11:05 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Буду вручать этот пост людям вместо визитки.
Не очень разбираюсь в типизациях, поэтому доверяю тем, кто в этом мастер — и вот с тех пор, как мы с Коняшем пораскинули мозгами и решили, что я ЭЛФВ, жизнь стала не то чтобы очевидно понятной, но чуточку яснее.

22.05.2016 в 01:21
Пишет Маэ Траум:

Маэ внезапно вкурил и ему понравилась эта ваша психософия
Первая Эмоция ("романтик")
Для людей с Первой Эмоцией самые сильные переживания связаны с эмоциональным аспектом. Такие люди считают нормальным проживать чувства на 200%, не важно, радость это или скорбь.

Эмоции не обязательно проявляются внешне, человек может пытаться сдерживать их. Но внутри они все равно яркие и сильные, и человек живет ими тотально.

Для Первой Эмоции не столь важно, есть ли кто-нибудь рядом, эмоциями она может жить и в одиночестве. Иногда о таких людях говорят, что им никто не нужен, чтобы порадоваться и поплакать. Случается и так, что рядом находятся люди, но Первая Эмоция выражает СВОИ эмоции без оглядки на этих людей, ей все равно, нравится ли им ее эмоциональное проявление.

Первая Эмоция подсознательно считает, что если кто-то не разделяет ее чувств, то сумеет сказать об этом. Она задает эмоциональные рамки — и готова либо распространить их на всех либо подвинуть, если будет необходимость.

Первая Эмоция не стремится к эмоциональному контакту, взаимодействию. Эмоциональный отклик партнера она может и вовсе пропустить, а если заметит, то с легкостью им пренебрежет.

Чувства, которые Первая Эмоция выражает в порыве страсти или злости, могут совершенно не касаться реального человека, ставшего их причиной. Эти чувства важны ей сами по себе, и выражает она их для себя, делая другого только зрителем.

Выражая свои чувства, Первая Эмоция может верить в них, ибо, проживая их, она не лжет. Но она так же быстро отходит от них, как и загорается ими.

При всей силе эмоционального накала, Первая Эмоция не стремится к длительному излиянию чувств. Ей главное выразиться — получить результат. Однако выражение чувств Первой Эмоции можно принять за процесс по той причине, что чувств у нее очень много, и она может перескакивать от одного к другому в течение достаточно длительного времени.

РЕЗУЛЬТАТОМ выражения Первой Эмоции могут стать удачные театральные роли, прекрасные картины, чудесные фотографии, великолепные стихи, удивительная музыка или — слезы, крики, вопли, смех, бессвязные потоки слов. Здесь гениальность и сумасшествие стоят очень близко друг к другу.

Для Первой Эмоции чувства являются высшим критерием и аргументом в принятии решений о том, быть ли ей с этим человеком, заниматься ли этим делом, покупать ли эту вещь, жить ли в этом городе и т.д. Первая Эмоция может быть очень скорой на решения и может наломать дров в запале.

Учитывая, что эмоции захлестывают сильно и резко, Первоэмоциональные люди очень подвержены импульсам. А находясь, под разными импульсами, они могут говорить совершенно различные вещи. Первоэмоциональным людям нужно учиться сдерживать свои порывы.

Первоэмоциональным людям свойственно задавать бестактные вопросы, без спроса вторгаясь в чужие чувства. Или рассказывать вещи, которые задевают других. И обычно они не считают нужным извиниться за это. Просто потому, что для них это нормально.

Первая Эмоция любит ярко одеваться, надевать что-нибудь необычное, неожиданное.

У людей с Первой Эмоцией обычно большие, выпуклые, лучистые глаза, которые как будто светятся изнутри, а подчас и метают молнии.

Первая Эмоция наделяет человека выразительной мимикой и утрированной жестикуляцией.

Людям с Первой Эмоцией свойственно смеяться во весь голос, что иногда напоминает гогот.

В речи Первой Эмоции много образных выражений, сравнений, часто преувеличенных, метафор. Причем это могут быть как хвалебные речи, так и ругательные. И переход от хвалебных к ругательным часто бывает очень быстрым, практически моментальным.

Первая Эмоция — отличный стартер сексуального возбуждения у противоположного пола. Блеск в глазах, буря страсти — все это передается партнеру и инициирует любовь. Первой Эмоции даже не обязательно что-то делать специально, достаточно быть такой, какая она есть. Вследствие этого у Первоэмоциональных людей бывают бурные романы, иногда быстротекущие.

Первая Эмоция склонна к мистике. Она намного больше доверяет своим чувствам, предчувствиям, внутренним переживаниям, чем чему-либо другому. Вера — это для нее не просто слова, Первая Эмоция склонна искренне поверить в любую чепуху, которую она «чувствует» как правду.

Первая Эмоция стремится к поэтизации и театрализации всего чего только можно, включая собственную картину мира, которую она сама для себя старается разрисовать покрасочнее. Даже если явления жизни имеют строгое научное обоснование, Первая Эмоция все равно старается добавить в них элемент художественности, мистики, загадочности. А если какое-либо явление имеет и научное, и мистическое объяснение, Первая Эмоция непременно отдаст предпочтение второму. Ей было бы скучно жить в мире, который бы объяснялся только сухими формулами.

В раннем детстве Первая Эмоция отличается излишней плаксивостью или веселостью. Это ребенок-«спектакль». Хотя это нормальная для такого ребенка реакция на кризисы и давление извне, она редко бывает понята окружающими и порождает презрительные характеристики вроде «плакса-вакса» или «рева-корова». Позже Первая Эмоция может слышать в свой адрес, что она «истеричка» или «псих».

В кризисной ситуации, когда первой включается Первая функция, у Первоэмоциональных людей включается именно Эмоция. И не нужно удивляться, что они, вместо того чтобы собраться и действовать, начинают просто кричать и метаться.

В целом это бурный, красочный, выразительный и глубоко художественный мир, похожий на постоянно волнующийся океан, где почти не бывает штилей.

Вторая Логика ("ритор")
Второй Логике интересно не выдавать вовне результат своих размышлений, а находиться в обмене мыслями с собеседником. Поэтому она любит диспуты, споры, общение. Второй Логике важно не просто высказаться, а обязательно выслушать ответное мнение, рассмотреть его, сделать интеллектуальную игру общей.

Одно из свойств Второй Логики – вовлекать людей в общение, в диалог. Вовлекает в разговор Вторая Логика профессионально. Она задает вопрос, даже когда ответ известен ей досконально. Кроме того, она просит дать ей совет, что-нибудь объяснить, повторить, и собеседник заглатывает эту наживку, чувствуя себя в этот момент важным и значимым. Очнется он не скоро, потому что ему будет интересно.

Если Второй Логике предстоит монолог, она старается и его выстроить в форме диалога, спорит сама с собой или, не удержавшись, задает какой-нибудь вопрос аудитории.

Вторая Логика неутомима в своем желании поддерживать диалог, говорить обо всем на свете. И может делать это часами с неослабевающим удовольствием. При этом у нее прекрасно получается как говорить, так и слушать.

Вторая Логика общается по принципу «Что вижу – о том и пою». Она развивает каждую мысль, которая приходит ей в голову или возникает по ходу разговора. Увлеченность мыслью - одна из самых характерных черт Второй Логики.

Память Второй Логики вмещает в себя как универсальные концепции, так и незначительные факты. Ведь общение может начаться с любой мелочи – а Второй Логике важно вступить в любой разговор, поэтому она хранит множество фактов и идей, чтобы использовать их по случаю.

Вторая Логика интересуется практически всем, что происходит в мире, не деля на «значительное» и «незначительное». Как глобальные проблемы, так и мелкие события — она всё готова рассмотреть с одинаковым вниманием и интересом. С самого детства ей присуща неутомимая жажда знаний, и она вычерпывает из окружающего ее информационного поля всё, что только может.

Отличительное качество Второй Логики - здоровый цинизм. Ей не требуется иметь в голове целостную картину, она играет понятиями и смыслами. Она не знает запретов, догм, рамок, правил, - она обсуждает всё и размышляет обо всем.

Вторая Логика мыслит версиями, которые может менять по ходу. Своими мыслями Вторая Логика не особенно дорожит, поскольку они являются для нее не утверждениями, а гипотезами. Внутри себя она не верит никаким догмам, никаким убеждениям, которые бы удерживали свободную игру мысли.

