mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На пятый раз понял, что все-таки водолаз, но немного отпустило.
Это был самый нелепый и необоснованный поход на Тварей, нелогичный пир во время чумы. На учебе додали дедлайнов, так что мы немного все опешили и решили, что уже можно врубать Гражданскую оборону.

Может, поэтому я и не отменил бронь, позвал Дашу и вообще решил напоследок себя развлечь, хотя в прошлый раз ходил на Тварей позавчера.

На этот раз развил теорию заговора Геллерта с Гнарлаком, чтобы обосновать логическую лакуну с пиздежом про видения. Предполагаю с большой долей вероятности, что информацию про обскура Геллерту слил (читай: продал) именно Гнарлак, которому стало известно о том, что обскури обитает в общине вторых салемцев. И, мол, ищи среди пары сотен детей, кто сердцу милее, чтобы разузнать про монстра. Тогда Геллерт (в личине Грейвза) нашел Криденса и наплел ему с три короба, имея исходные данные: а) обскур в НЙ, б) обскури не доживают до десяти лет. Отсюда ядреные несостыковки в видениях.

Кроме того, понял, что боюсь Ньюта. Кроме шуток: он весь такое солнышко, особенно в сцене с птицей-громом. Это трогательно и красиво до очарования.
Но шуточки Ньюта с пикирующим злыднем уже настораживают. И в эпизоде со сносорожицей видно, что сносорожица волнует его больше, чем Якоб. А хуже всего: сцена, где Ньют обезоруживает и вырубает двоих работниц МАКУСА, Бернадетт и ее напарницу. Он запросто пуляет заклинания и натравливает злыдня на них, и лицо у него такое... злое.
Он вообще не просто белая ворона. Крипи.
*
Понял, что именно смущает в «Проклятом дитя».
Несмотря на то, что в пересказе (и иногда в процессе чтения) сюжет выглядит кошмарным и алогичным, в нем проскальзывают сцены, потрясающе типичные для ГП. И поэтому... цепляет, что ли. В хорошем смысле.
Но одно дело — проза, где шестьсот страниц действий и размышлений перемежаются монологами о важности дружбы и силе любви. Совсем другое — пьеса, где по нескольку страниц кряду просто голая мораль. Похоже на паблики вк с чьими-нибудь цитатами.
Зато стало понятнее, почему не стоит переживать из-за штук типа «никто не раскрыл Гриндевальда» в Тварях. Сначала ты думаешь: вот, Волдеморт и Барти Крауч-мл. тусили в Хоге под прикрытием, но всем было норм, — ну так они сильные волшебники. Потом думаешь — впрочем, Гриндевальд тоже очень сильный, поэтому вся президентская рать МАКУСА ничего не заметила. А потом «Проклятое дитя» такое: не очень умный троечник готовит за час оборотку из говна и веток, и Министерство пропускает обращенную толпу без вопросов. Ясно понятно солнечно.

Из-за нагрузки по учебе и нерационального использования свободного времени (пять раз на Тварей в другой конец города ездил, ееее, молодец) не успеваю читать, и «Проклятое дитя» как бы разгрузило меня от аудиовизуальной информации. Странное чувство: сначала кажется, что твой словарный запас сократился до «интересно и операторское решение фильма» и «картина является своеобразной притчей»; потом читаешь пьесу по ГП и в какой-то момент ловишь себя на мысли: «о, какое интересное слово, я любил его использовать когда-то, а потом забыл». И потом минут пять смотришь на это слово и перекатываешь его на языке, потому что соскучился по нему.
Кошмарно это — не читать.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Херовато у меня дела, Лафайет., Лимон-который-выжил