Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:06 

mon petit LeFou
"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Мне тут Тини дала разрешение на публикацию ее фанфиков. Так что я теперь официально могу увековечить ее творчество у себя в дневнике. Маиру, специально для тебя: это те самые фанфики, которые были на няффоруме в админке. Ты еще возмущалась, что ссылки нерабочие =)
Предупреждение: ничего не бечено.

Название: По разные стороны баррикад
Автор: Тини aka Орихара-сан
Персонажи: Микадо Рюгамине, Изая Орихара
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Когда Канра пропадает из чата, ничего хорошего это не сулит.
Примечание: не дописан а жаль

Подросток по имени Рюгамине Микадо уже минут сорок гипнотизировал экран своего мобильного телефона взглядом. Ну, может, не совсем сорок – но с перерывами выходило где-то под час. Он решал один из самых важных вопросов – в духе «быть или не быть» - позвонить ли ему в больницу, так как лежащий от него в метре человек бьется в резкой, изломанной лихорадке или все же стоит послушать этого самого человека и ничего не делать.
А самое обидное, что начиналось все до удивления символично. Только они в чате удивлялись, что один из постоянных участников отсутствует, как за окном дома Микадо раздался неожиданный звук, отчетливо напоминающий треск проломленных перекрытий и сдавленный стон. А секундой позже – звук падения. Тогда школьник еще замер – не знал, чего ждать от этого подозрительного шума. И все же, несмотря на колебания, он вышел за дверь.
Ночь была странно тихой – словно и не Токио это вовсе, а какая-нибудь глубинка. Микадо видел на ступеньках смутный силуэт. Внизу недавно разбили фонарь, и поэтому давящая, вязкая темнота не давала возможности разглядеть что-либо. Подросток нерешительно потоптался на месте. Ему в голову тотчас полезли истории про трупы, выброшенные мафиози, про контрабанду, убийства. Но человек на ступенях внезапно пошевелился, пытаясь приподняться на локтях, но тотчас зашелся хриплым кашлем. И Микадо словно сдернуло с места. Он быстро спустился к лежащему и едва не вскрикнул, увидев его. Точнее, рассмотрев. А если еще точнее – узнав.
Со ступеней безуспешно пытался подняться мертвенно-бледный Орихара Изая. Подросток стоял неподвижно, не зная, что и думать, что делать. Информатор же, кажется, его даже не заметил. Он, наконец, смог принять более-менее сидячее положение, тут же схватился за голову, накрыв ладонями виски, прикрыв глаза. Он дышал рвано и хрипло, будто через раз.
- Орихара-сан... – он открыл глаза, скосился на подростка, но промолчал. – Давайте, я скорую вызову…
Микадо не представлял, что и делать в подобной ситуации. Орихара резко подскочил на ноги, скривился. Он немного шатался. Хотя нет, не так уж и немного.
- Не вздумай…- голос его прерывался, Микадо его даже не узнал сначала – Все отлично...черт..
На этих словах Изая как-то болезненно зашипел, сползая по перилам. Руки Микадо совершенно без участия разума подхватили мужнину. Подросток пожалел, что прогуливал физкультуру в средней школе – Орихара оказался довольно тяжелым, хотя, кажется, человек его возраста должен быть куда массивней. Изая прохрипел – голос его не слушался уже - что-то про телефон, но Микадо так и не понял, кому нужно позвонить. И вдруг глава Долларов понял, что самый опасный человек в Токио потерял сознание у него на руках.
И поэтому сейчас Микадо терзался противоречивыми мыслями, главной из которых был простенький вопрос: как? Как Орихара Изая умудрился попасть в этот район в таком состоянии? Микадо, только смог втащить пребывающего в бессознательном состоянии информатора в дом, написал в чат, о том, что ему требуется срочная медицинская помощь. Собеседник, Сеттон-сан, предложил помощь знакомого врача, но подростку удалось от этого отвертеться. Вообще, Микадо никогда не подумал бы, что за помощью он сразу же обратиться в Сеть, но тело вновь решило за него. Руководимый подсказками из чата, он понял, что Орихара невредим физически – за исключением жуткого жара, съедающего его изнутри. После всего этого, Сеттон-сан посоветовала в срочном порядке отвезти пострадавшего в больницу. Поэтому Микадо и всячески сомневался.
Вдруг, подросток заметил то, от чего по рукам у него поползли мурашки.
Слезы.
Тонкие, постоянно обновляющиеся дорожки от слез на лице Изаи. Его глаза были плотно закрыты, но слезы все равно катились из их уголков, прочерчивая поблескивающие влажные слезы по щекам к подбородку. Все происходило в навязчивой тишине, лишь дыхание у Орихары было тяжелым и сбивчивым. Микадо не мог пошевелиться – так жутко это выглядело.
Внезапно, мигнула лампочка, и подросток очнулся. Но тут, как по команде жалобно пискнул компьютер и погас свет в комнате. Микадо вздрогнул. Кажется, скачок электроэнергии. В Токио такое бывало, но редко.
Школьник всмотрелся в темноту. Неверными лучами луны из нее была выхвачена часть силуэта Изаи. В этом освещении он казался мертвецом. Рюгамине гнал от себя эти мысли – они пугали. Тут, неподвижный до того информатор, медленно приподнялся, садясь на футоне. Его губы почти беззвучно прошептали:
- Жарко…
Микадо несмело приблизился к нему. Кажется, Изая не обращал внимания на постороннего. Это было странно. И темнее менее, подросток нервничал. Орихара потянул свою куртку с плеч. Ему, судя по всему, действительно было плохо. Вдруг он повернул голову и абсолютно отчетливо произнес, обращаясь к Микадо.
- Помоги снять.
Подросток дернулся. Что-то было в этих интонациях необычное, будто Изая открылся с какой-то иной стороны, хотя это была всего лишь обычная фраза. Руки Микадо немного подрагивали, когда он осторожно стягивал куртку с худых рук Орихары. Тот глубоко вздохнул. Кажется, ему стало гораздо легче. Внезапно, Орихара коснулся своими тонкими пальцами щеки подростка, провел по ней вниз, исследуя вслепую. Тот едва не отскочил – у информатора были просто ледяные руки.
Изая, кажется, улыбнулся. Но в этом Рюгамине был неуверен.
- Знаешь, я всегда думал, что из любого капкана есть свой выход, что любую боль стоит вытерпеть, чтобы избавится от нее… Но почему не так со страхами? Почему я не могу закрыть глаза и избавиться от него? И ведь самое смешное – Изая и впрямь смеялся – что я признаю эти свои страхи. Смерти. Боли. Неизвестности. В конце концов, любой страх – это страх неизвестности. А теперь еще и этого…- Орихара медленно, будто во сне, положил руки на плечи Микадо – я боюсь ничего не чувствовать… Я боюсь, что меня больше не будет…
Микадо кажется, что это сон, что так не бывает, что это странная шутка судьбы - у безупречного информатоа не может быть такого ломкого голоса, его руки не могут так трястись, словно его бьет озноб. Подростку кажется, что перед ним лишь бледная тень едва знакомого человека.
Орихара осторожно отстраняется, возвращая Микадо в реальность. Его лицо мертво – глаза цвета терракота не горят обычной ехидцей, губы сжаты в тонкую полоску. По щекам текут едва различимые слезы. Изая не замечает этого. Совсем. Он ложится обратно на футон, накрывая свои глаза рукой, закусывает губу. Ему, наверное, очень больно.
Когда Микадо касается его плеча робко, неуверенно, с губ Изаи срывается полу-стон, полу-шипение. Он дрожит.
Подросток совсем не знает, что должен делать – и впервые за время, проведенное в Токио, ему становится по-настоящему страшно.
Микадо срывается с места, начинает лихорадочно искать полотенце, чтобы сделать хоть что-нибудь – мокрый компресс, он надеется, поможет информатору хоть немного унять боль. Информатор похож на сломанную куклу. Информатор медленно, рвано дышит. Пальцы информатора сжимаются в кулак, когда его виски разрываются особо мучительной болью. Микадо опускается на колени рядом с Изаей, отжимает в миске полотенце, замирает. Мужчина поворачивается к подростку, утыкается лбом в его колени, тонко усмехается, начиная быстро и сбивчиво говорить. Микадо отстраненно замечает, что даже в таком состоянии информатор четко проговаривает все слова, что у него хорошая дикция.
- Представь себе поле – огромное поле, полное цветов… Или нет, город. Звуки, люди… нет, не так, опять не так… Но что, если я хочу быть одновременно бабочкой и буддистским монахом? Что если я хочу видеть два сна? Что, если эти сны для меня будут реальностью? – Орихара хрипло смеется. Микадо не смеет отстраниться. Ему страшно. Но что-то внутри него заставляет вслушиваться в слова информатора, искать в них смысл. Рюгамине понимает, что сейчас – то, чего не должно было бы случиться. Момент слабости. Изая прикусывает губу, замолкая. Его глаза покраснели, на щеках явственно видны следы слез, пальцы дрожат. И все равно – слабость сильного человека - это слабость человека. Изая вновь смеется, с каким-то мазохизмом продолжая давить на… Вот тут Микадо, кажется, начинает понимать, но закончить мысль ему не дают. Информатор, оборвав себя на полуслове, резко поднимается на руках, отбирает у подростка компресс, прикладывает его ко лбу, с наслаждением опускается обратно на футон. И кладет голову на колени Микадо. Тот вздрагивает, но не отстраняется.
Взгляд у Орихары спокойный, дыхание ровное, губы искажает уже знакомая усмешка. Подростку на секунды кажется, что это все умело режиссированная постановка, но вдруг иллюзия пропадает, и мужчина болезненно кривится. Изая ловит взгляд Микадо, совершенно осознанно спрашивает:
- Удивлен, да?
Подросток кивает. Изая прикрывает глаза, слабо улыбается. Эта улыбка напоминает Микадо что-то очень страшное и неизбежное… но это чувство такое же, как и было в тот день, когда он увидел Безголового байкера воочию. Рюгамине в жизни не подумал бы, что у информатора есть такая улыбка. Ее тень остается на его лице, когда пальцы Изаи вновь сжимаются, теперь уже ловя ткань несчастного полотенца. Микадо не знает, как помочь и что делать. Он растерян, испуган – и больше всего хочет отмотать время на несколько секунд назад.
Орихара поворачивает голову вбок и Микадо некоторое время не видит его лица. А потом, информатор говорит, тихо, отчетливо, с пугающим спокойствием:
- Это ведь всё так весело, правда? Всё. И все. То, что позволяет делать то, что ты хочешь, играть так, как ты хочешь.. Но в этом не ни грана риска. Понимаю, почему в театрах недобор кукловодов – у Изаи вырывается смешок. Руки его холодные. Информатор придвигается обратно к подростку, мелко вздрагивая. Кажется, даже простейшие действия причиняю ему боль. – Стоять за сценой – нет риска, нет опасности. А это скучно. Подумать только – во всем Токио от силы три-четыре человека, которые знают правду. Исключая меня. И то, ни один из них не знает всего объема. Смешно, правда? – информатор морщится, касается ладонью лба, убирая компресс. Кажется, не помогает ему ничего – Да и реакции их предсказуемы до жути… Разве что, меня порадовала Саки-тян.. Хотя всего один раз. А Шизу-тян..Чтобы ни узнал, кинется убивать. А мне уже надоело – все равно не догонит. Мне жизнь дорога, я не остановлюсь. Если бы был один хоть намек, что в нем есть что-то интересное.. Я бы позволил ему делать все, что ему хочется. А так… Неизвестность пугает, знаешь ли. Я бы поиграл с ним – но, боюсь, это будет моя последняя игра – Орихара тихо посмеивается, кривясь. Ему чертовски плохо. Но мужчина не замолкает ни на секунду. Микадо только остается слушать, не решаясь пошевелиться или что-то сказать. Изая резко меняет тему – А если подумать, то самая большая жертва – это Кида-кун. Я загнал его в такой тупик, что все, сделанное им совсем не его действия и поступки, а мои мысли и желания. Куда бы он ни пошел, чтобы он ни говорил.. Моя игрушка, полностью. Я ему жизнь переломал, а он даже послать меня уже не может. Я отобрал у него право выбирать. Год назад, когда он впервые меня увидел. Как там можно, интересно? Почему он ненавидит меня – и по-прежнему танцует под мою дудку? – Изая говорит совершенно спокойно, жестко, быстро. Его голос почти обычный, только немного хрипловатый. - Впрочем, он мне пригодился. Хотя, с ним и скучно. Раньше было весело, ну, а потом.. Проигрались и хватит. А инструмент из него хороший. В конце концов, идея развязать конфликт между Долларами и Желтыми платками появилась благодаря ему. Самая лучшая схема – та, которая однажды уже сработала. Интересно, кто-нибудь заметил, что события повторяются? Не знаю, скорее всего, все тот же Кида-кун. И повел он себя так же. Почти.
Глуп, скучно. Странно, что никто не рискнул разорвать круг. А самое обидное.. – Изая со стоном прижимает ладони к вискам, не закончив фразу. Потом медленно, рвано глотая воздух, отходит от резко пронзившей его боли. Усмехается. Слабо, но все равно саркастично Зло. Микадо понимает, что это адресовано не кому-то конкретно, а скорее всем. Или просто, никому. И тут информатор заканчивает, тихо и очень ядовито – Самое обидное, что фигур слишком много и места на доске не осталось. А партия уже закончена. Но расклад прежний. Что делать – не знаю. Думать нужно, а время поджимает. Нельзя опускать давление резко – шар может и взорваться.
Орихара смеется. А Микадо вздрагивает. Странно все это, странно.

______________________________________

Название: День рождения информатора
Автор: Тини aka Орихара-сан, Анфи aka Рюгамине Микадо
Персонажи: Изая Орихара, Микадо Рюгамине
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: у информатора вся Икебукуро день рождения. И об этом знают все, кроме одного-единственного школьника.
Примечание: не дописан а жаль

Орихара Изая, небезызвестный информатор из Синдзюку, без какой-либо особой цели прогуливался по одному из самых густо населенных районов Токио - его родному Икебукуро. Впрочем, о том, это Букуро является его малой родиной, как говорит Саймон, Орихара вспоминал неприлично редко - разве уж накатывал приступ меланхолии. Ну, а причины для этого, сегодняшнего, приступа были. у Изаи сегодня был день рождения - единственный день в году, когда информатор устраивал себе абсолютный выходной и шлялся по городу, наживая неприятности. А конкретно в Икебукуро Изая пришел в надежде наткнуться на Шизу-тяна, поднять себе настроение и, может быть, отделаться легкими повреждениями. А на этой почве заскочить к Шинре и всласть его подоводить. И ночью возвращаться через Букурор домой, прячась от Шизу-тяна по подворотням, так как настроения бесить его уже не будет. В общем, с точки зрения Изаи, этот день обещал стать одним из самых бесцельных в его жизни. По большому счету, Изая не любил выходные ни под каким соусом.
Но даже мысли о перекошенной рожице Шизуо как-то не радовали. У Орихары такое бывало редко. И ,тем не менее, нашло, как-то. Взгляд Орихары безо всякого интереса скользнул по толпе людей - ничего примечательного, все уже известно, все скучно. Изая приветственно махнул Саймону через пол улицы, направился к парку. С утра звонили Шинра с Селти, поздравляли. Наверное, эти двое единственные, кто поздравлял его из года в год - это стало своеобразной традицией. Орихара хмыкнул. Обещание забить на работу в свой день рождения его не радовало крайне. Но должен же этот день отличаться от остальных? понятное дело, вечером обещали заехать сестры - но вечер у них был понятием растяжимым, растяжимым до утра следующего дня. Изая не удивился бы, если бы они явились часа в два-три. Ночи.
Орихара расположился на лавочке, с пофигизмом истинного информатора наблюдая за панорамой вечернего Букуро. От "Русских суши" по-прежнему шарахались случайные прохожие. Изая уже смирился, что вечер будет настолько скучным, что он проведет здесь его прямо до приезда сестричек, как вдруг мимо него на реактивной скорости пронесся некто, оказавшийся при ближайшем рассмотрении главой Долларов, Рюгамине Микадо-куном.
За ним примерно на такой же скорости - сказались еженедельные гонки по Икебукуро - но все равно на значительном расстоянии летел товарный состав, называемые в народе Хейваджима Шизуо. воплощение насилие сначала Орихару даже не заметило - с такой целеустремленностью неслось за школьником. Но тут же эта оплошность была исправлена - под громогласные и не совсем цензурные вопли Изае пришлось догонять Микадо-куна. В след им летел небольшой, но очень шустрый холодильник.
Орихара, имевший самый богатый опыт в городе по части убегания от тяжелых летающих предметов, догнал школьника, схватил его за руку и вместе с ним отправился в удивтельное путешествие по подворотням Икебукуро. В результате Изая порвал-таки новые джинсы, а форма академии Райра стала выглядеть как униформа дворника. Тут Орихаре на глаза попалась очень удачная щель между домами, в которую он и затащил школьника. С торцовой стороны здания побежал Шизу-тян. Изая облегченно перевел дух.
- Праздник удался, блин... - мрачно буркнул под нос информатор. С Шизуо в таком состоянии невозможно иметь дело, это тоже очень скучно. И опасно.

Микадо тяжело дышал. Он даже не хотел в первую очередь поинтересоваться у Орихары, что он делает в Букуро, и с какой стати стал ему помогать. Главное для подростка – воздух. Давненько он так не бегал. Скромный юноша, еще ни разу не наживший себе неприятностей, был неприятно удивлен тем, что сидение за компьютером не способствует улучшению физической формы.
Информатор что-то буркнул себе под нос. Микадо сделал еще один глубоких вдох и поинтересовался:
- Что-что, Изая-сан? Вы что-то сказали?
Орихара промолчал. Микадо подумал, что Шизуо, наверное, уже достаточно далеко. Но только захотел выбраться на широкую улицу, его остановила цепкая хватка Орихары.
Микадо посмотрел на руку, сжимавшую его предплечье. Поднялся взглядом до головы информатора. Орихара как-то выглядел депрессивно и грустно. Его вечная ухмылка не кривила губы, глаза словно потухли, и это наводило на странные размышления.
- Что ж такое ты сделал, чтобы за тобой погнался наш мистер Невозмутимость, а, Микадо-кун? – задумчиво, но едихдно протянул Орихара, и Микадо отогнал свои мысли. Голос у информатора был обыкновенным.
Микадо вздохнул.
- Ано… Я сам виноват, Изая-сан. Любой на его месте поступил бы так же, - по привычке начал оправдывать едва знакомого человека Рюгамине.
Информатор саркастично поднял бровь, ухмыльнулся.
-Ну, то есть, не любой, но… не важно… я лучше расскажу, как все произошло, - смирился Микадо. – Понимаете, мне сегодня в… одном чате пришло сообщение от Масаоми-куна, вы его помните? Он сказал, что будет на станции Синдзюку, но очень недолго, потому что проездом. А мне надо было бежать через весь Икебукуро. Я очень спешил, бежал, особо не глядя по сторонам, надеясь лишь найти правильную дорогу, и тут наткнулся на… на Шизуо-сана. Я не совсем понял, кто передо мной, и побежал дальше. А он посмотрел на меня и… и… погнался за мной. Мне пришлось изменить направление, понимаете?! И теперь я жутко опаздываю, так что разрешите откланяться, Изая-сан…
Микадо хотел было вырваться, но не тут-то было. Он посмотрел в глаза информатору и увидел, что в них снова проснулись бесовские искорки. Орихара будто бы оживал.

