северная пчелка
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хоуп приходила к ним в гости без приглашения так часто, как будто жила здесь же.
— Я всегда нервничаю, когда сдаю экзамены, — даже не пытаясь оправдываться, говорила она, выуживая из большой коробки, принесенной в качестве дружеской дани, кусок пиццы. — Но сейчас, сами понимаете, переживаю куда сильнее. Я же преподаватель.
Ее второе высшее стало притчей во языцех, и Тайлер с Джеймсом очень ей гордились. Как гордилась ей и Ханья — ее девушка вот уже больше трех лет. Хоуп, которую они помнили не то чтобы ветреной, но всегда ищущей, будто бы и не изменилась даже, но нашла свое место. Как часто на застольях Хоуп вспоминала: «А потом Ханья подошла ко мне и начала цитировать Гете». Этот не воспетый в былинах, но все равно важный день стал точкой отсчета для их отношений, о чем всегда помнили Тайлер с Джеймсом, но почему-то упорно забывали Хоуп с Ханьей, каждый раз бурно удивляясь подаркам на годовщину.

Скорее всего, даже если бы Хоуп не решила после своего любимого филологического поступать на совершенно неожиданный юрфак, они встретились бы с Ханьей, которая подрабатывала лаборанткой, и потому крутилась в университете и знала о преподавателях все слухи и факты. Меланхоличная и серьезная, Ханья уравновешивала Хоуп и готова была мириться с ее бесконечной преподавательской деятельностью, от которой Хоуп, бывало, засиживалась до глубокой ночи на своей аккуратно обставленной кафедре.
Сейчас, когда Хоуп настигла очередная сессия, она часто учила билеты у Тайлера с Джеймсом, потому что Ханья уехала на стажировку куда-то не то во Францию, не то во Фландрию. Почти как в старые добрые времена, только Тайлер писал на этот раз уже не курсовую, а диссертацию; Джеймс пачками носил для изучения в дом газеты и прочую макулатуру, как любила шутить Хоуп.

— Тупая и сонная, — рассказывала Хоуп прямо в радиостудии, куда забежала во время музыкальной паузы, поймав по дороге Тайлера, — я вошла в аудиторию — и, вы не поверите, вытащила именно тот билет, который вчера рассказывала вам в три часа ночи!.. Ну, может, вы и не помните, вы-то спали. Но так даже лучше, ничего интересного. Совершенно ненужная информация о том, почему нельзя верить банкам и как добиться от них хоть чего-то...
— Хоуп, ты просто молодчина, — улыбнулся Тайлер, который действительно не первый раз за последние две недели засыпал под монотонное перечисление уставов и исключений. — Конечно, это все далеко не Шекспир.
— Да, Шекспиру и не снилась вся эта канитель! — Хоуп откинула назад свои до лопаток отросшие черные волосы. — Спасибо, что составили мне компанию! Снова.
— Посмотришь на твой неугасаемый энтузиазм, и тоже хочется снова на пары... в смысле, не только читать лекции, но и слушать их, — хмыкнул Джеймс.
— Будешь рассказывать по радио вместо новостей какую-нибудь гидродинамику, — улыбнулся Тайлер.
— А и вправду! Давай тоже на второе высшее! — засмеялась Хоуп.
— Твои мешки под глазами от вечного недосыпа выглядят крайне заманчиво, но на этот раз я откажусь от предложения.
— Это нужно будет отпраздновать, как только вернется Ханья, — предложил Тайлер.
— Тогда завтра вечером я жду вас в гости! — кажется, Хоуп пришла к ним только ради этого приглашения, так она сияла. — Ханья возвращается!
Глядя на ее светлую, пробивающуюся сквозь усталость и изможденность радость, Тайлер и Джеймс переглянулась и, конечно, согласились. Они были очень рады за Хоуп.

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...