18:25 

Филологический флешмоб

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
в поисках этого флешмоба прошерстил два своих дайря. ДВА ДАЙРЯ. При том что в этом почти 80 страниц, а в самом начале я печатал далеко не интеллектуальные алленовские шутки .___.
Филологический флешмоб, брать по желанию. Рассчитан на месяц, вход свободный.



Day 1: ваша любимая книга
«Нотр-Дам де Пари» Гюго разрушил все мои представления о литературе в целом и о романтизме в частности, в результате чего я сгорел и пеплом развеялся по ветру.
Если еще месяц назад в данном вопросе я бы разрывался между «Америкой» Кафки, «Тошнотой» Сартра и «Мелким бесом» Сологуба, то сегодня мое сердце — в келье архидьякона Клода Фролло. Конфликт, проблематика и темы, структура романа, история и герои — каждая часть ничуть не менее совершенна, чем целое. Смесь иррациональной любви с рациональным разбором делают эту книгу более чем привлекательной для требовательного меня, не оставляя места сомнениям.

Day 2: ваша нелюбимая книга
Эжен Ионеско, «Одинокий».
Если после прочтения «Нотр-Дама» мне хотелось собрать у себя все томики романа и сжечь их, а затем удалить все цифровые копии из Интернета, а потом избавиться от всех, кто читал эту книгу, чтобы остаться единственным, кто может обладать этим совершенством, — то с Ионеско совсем другая ситуация. Ионеско очень повезло, что он мертв, иначе ему пришлось бы пережить как минимум страшные побои и, возможно, принять смерть от моей руки.
Я не очень люблю, когда глумятся над тем, что мне близко и дорого, — а эта пародия на экзистенциализм такая гадкая и мерзкая, что я хотел книгу в окно выкинуть, но это было бы слишком легкой участью для такого оскорбительного бумагомарания.

Day 3: книга, которую вы часто перечитываете
Кажется, ничего не сравнится пока что с приключениями капитана Крокса (четыре потрясающие книги Емца, такие ламповые и глубокомысленные). Я читаю и перечитываю эту небольшую книжную серию с первого или второго класса и в каждом возрасте нахожу ее по-прежнему очень _моей_.
Хотя в последнее время (несмотря на атрофировавшуюся привычку перечитывать все и вся) почти ноздря в ноздрю идут «Тошнота» Сартра и «Бойцовский клуб» Паланика (который я читал много раз в переводе и один раз в оригинале). Мы все тут умные люди и понимаем, что любить Паланика — дурной вкус, свойственный не очень требовательным к тексту людям (обожаю, когда интеллектуалы мнутся, чтобы не обидеть тупых людей, и говорят «не очень требовательные к литературе/тексту», охохо), но, право же, меня очень умиротворяет Файт Клаб. А Сартр — это француз, поломавший меня в десятом или в одиннадцатом классе, и я до сих пор считаю Самоучку одним из самых интересных книжных героев.

Day 4: книга из вашего детства
Я начал читать очень рано, поэтому не могу сказать, что мое детство было ознаменовано какой-то одной книгой. Поэтому лучше я расскажу кулстори, которую слышали все, с кем я общаюсь, but nevertheless.
Я действительно много читал в детстве. В начальной школе, классе во втором или около того, я читал все время — буквально. Читал на уроках и на переменах, дома и в дороге. У меня все время болела спина от того, что непомерно забитый учебниками ранец забивался еще и книгами на почитать; я начал подзабивать на учебу. И вот в какой-то момент классная руководительница вызвала моих родителей в школу и отстранила меня от занятий на неделю (прямо как в зарубежных учебных учреждениях), потому что я слишком много читал. И мне запретили читать все, кроме мифов Древней Греции, которые я с тех пор не очень люблю.
Справедливости ради следует отметить, что я читал далеко не Фицджеральда (и даже не Жюля Верна), поэтому постоянно, как мне говорили, пребывал «в своем мире», что не очень хорошо для социализации (и где я теперь?). В общем, я пережил тяжелейшую неделю своего детства, отлученный от уроков и книг, и потом долго и со вкусом отыгрывался на каникулах (мог прочитать до девяноста книг за лето, у меня до сих пор где-то дневник чтения лежит). Fin.