-Ми-ка-до-кун... А что ты сделаешь, если я скажу, что Масаоми-кун...ну, допустим, уже оттуда уехал? К примеру, что на той станции он просто не мог больше дожидаться тебя и вынужден был покинуть? - Орихара усмехнулся самым зловещим образом. Вообще-то, строго говоря, он сейчас занимался работой - косвенными обязанностями информатора - но ничего с собой поделать не мог. В конце концов, Орихара считал это лучшим развлечением. да и дело отлагательств не терпело. Так что информатор был искренне рад такому развитию событий.
Он склонился к уху подростка чтобы прошептать нечто крайне провокационное, как вдруг печально знакомы рык заставил обоих сорваться с места. Вечная угроза в виде Шизу-тяна как никогда радовала своим наличием. Настроение Орихары резко поползло вверх. Впрочем, самым опасным был тот факт, что Микадо-кун не мог быстро бегать. Хотя... из-за этого жители Букуро наблюдали чудесную картину: Орихара Изая, тянущий за руку школьника, с которым вместе убегает от летающих мусорных баков. В общем, идиллия. Только вот подросток быстро выдыхался, наверное даже быстрее, чем сам Изая.
Попетляв по кварталам, они все же выскочили на главную улицу. В стену прямо над их головами врезался автомат с газировкой. Шизуо сегодня был поразительно метким. До того как угроза жизни стала таковой, Изая затащил школьника в первую попавшуюся дверь. Шизуо, к счастью, этого не заметил. Громогласный бас Саймона возвестил о том, что Орихара, не подумав, забежал в "Русские суши". Информатор сокрушенно покачал головой, прежде чем помахать афро-русскому зазывале рукой.
- О, Изая! Как хорошо, что ты зайти!
Орихара пофигистично пожал плечами - мол, что хорошо, то хорошо.
- Изая, проходи! Сегодня я сделать скидка!
Информатор хотел было отмазаться, но Саймон почти сгреб их с Рюгамине в охапку. Изае осталось только покориться судьбе - работники сего заведения для Орихары остались загадками, а "чего не знаю - над тем не имею власти".
Саймон заставил своих, как он сказал, гостей дорогих сесть.
- Эй, Изая, а почему ты с ним?
- А я встречаюсь с Микадо-куном... - невинно захлопав глазками, выдал Орихара. Саймон ответа, кажется, не понял: кивнул и отошел. Изая рассмеялся. Какой черт его дернул так сказать, он не думал - их, чертей то бишь, у него с лихвой. А шокированная мордашка Микадо того стоила.

Рюгамине не мог понять, что же происходит. Что за бред несет Орихара? Почему Саймон так широко улыбается и предлагает скидку? И… лезет обниматься?
Информатор усадил подростка за самый дальний столик в “Русских суши”. Микадо сидел в состоянии легкого шока. Наконец, н решил, что пришло время для вопросов.
- Изая-сан… что происходит? Что… - фразу закончить Рюгамине не успел.
- ПОЗДРАВЛЯЮ, ИЗАЯ. ТАКОЙ ДЕНЬ БЫВАЕТ ТОЛЬКО РАЗ В ГОДУ, ТАК ЧТО ХОЧУ ПОЖЕЛАТЬ ВСЕХ БЛАГ, - пробасил незаметно (незаметно?!) подошедший Саймон. Изая недовольно посмотрел на счастливого обладателя фамилии Брежнев.
- Саймон, не сейчас. Не видишь, мы разговариваем.
- Сегодня большие скидки!! Выбирай, что хочешь!! Радуйся, - напоследок произнес Саймон и отправился в сторону кухни.
- Можешь говорить, Микадо-кун, - милостиво разрешил Изая.
- Почему я ничего не понимаю? Что за праздник? Неужели…
- Суши для Изаи с кавалером!! Расступись!! – вновь прервал Микадо зычный голос Саймона.
Орихара откровенно наслаждался ситуацией. Микадо начал краснеть.
- Ано… Саймон-сан, не могу сказать, что мы с Изаей-саном встречаемся….
На последних словах в кафе влетела Карисава. Через мгновение за ней последовал Юмасаки. Безумная парочка, мигом сориентировавшись, добежала до столика, который занимали микадо с Орихарой.
- Встречаетесь?! ЯОЙ!!! Изая-сан!! Микадо сделал тебе такой шикарный подарок!! Мне его не переплюнуть…. Но, все равно, мы тебя ПОЗДРАВЛЯЕМ!!! – со светящимися от счастья глазами заорала, наверное, на весь Икебукуро, Карисава.
Изая поглядел на красные уши Рюгамине. Надо было что-то делать.

