которые строятся на диалогах, на самом деле состоят из монологов, разбитых на реплики. Мне кажется очень важным чаще задумываться об этом постмодернистском элементе не только культуры, но и бытия: мы теряем нарратив жизни и окончательно зацикливаемся на себе.

Владимир как будто тянется к Эстрагону, но когда Эстрагон хочет повеситься на дереве, Владимир вытаскивает из штанов пояс и предлагает использовать его вместо веревки.
Ни одна дорога никуда не ведет.
Хронотоп повествования нарушен, и парадокс оборачивается абсурдом, который в свою очередь всего лишь отражает нашу жизнь по ту сторону рампы.

(Владимир подходит, поднимает его, подводит к рампе. Показывает на публику.) Здесь никого нет.


Но особенно тревожной частью семинара оказалась та, где мы разбирали «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Потому что все это, конечно, хорошо, деконструкция и цитатность, налет абсурда и бесконечная статистически невозможная орлянка — но что, если название и есть ключ ко всему, и происходящее в пьесе есть посмертие Розенкранца и Гильденстерна, где они заново переживают собственное предательство?
И в таком ключе, гласит теория, актеры, которых герои в легкой паранойе подозревают в шпионстве, на самом деле — это пытка для них. Пытка постоянным напоминанием о содеянном.
Пытка, которую Розенкранц и Гильденстерн не понимают.

Вот это непонимание — самое жуткое, на самом деле. Не куклы-декорации, обрамляющие историю Розенкранца и Гильденстерна шекспировской видимостью, не повторение истории как таковой — а тот факт, что, размышляя о смерти и о реальности, которая не может быть сыграна театрально, Розенкранц и Гильденстерн, возможно, даже не подозревали, что все это — бесконечная для них пытка.
Они настолько замкнуты в собственном мире, внутри себя, в своем обывательском одиночестве, что не понимают этого.

@темы: Анфи, Йовин - Шекспир, не душу делим, чай - постель всего лишь