Записи с темой: херовато у меня дела, лафайет. (список заголовков)
12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Меня, конечно, глубоко трогает, как люди трепетно относятся к документальному кино.
То есть вот игровое кино будут презентовать просто: это хороший фильм, мне понравился, давайте посмотрим.
С документальным такой номер не пройдет: его сначала будут описывать, с нежностью, с теплом, мол, а еще на то обратите внимание, и на это еще. И после показа непременно добавят, что это совершенно точно не просто док: его снял_а т_а сам_ая режиссер_ка, котор_ая.../он получил такие-то награды/посмотреть его в кинотеатры пришло так много людей/его высоко оценил_а сам_а %name%...
Игровое кино посмотреть — это не событие само по себе, мало кто будет удивлен, если ему или ей предложат такой просмотр. А вот к доку нужна преамбула, нужно веское обоснование, почему вы сейчас будете наблюдать чью-то чужую, далекую от вас жизнь.

Такая документальная «несдешность» была у Семибратова, и теперь вот я вижу ее у нашего преподавателя по документалистике в Paris 8. Может, это правда входит в тебя вместе с любовью к доку.

Пары документалистики по-прежнему в числе моих фаворитов, сразу за парами языка. Тихий журчащий голос преподавателя, небольшая аудитория, просмотр и обсуждение доков, планы на грядущие съемки — пока мы можем просто собираться по вечерам в темном университете и погружаться в драматургически выстроенную реальность, я чувствую себя тихо и защищенно.
Это была первая пара, где мне захотелось говорить, и это важно для меня — мое говорение оставляет желать лучшего, и на других парах я оставляю свое мнение при себе, потому что все равно не смогу его достойно сформулировать. На парах же дока пали стены крепости, и это было не сказать чтобы блестяще, но необходимо.

При этом я не могу собраться с одногруппниками в одного большого одногруппника — в смысле, никак не умею в групповые задания. Думаю о том, что все бессмысленно, если второй человек будет не оператором. Но, конечно, ничего не бессмысленно, просто эта крепость еще не пала, а времени все меньше. Яна бы прикрикнула на меня за это, и я вчера весь вечер ходил с вжатой в плечи головой, под воображаемым распеканием от Яны. Но это все вопрос времени.
Думаю о Сашке Самохиной из «Vita Nostra» и о том, что я снова на третьем курсе, а значит, у меня появился еще один шанс прозвучать.

@темы: gaudeamus igitur, juvenes dum sumus, Херовато у меня дела, Лафайет.

18:03 

Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера был хороший день. Утром пошел с Сахарком и Дашей в кино на «Гоголя», со второго раза и в хорошей компании было гораздо лучше; конечно, понадобилось сильно отключить голову, но я почти справился. Что там той головы.
Потом сидели в Любо-кафе, и у меня был вкусный торт (красный бархат) и вкусный латте (в красной кружке), и Даша шутила, что все такое красное, где, мол, ваше красное пальто, Яковпетрович, и мы смеялись, обсуждали фильм и немного учебу, было хорошо и весело.
Даша ушла на пары, а мы с Сахарком отправились играть на игровых автоматах. Когда я играл в прошлый раз, у меня был порезанный глаз, было больно и неудобно. А сейчас у нас было три карточки, полученные за купленные билеты в кино, и мы смогли на них сыграть в скачки и в аэрохоккей, а потом еще и повторить. Люблю скачки — когда Семь звезд только открылся, мы с семьей туда ездили, и непременно нужно было сыграть в скачки, какой азарт, какая драма. Вот и сейчас с бро прониклись духом игры и отлично провели время.

Вечером пошли, снова с Сахарком, на ледовый мюзикл — я ожидал большего, но получил определенное удовольствие.
Это было важно для меня — пойти на «Дракулу», потому что впервые Дракулу на льду я увидел в Kaleido Star, и ветка с постановкой шоу так меня тронула, что я и не верил в возможность пережить что-то такое ирл.

Но вообще суть перечисления сводится к тому, что я понимаю, что не заслужил всего этого (у меня и справка подтверждение есть). Сегодня чувствую себя плохо, я как сдувшийся воздушный шарик: кажется, все внутри меня съежилось и выдохлось.
Об отказе в запросе на стипендию я узнал во вторник, а сейчас воскресенье — и мне все еще тяжело взять себя в руки и что-то делать. Ваши оценки имею значения на Западе, говорили они. Достаточно показать вашу заинтересованность, говорили они. Что ж, может, надо было слать голубей с криком ДАЙТЕ ДЕНЯК ХОЧУ К ВАМ СМОТРИТЕ КАКОЙ Я УМНЫЙ.
На удивление моим vita nostra brevis est на этот раз оказался «Лед»: на заставке телефона утвердилась Шаталина, которая кричит Наде: «Ты всегда была воином!» — и я беру себя в руки и делаю домашку, или еду на пару в двух часах езды, или сажусь на маршрутку до французского.
Надю вытащил Сашка, а мне нужно снова вытаскивать себя самостоятельно, а я так устал.

Вообще с французским все особенно плохо. Когда я открываю тетрадь с заданием, начинает болеть живот, когда еду на пару — раскалывается голова до темноты в глазах. Я понимаю, что это все нервное, но не знаю, что с этим сделать.
Конечно, не стоило верить в себя раньше времени, но я почти год настраивал себя на определенный сценарий, вложил в его реализацию столько сил и средств, что действительно поверил. Теперь вот поди собери себя заново. Все запасные пути кажутся теперь непривлекательными: на то они и были запасными, что я не планировал на них ступать.
Я беру себя за шкирку и продолжаю делать всякие штуки типа «сходить на жур», «прочитать статью Золотусского», а потом вдруг не обнаруживаю в себе сил прочитать вопросы Мальцевой, или открыть программу для монтажа, или начать прописывать глаголы. Я понимаю, что все это бессмысленно, надо наконец отбросить все эти варианты потенциального будущего, где любимые учебы имеют значение, и настроить себя на работу. Но я слишком долго слушал Радио Дисней и решил, что если очень сильно верить в себя и работать изо всех сил, то все возможно.

@музыка: Антон Беляев — Лететь

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

URL
13:55 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Периодически встречаю в мемуарах первой половины XIX века комментарии типа «Он был не очень образованным: знал всего два языка, кроме русского» @ смотрю с высоты прогрессивного XXI века со сложным лицом на 200 лет назад.

Сделал сегодня в ночи вывод, что у меня в мозгу еще не образовались какие-то важные связи, которые позволяют воспринимать язык в любом состоянии.
Конечно, я прислушиваюсь внимательно к французскому, когда смотрю фильмы или слушаю что-то, но так я и к английскому прислушиваюсь гораздо активнее, чем к фоновому русскому. Но все не так просто! Вот, например, когда я засыпал под Найтвейл, я просто слушал-слушал, а потом понимал, что уже час как сплю, и в наушниках тихо. А когда я вчера засыпал под аудиокнигу Prisonnier d'Azkaban, последние минут пять различал только имена, кажется.

С чтением тоже американские горки. Вот я читаю целую страницу, все ясно понятно солнечно, я радуюсь, как-де славно, язык вышел на новый уровень! И тут же: несколько предложений, где знакомы только предлоги С: Не все сразу, мон ами, не все сразу.

Позвонила наконец ВВ, объявила, что вот-вот начнутся-таки курсы, которых я ждал с января. Казалось бы, живи да радуйся @ как бы не так. Группа собралась с уровнем В1 — на два уровня ниже того, чему я хочу учиться. Я не жалуюсь — мне все равно нужно непременно ходить на курсы, потому что не говорил по-французски, кажется, с начала октября, да и вообще самообучение — временная мера, мне нужен наставник.

Тем не менее, я вижу прогресс: и в том, как я лучше понимаю французскую речь, и в том, как я читаю на французском. В конце концов, и Булгарин с классным образованием и службой в армии Наполеона говорил по-французски с горем пополам.
Все еще испытываю неизъяснимую радость, имея дело с французским, и радуюсь, понимая его :heart:

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, I'll find her if I have to burn down all of Paris

23:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Все-таки подхватил простуду, и сразу же начал с ней бороться, потому что научен горьким гоголевским опытом, когда «ой, да само пройдет» осенью плавно вылилось в «я снова вижу гроб». Тут еще эти увлекательные истории из жизни литераторов XIX века, которые жили не тужили, готовились покорить Россию своим творчеством, а потом скоропостижно скончались в двадцать лет от простуды (((((: Спасибо, бодрит. В связи с этим, конечно, приостановил свои спортивные начинания после трехнедельного следования программе и вообще расстроился — все-таки верил, что спорт укрепляет иммунитет. Подумывал было оставить после выздоровления только йогу, потому что чувствую себя после нее на удивление хорошо.

Но вот сегодня пришлось вспомнить, зачем еще был спорт — когда заболело все, что только могло заболеть от нынешнего образа жизни.
По моему инстаграму может показаться, что в основном я сижу с собакой, готовлю дипломы и хожу по театрам; надо сказать, по большей части так и есть. Разве что по театрам сейчас хожу чуть меньше, зато почти все время сижу — читаю книги к журфаковскому диплому, монтирую режиссерский диплом, смотрю фильмы.
Так что, конечно, заболели шея и грудная клетка. Этого стоило ожидать — у меня давно проблемы с шеей, из-за чего нельзя прыгать на батуте, стоять на голове и долго читать. Отобрали все радости детства, короче. Ну вот и сейчас — подолгу сижу с наклоненной головой, все там в шее передавливается, постоянно болит голова, загривок, трудно дышать. Пока я дружил с приложением Найк, этого удавалось счастливо избежать. Собственно, когда я осенью первый раз брался за это спортивное дело, основными целями как раз и было компенсировать сидячий образ жизни и отвести душу из-за постоянного стресса, связанного с дипломами. Ну и иммунитет, но тут, как мы видим, провал.

Монтировал всю вторую половину дня, чтобы добить наконец хотя бы черновик, и обезболивающие не помогали, такое себе времяпрепровождение, 4/10, не рекомендую друзьям.
Зато сел ужинать, а по Пятому серия «Следа» с моими дорогими любимыми ФЭСовцами: Ванечка с Оксаной в лаборатории, Майский с Даниловым на выезде <3 Пока я радостно хлопал в ласты, что Майский с Ванечкой сидят рядом, и Ванечка опасно шутит, а Майский смешно пыхтит, — заметил, что перестало болеть вообще все. У меня так раньше только с журфаком было, который лечил все болезни.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Забыл зачетку сегодня, настолько увяз в отчетах по практике, и завтра придется ехать на жур снова.
— Даш, не расстраивайтесь, бывает! Ну а что вы хотите — два диплома! — попыталась успокоить меня Беатриче.
— Я хочу спать, — ответил я.

Два диплома, и все параллельно, и все через бой. В институте орут, что мы самый тупой пятый курс, потому что не можем сделать дипломный фильм по типу передачи на НТК, а мы каждый месяц все равно приходим отчитываться, что вместо мозгов у нас по-прежнему солома, и наши документалки далеки от телевизионных стандартов.

На журфаке поди достучись до дипломных руководителей: ребята сегодня брали Луча осадой, чтобы он хотя бы сказал, что они без всяких ориентиров и плана двигаются приблизительно в верном направлении.
Беатриче уделила мне добрых десять или пятнадцать минут. Сказала, что Фаддей Венедиктович, возможно, не знал более ярого защитника, напоследок произнесла кодовую фразу: «Ты, главное, не пропадай», — после которой, как известно, срабатывает принцип бермудского треугольника, и теперь я даже не уверен, что мы увидимся до защиты, хотя впереди как минимум научная конференция, совпадающая с нашей сессией.
Я бы с удовольствием не пропадал, но у нее нет времени буквально даже дочитать письмо до конца. Я бросил монтаж накануне сдачи черновиков в институт, чтобы скинуть Беатриче главу за несколько дней до сдачи практики; она ее так и не прочитала, а мне Архангел поставил «Нет фильма», потому что из 20 минут смонтированы 15.

Все жду, когда можно будет выдохнуть с полным правом, но все никак.

@музыка: The Strumbellas - Spirits

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

17:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В начале сессии был очень смешной момент, когда мы сидели уютной либерафанской подгруппой и ждали Беатриче.
Как водится, зашла речь о дипломах, а я весь сижу такой в футболке с Пушкиным и со значком с Северной пчелкой и говорю, мол, всего параграф, барышни и Дмитрий, всего параграф, и голову пеплом посыпаю. Целый месяц из жизни у меня выпал с этим бронхитом.
Тут активизируется Юля:
— У меня тоже бронхит был! — радостно кричит она. — Даша, у нас с тобой столько общего!
— Лучше бы у тебя количество написанного для диплома было с Дашей общим, — качает головой Коняш, — а не бронхит.
:lol:
(Потому что я со своим параграфом уверенно вырвался вперед по сравнению с одногруппниками, у которых прогресс был, как они сказали, «нулевой».)

Вообще-то говоря, все так хлопают меня по плечу в связи с тем, что у меня диплом на тему, которая мне нравится, и вообще человек-маяк просто.
А я вот так ждал, что приду на жур, а там все шутят шутки про Булгарина со мной и Пушкина ругают, а ничего подобного, конечно же.

В один из первых дней сессии прочитал какую-то кулстори про Булгарина, который где-то там крупно проебался, что ли, и начал даже фичок на эту тему писать, лол, в лекциях по организации работы пресс-служб, потом пришлось его судорожно вырезать, когда лекции просили одногруппницы и Сопкин на экзамене проверял.
Ну так вот я настолько потерялся в сессии, что забыл напрочь и что за история, и где я ее прочитал, и кто там были участвующие лица. Пушкин — не Пушкин? Надеждин — не Надеждин? Абонент не абонент, короче.
Меня почему-то именно это выбивает из колеи сильнее всего, вот эта потерянность, как будто стою, держу в руках что-то, а оказывается, что ничего.

Погрузился в дела института, разумеется, сразу после сессии, не отдохнув и не переведя дыхание, и только вот на днях сел почитать хоть главу Манна, а там среди филологического анализа романтических поэм встречаются неожиданно мысли, от которых у меня в голове щелкает и проясняется (про первичную роль автора, а не персонажа, например), и я снова чувствую себя Сашкой Самохиной, которая из абракадабры текста наконец считывает смысл. Это здорово. Гораздо лучше, чем можно описать или представить.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

00:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Сессия, конечно, выдалась неоднородной. Началась она совсем худо, четыре удивительно скучных пары, как будто мы на пятом курсе можем не знать, в чем разница между новостями по телевидению и в газетах (информация эта играет новыми красками, если уточнить, что интернет в лекциях не упоминался, ведь методичка хорошо если девяностых). Вместо пары в основном слушали, как Павлов орет за стенкой, наш лучик света в темном царстве. К тому же, я не смог поймать Беатриче, чтобы поговорить о дипломе, потому что она бесконечно принимала экзамен у многострадального второго курса, про чьи подвиги на ниве бездарности и малограмотности нам рассказывали все две недели. Ну как же тут не расстроиться — смысл был идти писать диплом к Беатриче, если в итоге у нее нет на меня времени даже тогда, когда мы добрых шесть часов под одной крышей. Грустил весь день, мучительно переживая нереализованные возможности — будь я умнее и адекватнее, писал бы диплом у Мороза или у Павлова и горя бы не знал.

Но постепенно становилось лучше, дышалось легче, журфак захватил меня в плен, как он это любит делать, и не отпускал до самого финала.
Павлов-бинго мы не выбили целиком ни разу, но сессия все равно прошла под знаком Павлова. То ли из-за того, что я несколько недель до этого делал домашку на Павлова, то ли просто мы все давно и прочно свидетели Павлова, кто знает, — но любое слово уводило нас в павловское мировосприятие, и нас аж трясло от осознания этого отклонения.
Я не шучу: как-то сидели с Коняшем, Юлей и Олей в пресс-кафе, ели пироженки, ничто не предвещало беды, как я в беседе о глазах упомянул, что вот мол левый глаз поцарапал, так что правым...
— ЛЕВЫЙ ГЛАЗ, ПРАВЫЙ ГЛАЗ, — закричал Коняш, и мы зашлись нервным хохотом, потому что теперь ничего не поделаешь, все у нас либо либеральное, либо сами понимаете. — А ЦЕНТРИСТСКИЙ ГЛАЗ У ТЕБЯ ЕСТЬ?
— ТРЕТИЙ ГЛАЗ, — захрипел я в агонии, показывая на лоб. — ОН ВИДИТ, ЧТО БУДЕТ З А В Т Р А.
Ради таких моментов и живу, наверное.

читать дальше

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

01:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На Льва Оборина как на критика я натолкнулся совершенно случайно, дело было на сессии журфака, что-то наверняка сказал Павлов, но так или иначе — как-то ночью я обнаружил себя за чтением критики Оборина на книгу Дмитрия Быкова (чуете левачество в каждом слове?).
Самое удивительное, что несмотря на гигантскую простыню текста на Быкова (все мы понимаем, кто такой Дмитрий Быков), я прочел до конца, потому что написано удивительно ладно и разумно. И вот как-то в голове у меня засел этот Лев Оборин, в книге Павлова по медиакритике упомянутый вторым лебедем в шестом ряду либеральной шайки.

Сейчас, когда до сессии осталось немногим больше недели, я понял, что пора бы все-таки определиться, о каком критике писать к зачету восемь страниц увлекательной аналитики, учитывая, что о критике я знаю ровно столько, сколько вложил в нас Павлов (правда, еще с подкурсов). И фамилия Оборина всплывала у меня в голове достаточно часто, чтобы признаться: хорошие сапоги, надо брать видимо, про него.
Естественно, начал гуглить разные интервью, чтобы конкретизировать для себя его позицию и немного собрать информации, потому что в моем случае копипаст из Брокгауза и Эфрона не сработает, я же Дарья, у меня есть мнение, которое я имею и все такое. Павлов, Павлов, Павлов, я не могу опростоволоситься перед Павловым, хотя он давно от меня ничего не ждет. Старая привычка.

Меня как-то удивительно тронуло интервью (или это даже беседа) с Обориным на радио Эхо Москвы. Оффтопом скажу, что «Эхо Москвы» я вижу этаким «Московским телеграфом» Полевого на заре его существования. Я не аудиал, мне трудно воспринимать аудиоинформацию, но опять же — сорок минут диалога, а я как прикованный у компьютера сидел и слушал. Оборин говорит много важных и правильных вещей — правильных не только с его леволиберальной позиции, но и вообще, литературно правильных, и это очень хорошо.
Помимо достаточно очевидных тем вроде отличия поэзии от рифмованной публицистики или там роли поэзии как единственной трибуны, он рассказывал и о консервативной поэзии, например, которая не вяжется с новаторской культурой, и о поколении поэтов, которым кажется, что вот после Маяковского сразу были они.
А еще он читал много своих стихотворений (может, тут даже уместно сказать — стихов), и они ладные, как и его критика. Я бы хотел видеть их на бумаге, а не только в ЖЖ, скажем.

Во многом этот эфир стал для меня поводом к сожалению.
Я сожалею, что не разбираюсь в современном литературном процессе. Отечественном литературном процессе. Мороз приоткрыл это необъятное поле, а я заглянул радостно, но дальше идти без проводника не могу, а мой Вергилий отказался от меня примерно на седьмом кругу, поняв, что тут уж каши не сваришь, лучше обратно в Лимб. И многие фамилии, даже процессы, о которых говорили Оборин с Нателлой Болтянской мне не говорили ровным счетом ни о чем.
Я сожалею, что я не интеллектуал. Все мои попытки начать разбираться в чем-либо остаются попытками, я не вижу картину в целом из-за своих шор, которые не снимаются, как известно, копытами, и не умею видеть контекст без чужой помощи. Отсюда моя тяга к нон-фикшену и исследованиям, разумеется.
Я сожалею, что Павлов ошибся во мне, и Мороз ошибся во мне, и сам я ошибся в себе. Может, это просто не моя сфера деятельности, как и землепашество, pour ainsi dire, но я же не становлюсь ничтожеством от неумения жать пшеницу, правда?

Я сожалею, что остаюсь Булгариным, лишенном божьей искры таланта, но упорно лезущим в гору с пером в зубах. Только Булгарин был наделен большим количеством талантов и удивительной волей, а я сижу тут и рефлексирую.
Поэтому я читаю прозу, а не поэзию, bien sûr.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи

15:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Если прошлогодняя поездка в Париж, после нескольких десятков выпусков Coffee Break French со стандартными туристическими фразами, принесла мне огромную радость коммуникации (меня понимали! я понимал!), то в этот раз я понял, насколько мало вкладываюсь в язык.
Я все еще беспомощен, как слепой котенок, это грустно, но неоспоримо.

Мюнх рассказывала, как учила язык, насколько много занималась. Я вожусь в песочнице второй год, потому что до сих пор, может быть, не уверен ни в чем.
Еще обстоятельства: я так устал за последние годы учебы, когда на мне всегда висело по нескольку образований, бесконечные экзамены, пары литералли с утра до вечера и подъем без четверти шесть (в лучшем случае), что сейчас, когда ходить в институт можно раз в неделю, а перед французским есть целых полдня без занятий... я расслабился.
Я позволил себе расслабиться, позволил себе спать по 7-8 часов, смотреть по серии сериала на ночь, позволил себе читать по утрам на диване (не по-французски!), позволил себе соглашаться на все съемки Яны, потому что это тоже важно.

Оказалось, что без постоянной учебы, которая меня держала в тонусе и в ежовых рукавицах срывов, я совершенно не способен себя организовать и буксую, сдаю назад, теряю наработанное в простом желании отдыхать.
И сколько бы я ни твердил себе vita nostra brevis est, brevi finietur, это не работает, потому что у меня отключился страх, отключилась мотивация, осталась только бесконечная, накопившаяся за долгие годы усталость.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., I'll find her if I have to burn down all of Paris

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

21:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Люди так боятся камеры, как будто я прошу их перед объективом жрать говно. Но ведь мой диплом не про Сорокина.

— Яна, Павлов все еще отказывается!
— На колени ты падала?
@
вся суть этой канители с уговорами

Слежу за дипломом Яны как за собственным дитем: «Яна, у тебя завтра съемка», «Не забудь штатив», «Мне писать герою по поводу завтрашних репетиций?», «Спектакль в среду».
Яна иногда забывает о предстоящих съемках и испытывает трепет перед героем.
На неделе из-за сессии я не смог поехать с ней на съемки; она рассказывала, что очень нервничала, а в режиссерской ее спросили: «А где Даша?» So sweet!
Дело, конечно, не в Яне. Знаю это еще со съемок в цирке: воспринимается тот человек, который ведет переговоры. Остальные члены съемочной группы кажутся дополнением. Это иллюзия: ассистент не будет говорить ничего, что не обговорено с режиссером. Так Юля говорила от моего лица в цирке, а я говорю от лица Яны. Не более того.

Договариваюсь с героем Яниного диплома: «Добрый день, Александр Викторович! Как Сьюша? Карише привет! Что там с репетициями? Ждите нас, придем снимать! хохо»
Договариваюсь со своими экспертами:
1. Дыхательная гимнастика
2. Закинуться таблетками от паники
3. Взять телефон
4. Глубокий вдох
5. Переждать темноту перед глазами
6. Набрать номер
7. Мучительно переживать

Просто у Яны я ассистент, а у меня ассистента нет. Почему чужим героям звонить легче, чем своим, я пока не понял. Каждый раз кажется, что я победил в себе все, а потом снова кровь от головы отливает, когда надо сязываться с потенциальным экспертом. Хотя сейчас-то что — после такого количества отказов я могу звонить кому угодно без страха, зная, что меня снова отфутболят.
Каждый раз вспоминаю свои серьезные щщи, с которыми я уверял Семибратова, что у меня есть эксперты по теме Тэффи, просто вот не знаю кого выбрать, столько вариантов, в очередь выстроятся, стоит только услышать, что меня тут намечается проект.
А мне просто казалось, что свои меня не бросят, забыв, что нет никаких своих. Теперь вот верчусь ужом. Надо вертеться еще активнее, конечно, никто не говорил, что будет легко.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет.

22:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В последнее время меня такое количество людей послали в далекое эротическое путешествие с моим дипломом, что я сбился со счёту.
Как сказала Беатриче, на журфаке люди творческие, а у вас там ещё более творческие. Так вот все эти творческие имеют огромное количество творческих отмазок: у меня глаза не горят, у меня специализация по другому веку, а я вообще хочу тебе кофе в лицо плеснуть. Ну, знаете, что угодно, только уберите камеру.

Большую часть времени я проводу в ужасе и панике, и не спасает даже факт сессии на журе, что всегда служило панацеей. То есть я рад, конечно, что мы можем шутить с Беатриче про Гарри Поттера, а она сама зовёт нас лучом света в своём расписании, но мы же все прекрасно понимаем, что вне расписания мы станем просто ещё одной проблемой.

С Павловым тоже непонятно - я притаранил ему аналитическую статью про "Гоголя", а в итоге все меня хвалили, в том числе Павлов, но где же махач, где же неистовство? Где страсть, покажите мне страсть!
Все это накладывается на факт отказа Павлова от съемок, причём отказа после данного за неделю до согласия. Теперь бегаю как укушенный горегубкой (с пламенем из ануса) и ищу ему замену, потому что на какое-то время позволил себе поверить, что его участие в принципе возможно. Вот это я фантазёр.

Можно сколько угодно делать вид, что усидеть на двух стульях не составляет проблемы, если ты достаточно орёл и любишь своё дело, но совместить в одной работе два факультета с натянутыми отношениями, кажется, вне моей компетенции.
Дашин приезд на какое-то время сбил меня с толку: трудно всерьёз думать о потере чувства журфака (Микк и его чувство журфака - это как Смилла и ее чувство снега), когда Даша пишет этажом ниже: "Иди к нам на кафедру западников, тут сплит и печенье". Но это кафедра западников, а не моя.
Даша может звать ее своей, а у меня вроде и нет больше кафедры, с тех пор, как я перестал быть частью кафедры славянофилов.
Я как лирический герой Меладзе: повсюду иностранец, и повсюду вроде бы свой.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

18:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На «Медузе» сегодня вышел отличный материал «Я просыпалась и начинала рыдать» Как жить с депрессией и паническими атаками: рассказывают девушка с расстройством психики и ее муж.
Отличный это материал по многим причинам.

На днях мы с Яной закончили работу над фильмом-портретом, основной темой которого была жизнь человека с ментальными болезнями. Немалая часть фильма построена на поэтическом монтаже, на метафорах и создании атмосферы. Например, монолог о причинах зарождения депрессии сопровождал звук пустоты.
В начале этого монолога Коняш, который и является героем, говорит: «Основная проблема в том, как я считаю, что в русскоязычном пространстве недостаточно много говорят о том, что с тобой случается, когда ты переживаешь тяжелую утрату, когда ты расстаешься с любимым человеком, когда умирает твой родственник, когда тебя бросают, когда ты вдруг просыпаешься и понимаешь, что ты не можешь пойти на работу, потому что в тебе нет сил, абсолютно никаких».

Я знаю текст нашего фильма практически наизусть. Много раз слушая записи интервью, подбирая кадры под каждое слово, делая расшифровку, я снова и снова переживал то, что переживал Коняш. Когда мы с Яной сокращали монолог, приходилось бороться за каждое слово: это важно, это важно, это очень важно.
И вот эти слова я вижу в монологах, которые опубликовала «Медуза». У нас действительно не так много об этом говорят, тем более в публичном пространстве, где не вся аудитория знает, что такое паническая атака и чем клиническая депрессия отличается от меланхолии и грусти. Поэтому люди с ментальными заболеваниями вынуждены использовать скупой набор слов и образов, который будет понятен широкой публике. Чтобы быть услышанными, им приходится снова и снова обращаться к одним и тем же словам. И сначала — когда слышишь/читаешь об этом впервые — кажется, что их достаточно. А потом ты слышишь ту же историю от другого человека. И еще от одного. И снова.
И становится понятно, что, так или иначе, приходится все пояснять. Потому что этот язык только зарождается в русскоязычном пространстве, и в его лексиконе не так много слов.

«Медуза» расширяет пространство борьбы, выражаясь языком Уэльбека, потому что выносит эти темы на публику.
Черновым названием нашего фильма было «Маленькая жизнь», потому что это тоже попытка найти слова и выработать язык. Название мы поменяли.

Я вижу параллели нашего фильма с материалом «Медузы» не только в словах (даже описание панической атаки начинается в обоих случаях практически дословно одинаково, и слова про жизнерадостность, и вообще очень многое, я выхватываю целые идентичные строки), но и в образах. Посмотрите на их иллюстрации: они метафоричны, нейтральны, но наполнены внутренней силой (точнее, внутренней слабостью), они передают атмосферу.
Мы с Яной ходили днями по городу, против ветра, зимой, в самый холод, и искали образы. Обветренные, уставшие, мы возвращались по домам, сливали материал и готовились идти снова.


Я помню тот день, когда Коняш впервые рассказал мне о том, как он себя ощущал: я помню день, помню температуру воздуха за окном, помню его выражение лица, помню его слова и дрожь голоса. Я тогда, конечно, не думал ничего такого снимать, но это было важно для меня, так важно.

мой опыт


Я рад, что постепенно ментальные болезни выходят из табуированной категории, что люди делятся опытом и помогают друг другу.
Все такое нестабильное. Хочется помочь, но как?

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семибратов говорит: «Девочка одного с вами возраста, студентка четвертого курса!.. Наша с вами землячка, учится у моего мастера. Ее полнометражный документальный фильм в конкурсной программе ММКФ».
Он, конечно, в нас разочарован. Мы не стремимся снимать полный метр, не ищем спонсоров и инвесторов, не берем валяющиеся на дороге суперинтересные темы (а те темы, что мы берем, все слишком простые и вроде как на дороге валяются, кто хочет подберет, могли бы и поинтереснее подобрать).
Из 16 человек работы на экзамен принесли только шестеро? Семеро? Очень мало. Одна работа даже не фильм, а минута нелепой попытки слепить из того, что было. Вторая работа обрывается на середине. Третья — без начала.
Семибратов говорит: «Те, кто не принес работы... Я не могу поставить вам оценку. Вы, может, донесете мне что-то в ближайшие дни?.. — Потом он делает паузу и качает головой, не глядя на нас. — Я, конечно, могу поставить тройки, если вы хотите...» Он не считает тройки оценками, и поэтому его следующая фраза обрывается на полуслове, когда первый из студентов кладет ему зачетку на стол, чтобы получить тройку. А потом все остальные из не принесших фильмы — тоже кладут зачетки на тройки.
Фразу Семибратов так и не заканчивает. Да и что тут говорить.
Мы облажались.