Опровергать сегодня то, что было сказано вчера - обычное дело для Второй Логики. Словами она играет, как фокусник мячиками.

Вторая Логика не давит на партнера, она с ним сотрудничает. Даже если партнер категорично высказывает свое мнение, Вторая Логика не обрывает его, не навязывает в ответ свое мнение. Она может и согласиться, и поспорить, а по сути — берет его мнение как мячик, который интересно использовать для игры интеллектуальными мускулами, и передает обратно.

Процесс мышления Второй Логики имеет колоссальную скорость. Информация молниеносно извлекается из памяти, просчитываются варианты, предлагаются гипотезы.

При общении со Второй Логикой создается ощущение, что человек ответит на любой вопрос. Даже если Вторая Логика не разбирается в предмете, она может бесстрашно вступить в разговор, полагаясь только на свою гибкость и свободу ума. А если она в предмете разбирается, то ей не страшны любые каверзные вопросы, замечания и поправки: она всегда найдет что ответить.

Вторая Логика настолько уверена в своей способности найти нужный ответ на любой вопрос, что позволяет себе небрежное обращение со словом: вместо одного слова она может подставить другое. Может уже думать о другом и отвечать собеседнику автоматически, а после даже не помнить, что говорила это.

Вторая Логика не обижается, если ее критикуют. Ее принцип: если вы можете лучше – скажите вместо меня.

Вторая Логика способна осадить любого оппонента, если он попытается на нее «наехать», но она все равно постарается бережно обойтись с его мнением.

Второй Логике очень нравится, когда ее просят что-нибудь объяснить. Она способна самые сложные мысли сделать доступными простому человеку. А если он чего-нибудь не понимает, она будет объяснять терпеливо и столько, сколько потребуется, без малейшего догматизма.

Вторая Логика не склонна к письменному изложению мыслей, ее интересует живое общение. Под конкретную задачу она может заставить себя засесть за бумаги, но ее тексты выглядят как нечто незаконченное, как фрагмент без начала и конца.

Мир Второй Логики – это огромно-бескрайний мир фактов и концепций, где царит интеллектуальная свобода, где не навязывают своего мнения и всегда готовы выслушать ответное, где разговор имеет самоценность, и где не важно, когда будет поставлена точка.

Третья Физика ("недотрога")
Третья Физика обычно поздно взрослеет и всю жизнь остается худой, тонкокостной и сутулой. Хотя некоторые Третьи Физики имеют почти идеальное тело, очень пропорциональное и стройное, но это скорее исключение. Лицо Третьей Физики обычно асимметрично, и какая-нибудь деталь особенно заметно выделяется: или нос, или зубы, или уши. Помимо этого, Третья Физика часто страдает от прыщей, так как ее чувствительная кожа не переносит агрессивного воздействия внешней среды.

Третья Физика очень подвижна, но ее пластике не хватает уверенности и точности. В движениях Третьей Физики много суеты, неловкости и излишней осторожности. При этом двигается она много, ей свойственны непоседливость и желание постоянно менять позы, словно она не может найти себе места.

Третья Физика, несмотря на свою хрупкость, обычно имеет хорошее здоровье. О здоровье она заботится всю жизнь, так же, как и о внешности. Ей свойственны умеренность в еде, подвижность и тонкое внимание к тому, что происходит внутри организма. Третья Физика часто увлекается лечебным голоданием и закаливанием.

Третья Физика очень трепетно относится к своей внешности, часто считает, что она некрасива, и эта убежденность в своей непривлекательности становится ее главной пыткой. Как женщины, так и мужчины часто экспериментируют в области моды, могут носить вызывающие наряды, очень следят за своим лицом и телом, с болью вглядываясь с каждую морщинку.

При этом Третья Физика очень стесняется своей чрезмерной чувствительности и физических слабостей, которых у нее обычно немало. Если Третьей Физике предстоит явить миру свои слабости и нет возможности скрыть их, она старается «подстелить соломки», заранее обыгрывая их так, чтобы вызвать к себе симпатию.

