mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Встал в пять утра (как и вчера), вернулся домой поздно вечером.
Документалистская шутка: четвертый раз встречаемся с героем @ наконец нашли драматургию.

Не знаю, о чем больше хочется сказать: о том, как Мороз смешно восхищается феминистским итальянским кинематографом семидесятых годов, или о том, как Новикова просит меня писать ей смски гекзаметром, или о том, как литработники послушали очередную кулстори Новиковой о невозможности сдать ее экзамен без моей помощи (!) и попросили мои тетради по античке.
Слишком хочется спать (сейчас сяду монтировать хотя бы одно задание к завтрашним парам по режиссуре), слишком устал от отказов (две пивоварни послали, третья подозрительно филонит, а дедлайн был вчера, буквально), слушаю мюзикл Kiss Of The Spider Woman раз за разом.

Очень боялся, что недостаточно хорошо разобрал расстановку камер в выбранных сценах своего проекта по мультикамерной съемке и случайно целый час (литералли!) рассказывал в качестве практического задания про мюзиклы (в рамках мультикамерки — и не только .__. ). Из них добрых сорок минут — про «Гамильтона» :facepalm:

Одногруппник скинул восхитительную песню про РЕВОЛЮЦИЮ (одногруппники просекли фишку, короче), чуть не побежал на баррикады уже на первом припеве.
(Кукрыниксы — Viva la Revolution)

Херовато у меня дела, Лафайет.

*
Прочитал пьесу Дяченко «Последний Дон-Кихот». Постфактум обнаружил, что есть другая версия того же произведения — в форме повести.
Так люблю Дяченко и так скучал по ним. Но Дон-Кихота люблю, наверное, все же больше.
Вспомнил то странное чувство, когда вроде бы все понравилось, а вроде бы ровно на четверку — не потому, что недостаточно хорошо. А непонятно почему.

Но там есть такие пассажи, от которых хочется упасть лицом в доспехи и расплакаться.

АЛЬДОНСА: "Красота ее сверхчеловеческая, ибо все невозможные и химерические атрибуты красоты, которыми поэты наделяют своих дам, в ней стали действительностью: ее волосы - золото, чело - Елисейские поля, брови - небесные радуги, очи - солнца, ланиты - розы, уста - кораллы, зубы - жемчуг, шея - алебастр, перси - мрамор, руки - слоновая кость, белизна кожи - снег..." Именем прекрасной Дульсинеи нам, - Альдонсам, Терезам, Люсиндам, - суждено быть когда-то покинутыми. Это несправедливо, но, возможно, это правильно. Мы - это мы, а Дульсинея - воплощенная тоска по недостижимому... Они все (Альдонса широким жестом обводит портреты) помнили о Дульсинее. Которой нет. А донкихотство - человек с копьем, бредущий по дороге... да это та же Дульсинея для человечества. То, бессмысленное и прекрасное... без которого не может жить человек, если он, конечно, не скотина. Алонсо, если ты не вернешься, мне незачем будет жить - вот все, что я хотела сказать. Еще будут вопросы?

Все молчат.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!