mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Агния Касаткина — мой спирит энимал, не иначе.
Потрясающая история, как на вечеринке в честь успешных прогонов «Мудреца» Агния решила объясниться Эйзену в любви и в доказательство оной прямо на его глазах пустила себе пулю в сердце. Ох уж это неистовство влюбленности в двадцать лет.
И после этого Агния писала: «Милый Эйзенштейн / Больше не относись ко мне / принужденно и "осторожно". / Я тебя больше НЕ ЛЮБЛЮ. / (т.е. как единственного / человека в мире но также / люблю как товарища)», 1.05.1923. (Вранье, конечно — любила его потом еще очень долго и осторожно приручала — и в любви своей напомнила мне Телешеву в последние свои годы.)

(И потом — весь следующий год поддерживала связь с ним и — особенно — с его матерью.)
(Так поддерживала, что стала для Эйзена «the first I slept with».)
(И во время съемок «Стачки» он работал с шести утра до позднего вечера без перерывов даже на еду, и иногда только выбирался к Агнии — загорелый, уставший и с прогрессирующим неврозом.)
(Зато если уж выбирался, так уж: «Мы с Сережей тот факт, что он приходит иногда («прокусывает губу»), держим в строжайшем секрете, чтобы не давать повода милым сплетникам говорить гадости», конец июля-начало августа 1925 г.)
(«Во-первых, я обещала Сереже, что пожалуюсь Вам: он мне — ну, невероятно больно — прокусил губы вчера! Как, по-вашему, это называется?..», конец июля-начало августа 1925 г.)
(«Он смеется, говорит, что я считаю его «неотразимым»! Но ведь Вы же знаете, какой он замечательный, чудный во всех отношениях. Ему это говорить нельзя, он будет издеваться...», 25.07.1924)

И история в лучших традициях Эйзена:
«Мы с Сережей очень ссоримся (не надолго) из-за разных вещей. Ссоры сопровождаются дракой и рванием белья, взаимно, но Сережа во всем бывает виноват. Вчера он стащил у меня письма — и мы долго дрались из-за них, потом, приобретя их окончательно, он выпрыгнул из окна и, прочтя их, влез в окно по водосточной трубе. Я звала на помощь отца, но он окончательно на его стороне, и вообще было весело. Потом Сережа очень мило просил у меня прощения».

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах