mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


«...Характер у Вас, конечно, трудный, но причин к тому было много, помимо природных качеств. Ведь Вам так рано далась слава, а люди славы не прощают, и от этого рано у Вас начало развиваться чувство самообороны.
И к большим людям всегда предъявляют большие требования и не прощают им обычных в простых людях вещей.
И жестокость Ваша от людей, а не от Вас. Не знаю, верно ли, но мне кажется, что Вы, как и я, мало в жизни видели настоящей нежности. Вы, может быть, больше видели любви, чем нежности и преданности, а только истинная нежность нас смягчает в нашем ожесточении.
А натура у Вас богатая и необычная, и Вам самому с ней труднее, чем другим. А натура-то очень хорошая — я уверена».
(Елизавета Телешева — Сергею Эйзенштейну, Ленинград, 30/VI—36)

«...Если погибну — мой дух будет Вашим porte-bonheur'ом. Вспоминайте меня в тяжелые минуты, я буду приносить вам облегченье.
И помните, что говорила и писала Вам в последних письмах.
«Твердым будь»! Не растрачивайте себя зря. И, главное, научитесь хоть немного думать о людях. Не знаю, многие ли способны на такую трудную жизнь, как Пера Моисеевна и я. Надо очень уж любить Вас, чтоб все прощать.
Мне горько отсутствие вниманья с Вашей стороны во время самых тяжелых дней моей жизни. Даже далекие люди высказывают много теплого участия, ибо все знают, что положение катастрофически плохо. Вы же даже письма за 2 месяца моей болезни не собрались написать.
Ну, не хочу упрекать, вероятно, есть внутренние причины, которые заставляют Вас так действовать. Я смотрю на себя как на отжившего человека — не мне предъявлять какие-либо требования.
Будьте счастливы.
<...>
Ваша Мадам»
(Елизавета Телешева — Сергею Эйзенштейну, Москва, 19/XI 42)

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, гости всыпали боярам звездюлей, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах