• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: гости всыпали боярам звездюлей (список заголовков)
12:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


«...Характер у Вас, конечно, трудный, но причин к тому было много, помимо природных качеств. Ведь Вам так рано далась слава, а люди славы не прощают, и от этого рано у Вас начало развиваться чувство самообороны.
И к большим людям всегда предъявляют большие требования и не прощают им обычных в простых людях вещей.
И жестокость Ваша от людей, а не от Вас. Не знаю, верно ли, но мне кажется, что Вы, как и я, мало в жизни видели настоящей нежности. Вы, может быть, больше видели любви, чем нежности и преданности, а только истинная нежность нас смягчает в нашем ожесточении.
А натура у Вас богатая и необычная, и Вам самому с ней труднее, чем другим. А натура-то очень хорошая — я уверена».
(Елизавета Телешева — Сергею Эйзенштейну, Ленинград, 30/VI—36)

«...Если погибну — мой дух будет Вашим porte-bonheur'ом. Вспоминайте меня в тяжелые минуты, я буду приносить вам облегченье.
И помните, что говорила и писала Вам в последних письмах.
«Твердым будь»! Не растрачивайте себя зря. И, главное, научитесь хоть немного думать о людях. Не знаю, многие ли способны на такую трудную жизнь, как Пера Моисеевна и я. Надо очень уж любить Вас, чтоб все прощать.
Мне горько отсутствие вниманья с Вашей стороны во время самых тяжелых дней моей жизни. Даже далекие люди высказывают много теплого участия, ибо все знают, что положение катастрофически плохо. Вы же даже письма за 2 месяца моей болезни не собрались написать.
Ну, не хочу упрекать, вероятно, есть внутренние причины, которые заставляют Вас так действовать. Я смотрю на себя как на отжившего человека — не мне предъявлять какие-либо требования.
Будьте счастливы.
<...>
Ваша Мадам»
(Елизавета Телешева — Сергею Эйзенштейну, Москва, 19/XI 42)

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, гости всыпали боярам звездюлей, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах

19:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Иногда мы с братом играем в игру под названием «Загуляли по боярам топоры».
Суть в том, что один из нас берет роль боярина, второй — роль топора. И начинается драка :D

Вот давеча Гришок был топором, ударил меня, значит, по шее (больно), а после этого бегал по дому и победно кричал: «ЗА-А-А-АГУЛЯЛИ ПО БОЯРАМ ТОПОРЫ».
#myboy #моясемья

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

21:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Мороз сделал один из самых лучших сомнительных комплиментов в моей жизни :D
Ранее в нашей рубрике сомнительных комплиментов: J и его фраза «радуйся, что тебе фигура позволяет носить блядские шмотки» :"D


@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

15:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сижу себе утречком, читаю письма Телешевой Эйзену, и тут пиликает фейсбук-мессенджер:

Олег Мороз
Даша, ну ка блесни своими знаниями об Эйзенштейне (это твой звездный час, зря, что ли, читала). Меня интересует следующее...

:D

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня день рождения Федора Алексеевича Басманова, это так славно <3

*
Одногруппники все давно поняли со мной.

Вчера вечером нужно было перейти на следующую пару в соседнюю аудиторию. Сабж в том, что у нас на кафедре только две относительно большие аудитории — в одной (257) на стенах висят портреты тележурналистов, в другой (258) — кинорежиссеров и операторов. Но еще в 258 лучше работают жалюзи и телевизор. И вообще в ней уютнее. (И на одной стене висят портреты Эйзена, Александрова, Москвина, Дзиги Вертова, Шукшина и так далее.)

— Ну что, будем переходить в 258 или тут посидим? — уточняет староста, потому что шестая пара — время, когда в институте почти одни только наш третий курс и театралы, можно по-барски выбирать аудиторию, а не сражаться до потери крови.
— Давайте перейдем! — говорю я. — Аудитория поуютнее... Режиссеры...
— Ясно все, — смеется староста, — Эйзенштейн там.
— Нет, ну что сразу Эйзенштейн, я же вообще говорю, режиссеры!.. — слабо пытаюсь защищаться я.
— Даша, да кому ты что объясняешь, — не перестает смеяться староста. — Даже твоя курсовая про немецкого фотографа пришла к Эйзенштейну!
(А я что, я ничего, кто же знал, что Лени Рифеншталь сравнивала себя с Эйзенштейном! :D )

— Нет, ну я не могу понять, — в ожидании Годо преподавателя я ходил по аудитории и рассуждал. — Почему Москвин на той стене, с Эйзеном. А Тиссэ — на стене С МИХАЛКОВЫМ.
— Просто дыши глубже и не ищи логику. Видишь, там еще Рязанов рядом, без даты смерти. Вечно живой.
— Как пришел во ВГИК в шестнадцать лет, так и завоевал свое право на бессмертие.
(Отсылка к историям декана, которые он слово в слово повторяет время от времени на лекциях по отечественному кино. Слово в слово. Каждый раз.)

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

21:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«Почему я так чудовищно неустроен? Некому to take care of me», как писал Эйзен.


Самый культурный институт юга России: «А давайте будем придумывать рифмы на -ень, чтобы охарактеризовать нашу учебу? День-пиздень, на парах Тыгдынкиной пишем телехрень...» — вынес предложение Толик, когда мы две пары безрезультатно прождали преподавателя.

Вот сегодня пришел в институт: поел, значит, потом посмотрел с айпада «Сказание о земле Сибирской», потому что преподаватель в отпуске, а пары никто не отменял — извольте быть. Затем лекция по социологии и мудрые мысли, цитирую дословно из тетради:

«Вот в чем смысл жизни? Помните, Оракул объяснил Гаргантюа смысл жизни словом: "Пей". Вся Франция в этом совете.
Кто пьет много, тот видит Бога — французская пословица».

«— Что же мне делать, зачем жить?
— Повышай свой статус!
— Куда повышать? Предел очерчен, крышка гроба».

«...А вот гениальничанье в возрасте товарища Храмова [фамилия преподавателя] — это уже деградация, еще Ницше так говорил».

«Если тебе что-то положено, а ты просишь, то ты занимаешься самоунижением. Помните, как Воланд говорил? Можно требовать, но не просить.
(Всегда слушай Сатану, Сатана плохого не посоветует.)»


А напоследок — контрольная по экономике, которую я решил за 20 минут до конца пары и не знал, чем себя занять, пока меня не отпустили.
*
Случайно начал немного читать какие-то обрывки отрывков про Александрова и Пырьева, и выяснил, что, приехав в Москву, они вначале пошли к Мейерхольду, а он уже переправил их (сразу) к Эйзенштейну :D