Сенсорное восприятие Третьей Физики очень утонченно. Она способна улавливать оттенки звуков, красок, запахов. Она может испытывать настоящие мучения от слишком громких звуков, слишком острых запахов. Ее стихия — это тонкие переходы, сложные гаммы.

Третьей Физике свойственны экстрасенсорные способности, чувствительность к энергетическому взаимодействию людей. Если Третья Физика переживает побои, болезни или голод, ее чувствительность становится обостренной до предела.

Третья Физика ощущает любое физическое взаимодействие людей как бы через собственное тело. Если она видит драку, то чувствует себя так, словно сама в ней участвует. Если наблюдает любовную сцену, то переживает ее так, как будто это происходит с ней.

Третья Физика способна даже не представлять, а прямо изнутри себя ощущать чужую физическую боль. Она очень сочувствует людям физического труда, а также всем, кому приходится переживать лишения или страдать от болезней. Замечая дискомфорт других людей, она старается его сгладить.

На кухне Третья Физика предпочитает готовить что-нибудь сложное и утонченное. Поначалу она может чувствовать себя неуверенно, но если ее научить, а главное - подбодрить, то она творчески перерабатывает чужой опыт и обязательно вносит в него что-нибудь свое.

Третья Физика с некоторой опаской относится к сложным механизмам. И если ее работа связана с ними, она предпочитает сначала долго играть роль ведомого, при малейших проблемах обращаясь к специалистам. Но со временем ее страх исчезает, и она начинает действовать уверенно, зачастую доводя самые простые процессы до настоящего совершенства.

Третья Физика питает особое пристрастие к собственным вещам. Ей может быть некомфортно в чужом доме только потому, что он чужой. Отправляясь в поездку даже на пару дней, она может взять с собой огромный чемодан — чтобы в незнакомом месте создать себе ощущение дома.

От Третьей Физики исходит ощущение сверхранимости и ущемленности физического начала. Ей очень легко нанести психологическую травму, сделав некорректное замечание о ее внешности или о ее способностях как мужчины/женщины, которую она потом, возможно, будет долго залечивать. Где именно можно «споткнуться», общаясь с Третьей Физикой, сложно предсказать: у каждой Третьей Физики свои «тараканы».

Третья Физика бывает очень плодовитой. Дети имеют для нее абсолютную ценность. В этом проявляется ее желание утвердить полноценность своего физического начала. Чем больше детей — тем меньше поводов страдать от своей ущемленности.

Своих детей Третья Физика стремится чрезмерно опекать. Так как она сама не слишком приспособлена к тяготам физического мира, то стремится защитить от них других, более слабых существ.

Третьей Физике по природе свойственна стыдливость. Она стыдится наготы (чужой и собственной), слишком откровенной сексуальности, даже своей страсти к еде, если она ей свойственна.

Третья Физика склонна отрицать значение физиологии и физических удовольствий вообще. Они для нее безумно важны — но она не может в этом признаться, не может признать ту власть, которую имеет над ней физический мир и какое огромное удовольствие он ей дарит.

Интимная жизнь — та сфера, где особенно ярко проявляется раздвоенность Третьей Физики. Начинает она ее обычно довольно поздно и с большой осторожностью. И в ней присутствуют одновременно гиперсексуальность и ханжество. Третья Физика склонна отрицать значение эротики, сопротивляться своим телесным желаниям. С другой стороны, она страстно мечтает им отдаться, и если отдается, то всем существом.

В том, что касается эротики, Третьей Физике свойственно чувство страха. Она боится существ противоположного пола и ищет максимально нетравматичных путей реализации своей сексуальности. Отказы для нее исключительно болезненны. И часто она предпочитает отказывать сама — как бы наперед ограждая себя от возможной травмы. Вследствие страха перед близостью и отказом, Третья Физика может прибегать к онанизму и различным сексуальным извращениям: скотоложству, фетишизму. Все это — комфортные способы реализации себя, без опасения получить травму.

Но один из самых комфортных для Третьей Физики способов получения сексуальных утех – это брак. Третья Физика стремится прикрыть браком свою рану. Брак узаконивает, вменяет ей в обязанность делать то, чего она так хочет и боится, и ей приятно подчиняться необходимости, как бы снимая с себя ответственность за собственные желания.

