северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Иногда складывается ощущение, что наш курс — единственная группа заочников на всем журфаке.
Преподаватели смотрят на расписание и неизменно закрывают глаза в тихом ужасе: «Как же мало у нас с вами пар!» — как будто до этого вели исключительно у очного отделения и никогда не сталкивались с экзаменом сразу после пяти лекций. На факультете немноголюдно, очники защищают дипломы, в расписаниях младших курсов заочки — сплошь незнакомые преподаватели и несколько знакомых, но в коридоре мы их все равно не встречаем. А был ли мальчик, что называется.

Опаздывающие сегодня утром спрашивали, до скольки можно сдать экзамен.
«К. сказала, что принимает до часу, а потом у нее отпуск», — ответили сдающие.
Журфак, лето.

И вот еще потрясающая история о том, как преподаватель онлайн-журналистики на первую пару пришёл со словами: «Не люблю интернет и Медуза ваша — пустышка», — а уже через неделю смотрел с нами мастер-классы Галины Тимченко и предлагал: «Может, ещё немного про соцсетки? Тимченко дело говорит».
Собственно, Щ. вообще классный и открыт новому, потому что тащить нам мастер-классы Медузы он стал после того, как увидел у нас огонь в глазах. А еще он с каждой парой все больше похож на Ареса, а главный вопрос к нему у нашей группы: «Зачем вы забрали у Павлова усы?»

К слову о Павлове.
Зашел сегодня к нему на кафедру поздороваться, потому что очень по нему соскучился. Помахал рукой, пожелал доброго дня и вышел из аудитории, а на лестнице меня догнал грозный окрик: «Дарья!» Коняш чуть через перила не упал от смеха: «Глас свыше! Как будто Зевс какой!» — просипел он сквозь хохот.
— Дарья, вы идете на научную конференцию? — тем временем, поинтересовался Павлов.
— Конференция? — я замялся. — Селезневская?..
Павлов закрыл лицо ладонью, одновременно возведя очи горе:
Лихоносовская, Дарья! — чуть ли не со стоном разочарования пояснил он. — Жду вас через неделю с каверзными вопросами. Но вы еще успеете заявить свою тему, у вас десять секунд до того, как мы отнесем документы в типографию.
Предложение участвовать я благоразумно отклонил, ибо сессии, но что меня помнят и ждут — приятно.

Это недавно размышляли с местным Сенковским о том, чья фамилия уместится в отведенной для того графе в зачетке.
— Та самая графа, где умещается только Май, — заметил кто-то.
— И Павлов! — подхватил второй голос.
— Павлов... — протянул Сенковский (как известно, кафедра западников недолюбливает славянофилов, и их идейного предводителя особенно). — Он тоже не помещается. Ведь он не один.
— Как не один? — опешили мы.
— Он же с собакой.
Как только парты от смеха не перевернули, непонятно :lol:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах