• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: херовато у меня дела, лафайет. (список заголовков)
15:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Если прошлогодняя поездка в Париж, после нескольких десятков выпусков Coffee Break French со стандартными туристическими фразами, принесла мне огромную радость коммуникации (меня понимали! я понимал!), то в этот раз я понял, насколько мало вкладываюсь в язык.
Я все еще беспомощен, как слепой котенок, это грустно, но неоспоримо.

Мюнх рассказывала, как учила язык, насколько много занималась. Я вожусь в песочнице второй год, потому что до сих пор, может быть, не уверен ни в чем.
Еще обстоятельства: я так устал за последние годы учебы, когда на мне всегда висело по нескольку образований, бесконечные экзамены, пары литералли с утра до вечера и подъем без четверти шесть (в лучшем случае), что сейчас, когда ходить в институт можно раз в неделю, а перед французским есть целых полдня без занятий... я расслабился.
Я позволил себе расслабиться, позволил себе спать по 7-8 часов, смотреть по серии сериала на ночь, позволил себе читать по утрам на диване (не по-французски!), позволил себе соглашаться на все съемки Яны, потому что это тоже важно.

Оказалось, что без постоянной учебы, которая меня держала в тонусе и в ежовых рукавицах срывов, я совершенно не способен себя организовать и буксую, сдаю назад, теряю наработанное в простом желании отдыхать.
И сколько бы я ни твердил себе vita nostra brevis est, brevi finietur, это не работает, потому что у меня отключился страх, отключилась мотивация, осталась только бесконечная, накопившаяся за долгие годы усталость.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., I'll find her if I have to burn down all of Paris

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

21:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Люди так боятся камеры, как будто я прошу их перед объективом жрать говно. Но ведь мой диплом не про Сорокина.

— Яна, Павлов все еще отказывается!
— На колени ты падала?
@
вся суть этой канители с уговорами

Слежу за дипломом Яны как за собственным дитем: «Яна, у тебя завтра съемка», «Не забудь штатив», «Мне писать герою по поводу завтрашних репетиций?», «Спектакль в среду».
Яна иногда забывает о предстоящих съемках и испытывает трепет перед героем.
На неделе из-за сессии я не смог поехать с ней на съемки; она рассказывала, что очень нервничала, а в режиссерской ее спросили: «А где Даша?» So sweet!
Дело, конечно, не в Яне. Знаю это еще со съемок в цирке: воспринимается тот человек, который ведет переговоры. Остальные члены съемочной группы кажутся дополнением. Это иллюзия: ассистент не будет говорить ничего, что не обговорено с режиссером. Так Юля говорила от моего лица в цирке, а я говорю от лица Яны. Не более того.

Договариваюсь с героем Яниного диплома: «Добрый день, Александр Викторович! Как Сьюша? Карише привет! Что там с репетициями? Ждите нас, придем снимать! хохо»
Договариваюсь со своими экспертами:
1. Дыхательная гимнастика
2. Закинуться таблетками от паники
3. Взять телефон
4. Глубокий вдох
5. Переждать темноту перед глазами
6. Набрать номер
7. Мучительно переживать

Просто у Яны я ассистент, а у меня ассистента нет. Почему чужим героям звонить легче, чем своим, я пока не понял. Каждый раз кажется, что я победил в себе все, а потом снова кровь от головы отливает, когда надо сязываться с потенциальным экспертом. Хотя сейчас-то что — после такого количества отказов я могу звонить кому угодно без страха, зная, что меня снова отфутболят.
Каждый раз вспоминаю свои серьезные щщи, с которыми я уверял Семибратова, что у меня есть эксперты по теме Тэффи, просто вот не знаю кого выбрать, столько вариантов, в очередь выстроятся, стоит только услышать, что меня тут намечается проект.
А мне просто казалось, что свои меня не бросят, забыв, что нет никаких своих. Теперь вот верчусь ужом. Надо вертеться еще активнее, конечно, никто не говорил, что будет легко.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет.

22:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В последнее время меня такое количество людей послали в далекое эротическое путешествие с моим дипломом, что я сбился со счёту.
Как сказала Беатриче, на журфаке люди творческие, а у вас там ещё более творческие. Так вот все эти творческие имеют огромное количество творческих отмазок: у меня глаза не горят, у меня специализация по другому веку, а я вообще хочу тебе кофе в лицо плеснуть. Ну, знаете, что угодно, только уберите камеру.

Большую часть времени я проводу в ужасе и панике, и не спасает даже факт сессии на журе, что всегда служило панацеей. То есть я рад, конечно, что мы можем шутить с Беатриче про Гарри Поттера, а она сама зовёт нас лучом света в своём расписании, но мы же все прекрасно понимаем, что вне расписания мы станем просто ещё одной проблемой.

С Павловым тоже непонятно - я притаранил ему аналитическую статью про "Гоголя", а в итоге все меня хвалили, в том числе Павлов, но где же махач, где же неистовство? Где страсть, покажите мне страсть!
Все это накладывается на факт отказа Павлова от съемок, причём отказа после данного за неделю до согласия. Теперь бегаю как укушенный горегубкой (с пламенем из ануса) и ищу ему замену, потому что на какое-то время позволил себе поверить, что его участие в принципе возможно. Вот это я фантазёр.

Можно сколько угодно делать вид, что усидеть на двух стульях не составляет проблемы, если ты достаточно орёл и любишь своё дело, но совместить в одной работе два факультета с натянутыми отношениями, кажется, вне моей компетенции.
Дашин приезд на какое-то время сбил меня с толку: трудно всерьёз думать о потере чувства журфака (Микк и его чувство журфака - это как Смилла и ее чувство снега), когда Даша пишет этажом ниже: "Иди к нам на кафедру западников, тут сплит и печенье". Но это кафедра западников, а не моя.
Даша может звать ее своей, а у меня вроде и нет больше кафедры, с тех пор, как я перестал быть частью кафедры славянофилов.
Я как лирический герой Меладзе: повсюду иностранец, и повсюду вроде бы свой.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

18:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На «Медузе» сегодня вышел отличный материал «Я просыпалась и начинала рыдать» Как жить с депрессией и паническими атаками: рассказывают девушка с расстройством психики и ее муж.
Отличный это материал по многим причинам.

На днях мы с Яной закончили работу над фильмом-портретом, основной темой которого была жизнь человека с ментальными болезнями. Немалая часть фильма построена на поэтическом монтаже, на метафорах и создании атмосферы. Например, монолог о причинах зарождения депрессии сопровождал звук пустоты.
В начале этого монолога Коняш, который и является героем, говорит: «Основная проблема в том, как я считаю, что в русскоязычном пространстве недостаточно много говорят о том, что с тобой случается, когда ты переживаешь тяжелую утрату, когда ты расстаешься с любимым человеком, когда умирает твой родственник, когда тебя бросают, когда ты вдруг просыпаешься и понимаешь, что ты не можешь пойти на работу, потому что в тебе нет сил, абсолютно никаких».

Я знаю текст нашего фильма практически наизусть. Много раз слушая записи интервью, подбирая кадры под каждое слово, делая расшифровку, я снова и снова переживал то, что переживал Коняш. Когда мы с Яной сокращали монолог, приходилось бороться за каждое слово: это важно, это важно, это очень важно.
И вот эти слова я вижу в монологах, которые опубликовала «Медуза». У нас действительно не так много об этом говорят, тем более в публичном пространстве, где не вся аудитория знает, что такое паническая атака и чем клиническая депрессия отличается от меланхолии и грусти. Поэтому люди с ментальными заболеваниями вынуждены использовать скупой набор слов и образов, который будет понятен широкой публике. Чтобы быть услышанными, им приходится снова и снова обращаться к одним и тем же словам. И сначала — когда слышишь/читаешь об этом впервые — кажется, что их достаточно. А потом ты слышишь ту же историю от другого человека. И еще от одного. И снова.
И становится понятно, что, так или иначе, приходится все пояснять. Потому что этот язык только зарождается в русскоязычном пространстве, и в его лексиконе не так много слов.

«Медуза» расширяет пространство борьбы, выражаясь языком Уэльбека, потому что выносит эти темы на публику.
Черновым названием нашего фильма было «Маленькая жизнь», потому что это тоже попытка найти слова и выработать язык. Название мы поменяли.

Я вижу параллели нашего фильма с материалом «Медузы» не только в словах (даже описание панической атаки начинается в обоих случаях практически дословно одинаково, и слова про жизнерадостность, и вообще очень многое, я выхватываю целые идентичные строки), но и в образах. Посмотрите на их иллюстрации: они метафоричны, нейтральны, но наполнены внутренней силой (точнее, внутренней слабостью), они передают атмосферу.
Мы с Яной ходили днями по городу, против ветра, зимой, в самый холод, и искали образы. Обветренные, уставшие, мы возвращались по домам, сливали материал и готовились идти снова.


Я помню тот день, когда Коняш впервые рассказал мне о том, как он себя ощущал: я помню день, помню температуру воздуха за окном, помню его выражение лица, помню его слова и дрожь голоса. Я тогда, конечно, не думал ничего такого снимать, но это было важно для меня, так важно.

мой опыт


Я рад, что постепенно ментальные болезни выходят из табуированной категории, что люди делятся опытом и помогают друг другу.
Все такое нестабильное. Хочется помочь, но как?

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семибратов говорит: «Девочка одного с вами возраста, студентка четвертого курса!.. Наша с вами землячка, учится у моего мастера. Ее полнометражный документальный фильм в конкурсной программе ММКФ».
Он, конечно, в нас разочарован. Мы не стремимся снимать полный метр, не ищем спонсоров и инвесторов, не берем валяющиеся на дороге суперинтересные темы (а те темы, что мы берем, все слишком простые и вроде как на дороге валяются, кто хочет подберет, могли бы и поинтереснее подобрать).
Из 16 человек работы на экзамен принесли только шестеро? Семеро? Очень мало. Одна работа даже не фильм, а минута нелепой попытки слепить из того, что было. Вторая работа обрывается на середине. Третья — без начала.
Семибратов говорит: «Те, кто не принес работы... Я не могу поставить вам оценку. Вы, может, донесете мне что-то в ближайшие дни?.. — Потом он делает паузу и качает головой, не глядя на нас. — Я, конечно, могу поставить тройки, если вы хотите...» Он не считает тройки оценками, и поэтому его следующая фраза обрывается на полуслове, когда первый из студентов кладет ему зачетку на стол, чтобы получить тройку. А потом все остальные из не принесших фильмы — тоже кладут зачетки на тройки.
Фразу Семибратов так и не заканчивает. Да и что тут говорить.
Мы облажались.

Я принес фильм, который хотел бы видеть, и считаю его достойным. Получил заслуженную отл. Но я, и Яна, и Настя, и вообще все, кто принес и кто не принес работы, слушали те грустные речи, который сводились к образцово-показательной порке.
Как говорил Маэстро: если бы у меня было все то, что я сейчас рассказываю вам, то в моем возрасте я был бы нобелевским лауреатом.

Я делал все вовремя и в соответствии с заданиями. Всегда, даже когда знал, что Маэстро не прочитает мой сценарий, Костик не будет слушать наши новости, а Семибратов не увидит метафору в видео.
Сессия на режиссуре закрыта.
Мы — это четыре года разочарования.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Луч ходит по кафедре, разговаривая то ли с нами всеми, то ли с самим собой.
— Сейчас отвечу этой негодяю из Хельсинки... — бормочет он себе под нос, близоруко глядя в экран айпада. — А то все пишет мне и пишет!
Даша печатает за компьютером последние детали диплома. Ш. уступила ей место, пересев в кресло и взяв ноутбук.
Луч подходит к настежь раскрытому окну:
— Обещают дождь вечером. Правда, утром обещали дождь днем, — говорит он, сверяя картинку с айпада с безоблачным небом за окном.
— Завтра-то точно польет, — авторитетно заявляет Ш., отрываясь от ноутбука.
— А если нет, это будет уже просто неприлично! — Луч комично вздыхает. — Ведь я второй день ношу зонт!
— А я вот сегодня без зонта, — улыбается Ш.
— И вас это не красит! — смеется Луч.
И мы все тоже смеемся.

Кафедра истории СМИ — очень уютная. Она больше, чем кафедра публицистического мастерства, но вся какая-то похожая то ли на антикварную лавку, то ли на Отдел Чудес. На дверце книжного шкафа висят крылья летучей мыши, а на стене — карта Екатеринодара образца начала прошлого века. Книги на английском соседствуют с брошюрами об истории Кубани. Большие альбомы по истории искусства делят полку с экземплярами «Кубанских новостей».
Вообще-то я пришел совсем не сюда, но Луч зазвал меня на кафедру, чтоб я не ждал Дашу в коридоре, усадил на стул и начал расспрашивать, как там поживает бездельник Гиберт, кто у нас нынче декан и как мне пришло в голову поступать в институт культуры на очку. Потом он угощает нас с Дашей бананами, которые ждут своего часа на столе.
— Ну что вы! Станем мы вас объедать! — протестую я.
— Да я вообще бананы не ем! — смеется Луч. — Поэтому с радостью угощаю ими всех желающих! Люблю смотреть, как люди едят.

Без Беатриче мне очень неуютно. Все такие милые и такие чужие. Даша рассказывает, как они накануне весело тусили на кафедре, а я не могу представить себя в такой же ситуации, потому что мне страшно. Я чужак. Я не свой.
На кафедре публицистического мастерства я тоже чувствовал себя чужим, но ощущал это иначе. Там я имел право находиться, потому что Мороз мог написать мне среди дня о том, что вот, мол, в букинистическом магазине меня ждет собрание сочинений А.К. Толстого, а мог посоветовать хороший фильм, а мог сказать мне на паре, что я не улавливаю суть модернизма. И все это в равной степени было уместным и логичным.
А еще Мороз угощал меня кофе из своей кружки, давал чайник в руки и отправлял за водой, а Павлов ловил меня в коридоре и кричал: «Дарья, вы все еще любите Эйзенштейна?»
С кафедрой истории журналистики не так, они ведь вещь-в-себе, а я всегда гость.

Несмотря ни на что, люблю журфак так же сильно, как любил его еще до поступления, проезжая его в 8 классе, по дороге на курсы японского; как любил его в 11 классе, свой единственный выходной после бесконечной учебы проводя здесь, в учебе, считая более уместным прочитать за день «Мертвые души» осознанно и не для галочки, нежели поспать и поучить какие-нибудь съезды партий; как любил его на первом курсе, когда факультет сиял и завораживал, и я был самым счастливым человеком, переступая его порог.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

00:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В четверг сдавали черновики фильмов-реконструкций, в связи с чем собрались доброй половиной группы.
Я рассказал Яне, как на днях наткнулся по ОТР на «Ивана Грозного» Эйзена и снова испытал это чувство огромной любви к режиссеру и человеку, который создал что-то настолько прекрасное, сильное, важное и просто гениальное.
И Яна сказала: «Эх, Даша-Даша. Гениальное остается гениальным, а ты должна расти».

Яна сказала, что я должен развиваться.
Почему в моей жизни все время появляются изаеподобные люди, которые выбивают меня из колеи?
Разве я не развиваюсь? Разве не расту? Неужели Джей прав, и растет только мое ЧСВ?

Сейчас наконец нашел полчаса хоть для одно серии «Юрия на льду», которого ждал с момента первого тизера и не мог смотреть на волне общего хайпа.
А там гг озвучивает Тосиюки Тоёнага. Ну вот тот самый, который озвучивал Микадо.
И что-то тяжеловато (а ведь мне уже не пятнадцать).

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

13:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Энтузиазм приходит и уходит, а привычки остаются. Единственный принцип, возможный в моем случае для долгосрочных планов — просто потому что я постоянно переключаюсь и не могу долго концентрироваться на чем-то одном. Долго — это больше полугода, тем более — больше года.

Превращаюсь в человека, которого презираю: почти не читаю, не смотрю хорошие фильмы (как и плохие, как и вообще любые), с трудом могу на чем-то сосредоточиться.
Яна вчера сказала, что надо о себе заботиться и хоть немного отдыхать. Сегодня у меня было немного времени в первой половине дня перед очередным забегом на длинную дистанцию в связи со съемками, так что я включил наконец первую серию Парусов на французском. Ривер говорила, что сериалы на изучаемом языке без субтитров — милое дело, и вначале будет непонятно, а потом поневоле втянешься и будешь воспринимать речь гораздо лучше.
Не спорю, понятно мало, но проблема даже не в этом.

Во-первых, я понимаю слова — я слышу, кто что говорит, это не каша из сплошного текста. Проблема в том, что я не понимаю, что эти слова значат. И хотя мне встречается много знакомых слов (которые я не раз видел/слышал), я все еще понятия не имею, что они означают. Поэтому реально воспринимаю только картинку и имена, аеее.
Во-вторых, я не могу сосредоточиться на сериале. Как не могу сосредоточиться сейчас ни на чем. Я смотрю какое-то время: так, пираты, море, акулы, а как быть с шляпкой для съемок, где взять туфли на низком каблуке, все ли я документы отправил на подпись по поводу практики, почему не звонит Яна по поводу общения с костюмерами, еще шесть текстов на Фрая писать, что если гримеры попросят денег? Все, пираты уплыли, остались только съемки.

Экзамен совсем скоро, все умные ребята с хорошим французским слились и сказали, что они не готовы, и я такой в белом плаще стою красивый, не могу дольше четырех минут говорить, не понимаю ничего на слух, ммм, данон.
Изо всех гештальтов дует.
Кажется, не смогу почувствовать себя в безопасности и перестать стрессовать раньше июля, а это значит, что все это напряжение не спадет еще добрых полтора месяца. И отказ от кофе и попытка вернуть нормальный режим сна — все это никак не помогает, и вот вчера по мне ударило всей этой паникой так, что я не мог просто вот ничего и дополз до дома в состоянии, близком к овощу.
Я устал, мне страшно, а все почему-то только начинается.

@темы: перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

22:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В семье меня недолюбливают.
Сегодня, когда мы смотрели очередную серию «Министерства времени» (про XI век), я радостно закричал: ЭТО ЖЕ СИД, — и семья, поджав губы, спросила: кто такой Сид?
В прошлый раз закатили глаза на тему моей радости по поводу появления Лорки.

Я и научная деятельность — это «Калина красная». Я зарекаюсь участвовать в этом стрессовом аттракционе, стараясь сохранить остатки нервов, а потом ношусь, взмыленный, и собираю документы, готовлю доклады, «не забудь сделать презентацию к завтрашнему утру», етц.
(Люблю науку, люблю исследовать, не люблю «дедлайн был вчера».)

Параллельно читаю contes de fées français, спасибо французскому языку, что он у меня есть.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Херовато у меня дела, Лафайет.

23:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Защитили сегодня проект про тележурналистике. Больше всего я рад даже не тому, что недельная работа увенчалась успехом, а тому, что вчерашние панические атаки и обстановка дома никак не повлияли на мою работу. Я взял на себя функцию ассистента режиссера, и помимо работы до «эфира» я говорил в ухо ведущему дебатов, и это было очень круто: фактически, модератором выступали мы с ведущим на пару. И тезисы мы прописали, и конфликтные точки, и вообще!
Мне кажется, факт того, что я даже после вчерашнего приступа могу выполнять возложенные на меня обязанности так, что даже Шнайдер похвалила работу за кадром, значит для меня даже слишком много. Контролировать эфир и не позволять мысли уйти, ах, славно как. В некотором роде, я взял на себя все эти образования и научные работы в первую очередь именно для того, чтобы контролировать свою нестабильность непрекращающимися дедлайнами и обязанностями. Как бы тебе ни было плохо, иди и делай, что называется.

Наслушавшись негативных отзывов о постановке Non Dolet в нашем театре драмы, уже не чаял найти единомышленника, кроме Сахарка. И тут Костя говорит сегодня, что ходил на Non Dolet трижды. До чего же славно.
Счастлив также, что Коняшу понравилась «Красавица и чудовище»; встреча с ним — один из самых светлых моментов в череде бесконечной занятости и шалящих нервов.

Наконец залил в сеть свой однокадровый. Он простой, но мне очень нравится та мысль, которую я в него вкладывал, нравится эта стена, нравится игра Толика и его же плашка с названием работы =)


@темы: Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., Рихито-сама, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:31 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Написал ночью в инстаграме, что устроил себе с Тварями двухчасовые каникулы.
Сегодня пришла Шнайдер и задала написать материал на тему «Самое яркое впечатление от моих каникул». Здравствуй, жопа, Новый год пятый класс и сочинение «Как я провел лето» (кстати, такое сочинение писал единожды и то на французском классе в девятом, наверное).

Пока я озадаченно прикидывал, про что же мне писать, начались вопросы в пустоту:
— Ой, а что мне писать, если ничего не случилось?
— Или если каникул ни на что не хватило?
— Или если, — тоже в пустоту вопрошаю я, — каникул не было?