Day 5: книга, которую вы часто давали почитать
Когда я ходил в художку, довольно часто давал почитать книги (подростковый шлак типа «Дома ночи» в основном), и мне всегда возвращали их почему-то в таком ужасном состоянии, будто книга служила щитом и оружием в межгалактической войне. Не совсем понимаю, как у людей получалось за одно прочтение так угробить томик, но с тех пор я даю книги только тем людям, которым полностью доверяю.
А еще я как-то дал почитать первые две части ШНыра одной девочке из школы. Первую она прочитала и вернула, а вторую продолжала читать, когда выпустилась из школы. И теперь я сижу без второй книги ШНыра. Вот так и доверяй людям.

Day 6: любимая книга из школьной программы
«Котлован» Платонова.
У нас одно время были списки литературы, включающие в себя зарубежку, до которой мы никогда не успевали доходить. Я очень любил именно эти три-пять произведений в конце списка. Классе в седьмом я прочитал «Девяносто третий год», но так и не дочитал нежно любимого мною сегодня «Дон Кихота» (потому что зачем читать, если не понимаешь сути). Как-то раз я даже записался в библиотеку возле дома, бегал туда почти каждый день. Взял там однажды заданного «Старик и море», пошел в соседний двор недавно построенного дома, сел на скамейку под деревом и прочитал целиком. Так и запомнилось: лето, потрясающе жарко, зеленые листья над головой и обида на несправедливость.
«Котлован» мы читали в старших классах. Ну как читали — к нужному уроку я был единственным, кто его прочитал, поэтому мы обошли его вниманием, наскоро послушав пересказ. Но была осень; за окном серо, и когда шел дождь, я сидел под торшером и читал «Котлован». Да, это вам не «Вино из одуванчиков».

Day 7: нелюбимая книга из школьной программы
«Луч света в темном царстве» Добролюбова.
Непосредственно на уроках я читал только отрывки, но при подготовке к ЕГЭ по литературе дерзко осилил эту несчастную критику целиком. Я ломал об этот Луч света зубы, я плакал, давился, но ел кактус. Столько воды лить — это, конечно, тоже талант, но нет. Было больно и неприятно. Правда, все окупилось, когда на экзамене мне попался вопрос как раз связанный с критикой, и я такой ХОП ХЭЙ ЛА ЛА ЛЭЙ.
Помимо прочего, несмотря на в целом нейтральное отношение к школьной программе, мне каждый раз было больно читать Чехова. Тот же «Ионыч» из меня сю душу вынул. Не мое, и все тут.
Ну и нельзя не сказать о «Собачьем сердце». Понятно, что это одно из самых лучших с литературной точки зрения произведений Булгакова, но меня так сквикают все модели отношений, которые там есть, что нет, просто нет. Я уважаю Булгакова, но не люблю эту повесть.

Day 8: книга, которая вам нравится несмотря на мнение остальных
Пожалуй, «Элементарные частицы» Уэльбека (обходя стороной Паланика, о котором речь шла выше). Я читал этот роман изначально с уже оформившейся в голове сутью, так что большинство негативных отзывов в моем понимании связаны как раз с не-осознанием этой сути (или же с неприятием постмодернистских концепций в литературе в целом).
Мне нравится отстаивать право Паланика, Бегбедера и Уэльбека на литературное существование. Чаще всего мне говорят «ПАЛАНИК/БЕГБЕДЕР/УЭЛЬБЕК? Я БОЛЬШЕ С ТОБОЙ НЕ ОБЩАЮСЬ», а я смеюсь, потому что беседа в форме спора — самый простой тип общения. (Не _люблю_ Бегбедера, но и не _не люблю_ его, поэтому в принципе могу поддерживать тему с разных позиций.)
(Велл, я активно читал Паланика, будучи подростком-подростком лет пятнадцати, так что не уверен, как бы я отнесся к нему сейчас, но.)