В 1918 году [Пырьев] заболел тифом, но выжил и записался в Красную армию, а заодно и в партию большевиков. Полюбил читать газеты. Будучи агитатором в политотделе 4–й железнодорожной бригады в Екатеринбурге, 19–летний солдат Пырьев был направлен организовать курсы ликбеза. Увлекся драмкружком. Его партнером оказался красавец Гриша Мармоненко (впоследствии ставший знаменитым режиссером советской кинокомедии Григорием Александровым). Иван играл все подряд не разбирая, а Гриша был «гурман», читал, пробовал, отказывался. Друзья организовали детский театр, поставили и играли «Принца и нищего». Нищий, конечно, Пырьев, принц – Александров. В 1921–м в Екатеринбург на гастроли приехали актеры МХАТ: Михаил Чехов, Евгений Вахтангов, Алексей Дикий, Софья Гиацинтова…Зачарованные театром, Ваня и Гриша не пропустили ни одного выступления. После бурной дискуссии решили ехать учиться в Москву! А где там жить? И тут Александров вспомнил, что один местный поэт хвалился, что знаком с самим Максимом Горьким. Поэт оказался не трепачом, и написал записку Горькому. В столице будущий «отец соцреализма», прочитав записку, позвонил Всеволоду Мейерхольду: «Возьми ребят. Это лучшие актеры с Урала». Пырьев на всю жизнь сохранил благодарность писателю, который бросил его в самое пекло театральной жизни Москвы, вот только экранизировать его произведения никогда не хотел. Мейерхольд уральцев, однако, не принял и отправил их к Эйзенштейну. Александров проявил недюжинную активность и вскоре стал первым ассистентом Эйзенштейна. С этого же момента дороги уральцев разошлись…
Неукротимый Иван ПырьевВ 1923–м Пырьев посещал режиссерские курсы Экспериментальной театральной мастерской. Он по–прежнему испытывал острый недостаток знаний. А Эйзенштейна назначили главным режиссером нового театра «Пролеткульт». Он поставил радикальный спектакль по Островскому «На всякого мудреца довольно простоты». Пырьев играл клоуна. Спектакль ему не нравился, не нравился и режиссер. Когда Эйзенштейн узнал об этом, тут же уволил строптивца. Спас Ивана Мейерхольд, взяв в свой театр. Там он играл с Игорем Ильинским, Марией Бабановой, Николаем Охлопковым.
хх

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

23:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
К среде нужно прочитать Болезнь Китахары @ но почитаю-ка я в пробке Политическую биографию Лафайета :facepalm:
Закончу через пару лет, наверное, потому что это совсем не основная книга в моем чит-листе, но так сильно захотелось уже месяц как :facepalm:

Так жаль, что я не застал те славные времена, когда дворянские дети к десяти годам в совершенстве владели несколькими языками, читали в оригинале всю мировую классику (и не только классику), рассуждали о политике и усТРАИВАЛИ РЕВОЛЮЦИЮ, потому что обладали достаточным багажом знаний и культурным уровнем для этого (то есть для того, чтобы понимать, что будет дальше, ибо What comes next? / You’ve been freed. / Do you know how hard it is to lead? / You’re on your own. / Awesome. Wow. / Do you have a clue what happens now?).

Вот этот пассаж про десятилетнего Лафайета, читающего по-латыни, был последней каплей. До этого у меня была только вдохновенная Википедия, которая вещала об американской войне за независимость, ВФР, коммуне и Лафайете, который в том числе воспитывался в Версале. Восхитительно, но латынь — это уже бесповоротно да.

Вспомнил тот самый момент, когда сердечко стало биться чаще при упоминании Эйзенштейна.
После «Ивана Грозного» я еще размышлял — а не в самом Иване ли дело? Потом был «Потемкин», который окончательно меня покорил, но как демонстрация художественного гения автора. И я начал слушать диктофонную запись первой лекции Гиберта об Эйзене (я как раз был в то время на сессии журфака и попросил одногруппника записать пропущенные мной лекции). А там после небольшой вводной о значительном вкладе Старика в кино была фраза о том, что Эйзен «уже в детстве в совершенстве владел английским, французским и немецким языками». Теперь-то понятно, что «в совершенстве» — это явное преувеличение, но всяко лучше, чем в среднем по больнице сегодня.
И вот в этот самый момент, когда я осознал, что Эйзен не только создал совершенно поразительные картины, но еще и был по-настоящему, от и до, тем, кого можно назвать гением — сердце забилось чаще, и до сих пор бьется так при любом его упоминании.

И вот теперь Лафайет (мушкетер!), имя которого еще полгода назад я с трудом читал по складам в твиттере Коняша.
Я все.