Тут одногруппница выдала гениальное:
— У тебя были каникулы целых два часа!
Вся суть.

Бзв, пришел сегодня в институт немного помятый, потому что поздно лег, плохо спал и слишком рано проснулся и начал маяться расстроенными нервами.
— Доброе утро, — хитро прищурилась Яна, когда я зашел в аудиторию. — Вижу у тебя в глазах счастье!
— Это недосып, — говорю. — Ты перепутала.
— А вот нефиг в два часа ночи Тварей смотреть! — мудро изрекла Яна, и кто я такой, чтобы возражать.

И чтоб два раза не вставать: за полсекунды утвердил тему научки у Левитиной @ в то же время выслушал от Мороза лекцию о том, что попытки защищать Булагрина — бессмысленное свидетельство синдрома сжв (тему не утвердил). Тяжело жить, когда ты не очень умный.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Опять вступил в открытую конфронтацию с преподавательницей, которой через несколько дней сдавать экзамен. Ничему меня жизнь не учит. [2]
Со стороны, наверное, мы были похожи на Греча и Дельвига: я заливался соловьем, какой Булгарин классный, а преподавательница сидела с лицом Нарциссы Малфой и периодически кисло либо язвительно комментировала "ну конечно" или "какой же ещё аудитории у него быть".
Периодически мы вступали в легкую полемику, где я, по словам Коняша, защищал Булгарина со стойкостью адвоката (на самом деле, это выглядело скорее жалко, чем эффективно, но я правда не могу молчать, когда слышу такие несправедливые обвинения).

Никогда ещё мне так интеллигентно не советовали заткнуться: "Выступите со своим Булгариным на студенческой научной конференции!" - посоветовала преподавательница. А потом ещё два раза посоветовала. Как вы понимаете, меня было непросто остановить.
В конце концов, она спросила, чем же меня так зацепил Булгарин, и я даже не смог толком сформулировать. С трудом составил пару фраз о том, какой огромный вклад Булгарин внёс в отечественную журналистику и литературу, как он сильно расширил читательский слой в России. Отчаянно пояснил, что тяжело воспринимаю яростную критику, которой подвергается Булгарин в специализированной литературе.

Лучшее на этой паре, конечно, следующее:
- Или даже Белинский, не к ночи будь помянут... - рассказывал я.
- А что это вы так с Белинским? - хищно поинтересовалась задетая за живое преподавательница.
- Ничего личного... - попытался уточнить я.
- Не обращайте внимания, это ее личное мнение, - одновременно со мной сказал Коняш.
- Ладно, - я сдался. - Это мое личное мнение. Мы не любим Белинского.
- Мы - это кто?
- Ученики Павлова, - без тени иронии ответил я.
- Надо же. Скажу Павлову, что у него есть своя школа.
- Последователи Павлова!
- СВИДЕТЕЛИ ПАВЛОВА.
Все ещё нервно смеюсь.

Наиболее грустным в этой ситуации я считаю тот факт, что не умею говорить. Мне с детства почему-то все вокруг так часто повторяли, что язык у меня хорошо подвешен, что я даже сам в это поверил. И теперь, столкнувшись с неумолимой реальностью, я не знаю, что делать.
Прекрасно понимаю, в чем мои слабости. Например, я говорю ужасно быстро, потому что круг моих интересов часто настолько непонятен собеседникам, что я стараюсь вывалить всю имеющуюся информацию в первые минуты разговора/монолога, пока окружающие не потеряли интерес.
На днях мне напомнили, что средний человек не знает, кто такой Булгарин, и зачем о нем вспоминать. Стараюсь чаще себе об этом говорить.
(Но нужно, конечно, ещё чаще.)

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи

01:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Не выходил из дома с первого января, каникулы не могли быть лучше. Читаю книги, какие хочу, смотрю фильмы, какие хочу, — отдыхаю за весь прошедший семестр и за весь последующий. Каждый день, ложась спать, думаю, до чего же хорошо, что не пришлось идти по грязям и хлябям поселка к маршрутке, ждать ее на холоде, толкаться внутри, пересаживаться на другую маршрутку — в общем, дни гораздо длиннее, когда ты не тратишь по три часа в общественном транспорте.
Сплю так много, как будто пытаюсь компенсировать сразу весь недосып за последние пару месяцев. Моя жавороночья продуктивность страдает, но когда я смогу спать без вызванной дедлайнами тревоги в следующий раз?

Прошелся по ирландскому кино перед новым годом (Фаррелл оказался очень неплохим актером), теперь радостно залипаю на Эзру Миллера, который почему-то подозрительно часто играет в фильмах про травмы, принятие и все такое. То, что нужно сейчас.
Эзра — золотце, которое мы заслужили.


Завтра планирую выйти из дома и идти к людям, нервничаю. Скинул книгу на ридер (ехать на другой конец города), который теперь периодически использую в дороге (потому что зимой читать с айпада достаточно неудобно). Забросил ридер на долгое время (быстро разряжается) и вот обнаружил при подключении к компьютеру, что его зовут Тьяго.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Херовато у меня дела, Лафайет.

23:10 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
После того, как сдал рецензии и получил передышку до самых экзаменов, погрузился в славный мир книг и фильмов, которые не мог себе позволить читать/смотреть на протяжении семестра. Не делаю ничего полезного, с ужасом заставил себя хотя бы пыль вытереть, а за французский даже не садился. Убеждаю себя в том, что после учебы нужен отдых, а голосок внутри говорит: да какая там учеба, тоже мне, отдохнуть от отдыха решил?
Все бы ничего, но среди последних просмотренных фильмов практически в каждом поднимается или затрагивается тема суицида, и всем так плохо, так плохо, и мне кажется, что мне снова становится хуже. И привет, чувство вины: у меня все хорошо, так почему мне становится хуже?

Я еще не отошел от «Утомленных солнцем», где финал очень напомнил финал «12 стульев», которые я читал еще в школе и помню крайне отрывочно. Но у Даши ильфопетровский забег, и я поневоле вспомнил то немного, что запало мне в душу тогда, давно. И вот финал я помню отлично.
Так вот не отошел я от всего этого, когда посмотрел наконец «Залечь на дно в Брюгге» (а после рождественских рассказов вернулся к чтению «Госпожи Бовари», и все мы знаем, чем там дело кончится), и надо ли говорить, какой это было ошибкой, потому что все плохо и это еще не конец.
In the flesh уже даже не вгоняет в грусть после Брюгге, нет. Просто заставляет еще острее переживать ты никогда не оплакивал любимого, а это даже не мои эмоции.

Вокруг меня столько людей, которым плохо и нужна помощь, а я не могу помочь. Я не могу помочь никому из них.
И Семибратов говорил, что я смогу помочь, если сделаю фильм, но я делаю только хуже, только хуже, только хуже.
Я не могу никому помочь, и когда помощь предлагают мне, я только развожу руками — я не то чтобы не нуждаюсь в помощи, но я совершенно точно ее не заслужил. Мне страшно за всех них, но я не могу помочь. И я снова перечитываю открытки: ты важен, он так и пишет, ты нужен, а еще you deserve better, а потом он молчит, молчит, и я не могу ему помочь.



Я посмотрел «Хорошо быть тихоней». Когда-то очень давно мне, я уверен, эту книгу советовала почитать одноклассница, но я вроде как не очень по янг-адалт литературе и вежливо принял к сведению. Я не люблю такие штуки, потому что все это слишком далеко от меня. Потом мне рассказывал об этом фильме Коняш, и я задумался. Теперь выяснилось, что две трети гифок с Эзрой Миллером именно оттуда, но это уже не так важно.
Это похоже на книгу Ремарка, написанную на сюжет Донны Тарт, только фильм, а не книга. Вообще-то, это действительно напоминает простой янг-эдалт, но мне что-то так плохо стало, и я мог только хватать ртом воздух и считать про себя. Один-два-три и так далее.
И вот я лежал, боясь разогнуться, потому что почти весь фильм смотрел, обхватив колени и стараясь занимать как можно меньше места, — лежал и, задыхаясь, осознавал, насколько же я инфантильный, жалкий, одинокий и недостойный. Я настолько бесполезный и неконтактный. Сегодня ночью мне снилось, что я оказался в школе и хотел зайти в редакцию, потому что так давно так не был, — но я не смог. Я резко остановился, развернулся и сбежал, потому что... потому что — что мне там делать? Это не мое место.
Нигде не мое место.
Нигде мне нет места.

@музыка: Немного нервно — Сияние

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Удручающий опыт взаимодействия с людьми требует рефлексии.

На парах Шнайдер мы продолжаем пытаться в практику, и вот сегодня-завтра наша блестящая тема — интервью. В сто четвертый раз напомнив себе внутрижанровую классификацию, мы должны написать десять вопросов одногруппнику и провести с ним десятиминутное интервью, а затем написать десять вопросов любой живой личности, интересной многим, и придумать за нее/него ответы. Все эти ролевые игры имеют определенный смысл, особенно если ты учишься курсе этак на втором, но сейчас у нас шестьдесят рецензий на Гиберта, десять заданий на Семибратова, не смонтированный фильм-портрет и авитаминоз, так что меньше всего хочется думать, что же интересного есть в твоем соседе по парте Васе Пупкине.
В начале семестра мы делали задание «интервью с одногруппником» для Семибратова. Это было интервью-портрет, и путем жеребьевки мне в партнеры достался Костя-Есь. Очень удобно работать с тождиком, который хочет качественно выполнить задание. Мы продумали достаточно интересные и глубокие вопросы, давали друг другу развернутые ответы.

На паре Шнайдер, рожая в муках вопросы, мы могли только расплываться по партам, потому что это совсем не то. И вот самое ужасное — я столкнулся с абсолютным непониманием.
Моя попытка сделать интервью проблемным (зачем?) потерпела крах по той простой причине, что моя партнерка по заданию никак не хотела понять вопросы, хотя некоторые из них были обговорены заранее. Она задумывалась над отдельными словами и коротко отвечала одними и теми же фразами. Можно решить (со всеми основаниями), что я ужасно сформулировал вопросы (что неудивительно, учитывая атмосферу разложения и мою нелюбовь к предмету), но помимо прочего, мне действительно не удалось опуститься до уровня ЦА.
Я не хочу и скорее всего не хотел работать на телевидении в качестве журналиста («посмотрим, куда тебя жизнь заведет!» — слышится голос Джея из далекого две тысячи тринадцатого), но вообще я настолько привык к интеллектуальной тусовке, что совершенно теряюсь. Моя партнерка по заданию не знала слово «индифферентно», а ее спросила, кто такие Оруэлл и Хаксли.
Я очень ценю эту девушку, она потрясающий практик, снимает задания очень классные. Любит Довлатова. Почему все так вышло?