Day 9: ваша первая книга
Опущу оду приключениям Хомы и Суслика, поговорю о более осознанном чтении.
В первом классе я читал параллельно две книги, потому что ужасно хотел читать про себя, а мне было поставлено четкое условие: хотя бы одну книгу читать вслух. Поэтому я читал негромко и с выражением «Конфетоедение и квартироведение» Остера (никогда не любил Остера), а про себя читал первую часть «Гарри Поттера».
Поэтому пусть будет «Гарри Поттер и философский камень».

Day 10: книга, которую вы не смогли прочитать с первого раза
«Замок» Кафки.
А потом я стал старше, мудрее и встретил К.

Day 11: последняя прочитанная вами книга
«Маленькие трагедии» Пушкина, которые я читал ради «Моцарта и Сальери», а это оказалась _самая маленькая_ трагедия.

Day 12: ваши любимые стихи
На зимней сессии жура в этом году у нас была зарубежка с Морозом, и Мороз познакомил нас с Гонгорой.
Лирика Гонгоры очень напоминает экзистенциализм, она болезненно красивая, пропитанная одиночеством и созерцательностью, но при этом не страдает подростковым максимализмом. Мороз умеет так говорить о писателях разной степени мрачности и опустошенности, что невозможно не полюбить их поэзию, их самих, их культуру. Сначала ты слушаешь Мороза, а потом читаешь Гонгору и вдыхаешь воздух Испании.
В этом году также обнаружил, что наконец дошел до понимая Шекспира и античной литературы. Это не стихи в привычном сегодня понимании, но.
«Новая жизнь» Данте вросла в меня корнями и разорвала на куски.
Кроме того, по-прежнему люблю стихотворения Цветаевой, ее удивительную «Поэму конца», ее «Новогоднее», ее способ складывать слова, выкашливать слова, вырезать из себя слова, вырезать на себе слова.
Из совсем современных невероятно люблю поэзию Али Кудряшевой. Я читал и слушал все, что смог найти, и не могу назвать вообще ни одного не понравившегося стихотворения. Аля так управляется с языком, это что-то фантастическое.

Day 13: книга, из которой вы узнали много нового
Эм. Любая книга?
Пусть это будут романы Гюго, потому что, ю ноу, французская литература: история сапожника, вписанная в контекст революции или войны, чтобы ты прочел историю, читая историю.
С другой стороны, постмодернисты любят вываливать на читателя ОЧЕНЬ МНОГО информации, или сделать ЕЩЕ БОЛЬШЕ ОТСЫЛОК к этому большому объему информации, и в итоге ты хочешь-не хочешь, а просветишься.

Day 14: книга, которую вас уговорили прочитать
«Пикник на обочине» Стругацких, например.
Не то чтобы совсем уговорили, но J выцепил меня, когда я возвращался после пар домой, и всучил отдал книгу со словами: «Вот, тебе будет полезно», — возможно, он добавил что-то про «всяко лучше того дерьма, что ты обычно читаешь», но я не уверен :D
Энивей, это был полезный опыт — во всяком случае, книга произвела очень сильное и крайне приятное впечатление. Стругацких почему-то читаю исключительно с легкой руки J, кстати.
Вообще меня довольно сложно _заставить_ читать книги — хотя бы по той причине, что у меня огромные чит-листы всегда, будь то учеба или просто спонтанное желание, растянувшееся надолго (": Поэтому я скорее прочту то, что ненароком услышал от кого-то в положительном контексте (те же Горенштейн, Уэльбек, Сологуб и прочие прекрасности, подхваченные на журфаке как проказа).

Day 15: книга, по которой был снят фильм
ВЭЛЛ.
Сбился со счету просмотренных экранизаций Нотр-Дама, например.
Недавно пересматривал «Планету сокровищ» — одну из более чем десятка экранизаций «Острова Сокровищ» Стивенсона.
Медленно, но верно читаю «Человека, который смеется» — еще в прошлом году Маэстро задавал смотреть одну из современных экранизаций (настолько урезанную, что я на середине книги и все еще не дошел до событий в фильме, лол).
Очень люблю фильмы по «Превращению» и «Замку» Кафки.
ГП вообще возвели в культ благодаря экранизациям.
Главное правило, которому нас научил Маэстро: «Когда мне говорят, что книга лучше фильма, я отвечаю: да. И все. Вопрос закрыт».
Мне очень нравится смотреть экранизации Нотр-Дама как раз благодаря тому, как в знакомую по книге атмосферу каждый режиссер вносит что-то свое, выделяет в качестве главного тот или иной поворот сюжета, ту или иную мысль романа.

Day 16: книга, которая вас разочаровала
Таких книг, что странно, немало. Первым в голову приходит «Голод» Гамсуна. Он казался таким многообещающим, но в итоге — бессмысленная пустота и какой-то deus ex machina в конце.

Day 17: книга, которую вам подарили
Мне очень часто дарят книги, и это очень здорово (хотя и опасно промахнуться), так что вспомню парочку.
«Ходячий замок» Дианы Уинн Джонс. Сахарок подарила мне его очень давно (классе в пятом?), и до сих пор это один из самых волшебных книжных подарков, о которых я вспоминаю с теплом.
«Понедельник начинается в субботу» Стругацких подарил мне J года три назад, и это было мое первое знакомство со Стругацкими. Знакомство удивительное и приятное. Позже пригодилось, кстати — на одной из пар режиссуры (на первом курсе еще) наш Ковакин вспоминал систему в «Понедельнике...», и я был единственным, кто понял, о чем он говорит, лишний раз укрепив свою репутацию книжного червя хD

Day 18: книга, которую вы так и не поняли
Я стараюсь откладывать знакомство с книгами, которые не понимаю, или же перечитывать их со временем.
Но, к примеру, пару лет назад я начал читать «Дублинцев» Джойса и первый же рассказ поверг меня в смятение. Продолжать я не смог. Для меня слишком важно _вынести_ что-то, а не читать для галочки, лишь бы прочесть. До сих пор осталось это ощущение потерянности и растерянности, но не уверен, что готов углубиться обратно. Жду.

Day 19: книга из библиотеки
«Универсальный журналист» Рэндалла. Его мне дали на первом курсе журфака в журфаковской же библиотеке. Я пришел за учебниками, а мне милейшие библиотекарши говорят: ах, Сопкин и его палец же всем советует прочесть «Универсального журналиста»! Я и взял. И был покорен.

Day 20: книга, которая связывает вас с другими людьми
Люблю жур в том числе за списки литературы. Никогда не потеряет актуальность шутка Севы с семинара: «Список литературы на журфаке был таким длинным, что к концу семестра я дочитал только список». Но когда ты заочник, твой список в два-три раза короче, чем у белых людей. Так вот жур: мы сидим и ждем преподавателя (кто-то из преподавателей опаздывает, кто-то не приходит), нужно взаимодействовать друг с другом. Все сидят разбросанно по аудитории, но аудитории жура такие маленькие, что это не исключает взаимной ответственности за молчание или беседы. И мы начинаем обсуждать литературу к очередному экзамену (обычно — к зарубежке, потому что списки там короче и есть шанс за две недели осилить их почти целиком).
Мы обсуждаем «Одиссею» и «Медею». Обсуждаем «Божественную комедию» и «Песнь о Роланде». Обсуждаем «Федру» и «Кандида». Коняш плачет и рвет на себе волосы, вспоминая «Молль Флендерс».
Да кто-то читал в сокращении (осуждающе смотрю на Диму :D), кто-то не все, но я обожаю эти моменты обсуждений, потому что чувствую себя в своей тарелке и не выгляжу при этом белой вороной.
Иногда (вне жура), когда нужно чем-то заполнить неловкие паузы, я завожу речь о ГП, потому что с вероятностью 85% собеседник читал хотя бы одну книгу поттерианы, и можно направить разговор в нейтральное русло.

Day 21: великолепно оформленная книга
Во мне всегда борются эстет и книжный червь. Эстет говорит: ох, ты только погляди, какое красивое издание! А простой читатель в ответ: оно тяжелое и с мелким шрифтом, как ты собираешься разбирать эти закорючки?
У меня есть красивое подарочное издание «Мастера и Маргариты», но оно огромное и тяжелое. Мне было приятно прочесть один раз МиМ именно в таком виде, но не более того. Гораздо больше мне нравится, скажем, «Амулет Самарканда» Джонатана Страуда. Изумительная обложка, красивый шрифт для глав, хорошие поля, читабельный кегль — и одно из любимых современных произведений сразу как-то и сердцу милее, и душе приятней.
Или вот еще, Корпус выпустило книги Вуди Аллена такими чудесными, что даже зарубежные издания блекнут. Наши томики Вуди Аллена яркие, немного абсурдные и вызывающие, и три из четырех лежат у меня дома и радуют глаз *_*
Но никакие доводы разума не мешают мне хотеть подарочное издание Нотр-Дама.

Day 22: книга которая вам успела разонравиться
Очень долго думал :D
«Потерянные души» Поппи Брайт, наверное, самый показательный пример. Это была книга, которая пришлась на возраст, когда до Паланика рученьки еще не дотянулись, а Емца уже мало :"D Утрирую, конечно, но если серьезно — когда тебе пятнадцать и хочется выйти за рамки привычной литературы, Поппи Брайт с ее графичностью, инцестами, геями и прочими нетипичными элементами повествования кажется подходящим вариантом, чтобы тихо, но уверенно перешагнуть через культурное литературное воспитание прямиком к кинкам. Но со временем это ощущение литературного бунта сходит на нет (когда ты обнаруживаешь _хорошую_ литературу), ты становишься более требовательным и к языку, и к сюжету, и к литературе вообще. И все. Нет больше места для Поппи Брайт.

Day 23: сборник рассказов
«Бестиарий» Кортасара.
Я впервые узнал о Кортасаре от Даны (мы сидели втроем в кафе и пили чай, была пятница, шел дождь, я заканчивал девятый класс). Дана пренебрежительно отзывалась о современных поэтах, полосуя их строчки бритвой литературных сопоставлений. А потом Дана зачитала стихотворение Кортасара (у Даны потрясающий, завораживающий голос; она хотела стать театральным режиссером и поставила удивительный спектакль).
За окном серо и сыро, в кафе тепло, а Дана заканчивает чуть хрипло: «А еще я люблю тебя, а на улице идет дождь и время».
И потом я пошел в книжный. У меня появился «Бестиарий», который открылся «Захваченным домом», от которого я литературно опьянел. Там есть «Дальняя», которая до сих пор является одним из моих любимых рассказов. И закрывается сборник «Бестиарием», который летнее «Вина из одуванчиков»: «...а у Ремы такие руки, хочется плакать и чтобы они гладили тебе волосы вечно: так сладко, словно вот-вот умрешь или словно ешь ванильное пирожное с кремом, они и руки Ремы — лучшее, что есть в жизни.»
И от неба пахнет лавандой.

Day 24: книжный цикл
«Дюрарара!!» Нариты Рёго :D
Рёго мне просто сердце выжег :heart:

Day 25: книга, вызывающая у вас противоречивые чувства
«Vita Nostra» Дяченко. Как и практически каждая их книга.
Никак не могу понять, что так сильно цепляет в Дяченко, если мне совсем и не нравится подчас язык, структура произведения, детали. Нужно уходить от категорий «нра — не нра», но Дяченко в любом случае слишком не вписываются.
Они снова и снова топчутся на мозолях, умудряются как-то внезапно перейти на такой слог, что каждую букву хочется вырезать и прижать к себе. Характеры, обстановка, перипетии — все какое-то царапающее и запоминающееся, — но я бы не поставил 10/10 ни одной их книге. И все же люблю их, как-то жалко и обреченно.

Day 26: книга, повлиявшая на ваше мировоззрение
«Тошнота» Сартра.

Day 27: самая необычная книга
«Без перьев» Вуди Аллена.
Мой путь к пониманию Вуди Аллена был долог и тернист, а потом я снова вернулся к его творчеству и сгорел. Этот сборник — хорош, как лучшие образцы интеллектуального юмора Аллена. Здесь собраны зарисовки, рассказы и пьесы настолько необычные и потрясающие, что тысяча рассветов не сравнятся с ними по красоте.

Day 28: книга, о которой вам хочется забыть как о страшном сне
Не думаю, что такая есть.

Day 29: книга, которую вы не дочитали
«Чума» Камю.
После того, как я упал в любовь с Сартром, только ленивый не сказал мне: «О, непременно почитай Камю!» И я честно пытался — дошел до середины «Чумы» и решил, что с меня довольно.
Когда-нибудь я обязательно дочитаю ее. Но пока что испытываю неприязнь к чересчур очевидной аллегории, да и вообще Камю — не мой тип автора, вероятно. Нам на ИЗК как-то рассказывали о неудачной попытке экранизировать «Постороннего», потому что там сплошная рефлексия, и сделать из этого кино оказалось непосильной задачей. Вот мое отношение к Камю — что-то вроде этой режиссерской неудачи.

Day 30: книга, на которую не хватило пункта в этом списке
Воспользуюсь этим пунктом, чтобы сказать пару слов о Мартене Паже.
Я встретил его книги в очень странный период своей жизни и скорее всего никогда не прочел бы ни строчки, но.
Итак, мне, вероятно, около семнадцати и я влюблен — влюблен в той мере, в какой можно быть привязанным и окруженным выражением любви. И вот я иду в книжный (куда еще идти, когда прячешься от влюбленности?) и наугад достаю книги, выставленные в разделе современной зарубежной прозы. Там-то мое внимание и привлекает смешная тонкая книжечка «Быть может, история любви». Может быть, меня привлек цвет корешка, а может — такая странная формулировка, которая звучала ванильно (мы тогда иронизировали над ванильностью каждую свободную минутку), но интригующе. И вот я решил прочитать содержание, хотя обычно этого не делаю (там все время рассказывают самое интересное).
«Вергилию тридцать лет. У него необычное имя, необычный дом, необычные друзья и большой опыт любовных разочарований. Он давно примирился с таким положением дел, но когда однажды ему позвонила Клара и заявила, что между ними все кончено, — не на шутку испугался. "Неужели прорвалась тонкая грань между явью и вымыслом?" Дело в том, что никакой Клары он не знал. Что это — шутка? Или провалы в памяти? И как же ему теперь жить... без Клары?»
Сейчас это звучит даже немного смешно, но тогда я понял, что прочту этот небольшой роман, с первого предложения саммари.
Это было на волне любви к французской литературе (на волне любви к Сартру), на волне любви — любви, которая заставляет читать книги на твердую четверку и с теплом вспоминать об авторе. Я был влюблен в Вергилия, на дворе стояло лето, мой литературный вкус переживал ломку.
Так Вергилий (ныне изломанный, как я) привел меня, сам того не желая, к Мартену Пажу — чудесному современному французскому писателю, у которого есть еще совершенно невероятная «Как я стал идиотом», остроумная и просто любопытная. Это не гениально, но приятно, как может быть приятна прогулка по Парижу.

fin.
запись создана: 27.04.2015 в 17:53

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, От чего умер твой последний раб?, Анфи, I'll find her if I have to burn down all of Paris

URL
Комментарии
2015-05-03 в 10:10 

c.h.bluebell
Ll'amour plus fort que la mort
«Котлован» Платонова.
Да ты шутишь. Я не знаю, что я ненавижу сильнее, это или Тихий Дон ._.