Я принес фильм, который хотел бы видеть, и считаю его достойным. Получил заслуженную отл. Но я, и Яна, и Настя, и вообще все, кто принес и кто не принес работы, слушали те грустные речи, который сводились к образцово-показательной порке.
Как говорил Маэстро: если бы у меня было все то, что я сейчас рассказываю вам, то в моем возрасте я был бы нобелевским лауреатом.

Я делал все вовремя и в соответствии с заданиями. Всегда, даже когда знал, что Маэстро не прочитает мой сценарий, Костик не будет слушать наши новости, а Семибратов не увидит метафору в видео.
Сессия на режиссуре закрыта.
Мы — это четыре года разочарования.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Луч ходит по кафедре, разговаривая то ли с нами всеми, то ли с самим собой.
— Сейчас отвечу этой негодяю из Хельсинки... — бормочет он себе под нос, близоруко глядя в экран айпада. — А то все пишет мне и пишет!
Даша печатает за компьютером последние детали диплома. Ш. уступила ей место, пересев в кресло и взяв ноутбук.
Луч подходит к настежь раскрытому окну:
— Обещают дождь вечером. Правда, утром обещали дождь днем, — говорит он, сверяя картинку с айпада с безоблачным небом за окном.
— Завтра-то точно польет, — авторитетно заявляет Ш., отрываясь от ноутбука.
— А если нет, это будет уже просто неприлично! — Луч комично вздыхает. — Ведь я второй день ношу зонт!
— А я вот сегодня без зонта, — улыбается Ш.
— И вас это не красит! — смеется Луч.
И мы все тоже смеемся.

Кафедра истории СМИ — очень уютная. Она больше, чем кафедра публицистического мастерства, но вся какая-то похожая то ли на антикварную лавку, то ли на Отдел Чудес. На дверце книжного шкафа висят крылья летучей мыши, а на стене — карта Екатеринодара образца начала прошлого века. Книги на английском соседствуют с брошюрами об истории Кубани. Большие альбомы по истории искусства делят полку с экземплярами «Кубанских новостей».
Вообще-то я пришел совсем не сюда, но Луч зазвал меня на кафедру, чтоб я не ждал Дашу в коридоре, усадил на стул и начал расспрашивать, как там поживает бездельник Гиберт, кто у нас нынче декан и как мне пришло в голову поступать в институт культуры на очку. Потом он угощает нас с Дашей бананами, которые ждут своего часа на столе.
— Ну что вы! Станем мы вас объедать! — протестую я.
— Да я вообще бананы не ем! — смеется Луч. — Поэтому с радостью угощаю ими всех желающих! Люблю смотреть, как люди едят.

Без Беатриче мне очень неуютно. Все такие милые и такие чужие. Даша рассказывает, как они накануне весело тусили на кафедре, а я не могу представить себя в такой же ситуации, потому что мне страшно. Я чужак. Я не свой.
На кафедре публицистического мастерства я тоже чувствовал себя чужим, но ощущал это иначе. Там я имел право находиться, потому что Мороз мог написать мне среди дня о том, что вот, мол, в букинистическом магазине меня ждет собрание сочинений А.К. Толстого, а мог посоветовать хороший фильм, а мог сказать мне на паре, что я не улавливаю суть модернизма. И все это в равной степени было уместным и логичным.
А еще Мороз угощал меня кофе из своей кружки, давал чайник в руки и отправлял за водой, а Павлов ловил меня в коридоре и кричал: «Дарья, вы все еще любите Эйзенштейна?»
С кафедрой истории журналистики не так, они ведь вещь-в-себе, а я всегда гость.

Несмотря ни на что, люблю журфак так же сильно, как любил его еще до поступления, проезжая его в 8 классе, по дороге на курсы японского; как любил его в 11 классе, свой единственный выходной после бесконечной учебы проводя здесь, в учебе, считая более уместным прочитать за день «Мертвые души» осознанно и не для галочки, нежели поспать и поучить какие-нибудь съезды партий; как любил его на первом курсе, когда факультет сиял и завораживал, и я был самым счастливым человеком, переступая его порог.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

00:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В четверг сдавали черновики фильмов-реконструкций, в связи с чем собрались доброй половиной группы.
Я рассказал Яне, как на днях наткнулся по ОТР на «Ивана Грозного» Эйзена и снова испытал это чувство огромной любви к режиссеру и человеку, который создал что-то настолько прекрасное, сильное, важное и просто гениальное.
И Яна сказала: «Эх, Даша-Даша. Гениальное остается гениальным, а ты должна расти».

Яна сказала, что я должен развиваться.
Почему в моей жизни все время появляются изаеподобные люди, которые выбивают меня из колеи?
Разве я не развиваюсь? Разве не расту? Неужели Джей прав, и растет только мое ЧСВ?

Сейчас наконец нашел полчаса хоть для одной серии «Юрия на льду», которого ждал с момента первого тизера и не мог смотреть на волне общего хайпа.
А там гг озвучивает Тосиюки Тоёнага. Ну вот тот самый, который озвучивал Микадо.
И что-то тяжеловато (а ведь мне уже не пятнадцать).

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

13:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Энтузиазм приходит и уходит, а привычки остаются. Единственный принцип, возможный в моем случае для долгосрочных планов — просто потому что я постоянно переключаюсь и не могу долго концентрироваться на чем-то одном. Долго — это больше полугода, тем более — больше года.

Превращаюсь в человека, которого презираю: почти не читаю, не смотрю хорошие фильмы (как и плохие, как и вообще любые), с трудом могу на чем-то сосредоточиться.
Яна вчера сказала, что надо о себе заботиться и хоть немного отдыхать. Сегодня у меня было немного времени в первой половине дня перед очередным забегом на длинную дистанцию в связи со съемками, так что я включил наконец первую серию Парусов на французском. Ривер говорила, что сериалы на изучаемом языке без субтитров — милое дело, и вначале будет непонятно, а потом поневоле втянешься и будешь воспринимать речь гораздо лучше.
Не спорю, понятно мало, но проблема даже не в этом.

Во-первых, я понимаю слова — я слышу, кто что говорит, это не каша из сплошного текста. Проблема в том, что я не понимаю, что эти слова значат. И хотя мне встречается много знакомых слов (которые я не раз видел/слышал), я все еще понятия не имею, что они означают. Поэтому реально воспринимаю только картинку и имена, аеее.
Во-вторых, я не могу сосредоточиться на сериале. Как не могу сосредоточиться сейчас ни на чем. Я смотрю какое-то время: так, пираты, море, акулы, а как быть с шляпкой для съемок, где взять туфли на низком каблуке, все ли я документы отправил на подпись по поводу практики, почему не звонит Яна по поводу общения с костюмерами, еще шесть текстов на Фрая писать, что если гримеры попросят денег? Все, пираты уплыли, остались только съемки.

Экзамен совсем скоро, все умные ребята с хорошим французским слились и сказали, что они не готовы, и я такой в белом плаще стою красивый, не могу дольше четырех минут говорить, не понимаю ничего на слух, ммм, данон.
Изо всех гештальтов дует.
Кажется, не смогу почувствовать себя в безопасности и перестать стрессовать раньше июля, а это значит, что все это напряжение не спадет еще добрых полтора месяца. И отказ от кофе и попытка вернуть нормальный режим сна — все это никак не помогает, и вот вчера по мне ударило всей этой паникой так, что я не мог просто вот ничего и дополз до дома в состоянии, близком к овощу.
Я устал, мне страшно, а все почему-то только начинается.

@темы: перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

22:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В семье меня недолюбливают.
Сегодня, когда мы смотрели очередную серию «Министерства времени» (про XI век), я радостно закричал: ЭТО ЖЕ СИД, — и семья, поджав губы, спросила: кто такой Сид?
В прошлый раз закатили глаза на тему моей радости по поводу появления Лорки.

Я и научная деятельность — это «Калина красная». Я зарекаюсь участвовать в этом стрессовом аттракционе, стараясь сохранить остатки нервов, а потом ношусь, взмыленный, и собираю документы, готовлю доклады, «не забудь сделать презентацию к завтрашнему утру», етц.
(Люблю науку, люблю исследовать, не люблю «дедлайн был вчера».)

Параллельно читаю contes de fées français, спасибо французскому языку, что он у меня есть.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Херовато у меня дела, Лафайет.

23:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Защитили сегодня проект про тележурналистике. Больше всего я рад даже не тому, что недельная работа увенчалась успехом, а тому, что вчерашние панические атаки и обстановка дома никак не повлияли на мою работу. Я взял на себя функцию ассистента режиссера, и помимо работы до «эфира» я говорил в ухо ведущему дебатов, и это было очень круто: фактически, модератором выступали мы с ведущим на пару. И тезисы мы прописали, и конфликтные точки, и вообще!
Мне кажется, факт того, что я даже после вчерашнего приступа могу выполнять возложенные на меня обязанности так, что даже Шнайдер похвалила работу за кадром, значит для меня даже слишком много. Контролировать эфир и не позволять мысли уйти, ах, славно как. В некотором роде, я взял на себя все эти образования и научные работы в первую очередь именно для того, чтобы контролировать свою нестабильность непрекращающимися дедлайнами и обязанностями. Как бы тебе ни было плохо, иди и делай, что называется.

Наслушавшись негативных отзывов о постановке Non Dolet в нашем театре драмы, уже не чаял найти единомышленника, кроме Сахарка. И тут Костя говорит сегодня, что ходил на Non Dolet трижды. До чего же славно.
Счастлив также, что Коняшу понравилась «Красавица и чудовище»; встреча с ним — один из самых светлых моментов в череде бесконечной занятости и шалящих нервов.

Наконец залил в сеть свой однокадровый. Он простой, но мне очень нравится та мысль, которую я в него вкладывал, нравится эта стена, нравится игра Толика и его же плашка с названием работы =)


@темы: Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., Рихито-сама, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

Mea culpa

главная