Кулстори напоследок.
Его независимость в сочетании с серьезностью им­понировала учителям. Однажды на уроке риторики уче­никам показали картину, на которой был изображен всадник, укрощающий необъезженного коня, и предло­жили написать сочинение на тему «О превосходстве духа над силой на примере всадника и лошади». Не в пример классу юный маркиз де Лафайет написал не о всаднике, а о гордом коне, сбросившем наземь своего мучителя и вернувшем себе свободу. Если бы подоб­ную дерзость позволил себе любой другой ученик, его непременно ожидало бы наказание хлыстом. Но для Лафайета его проступок не имел последствий. Быть может, руководству коллежа стало известно, что Ла­файет дал клятву вонзить кинжал в грудь всякого, кто посмеет хоть раз ударить его хлыстом.

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

13:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Агния Касаткина — мой спирит энимал, не иначе.
Потрясающая история, как на вечеринке в честь успешных прогонов «Мудреца» Агния решила объясниться Эйзену в любви и в доказательство оной прямо на его глазах пустила себе пулю в сердце. Ох уж это неистовство влюбленности в двадцать лет.
И после этого Агния писала: «Милый Эйзенштейн / Больше не относись ко мне / принужденно и "осторожно". / Я тебя больше НЕ ЛЮБЛЮ. / (т.е. как единственного / человека в мире но также / люблю как товарища)», 1.05.1923. (Вранье, конечно — любила его потом еще очень долго и осторожно приручала — и в любви своей напомнила мне Телешеву в последние свои годы.)

(И потом — весь следующий год поддерживала связь с ним и — особенно — с его матерью.)
(Так поддерживала, что стала для Эйзена «the first I slept with».)
(И во время съемок «Стачки» он работал с шести утра до позднего вечера без перерывов даже на еду, и иногда только выбирался к Агнии — загорелый, уставший и с прогрессирующим неврозом.)
(Зато если уж выбирался, так уж: «Мы с Сережей тот факт, что он приходит иногда («прокусывает губу»), держим в строжайшем секрете, чтобы не давать повода милым сплетникам говорить гадости», конец июля-начало августа 1925 г.)
(«Во-первых, я обещала Сереже, что пожалуюсь Вам: он мне — ну, невероятно больно — прокусил губы вчера! Как, по-вашему, это называется?..», конец июля-начало августа 1925 г.)
(«Он смеется, говорит, что я считаю его «неотразимым»! Но ведь Вы же знаете, какой он замечательный, чудный во всех отношениях. Ему это говорить нельзя, он будет издеваться...», 25.07.1924)

И история в лучших традициях Эйзена:
«Мы с Сережей очень ссоримся (не надолго) из-за разных вещей. Ссоры сопровождаются дракой и рванием белья, взаимно, но Сережа во всем бывает виноват. Вчера он стащил у меня письма — и мы долго дрались из-за них, потом, приобретя их окончательно, он выпрыгнул из окна и, прочтя их, влез в окно по водосточной трубе. Я звала на помощь отца, но он окончательно на его стороне, и вообще было весело. Потом Сережа очень мило просил у меня прощения».

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах

21:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Оля недавно пошутила самую смешную шутку про огонь в моей груди:
«А мощей Эйзенштейна у тебя еще нет?»
:D

Нашел давеча в письмах Эйзена тот самый эпизод, где отец дарит ему «Историю французской революции» Минье. Вообще в 1913 году Эйзен весьма интересовался Францией, читал огромное количество классики на французском, в том числе «Нотр-Дам де Пари», бзв.
И вот перед наступающим 1914 годом: «От Папы я получил Mignet — "Histoire de la Revolution Francaise", так как Революция эта меня страшно интересует», — пишет Котик матери в письме от 28 декабря 1913.
А потом ка-а-а-ак пошли знаменитые эйзенштейно-штрауховские мистификации :D

Что пишет Штраух в воспоминаниях:
В Сереже поражала его неуемная, поистине недетская страсть к книге. Он сам вспоминал впоследствии, как однажды, на празднике новогодней елки, он, кудрявый мальчик в белом костюмчике, среди вороха подарков увидел желтые корешки двух книг. Это была «История французской революции» Минье. И сразу же померк восторг, вызванный хрустальным великолепием елки, роскошью других подарков. Мальчик уткнулся носом в желтые книжные обложки. Беспредельная любовь к книге не покидала Эйзенштейна до последних дней его жизни.