2015-05-03 в 12:06 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
c.h.bluebell, лол, преподаватель литературы на подготовительных журфака тоже говорил, что обычно «Котлован» не любят.
Idk, я тогда весь состоял из любви к Сартру, и Платонов, что называется, в масть попал.))

URL
2015-05-16 в 17:02 

Toy_Soldier
Мы с тобой одной крови
Не надо нас убивать. Любители Гюго друг другу друзья, товарищи и братья. Особенно те, кто без ума от Клода Фролло
Кстати, такой вот вопрос: меня как-то не покорила ни одна экранизация( даже знаменитый парижский мьюзикл я посмотрела и что-то как-то не. Музыка мне не понравилась, а самый совершенный саундтрек к Нотр-Дамм де Пари я слышала в диснеевском мультике.
Ария Клода Фролло.
Вот английская версия оной:

Download Hellfire for free from pleer.com

А вот русская:

Download Hellfire for free from pleer.com

Английская лучше (ИМХО) :3

2015-05-16 в 20:25 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Toy_Soldier, да-да, смотрел-слышал(: Там и видеоряд невероятно эффектный и сильный. И эмоции далеко не для детского мультфильма.

Я в принципе долго размышлял над тем, какие из уже просмотренных экранизаций мне более прочих по душе (они все мне нравятся, каждая по-своему), и пришел к выводу, что, пожалуй, классическая экранизация 1956 года самая красочная. Она хороша как история (довольно простая история), не во всем соответствует духу оригинала, но чем-то цепляет хотя декорации — это такая боль :"D
При этом меня глубоко поражает Сальма Хайек в роли Эсмеральды из экранизации 1997 года. Равно как поражают и эмоции Клода Фролло — Дерека Джекоби из экранизации 1982 года.
А как много боли в партиях Клода Фролло в мюзикле. Это ведь надо же вплести в повествование.

Конечно же, английская лучше :3

URL
2015-05-16 в 21:23 

Toy_Soldier
Мы с тобой одной крови
Mikk Frollo, the ex-archdeacon of Notre Dame,
Да, это одна из любимейших и сильнейших работ Диснея вообще. Не для детей.

Я вот именно классическую экранизацию глядеть пыталась, которая 1956 года) И, да. Она мне не зашла. И мьюзикл пыталась глядеть, но французская речь не для меня определенно. Есть пара-тройка песен из рок-оперы "Моцарт", которые мне приглянулись, но не более того. Мне слух терзает французский очень сильно, хотя вроде бы считается нежнейшим и мелодичнейшим языком.
Попробую глянуть остальное :3

Кстати, а Отвережнные как? Не читал еще? Потому что я сейчас читаю их, а потом уже хочу взяться за Человека, который смеется.

2015-05-16 в 23:00 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Toy_Soldier, из всех экранизаций, меня диснеевская именно как адаптация Нотр-Дама немного покоробила и раскладкой по персонажам, и финалом. Но HELLFIRE DARK FIRE в самое сердце, конечно <3

Я люблю французский язык и французскую литературу, так что мне было приятно) К мюзиклам отношусь гораздо сложнее, но этот приглянулся)

Ох, я сейчас читаю Человека, который смеется, но он идет очень тяжело :с Отверженных еще не, и едва ли в скором времени приступлю, потому что боюсь браться за длинные книги, пока не освоены списки литературы по учебе, а их очень много :<

URL
2015-05-16 в 23:07 

Toy_Soldier
Мы с тобой одной крови
Mikk Frollo, the ex-archdeacon of Notre Dame,
Про раскладку персонажей - да. Да, да и да.
Особенно - Фэб. Тоже мне, прекрасный принц *очень недовольно бурчит в стороне*
Но Фролло там замечательный.
И его Hellfire тоже :3

Оу, вот оно как.
Ну, не раскрывая сути, могу сказать, что по стилю у Отверженных разительный контраст с Собором. В Соборе едва ли не каждое слово дышит насмешкой, а в Отверженных все серьезно. Но читается легко, по крайней мере мне.
Мама шутит, что если я осилила Сенкевича, то уже ничего не страшно

   

Mea culpa

главная