______________________________________

Название: День Всех Влюбленных
Автор: Тини aka Орихара-сан, Анфи aka Рюгамине Микадо (- Чур, я бета! - Да ты соавтор!)
Персонажи: Изая Орихара, Шизуо Хейваджима
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: искусство писать валентинки.

Офис Орихары Изаи
- Намие, а Намие, сегодня тухло как-то по городу гулять… Все такие счастиливые, всем весело…
- Что я слышу: ты жалуешься?
- Нет, тебе кажется.
- Кстати, почта пришла.
- …
- Ну, что там?
- Н-н-намие…
- Что? Что-то случилось, что? Что?
- Намие… Посмотри… Меня глаза не обманывают?
- Дорогой Изая-кун, те годы что я провел вместе с тобой…ага, ага, ага…ого…ого…ОГО! Стоп..
- Не обманывают?
- … но как?
- Точно от него?
- Точно.
- Я в Букуро
***
Окраина Икебукуро
- Это что?
- Валентинка.
- Э?
- Шизуо-кун, это ва-лен-тин-ка.
- Ясно… ЧТО?
- Шизуо-кун, поставь, поставь! И это поставь! И бабушку тоже! Что там такое?
- Сам. Почитай.
- Дорогой Шизуо-кун, те годы, что я провел вместе с тобой…ага…ага…ага… ого…ого…ОГО! Стоп…
- Вот. и. я. о. том. же.
- Шизуо-кун… тихо! Только не машину, она не моя!.. Поздно…
***
Западный парк Икебукуро
- Карисава-сан, а почему вы прячетесь?
- Молчи, Кида-кун! Меня тут нет!
- Х-хорошо… А что не так?
- Тихо всем: идут.
- …
- Ши-зу-тян… А знаешь, мне очень понравилось то, что ты написал!
- ИЗААААААААЯ_КУН!!!
- Мда… И это после всего, что ты мне сказал!
- Я? Тебе? Когда?
- Вот, в валентинке!
- Я?
- Ну, не я же.
- Ты!
- Я? Что?
- Что ты, блоха мелкая, меня хочешь!
- Я? Тебя? Не смеши! Это ты меня хочешь!
- ЧТО???
- Ну вот, ты написал, что хочешь меня дорожным знаком...
- Убить?
- Не только!
- ДА ОТКУДА ТЫ ЭТО ВЗЯЛ?
- Из валентинки, говорю же…Я и не знал, что в тебе умер поэт.. Намерное, он плохо переваривался, да?
- УБЬЮ! УБЬЮ! УБЬЮ!!!!
- А лавочкой, ты между прочем хотел…
- Что, убить?
- Не совсем! Зачитать?
- ИЗАААААААААЯ!!!!
- Кстати, ты обещал мне спеть!
- Я?
- Ну не я же!
- И ты тоже!
- Что?
- А еще, ты, ты…хочешь…
- Убить?
- НЕТ! Я даже читать это не хочу!
- Тихо, Шизу-тян…
- Я же просил НЕ называть меня так!
- Прости-прости, Шизу-тян.
- ИЗААААЯ!!
- Не ори. Слышишь - смех.
- В кустах.
- Рядом.
- Там камера.
- И
- КАРИСАВА!!!
***
Через три часа погони
- Шизу-тян, я устал.
- Я тоже.
- Покажи валентинку
- И ты.
- Ого… не, я на такое не способен….
- Да я тоже.
-…
- Что?
- Шизу-тян, я проголодался.
- А я причем?
- Деньги посеял.
- Пошли.
- Куда?
- В «Русские суши»
- Ты меня что, покормишь?
- Нет, отдам на переработку.
- Это шутка?
- Нет… КАРИСАВА!!!
- Значит, шутка.

