mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хочется за пивом обсудить с кем-нибудь журналистику, но вот беда — мне неинтересно никого слушать про журналистику. Меня не интересует ничье мнение по этому поводу. Либо у меня есть своя позиция, либо я как минимум все это уже слышал.
По таинственной причине в желании фигурирует пиво, которое я не слишком люблю. Но обсуждать журналистику за вином кажется чем-то совершенно нелепым и даже неприемлемым. Сначала даже хотел сформулировать мысль в духе «все равно что обсуждать революцию за пирожными», но это слишком прямо и не совсем верно. Просто журналистика — это принципиально иная система координат. Это стукающиеся о стол пивные кружки, полные пепельницы и рядки кружек разной степени опустошенности с ободками от кофе. Раньше я хотел бы быть частью этого, теперь провожу вечера за бокалом-другим белого сухого, какая уж тут четвертая власть.

Одно из лучших решений журфака — давать информационные войны и язык СМИ в одном блоке. Не знаю, как с этим дела обстоят у очников, но у нас эти два предмета шли две сессии, а экзамены шли через день (между ними затесалась история литературной критики), и сопоставлять те доводы и наметки, которыми нас снабжали преподаватели этих двух дисциплин, было не просто классно, это вообще не то слово. Это было то, что надо. Это было то, чего я ждал. Это было важно и правильно.
Хотя на парах иногда мысль терялась (а чаще — повторялась раз за разом, теряя в цене), сейчас я часто возвращаюсь мыслями ко всему тому, что подразумевалось и имелось в виду, что мы должны были вынести.

На днях наконец прочитал «1984». Опуская мое отношение к книге в целом (руководствуясь старым добрым принципом хорошо или ничего), мне очень понравилась мысль о новоязе. Не все, конечно, но некоторые суждения крайне зравые даже в рамках романа. Собственно, после пар по языку СМИ и инфовойнам все как-то само собой становится на свои места и воспринимается одновременно более критично и адекватно.

неужели вам непонятно, что задача новояза — сузить горизонты мысли? В конце концов мы сделаем мыслепреступление попросту невозможным — для него не останется слов. Каждое необходимое понятие будет выражаться одним-единственным словом, значение слова будет строго определено, а побочные значения упразднены и забыты.
<...> Даже лозунги изменятся. Откуда взяться лозунгу «Свобода — это рабство», если упразднено само понятие свободы? Атмосфера мышления станет иной. Мышления в нашем современном значении вообще не будет. Правоверный не мыслит — не нуждается в мышлении. Правоверность — состояние бессознательное.


Помимо очевидного. Как много мы используем слов, чтобы передать злобу, недоверие, отчаяние, растерянность, гнев, ненависть. И как мало слов, чтобы выразить радость, восторг, счастье, уважение. Все слова из последней категории кажутся то слишком вычурными, то чересчур громкими, а то и попросту нелепыми. И их становится меньше — не у кого-то конкретного, а вообще. В СМИ особенно, а так как мы во многом зависим от масс-медиа (в том числе от Интернет-СМИ, само собой), то и у нас отпадает... практика языка, что ли.

*

И оффтопом, чтоб два раз не вставать.
Случайно открыл аську (иконка на панели задач рядом с браузером, почему она вообще тут висит — не знаю, но не могу заставить себя убрать ее); все, конечно, оффлайн (сто лет, наверное, никто не заходил), а в списке важных контактов Джей. Дай, думаю, гляну, что там из былого и дум. В конце концов, это поздно установленная аська, где истории не больше нескольких десятков страниц. Агония мессенджера, если угодно.
И вот что-то буквально немного проскроллил архив и наткнулся на беседу времен еще ФБ и ЗФБ 2013, когда я бетил тексты Джея.
И там встретился совершенный бриллиант, после которого я решил больше не скроллить аську во избежание х) Кто старое помянет, как говорится.

"Данте сжимает его бедра до боли и втрахивает в стол".
Я уже шутил про мальчика, который вгладил кота в пол? Кажется, тебя шутка впечатлила :D

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Kevin the journalist, voice of Strex