mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хогвартс!АУ, которую мы заслужили.

— Ну конечно... — пробормотал Булгарин.
Сто сорок две лестницы, четыре гостиные, десятки аудиторий — но угораздило же Пушкина с Дельвигом выбрать именно эту дорогу. Лестница еще не успела замереть после совершенного пути, а все четверо уже поняли, что миром разойтись будет непросто.
— Опять вы! — растрепанность шевелюры вихрастого Пушкина могла сравниться разве что с небрежностью его одежды. Ни разу в жизни не заправленная рубашка, скособоченный ало-золотой галстук, помятая мантия; он как будто представлял полную противоположность одетого с иголочки Дельвига, который стоял на ступеньку ниже. — Не Хогвартс, а непонятно что. Куда не ступишь — наступишь в Булгарина...
— Я бы попросил! — оскорбленно надулся адресат оскорбления. Высокий нескладный Булгарин в отороченной зеленым атласом мантии напоминал символ своего факультета — змею. — Еще одно подобное замечание, и несчастным случаем в школе станет больше. Вон как высоко стоим, а перил-то тех...
— На кого ты тратишь свои силы, — предостерегающе приподнял руку Греч. Он наблюдал за перепалкой, поджав губы, и предпочел бы не доводить ситуацию до точки кипения. — Мое почтение, господа.

Но Пушкина было не остановить. Он не только не мог посторониться и дать дорогу слизеринцам, но напротив, казалось, занимал всю ширину лестницы.
— Что вы вообще делали в выходной день наверху? — поинтересовался Дельвиг, поправляя свои изящные очки. — Просто интересно.
— Мы были в библиотеке, — ответил Греч, стараясь не смотреть на готового броситься в атаку Пушкина, от которого у него рябило в глазах. — В отличие от некоторых, мы занимаемся здесь образованием, а не таскаем сливочное пиво из Хогсмида в факультетскую гостиную каждый божий день.
— Завидуешь? — поведя красивым круглым плечом, поинтересовался Дельвиг. — Можем и вас угостить бутылочкой.
— Возможно, в вашей накачанной пивом голове не задерживаются слова собеседников, — холодно парировал Греч, — так что я повторю: мы сюда учиться пришли, а не пьянствовать.
— То-то мы отлично посидели в том месяце в вашей гостиной, — вмешался Пушкин. — Или мне показалось, что сливочное пиво было самым слабым из алкогольных напитков на том празднике жизни?
— Смею напомнить, что мы славно провели время, а вас пришлось раскладывать по нашим кроватям, — язвительно напомнил Булгарин. — Вы же были не в состоянии дойти до своей гостиной. Пьянь.
— Думаешь, раз ты гречева собака, так и за языком следить не надо? — полным достоинства движением Дельвиг отодвинул Пушкина и поднялся на две ступеньки, чтобы оказаться на одном уровне с Булгариным. — Я буду ждать тебя сегодня в полночь у совятни. Это вопрос чести.
— Если ты только не зовешь меня на свидание, а пытаешься назначить дуэль, любезный Дельвиг, то увольте. Я на своем веку больше крови повидал, чем ты чернил. Лишнюю проливать мне ни к чему.

Легко проглотивший обиду Булгарин вызвал у Греча гримасу презрения. Он сухим жестом поправил свой галстук — настоящие серебряные нити эффектно сверкнули в свете ближайшего факела.
— Вы наигрались? Идите уже, куда шли. В отличие от вас, у нас еще есть дела, и мы не намерены торчать на лестнице весь день.
Дельвиг, который еще не все сказал, подчеркнуто официально наклонил голову, прощаясь, и гордо прошествовал мимо Греча и Булгарина. Пушкин побежал за ним.
— Сколько можно устраивать этот детский сад? — устало сказал Греч. — Я не прошу тебя с ними дружить, но хотя бы не нарывайся. Пушкин как тебя видит, так сразу начинает орать, как бы с ним удар от перевозбуждения не случился.
— Это больше не повторится, — заверил его Булгарин.

Тем вечером в гостиную Гриффиндора нагрянул декан. Обнаружив незаконные запасы сливочного пива, он сделал внушение всему факультету в целом и каждому из старост, среди которых отдувался и Дельвиг, в частности. Факультет потерял добрых две сотни баллов и обеспечил весь замок предметом для шуток и обсуждений на пару месяцев вперед.
Булгарину и Гречу вскоре позволили открыть газету «Хогвартс Миррор». Почти в каждом выпуске печатались Пушкин и Дельвиг.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама, Лимон-который-выжил