Мужчины с Третьей Физикой питают жадный интерес к психологии проституток и к женщинам открытой, непринужденной, демонстративной сексуальности.

Вследствие природной робости и застенчивости, «недотрогам» свойственно быть не ведущими, а ведомыми сексуальными партнерами. При этом они склонны ставить удовольствие партнера выше собственного.

В сексе Третья Физика может бесконечно прикасаться и целовать, безо всякой цели, просто наслаждаясь процессом. Кроме того, тело Третьей Физики представляет собой сплошную эрогенную зону.

Третья Физика — единственная, которая ревнует физиологической ревностью. Половой акт для нее — некое священнодействие, и вторжение чужих в эту святыню она воспринимает как кошмар.

Если партнер изменяет Третьей Физике — для нее это подтверждение дефективности ее физического начала, которое она сама считает дефектным, и лишнее подтверждение является для нее огромной болью и сильнейшим оскорблением. К партнеру, изменившему ей, она может испытать настолько сильное отвращение, что больше не сможет с ним спать. При этом обмануть ее практически невозможно, так как она ощущает малейшие вибрации тела и может почувствовать чужое «звучание».

По другую сторону страха и неуверенности находится желание Третьей Физики нравиться всем. Вызывающее поведение присуще как женщинам, так и мужчинам. Третья Физика, как и любая Третья функция, сомневается в себе. И для того, чтобы проверить свою привлекательность, вновь и вновь начинает игру в соблазнение, у которой нет никакой другой цели, кроме самоутверждения. Отказаться от такого поведения Третьей Физике очень сложно, иначе она не сможет получать того подтверждения, которого ищет. Если проигнорировать сексуальные сигналы Третьей Физики, то можно всерьез зацепить ее такой игрой.

Мужчины, кроме того, стараются самоутвердиться по своим физическим способностям. Физически идеальный мужчина обладает отличным телом, он вынослив и бесстрашен. Очень часто Третьефизичные мужчины занимаются альпинизмом, йогой, экстремальными видами спорта, показывая, что обладают телесными «суперспособностями».

Третьей Физике свойственно постоянное испытание себя на прочность. Ей нравится преодолевать неудобства, она может делать что-нибудь в неудобных позах и много напрягаться. Она очень гордится своими победами в физических испытаниях и хочет, чтобы ей восхищались. Ей важно произвести впечатление по Физике. Своим поведением она как будто говорит: «Я совершенна, я могу совладать с физическим неудобством, болезнью, испытанием».

Но и здесь не обойтись без манипуляций. Третья Физика носить тяжелые вещи, передвигать предметы, специально демонстрируя всем, как ей тяжело, - и при этом отказываясь от помощи. Так она вызывает у окружающих сочувствие к себе. Также Третья Физика может за кого-то заплатить – но сделать это так, чтобы человеку стало стыдно, что он взял у нее деньги. При этом она будет отказываться от того, чтобы он отдал их ей.

Отношение Третьей Физики к деньгам двойственное. С одной стороны, она мелочно экономна и скаредна, к тому же считает, что иметь много денег — это плохо. С другой стороны — она обожает делать дорогие подарки, покупать шикарные вещи, участвовать в благотворительности. Она может на словах отрицать важность денег, но при этом мучительно стремиться обеспечить себя деньгами.

Третья Физика способна жить за чужой счет, но при этом обязательно будет испытывать муки стыда и ощущение собственной нереализованности.

Третьей Физике близка по духу коммунистическая идеология — уравнительно-распределительная система, где каждому обязательно достанется пусть небольшой, но гарантированный кусок хлеба. Третья Физика готова примириться с минимумом, лишь бы он гарантировался.

Третья Физика – прирожденный противник насилия. К этому ее толкает не только чувствительность к чужой боли, но и страх и трусость. Третья Физика — неважный боец. Она боится подставлять свое тело под удар. Иногда мужчин с Третьей Физикой упрекают в том, что они избегают конфликтов, которые грозят дракой. Фактически такой мужчина не может защитить свою женщину. Третья Физика боится драк так же, как Третья Эмоция боится истерик, а Третья Логика — острых споров.

Если Третьей Физике предстоит применить физическое насилие (или если она позволит себе это), она может быть излишне жестокой и переходить границы. Так в ней уживаются трусость и ее обратная сторона - жестокость.

Третья Физика очень законопослушна. Страх перед насилием отвращает ее от криминальной тропы. Единственное преступление, на которое способна Третья Физика, - это преступление из ревности. В состоянии ревности она готова совершить даже убийство. До этого, к счастью, редко доходит, так как в ней до самого последнего момента жестокость борется с жалостью и трусостью.

На самоубийство Третья Физика решается редко. Она часто думает о нем как о способе выключить самую беспокойную свою часть. Но ей достаточно в красках представить, как отмирают ткани, как перестает биться сердце и как только что бывшее здоровым тело покрывается трупными пятнами, - и самоубийственное наваждение исчезает.

Мир Третьей Физики – это сложный и противоречивый мир, в котором страх получить телесную травму, показаться некрасивой или услышать отказ в близости заставляет прятать свои истинные желания за ханжеством, самоутверждением, играми в соблазнение. Здесь хвастаются своей внешностью и физической силой, здесь стесняются своих слабостей и боятся эротики. Здесь самым страшным преступлением является измена, а самой большой радостью - бесконечный процесс тонкого удовольствия от физического контакта.

Четвертая Воля ("крепостной")
Люди с Четвертой Волей имеют расплывчатые представления о своих желаниях, и им сложно отделить собственные желания от чужих. При этом они достаточно беспечно относятся к своему месту в этом мире, не придавая значения ни сословным границам, ни могуществу сильных мира сего.

Картина мира Четвертой Воли предполагает наличие верха и низа, и себя Четвертая Воля автоматически помещает вниз. Ей внутренне близка зависимая роль подчиненного, ребенка.

Четвертой Воле свойственны искренность и простодушие, она в полной мере «ребенок», который не пытается маскироваться под взрослого. Именно таким ребенком чувствует себя Четверовольный человек в семье своих родителей, даже когда по паспорту становится взрослым.

Четвертая Воля не противопоставляет себя другим людям, и людям обычно не хочется конфликтовать с ней. Четвертая Воля может пользоваться огромным авторитетом среди коллег и членов семьи в силу своей доброжелательности и открытости.

У Четвертой Воли своеобразные отношения с лидерством. У нее нет потребности самоутверждаться и влиять на этот мир. Она отстраняется от борьбы за формальное лидерство. Поэтому не любит ни игр, ни реальных ситуаций, где важно проявить лидерские качества.

Хотя Четвертой Воле искренне неинтересно управление людьми, она может себя заставить делать это, но ей так и останется внутренне непонятно ЗАЧЕМ. Особенно трудно дается Четвертой Воле руководство подчиненными с более высокой Волей. Четверовольные люди становятся руководителями в основном потому, что более высокий начальник берет их как преданных соратников.

У Четверовольных людей есть такой феномен, как «хозяин»: они всегда очень преданны близкому человеку. И если они уже лояльны кому-то, их невозможно сбить с выбранной линии поведения. Четвертая Воля не умеет служить двум господам.

При этом Четвертая Воля должна постоянно находиться в поле зрения своего «хозяина». Она легко подстраивается под человека, строя взаимодействие на его энергии и полностью принимая систему его взглядов. Но как только человек, «навязавший» ей эту систему, исчезает, Четвертая Воля освобождается от его ценностей. И когда в ее жизни появится другой «хозяин», она может так же искренне принять его систему.

Четвертая Воля с легкостью копирует стратегии поведения любой другой Воли. С Первой она может вести себя как Первая, со Второй — как Вторая, и даже стратегии Третьей Воли она с легкостью впитывает и перенимает. Если Четвертая Воля длительное время общается с более высокой Волей и выбирает этого человека своим «хозяином», она может начать изнутри чувствовать себя так же, как этот человек. Если же ее оставить одну, она снова станет сама собой.

У Четвертой Воли есть не только свойство, но и потребность кому-то доверяться, подчиняться. Это доставляет ей удовольствие. Если ее оставить без опоры — она начинает жить как душа неприкаянная. Если произошло расставание и человек, которому «служила» Четвертая Воля, покинул ее, она обычно некоторое время продолжает жить в его системе ценностей и идти прежним путем, затем перестает «служить» этому идеалу и начинает искать другой.

Четвертой Воле свойственно входить в чужую систему ценностей даже во время обычного разговора. Она предпочитает понимать другого, чем навязывать свое мнение. Четверовольные люди позволяют другим раскрываться в их присутствии. Им хочется понравиться собеседнику, угодить, сказать что-нибудь приятное и поддерживающее. Поэтому со стороны Четверовольные люди кажутся очень вежливыми и как бы с избытком угодливыми.

Люди с Четвертой Волей далеко не всегда являются мягкими и добрыми, не способными обидеть даже муху. Все зависит от того, какую систему ценностей они для себя приняли или «какому господину служат». А служить они могут как Богу, так и дьяволу.

Четвертую Волю может «носить ветром» по белому свету. За отсутствием собственного стержня, она может примыкать к различным течениям, группам, людям, потом отходить от них и примыкать к другим. Нет никакой уверенности, что завтра Четверовольный человек будет таким же, как вчера. Система ценностей Четвертой Воли может меняться на 180°. Не стоит удивляться этим переменам: они являются совершенно обычными для Четвертой Воли.

Четвертая Воля не обладает свободой в принятии решений. В этом она сильно зависима от других, и даже если «твердо решит» поступить по-своему, есть очень большая вероятность, что она изменит это решение в угоду важному для нее человеку или тому, кто ловко ее уговорит. Она не держится за свои решения.

Четвертая Воля не любит менять сложившихся порядков, ей проще подстроиться под них. Если же они неприемлемы для нее, то она, не осуждая и не борясь, спокойно уйдет в другое место. А если желание поступить по-своему останется, то дождется удобного случая, когда не надо будет бороться, и спокойно сделает то, что хочет.

Четвертая Воля очень не любит брать на себя ответственность в ситуациях, где она не уверена, что это ей по силам. Если ее поставят на определенную роль, она будет делать всё, что сможет, стараясь максимально точно следовать взятому на себя обязательству. В случае если Четвертая Воля не справится с отведенной ролью, она спокойно признает это.

Так как Четверовольный человек не может влиять по волевым качествам, он делает это с помощью других функций. При Четвертой Воле все функции, стоящие выше, получают определенную свободу и могут выражаться как хотят, ничем не сдерживаемые. Поэтому, при всей своей склонности подчиняться, Четверовольные люди большие индивидуалисты. Они делают то, что хотят. Просто так совпало, что часто они хотят делать то, чего хотят от них другие. Но это совпадает не всегда.

У Четверовольных людей отсутствует чувство личностного самосохранения. Ничто не может нанести удара по их личности, поэтому они могут себе позволить рассказать о себе абсолютно все, открыть душу нараспашку. А также позволить другим судить их. Одна из самых характерных примет Четвертой Воли — безграничная исповедальность: эти люди способны раскрыть душу до самых потаенных уголков.

Психика Четвертой Воли наиболее устойчива. Какие бы раны и рубцы ни оставляла жизнь на ее судьбе, они не могут сломить Четверовольного человека: он как бы пропускает их мимо себя и спокойно начинает жизнь заново, с прежней детской и доверчивой улыбкой на губах.

Четвертая Воля легко забывает обиды и прощает другим все что угодно, даже если ей причинят очень сильную боль. Она обладает свойством не помнить плохого. Стремясь подстроиться под другие Воли, Четвертая может пытаться избавиться от этого свойства, может пытаться быть «гордой» и даже мстительной, но это ей не свойственно, она все равно забывает плохое и всем всё прощает. Достаточно слегка «поскрести» ее гордость — и вы увидите мягкое, отзывчивое сердце, готовое в сотый раз вам довериться.

отсюдочки

URL записи

@темы: Аматэрасу, От чего умер твой последний раб?, не душу делим, чай - постель всего лишь

URL
Комментарии
2016-05-23 в 14:44 

Джек Брайт
Брайт по RazOOmу
:friend:

2016-05-25 в 20:11 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Маэ Траум, добро пожаловать, Маэстро (:

URL
2016-05-25 в 21:12 

Джек Брайт
Брайт по RazOOmу
Пасиб! :cheek:

   

Mea culpa

главная