Что поясняет Забродин в комментарии к письму:
Речь идет о книге французского историка Франсуа Огюста Мари Минье «История французской революции» (1824). Эйзенштейн получил ее в подарок накануне своего шестнадцатилетия. Позднее в «Мемуарах» он сдвинул это событие на более ранний возраст — «я сам, лет двенадцати» (Т.1. С.47), а в другом месте — на еще более ранний период детства — «кудрявого мальчугана» (Т.2. С.108). Все это должно было подчеркнуть раннее созревание у Эйзенштейна антибуржуазности и революционности. В реальной жизни этот процесс начался гораздо позднее, а завершился после 1920 г.

Да что уж там мелочиться-то. Можно было смело писать в «Мемуарах»: обычные буржуазные младенцы при рождении кричат, я же родился с Интернационалом на устах... :D

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, гости всыпали боярам звездюлей

23:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хочу байопик про Эйзенштейна, где роль Гриши Александрова исполнил бы Даниэль Брюль, а Эйзена сыграл бы Камбербетч ????

@настроение: tyazhelovato

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

20:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Привет!

Просто скопирую сюда свои крики любви к Эйзену из твиттера (которые пишу по мере чтения его детских писем), а потом перепечатаю махонький кусочек статьи Клеймана из «Киноведческих записок» про советский авангардный кинематограф.

Письмо десятилетнего Эйзена, где он пишет, что по итогам четверти не первый ученик, а пятый, тк пропустил несколько уроков перед контрольной. И его классный руководитель пришел к его отцу - утешить его, что Рорик не первый.
Это так мило, что я как будто зефира поел <3

"Вчера были у нас гости, так было очень весело не знаю как было гостям думаю им тоже понравилось" (из письма Эйзена, 1908) @ вся моя жизнь

Одиннадцатилетний Эйзен пишет, как расплакался над драматичным спектаклем про потерянного котенка 💕

и скриншот с Рориком-Фаунтлероем, в рюшах и бантах <3


И Клейман.
Статья называется «"Национальное", "интернациональное" и советский киноавангард».

"Ура, Сергей Михайлович, наше дело правое!.." — кричал в телефонную трубку Михаил Кузнецов, услышав по радио сообщение о том, что первая серия фильма "Иван Грозный" получила Сталинскую премию за 1945 год. В поздравительном звонке режиссеру он, естественно, воспользовался формулой Сталина, которая тогда, в годы разгрома нацизма, была у всех на устах: "Наше дело правое, мы победили!"
В ответ он услышал странно спокойный и неожиданно печальный голос Эйзенштейна: "Нет, Миша, наше дело левое, но случайно оказалось правым..."


(Там еще было продолжение: «Невеселый каламбур, обыгравший даже не двойной, а тройной смысл слова "правый" (исторически правильный, морально справедливый — и политически консервативный), обнажил трагедию художника, чье имя для всего мира было символом "левого" — революционного кино. Революционного тоже в трех смыслах: по материалу (снятой в период немого кино "тетралогии русской революции"), по концептуальной интерпретации русской истории (в том числе в его китайском, мексиканском, гаитянском замыслах) и по радикальному обновлению киноязыка, подкрепляемому все более смелыми теоретическими обоснованиями и гипотезами».
А потом Клейман говорит о том, что это как бы иллюстрация к положению всего советского авангарда в тот период.)

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

18:02 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Очередной день из рук вон, который спасли только Коняш и Мороз. Коняш через километры, Мороз рядом.

Пропустил пары в институте по уважительной причине, чтобы съездить на жур. Считал себя таким хитрым лисом, который все рассчитал и успеет убить всех зайцев этого леса разом.
Конечно же, все пошло не так, и я три часа стоял во всех пробках Краснодара (хотя обычно от института до журфака от силы полчаса, минут сорок). Прочитал за это время очень плохо написанную биографию Эйзена, которую спасли только эйзеновский рисунок Феденьки и две потрясающие фотографии Александрова.

В итоге опоздал везде, где только мог, включая обе пары Мороза. Совсем расстроился, тем более что в институте как всегда адок.
Думаю, хоть с Морозом до остановки пройдусь, что уж там. Хотя вдруг он будет мне не рад.

Мороз такой котя. Увидел меня, говорит: «Ты что сегодня так поздно, кофе будешь?» Стояли на курилке с кофе, болтали почти час <3
Рассказывал мне в том числе об отношениях Бродского с Басмановой, так смешно и больненько.

Когда выходили с кафедры покурить (по кружке кофе на брата :D ), встретили Зуева и Молчанову. Зуев просто усмехнулся, а Молчанова радостно прощебетала:
— О, Олег Николаевич, вы теперь и кофе угощаете?
— Кто к нам с кофе придет... — начал Мороз, тоже усмехаясь.
— ...Тот от кофе и помрет! — засмеялась Молчанова и убежала в закат.

Пытался выяснить у Мороза, кто такой рубашка и что он преподает.
— Да, знаешь, я половину преподавателей уже не идентифицирую, — отмахнулся Мороз. — Появляются тут...
— Ну, когда я буду преподавать, меня вы идентифицировать будете, — засмеялся я.
— Тебя-то да, — улыбнулся Мороз.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

22:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Добрались на факультет всем смертям назло, даже Дима убежал на автобус, бросив нас.
Доползли до кафедры.

— Ты аж светишься весь, когда на журфаке, — говорит мне Коняш через плечо.
А я спал за последние два дня семь часов, с утра до вечера в институте, лег в два, встал в пять, сосуды в глазах лопаются, как волокна каната — весь такой помятый и немного подыхающий.
Но, может, правда на факультете легче.

Когда за час до этого момента выяснилось, что наш разработанный в полвторого ночи план нереализуем, я был готов дезертировать и убежал плакать за угол. В беспамятстве набрал номер Мороза и дерзко соорудил новый план из пластиковой бутылки и проволоки.
План не сработал как надо, но нас хотя бы пока еще не отчислили, но завтра у нас последнее испытание последняя попытка (правда, теперь я буду один).

План заключался в том, чтобы дерзко напечатать наши отчеты на кафедре публицистического мастерства :D Что мы и сделали, притворившись своими (хотя я сам уже почти как к себе домой туда).
Теперь у меня долгоиграющий план — просто остаться на кафедре. Метод К. — становишься частью факультета, а когда все это понимают, ты уже работаешь тут :D

Встретил на факультете Павлова, ужасно рад этому. Павлов все просит меня писать, а я не могу — вот сейчас весь по уши в отчетах, научных работах и эссе, какое тут «пишите, Дарья». (За последние два дня в институте помимо прочего задали посмотреть 13 фильмов и снять 6 работ, не считая двух долгоиграющих, которые тоже нужно снимать.)
Зато исполнил свое маленькое желание и спросил Павлова, что он думает об Эйзенштейне.
— Гениальный человек, который шел в ногу со своим временем, — подумав, ответил Павлов. — Такой вот Маяковский от кинематографа, тоже людоед.
Я говорю ему, что вот, мол, много читаю исследований о том, что Эйзен не принимал революцию, и это видно, а уж что говорить об «Иване Грозном», где он публично осудил тиранию и Сталина.
— Да где же в «Иване Грозном» Сталин? — неожиданно удивился Павлов. — Так говорят те, кто пытается реабилитировать Эйзенштейна. Иван Грозный у него — это просто Иван Грозный. Великий правитель, хотя оболганный им.

