19:23 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Фаддей, ты ебанулся?! — Греч рванул дверь ванной так сильно, что, ударившись о стену, она оставила большой скол. Впрочем, квартира пребывала в таком раздрае, что еще одна вмятина мало что меняла.
— Греч, будь добр, подожди немного, — очень спокойно попросил Булгарин.
Конечно, Греч не послушался. Он резко подался вперед и вырвал из рук Фаддея нож для резки бумаги — инструмент крайне полезный в быту издателей.
— Ты, блядь, что тут устроил? — рука Греча, вымазанная в крови, дрожала — не то от злости, не то от страха.
Булгарин не спешил отвечать. Он достал заранее приготовленный эластичный бинт и ловко обмотал им свое кровоточащее запястье. Уверенная скупость его движений заставила Греча похолодеть.
— Ты что, не первый раз?.. — он стоял, нависая над Булгариным, и чувствовал, что булгаринская же кровь с ножа неприятно стекает к его локтю.
— Такой день.
Греч сделал глубокий вдох, чтобы не ударить Булгарина прямо здесь и сейчас.
— Как ты знаешь, кровопускание — замечательный способ справляться с агрессией и...
— Кровопускание и селфхарм — это разные вещи, Фаддей! Это, блядь, совершенно разные вещи!
Булгарин пожал плечами. Конечно, он бывал буйным, причем буйным почти до кликушества, чем иногда ставил в тупик рационального, привыкшего все держать под контролем Греча. О том, что успокоение ему приносило «пускание крови», Греч не подозревал. Все это настолько не вязалось с характером бодрого и инициативного журналиста, который успевал быть везде и со всеми, что трудно было понять, как на это реагировать.

— Объясни мне, — снова начал Греч, осторожно подбирая слова, — что случилось?
Он все еще перегораживал дверной проем, отсекая потенциальный путь к бегству. Булгарин вздохнул и почти рефлекторно потер руку.
— Нашел из-за чего панику разводить, — буркнул он. — Тут, пока ты ходил на поклон к цензурщикам, заглянул на огонек Пушкин со своими подпевалами. Не помню, чтобы мы приглашали их на обед, тем более ватагой из трех человек, но кто я такой, чтобы их развернуть у порога? Польское гостеприимство, знаешь ли...
— Я однажды твоим пеплом выстрелю из пушки, Фаддей, — не давая себе труда сдерживаться, прошипел Греч. — Продемонстрирую русское гостеприимство. Неужели ты все еще настолько веришь Пушкину, что пустил его — с кем? С Дельвигом и Вяземским, поди?
— А что если и с ними? — поджал губы Булгарин. — Тебе-то какое дело? Я здесь настолько же хозяин, насколько и ты.
— Я всех троих утоплю в Неве, — безэмоционально констатировал факт Греч. — Ты меня понял, Фаддей? Если ты режешься из-за этих...
— Погоди, погоди, Греч, не заводись. Мы хорошо посидели, поговорили о литературе, все как полагается. Вяземский, понятно, носом крутил, увязался за ними не пойми зачем. Пушкин читал стихи... знаешь, он ведь талант. В журналистику, конечно, зря сунулся, но когда он читает...
— Началось, — Греч сдвинул брови и с резким звяканьем положил нож на край раковины. — Если я в чем-то и согласен с ушлепком Вяземским, так это в том, что Пушкину с тобой нельзя водиться. Он на тебя эпиграммы пишет за здорово живешь, в говно лицом окунает, а ты и подвякиваешь: спасибо, золотко, что по спинке гладишь. Да и сам он такой же, лишь бы слово от тебя услышать, блядь. Совет да любовь. То-то Дельвиг его к тебе одного не пускает.
— Спасибо, что поддержал.
— Не за что.

Какое-то время они молчали.
— Можно, я пойду? — осведомился Булгарин. — Хотел бы в квартире прибрать. Погорячился.
— Не можно, — в тон ему ответил Греч. — Что в итоге произошло?
— Дельвиг повел себя примерно как ты минуту назад, — Булгарин устало привалился к стене. — Его возмутило, что Пушкин пришел ко мне почитать стихи, которые еще не читал им с Вяземским. Начал на эту тему мерзко шутить, тоже что-то про нежные чувства и «от ненависти до любви». Вяземский начал поддакивать. Пушкин смутился и начал защищаться. А как ему защищаться?
— Тоже нападать на тебя, — закончил мысль Греч.
— Именно. В общем, обед закончился не самым этичным образом.
— Какой же Пушкин уебок, — покачал головой Греч. В его тихом голосе было столько сожаления, что Булгарин удивленно вскинул брови. Но Греч только молча вышел из ванной, так и не смыв со своей руки чужую кровь.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

URL
Комментарии
2017-03-26 в 19:50 

Джек Брайт
Брайт по RazOOmу
Ммм... Тут Я понимаю, что тут тесная ламповая компания, но подсознательно жду появления Дантеса...

2017-03-26 в 19:53 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Джек Брайт, усиленно делаю вид, что кроме 1830-1831 года ничего не существует для этой компашки С:

URL
2017-03-26 в 19:57 

Джек Брайт
Брайт по RazOOmу
je suis beau, jeune et breton, да, я понял, но как ещё отомстить Пушкину? )))

2017-03-26 в 22:29 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Джек Брайт, мстить?

URL
2017-03-27 в 09:00 

Джек Брайт
Брайт по RazOOmу
je suis beau, jeune et breton, мой внутренний читатель переживает за Булгарина и требует влепить уёбку, чтоб мало не показалось. Ладно забей, это мои личные тараканы.

2017-03-27 в 09:21 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Джек Брайт, как это мило с твоей стороны! :weep3:

URL
   

Mea culpa

главная