______________________________________

Ну и напоследок, бонус. Это сценка, вместо которой была другая сценка.
В новой сценке было куда веселее, в принципе, потому что зрелищнее. В двух словах, на Танабате Масаоми споил Микадо, так что они протрезвели только к осени (когда был фест, на который писалась сценка). И вот идут они, значит, по лесу, есть хотят. Микадо трагично восклицает, что больше никуда не пойдет, и тут кто-то из школьников (то ли Мик, то ли Масаоми, не помню уже), замечает Ламбо. "Смотри, корова!" - радостно восклицает голодный школьник. Ламбо начинает доказывать, что он бык, потом приходит Хибари, потом выясняется, что все, кроме Ламбо, девочки... В общем, это было эпично.
А изначально сценка была такой.

*Микадо и Масаоми сидят, смотрят в телефон, треплются. Выходит Хибари-тян*
Хибари: Нарушаем дисциплину? *эротично*
*Микадо и Кида переглядываются, пожимают плечами, продолжают смотреть на мобильник*
Хибари: Как? Вы что не знаете кто я?
Микадо и Кида *хором*: Нет. Мы новенькие.
Хибари: Ах, вы новенькие! А черта вы тогда в этой форме?
Микадо: Извините, пожалуйста, мы еще не купили.
Кида: А мне она вообще не нравится!
Ламбо: Хо-хо-хо!
*Ламбо пробегает, отбирает телефон, подбегает к Хибари, засовывает ей телефон в декольте*
Ламбо: Хибари-тян~
*Хибари достает телефон. Микадо и Кида встают*
Микадо: Извините, верните пожалуйста мой телефон.
Хибари: Возьмешь его у директора.
Микадо: Ано..
*отодвигает Микадо в сторону*
Кида: Щас, разберемся.
Хибари: Ну, ну.
*Ламбо начинает бодать Микадо*
Кида: А вы хоть знаете кто мы? Да мы, да я… Да члены моей банды расклеивают по школам плакаты с Наруто! Да граффити со смайликами это мое изобретение! Да ос мной считается сам Шинигами-сама! Да это я придумал такие значки, которые отваливаются в троллейбусе! Да я…
Хибари: Камикорос!
*Ламбо отбадывает Микадо-куна к краю сцены, оббегает всех, кидает между ними бомбу. Все смотрят на нее несколько секунд, потом звук взрыва, все падают. Ламбо остается стоять, он в шоке. Он подходит, смотрит на бомбу, берет ее. Еще один звук взрыва, Ламбо падает*
*Микадо в это время стоит в сторонке, удивленно глядя на это безобразие*
*Когда падает и Ламбо, офигевший Микадо обходит кучу трупов, останавливается рядом с телом Хибари, берет телефон и начинает что-то печатать.*
Конец.

______________________________________

Ну и совсем напоследок: Чай с молоком, Четыре утра, Женский совет.

Большинство стебных фанфиков рождалось на кухне Тини, и это были трешугарсодомия, но в процессе выдумывания были куда забавнее, чем на бумаге. По крайней мере, именно такую причину назвала Тини, отказавшись публиковать "День всех влюбленных" на дайрях.

Да, где-то у меня был еще отыгрыш, который Тини меня сто лет назад (еще когда дюрка была жива) просила меня скинуть ей, но что-то я не помню, куда их дела... Скорее всего, они на телефоне х)
Ну да и фиг с ними)

@темы: Drrr!!, Микадо, Рихито-сама, ангелы - всегда босые..., не душу делим, чай - постель всего лишь, сказка

URL
   

Mea culpa

главная