Главный вывод из встречи с Павловым: Павлов признает гений Эйзена.
Дополнительный вывод: и к Ивану Грозному Павлов относится хорошо!

Встретили на факультете Мая и Иоанна с Дианой. Все такие светлые.
День настолько наперекосяк, насколько возможно, но Коняш и журфак сделали мне так хорошо и тепло на душе, что :heart:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

21:33 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В 1908 году Эйзен стал подписывать свои письма к матери — «Твой Котик».
Это все, что я хочу сказать.

@настроение: умираю от любви к мертвому гению

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

12:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Who's beautiful as Feden'ka? :D



*
Ну и чтоб два раза не вставать (с)

Выяснил, что после запрета «Бежина луга» у Эйзена было все так плохо, что его даже уволили из института. И он искал-искал-искал, но все темы современности были для него под запретом. Он туда — ему отказ. Он сюда — ему отказ.
Наконец появился замысел «Александра Невского», и все снова встало на свои места. Но что самое интересное, между «Невским» и «Иваном Грозным» Эйзен ставил... оперу!

Не знаю, кто удивился этому факту больше: я или сам Эйзенштейн, когда получил такое предложение :D
Вот воспоминания товарища С.А. Самосуда:

До сих пор еще звучит в ушах недоуменная интонация, какой откликнулся Сергей Михайлович на мой телефонный звонок, когда я ему без всяких дипломатических «подходов» предложил поставить в Большом театре вагнеровскую «Валькирию».
— Вагнер?! Опера?.. Никогда и ничего не ставил в опрере... Да еще Вагнера.
— Тем лучше. Зато вы ставили «Потемкина» и «Александра Невского».

Самое смешное, что Эйзен-то поставил никакую не оперу, а самый настоящий мюзикл. читать дальше

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

19:09 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Посмотрел 9/16 сериала «Орлова и Александров», хотя казалось бы. Где я, а где Орлова и Александров.

Начиналось все действительно славно: помимо упоминаемых ранее эпизодов типа приемных экзаменов у Эйзена, творческий союз Эйзена и Александрова показан пусть и не во всей красе, но ровно настолько, чтобы поорать от любви. Меня аж перекосило, когда сериальный Эйзенштейн ушел из театра снимать сразу «Потемкина», ибо А КАК ЖЕ «СТАЧКА»???? Учитывая, что даже сам Эйзен (реальный, не сериальный) не раз упоминал о том, что считает «Стачку» своей более удачной работой, чем «Потемкин» — по большей части благодаря новаторству ее, благодаря экспериментам в области киноязыка, благодаря неистовости работы над ней.
Но оставим это на совести создателей сериала, которым нужно было семьдесят с гаком лет жизни Орловой уместить в 16 эпизодов.

Так вот сцена съемок «Потемкина» — брильянт моих очей. Я смеялся так громко, что слышно было, наверное, на Мосфильме.
На самом деле этот пост задумывался для того, чтобы покидать сюда моих криков из твиттера на эту тему, так что вот они:

Не могу простить этому сериалу, что не было Стачки, но Эйзен такой счастливый пирожочек, что я прост Q___Q
*
ВСЕ АКТЕРЫ ОТКАЗАЛИСЬ ПРЫГАТЬ В ВОДУ, И ГРИШУ ЗА БОРТ БРОСАЮТ .
ГРИША ЭЙЗЕНУ: ТОЛЬКО РАДИ ВАС.
А ПОТОМ: ЭДУАРД КАЗИМИРЫЧ, КАК БРАТА ПРОШУ, С ОДНОГО ДУБЛЯ
Александров уходит сигать в холодную воду, Эйзен так подождал и дает Тиссэ отмашку:
"Дубль один".

