северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Очень ждал фильм Жги!, потому что там играет Исакова. Ни единого другого повода не было, я даже трейлер не видел, только постер в кинотеатре — и понял, что надо непременно посмотреть.
Это уже потом увидел тот твит, мол, «история поисковых запросов: 1. фильм жги купить билеты 2. как эмигрировать из россии». Но к тому моменту я уже настроился.

В первую очередь, меня удивила операторская. Картинка прямо давит, очень крупные планы, вообще нет воздуха, и ты сидишь в просторном, почти пустом зале и задыхаешься. Может, дело в том, что Звягинцев, поздний Лунгин, Серебренников и прочие отечественные режиссеры приучили меня к безусловно красивым, эстетически безукоризненным планам. Я правда привык, что российское кино, если только это не совсем там уж не пойми что, может быть сколь угодно плохим в режиссуре, в сценарии или даже в игре актеров, но снимать красиво у нас научились.
«Жги!» же напротив — композиционно как-то неотесан, прост, как пень. Давно уже ставшая почти примитивом игра с переключением с внешней камеры на камеру телеоператора, почти полное отсутствие дальних планов, как будто бюджета не хватило на художника-постановщика.

А потом вдруг оказывается, что это все неважно, потому что фильм-то — обманка. Он сначала подозрительно напоминает любой фильм с России2 про успех, телешоу и это все, но это такой вот «эффект Ла-ла Лэнда», когда ты смотришь один фильм, а досматриваешь нечто гораздо больше, сильнее и важнее, чем даже мог вообразить.
И не то чтобы финал оказался неожиданным, нет, и дело даже не в том, что зрителя заставили во что-то поверить или сбить с пути, запутать несколькими точками (сценарная ошибка или обдуманный ход?), показали какую-то другую картинку. Просто в какой-то момент ты как зритель даже веришь, что вот это все, вся эта грязь, несправедливость, немного карикатурная, гоголевская картина мира останется позади, и тебе позволят о ней забыть.
Прямо в глаза кидают мишуру из приглашенных звезд, жизненных комментариев режиссера на телешоу, давно заезженных сюжетных ходов.
И финальная песня на титрах — это как эпилог «Ла-ла Лэнда».

Я даже не могу объяснить, что именно меня так задело, почему я сидел, спавший с лица, а потом еще долго не мог прийти в себя (и до сих пор не пришел, кажется). Как будто все это первый раз видим, все эти вась-вась, кумовство, алчность, торжество глупости.
Может, это из-за того, что я совсем недавно дочитал первый том «Мертвых душ» и сколько-то повестей Гоголя, а сейчас вот только что прочитал «Декабристов» (особенно это касается глав про Южное общество), где «те, кто был верен идеалам, оказались неспособны к решению практических задач, не умели лгать и прислуживаться; те же, кто в средствах не стеснялся, от идеалов, ради которых и создавалось тайное общество, были весьма далеки».
В общем, фильм безусловно интересный. Не идеальный, даже трудно сказать, можно ли его оценить положительно. И, наверное, серьезные циничные зрители не будут особо затронуты. Но меня — тронуло. Или ударило. Или накрыло. Или задушило.

В голове уже неделю в ожидании фильма вертится песня Alai Oli «Искры», а в ней припев: «Жги, / ведь у тебя есть право, свобода слова, / и прежде чем забрать этот голос, / огромная машина, государство / сломается об твою чистую совесть».

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Третьего отделения на вас нет, негодяи