• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: херовато у меня дела, лафайет. (список заголовков)
22:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Встал в пять утра (как и вчера), вернулся домой поздно вечером.
Документалистская шутка: четвертый раз встречаемся с героем @ наконец нашли драматургию.

Не знаю, о чем больше хочется сказать: о том, как Мороз смешно восхищается феминистским итальянским кинематографом семидесятых годов, или о том, как Новикова просит меня писать ей смски гекзаметром, или о том, как литработники послушали очередную кулстори Новиковой о невозможности сдать ее экзамен без моей помощи (!) и попросили мои тетради по античке.
Слишком хочется спать (сейчас сяду монтировать хотя бы одно задание к завтрашним парам по режиссуре), слишком устал от отказов (две пивоварни послали, третья подозрительно филонит, а дедлайн был вчера, буквально), слушаю мюзикл Kiss Of The Spider Woman раз за разом.

Очень боялся, что недостаточно хорошо разобрал расстановку камер в выбранных сценах своего проекта по мультикамерной съемке и случайно целый час (литералли!) рассказывал в качестве практического задания про мюзиклы (в рамках мультикамерки — и не только .__. ). Из них добрых сорок минут — про «Гамильтона» :facepalm:

Одногруппник скинул восхитительную песню про РЕВОЛЮЦИЮ (одногруппники просекли фишку, короче), чуть не побежал на баррикады уже на первом припеве.
(Кукрыниксы — Viva la Revolution)

Херовато у меня дела, Лафайет.

*
Прочитал пьесу Дяченко «Последний Дон-Кихот». Постфактум обнаружил, что есть другая версия того же произведения — в форме повести.
Так люблю Дяченко и так скучал по ним. Но Дон-Кихота люблю, наверное, все же больше.
Вспомнил то странное чувство, когда вроде бы все понравилось, а вроде бы ровно на четверку — не потому, что недостаточно хорошо. А непонятно почему.

Но там есть такие пассажи, от которых хочется упасть лицом в доспехи и расплакаться.

АЛЬДОНСА: "Красота ее сверхчеловеческая, ибо все невозможные и химерические атрибуты красоты, которыми поэты наделяют своих дам, в ней стали действительностью: ее волосы - золото, чело - Елисейские поля, брови - небесные радуги, очи - солнца, ланиты - розы, уста - кораллы, зубы - жемчуг, шея - алебастр, перси - мрамор, руки - слоновая кость, белизна кожи - снег..." Именем прекрасной Дульсинеи нам, - Альдонсам, Терезам, Люсиндам, - суждено быть когда-то покинутыми. Это несправедливо, но, возможно, это правильно. Мы - это мы, а Дульсинея - воплощенная тоска по недостижимому... Они все (Альдонса широким жестом обводит портреты) помнили о Дульсинее. Которой нет. А донкихотство - человек с копьем, бредущий по дороге... да это та же Дульсинея для человечества. То, бессмысленное и прекрасное... без которого не может жить человек, если он, конечно, не скотина. Алонсо, если ты не вернешься, мне незачем будет жить - вот все, что я хотела сказать. Еще будут вопросы?

Все молчат.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

18:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сделал французский, почитал «Энеиду», послушал цикл лекций о Великой Французской Революции — как можно легко догадаться, у нас снова ни с того ни с сего отменили пару за полчаса до начала (когда все живущие не в шаговой доступности студенты уже подъезжают к институту, а особо одаренные типа меня уже две пары как тусят в вузе, ибо первой парой ~античка~). Тот самый момент, когда и домой не съездишь, где горит монтаж, и делом не займешься, потому что два дня почти не спишь.
Еще и день такой — на четвертой паре смотрели фильм (отпустили за полчаса до следующей пары — еще лекций про ВФР послушал, что еще делать-то), на пятой паре преподаватель заполнял семинар своими кулстори о жизни при социализме и о своей второй бывшей жене.
(Наверное, поэтому нас было человек шесть-семь на этих парах.)

Античка — моя отдушина и нежная любовь.
Пары не пропадают, все наполнены интересной информацией, преподавательница чудесная — одним словом, мурмурмур. Заглядывая глубже: я как бы реализовываю свои несбывшиеся чаянья о филологическом образовании, которые нежно лелеял в старших классах.

Наконец почитал, кто такие литературные работники, с которыми хожу на античку. Еще и на паре зашел разговор о них.
Бэв, таких факультетов раз-два и обчелся по стране (все сразу вспомнили литинститут — и правильно сделали).
Изо всех сил стараюсь не поддаваться чарующей иллюзии _идеального факультета_, потому что знаю, каков наш институт изнутри и что значат все эти слова. Но вы только представьте: эти ребята получат специальность «литературный работник и переводчик художественных текстов» (звучит как гарантия трудоустройства! — не считая того, что они будут писателями и переводчиками, причем далеко не инструкций к пылесосам), объемнейшее литературное образование и два иностранных языка. Это как РГФ+филфак, но только не масло масляное.
Они не только слушают огромные (больше, чем на журфаке!) курсы зарубежной и отечественной литературы, но и будут работать над собственными текстами, у них будет безумное количество часов английского и французского/немецкого. У них Новикова, в конце концов!

Но я знаю, как умеет создавать наш институт миражи. Я видел, какие про него снимают ролики наши операторы — мне каждый раз хотелось поступить в это чудесное место, а потом я вспоминал, что это и есть наш институт. Надо же.
А еще отечественную литературу у лит.работников ведет Третьякова, что как бы сводит весь курс к Пушкину. Им бы не помешал Павлов, скажу я вам. Интересно, курс критики у них будет? Хорошо бы.

Зато (помимо курса зарубежки) словесность, русский язык и иже с ним у них ведет как раз Новикова, что возвращает меня к мечтаниям в старших классах о классическом филологическом образовании с легкой руки нимфы Коммы.

Вот вчера был семинар по Аристофану (на который я попал чудом — у нас отменили третью пару, мы узнали об этом накануне вечером — и я попросил Новикову перенести семинар как раз на третью), сегодня — лекция по древнеримской культуре — то есть как раз то, чего мне не хватило на журфаке, что прошло мимо меня (когда ты заочник и рандомно забредаешь на очку: четыре раза сидел на семинаре по Софоклу @ ни разу не попал на Овидия). Я хожу на эти пары и чувствую себя счастливым, потому что это наконец-то полноценное очное обучение литературе — вообще вся моя жизнь сводится к этому, наверное (и если бы не навязанный страх остаться без работы, я бы катался как сыр в масле на филаке, точно вам говорю).
Хотя кого я обманываю. Я слишком поверхностный для филолога, и это моя тяжелая кровоточащая рана, потому что я _хотел бы_ сам все понимать, но _не могу_, и это довольно быстро становится очевидным, как наверняка стало очевидным для Мороза, например. Постоянно чувствую эту свою филологическую ущербность и не могу больше ходить к нему на пары.

C’est comme ça,
C’est comme ça,


@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи

Mea culpa

главная