АХАХАХАХАХАХХАХАХ ОРУ АХАХАХАХ КАК СМЕШНО
*
- ...дайте ему новую одежду.
- ЗАЧЕМ?
- Как зачем. Еще два дубля снимать. Матроса же не одного утопили.
- ЗНАЕТЕ ЧТО, СЕРГЕЙ МИХАЛЫЧ, ДАВАЙТЕ ВЫ САМИ!
- Гриша, ты же знаешь, евреев на флот не принимали.
*
"Чай холодный! И падает он как-то неэстетично!" @ ААА хDDDDDDDD
*
Да если бы я снимал кино про съемки "Потемкина", бегущий с домонтированной буквально на соплях и честном слове последней частью Гриша был КУЛЬМИНАЦИЕЙ.
И еще Эйзен, который уехал в Мск монтажить, оставив Гришу самого разбираться с досъемками.


Начиная где-то с пятой серии глаза начали закатываться внутрь черепа, но ладно.
Зато была сцена, когда первая жена Александрова жаловалась Шумяцкому на то, что ее муж, дескать, НЕ ПРОСТО РАБОТАЕТ С ЭЙЗЕНШТЕЙНОМ. ЭТО ЖЕ ОЧЕВИДНО. ПИДОРЫ.
читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, гости всыпали боярам звездюлей

18:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Истории про Эйзена — одна болезненнее другой.
Вот, например, из сборника историй про Любовь Петровну «Неизвестная Орлова» Юрия Саакова.

После десяти лет дружной совместной работы уход Александрова в самостоятельное творчество С. Эйзенштейн воспринял очень болезненно. Его недовольство было усугублено сугубо личным мотивом. Получалось, что Александров оставил его в том числе и ради Орловой. «И она, — считает М. Кушниров, — платила Эйзенштейну равной неприязнью — такой, на которую решалась в жизни редко».
Л. Орлова не сразу осознала себя «злодейкой-разлучницей» С.Эйзенштейна и Г. Александрова. И на буклете «Веселых ребят», который Александров подарил Эйзенштейну с надписью: «Дорогому учителю, учившему меня другому», бесхитростно приписала: «И тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет.
Однажды режиссер Лео Арнштам оказался свидетелем мимолетной сценки в коридоре студии. Эйзенштейн настойчиво стучался в дверь просмотрового зала, где, как выяснилось позже, Орлова смотрела материал своей картины. Эйзенштейн нервничал, поглядывая на часы, и громко, чтобы слышали в зале, чертыхался. Вдруг дверь распахнулась, да так резко, что если бы Эйзенштейн случайно не отодвинулся, его бы отбросило ударом. Из зала выскочила Любовь Петровна и, ни на кого не глядя, рванулась по коридору, громко бормоча на ходу: «Наш гений от вежливости не умрет!»
Так же, как когда-то Мэри Пикфорд при появлении на голливудском приеме Чарли Чаплина с сарказмом шепнула сидящему рядом с ней Александрову:
— А вот и наш гений!

*
Меня удивляет, волнует и печалит другая история, на удивление не связанная ни с Орловой, ни даже с Александровым.
После «Броненосца "Потемкин"» у Эйзена выдалась тяжелая режиссерская пора — ему постоянно давали какие-то адовые по объему задания на очень короткий срок; времени снимать то, к чему у него лежала душа, не было. Он нервничал, не успевал, старался вести два проекта («Генеральную линию» и «Октябрь») параллельно, да еще и писал теоретические статьи и вел Дневник с творческими наработками. И это не говоря о том, что в случае чего он по просьбе Луначарского, например, писал статью в очередной журнал и что только вообще не делал.
И вот в этой бестолковой суете, конечно же, Эйзен устал. Устал настолько, что стал похож на неистового платоновского героя — того самого, живущего в прекрасном и яростном мире.
Во что на этот счет сказано в монографии Ростислава Юренева «Сергей Эйзенштейн. Замыслы. Фильмы. