17:04 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим


Иногда может показаться, что книги об Александрове и Орловой (либо самого Александрова) я читаю по принципу «сдается мне, сударь, вы сюда не только в шахматы играть приходите», но это не совсем так :"D
Одна история восхитительнее другой, и вот сейчас, вместо того, чтобы досмотреть наконец фильм Ангелопулоса, я читал «Эпоху и кино», потому что помимо давно известной канвы повествования (из разряда родился-крестился-встретил Эйзена-театр-Стачка) Александров приводит совершенно очаровательные подробности, которые не относятся напрямую к творческому пути режиссеров (будь то Эйзен или сам Александров), и потому мало всплывают в других источниках.

Меня удивила история о том, как Александров чуть не навернулся как-то раз на промасленной проволоке во время «Всякого довольно» (я ждал сего-то подобного!), но еще больше — история о том, как однажды во время его трюкачества проволока порвалась (!), в результате чего один из железных брусьев, между которыми была эта проволока натянута, упал прямо в зал, и в этот момент в зале был Тиссэ (!), который И БРОВЬЮ НЕ ПОВЕЛ, когда ровнехонько на соседнее кресло свалился брус, так еще и полез на сцену помогать Александрову встать. Александров пишет, что приземлился удачно, но с четырехметровой высоты. Well.

Мне нравится, как Эйзен и Александров поначалу взаимодействовали при совершенно разных социальных условиях, которые сформировали их до революции. Эйзен, весь такой Котик — первый ученик класса, из богатой семьи, в хорошей рижской школе учившийся, при себе имевший бонну все детство и так далее — и Александров, которому родители не могли даже дать образования, но который с младых ногтей крутился в театре, и потому в этом вопросе был подкован, как никто. Обмен опытом между этими двоими — это такая ламповая обстановка, что у меня аж на душе теплеет, как представлю это: знающий репертуар театра наизусть Гриша и читающий на четырех языках Сергей Михайлович, не привыкший к такой золотой (во всех смыслах) голове рядом.
И не знаю, что очаровывает больше: тот факт, что снимавшийся за год до «Всякого довольно» в киномассовке Александров считал себя на съемках «Дневника Глумова» ветераном кино, или собранный и всегда одетый с иголочки Тиссэ, который по-настоящему учил всему Эйзена и его «железную пятерку» на съемках «Стачки»: от основ перспективы до устройства камеры.

Александров рассказал чудесную историю, которую, кажется, я где-то слышал раньше:
на съемках «Стачки» был эпизод, где толпу утихомиривали, поливая из пожарных брандспойтов. Ясен пень, скажи массовке, что ее будут так поливать — все откажутся сниматься. Заведующий этим делом Александров решил не говорить. Поэтому когда толпу начали поливать, все по-настоящему взбунтовались, орали и порывались побить Гришу :D В итоге сошлись на том, что поливали из тех же брандспойтов всю шайку-лейку: и Александрова, и Тиссэ, и Эйзена, пока толпа не смилостивилась и не простила их :lol:

Еще вчера перед сном случайно глаз упал на ждущую своего часа «Чарли и Спенсер», рука сама потянулась за ней, Я ПРОСТО ХОТЕЛ УЗНАТЬ, ПОЧЕМУ АЛЕКСАНДРОВ ВЫБРАЛ ИМЕННО ТАКОЙ ПСЕВДОНИМ, но наткнулся на фамилию Эйзена. Ю ноу. Это было выше меня.
Просмотре по диагонали, напоминая себе, что скоро уже вставать, а я его не лег, но комментарии Кушнирова, конечно, россыпь алмазов. В духе «Они смотрелись "парой" и в известном смысле даже афишировали свою "парность". "Измена" Александрова была воспринята Эйзенштейном именно как измена. И не случайно, наверное, тема измены становится с этого времени навязчивым лейтмотивом творчества Эйзенштейна», или «посмотрите "Ивана Грозного" и попробуйте сказать, не кривя душой, что Эйзен натурал» (это не цитата, но суть буквально такая), или даже совершенно удивительная для меня история о том, как Телешева по поводу ранних концептов Ивана Грозного в шутку предлагала позвать Александрова на съемки, потому что уж больно описание точно соответствовало :"D
Не могу, аж сердечко защемило.

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, гости всыпали боярам звездюлей

URL
   

Mea culpa

главная