Сейчас я писал интервью (а мог бы писать рецензии) с селебрити и понял, что, выбрав интересную для себя тему снова промазал мимо ЦА (одногруппники и Шнайдер), потому что это будет: «Я перестал слушать, когда услышал в подводке незнакомое слово "гендер"», «Почему нас должны интересовать какие-то исследования?», «Идентичность — это когда ты один?», етц.
Я сам не семи пядей во лбу и не должен употреблять слова опускаться до чьего-то уровня, но работа с массовой неакадемической аудиторией кажется мне чем-то настолько пугающим, что я только убеждаюсь, как хочу уйти в преподавание.
(Слышу вопрос: с кем же ты говоришь вумными словами ирл? И у меня готов ответ: с друзьями! Невероятно, но факт. Я же не один такой.)
Само собой, будь у нас адекватный информационный повод, писать вопросы для интервью было бы легче. Высасывать из пальца вопросы ни о чем — так себе практика, но нам говорят, что именно этим мы и будем заниматься на какой-нибудь Кубань24.

Не так давно я понял, что документалистика почти полностью дискредитировала в моих глазах журналистику — журналистика слишком поверхностна и стихийна.
Чем больше слышу историй о местном тв от Шнайдер, тем больше грущу.
«Вот я как-то раз брала интервью у пожарного перед новым годом, и он заученно бубнил о технике безопасности все двенадцать минут, так я в конце спросила его, запускает ли он сам петарды!», «Никто не помнит, как этот итальянец относится к русской музыке, зато всем запомнился мой вопрос ему о русских девушках», «В личном интервью спросите, о чем человек мечтает».


@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На пятый раз понял, что все-таки водолаз, но немного отпустило.
Это был самый нелепый и необоснованный поход на Тварей, нелогичный пир во время чумы. На учебе додали дедлайнов, так что мы немного все опешили и решили, что уже можно врубать Гражданскую оборону.

Может, поэтому я и не отменил бронь, позвал Дашу и вообще решил напоследок себя развлечь, хотя в прошлый раз ходил на Тварей позавчера.

На этот раз развил теорию заговора Геллерта с Гнарлаком, чтобы обосновать логическую лакуну с пиздежом про видения. Предполагаю с большой долей вероятности, что информацию про обскура Геллерту слил (читай: продал) именно Гнарлак, которому стало известно о том, что обскури обитает в общине вторых салемцев. И, мол, ищи среди пары сотен детей, кто сердцу милее, чтобы разузнать про монстра. Тогда Геллерт (в личине Грейвза) нашел Криденса и наплел ему с три короба, имея исходные данные: а) обскур в НЙ, б) обскури не доживают до десяти лет. Отсюда ядреные несостыковки в видениях.

Кроме того, понял, что боюсь Ньюта. Кроме шуток: он весь такое солнышко, особенно в сцене с птицей-громом. Это трогательно и красиво до очарования.
Но шуточки Ньюта с пикирующим злыднем уже настораживают. И в эпизоде со сносорожицей видно, что сносорожица волнует его больше, чем Якоб. А хуже всего: сцена, где Ньют обезоруживает и вырубает двоих работниц МАКУСА, Бернадетт и ее напарницу. Он запросто пуляет заклинания и натравливает злыдня на них, и лицо у него такое... злое.
Он вообще не просто белая ворона. Крипи.
*
Понял, что именно смущает в «Проклятом дитя».
Несмотря на то, что в пересказе (и иногда в процессе чтения) сюжет выглядит кошмарным и алогичным, в нем проскальзывают сцены, потрясающе типичные для ГП. И поэтому... цепляет, что ли. В хорошем смысле.
Но одно дело — проза, где шестьсот страниц действий и размышлений перемежаются монологами о важности дружбы и силе любви. Совсем другое — пьеса, где по нескольку страниц кряду просто голая мораль. Похоже на паблики вк с чьими-нибудь цитатами.
Зато стало понятнее, почему не стоит переживать из-за штук типа «никто не раскрыл Гриндевальда» в Тварях. Сначала ты думаешь: вот, Волдеморт и Барти Крауч-мл. тусили в Хоге под прикрытием, но всем было норм, — ну так они сильные волшебники. Потом думаешь — впрочем, Гриндевальд тоже очень сильный, поэтому вся президентская рать МАКУСА ничего не заметила. А потом «Проклятое дитя» такое: спойлер Ясно понятно солнечно.

Из-за нагрузки по учебе и нерационального использования свободного времени (пять раз на Тварей в другой конец города ездил, ееее, молодец) не успеваю читать, и «Проклятое дитя» как бы разгрузило меня от аудиовизуальной информации. Странное чувство: сначала кажется, что твой словарный запас сократился до «интересно и операторское решение фильма» и «картина является своеобразной притчей»; потом читаешь пьесу по ГП и в какой-то момент ловишь себя на мысли: «о, какое интересное слово, я любил его использовать когда-то, а потом забыл». И потом минут пять смотришь на это слово и перекатываешь его на языке, потому что соскучился по нему.
Кошмарно это — не читать.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Херовато у меня дела, Лафайет., Лимон-который-выжил

18:16 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
читать

Вспоминаю конец первого курса и 20 ненаписанных рецензий за пару недель до сдачи. Трясся и паниковал, в итоге все равно пришлось после дедлайна идти должником.
Сейчас с рецензиям совсем завал, еще монтаж, съемки, другие съемки, третьи съемки, французский. Сессия на журфаке приближается, а там вопросов учить — мама не горюй. Переживаю ли я из-за этого? Да. Немного.

Стояли сегодня с Костей перед парой, грустили.
— Вот еще это настроение, — подвел итог я, — вроде как лицом на нож упасть хочется.
— Именно, — вздохнул Костя.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., обсессивно-компульсивное расстройство

11:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Неотвязно преследует ощущение, что с меня сейчас упадет лицо. Такое чувство, что я не спал весь ноябрь, который был одновременно катастрофически быстрым и отчаянно длинным.
Мне кажется, я был в Париже полгода назад, хотя не прошло еще и месяца, как я вернулся. При этом — что я сделал за ноябрь? Не помню. Все сливается в один длинный полярный день.

Мы постоянно на съемках с Яной, и от этого становится не так тяжело от припоминания количества ненаписанных рецензий Но это съемки для Яниного фильма, мой же пока что снят даже не на половину, я почти в панике. Сдавать надо со дня на день хотя бы черновую сборку, а мы пропадаем в театре, потому что наш герой уезжает в конце этой недели.

Яна: *незаметно снимает героя*
Герой: Я весь в трудах, весь в трудах, аки пчелка!
Яна: *выключает камеру*
Герой: ЖОПА
Яна: *бьет себя камерой по лицу, потому что сколько можно-то*

Такой парадокс: съемки-съемки-съемки, а принести Семибратову нечего. Я ничего не снял. Яна хотя бы между парами, между парами и съемками в театре вытягивает ребят и снимает задания — у меня это время уходит на дорогу, особенно учитывая образовавшиеся из-за погоды дополнительные пробки в последнее время. Я правда не знаю, что делать.

Прогулял вчера пары, на которых сказали непременно всем быть, чтобы сходить на Тварей. Опять. (Я мог бы снимать в это время задания, но ведь все были на парах.)
Толик: «Что, будешь в третий раз смотреть на большом экране, как того мальчика трогают за лицо?»
На самом деле, я смотрел на волшебный мир, смотрел на классную съемку, смотрел на характеры. Несколько дней назад было так тяжело, что вместо написания рецензии я посмотрел штук пять «фильмов о фильме» — смотрел на камеры, на декорации и на массовку, как же здорово. С каждым разом фильм все быстрее и быстрее, и я не понимаю, почему его называют затянутым. По ощущениям это и в первый раз едва тянуло на час-сорок, на третий раз все пролетело за каких-то полчаса.
Обскур в аймаксе — это как настоящий обскур, просто дыхание перехватывает. Особенно тот обскур в чемодане. Анриал. До чего техника дошла.

А еще мне безумно нравятся безликие авроры и вообще МАКУСА.

Даша очень тонко поинтересовалась, выходя из кинотеатра: «Ну что, в третий раз еще больнее?»

Смешно: все почему-то по очереди обижаются, что я ходил на Тварей без них. Правда: Гришок обиделся, что я ходил без него, и мы сходили с ним. Потом Даша закричала, как я мог сходить второй раз на Тварей без нее, и мы пошли с ней. Сейчас на меня набросилась Дагенушка, почему это я не позвал ее еще разок на Тварей — что ж, я бы не против и с ней сгонять, конечно ;D
Не уверен, осознают ли все эти люди, что я был бы рад просто тихо-мирно приставиться на руках у Джея сразу после первого похода на Тварей, потому что that would be enough.

@музыка: Queen — You Take My Breath Away

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Лимон-который-выжил

21:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Когда казалось, что жизнь наладилась и вернулись светлые дни, пришла беда, откуда не ждали.
Утром случился страшный, сильный, внезапный приступ ПА. Их не было очень давно, а главное — ничто не предвещало беды. В итоге чувствовал себя ужасно весь день: наплывали какие-то не мои воспоминания, я не мог понять, что происходит, не мог даже сосредоточиться на заданиях.

Чувство беспомощности и ирреальности происходящего.
Невозможность связать двух слов — с большим трудом выдавил пару предложений на обсуждении очень хорошей работы Толика.
Я говорил что-то и слышал что-то ответ — и почти сразу забывал об этом, а потом еще соображал, было это или мне только показалось.

После пар обсуждали с Яной грядущие съемки. Все бы ничего, но Яна предложила выпить кофе, а я из вежливости согласился, — кофеин (ожидаемо) сильно ухудшил ситуацию. Ехал домой два с половиной часа (привет, пятничные пробки), и все это время просто старался сосредоточиться на дыхании, потому что, стоило отвлечься, сбивался на гипервентиляцию. Руки все еще трясутся, но хотя бы кровь больше не отливает от головы, дикий хоровод странных мыслей не захлестывает, а сознание не уплывает.
Что называется — побыл немного радостным, теперь отрабатывай.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Херовато у меня дела, Лафайет.

Mea culpa

главная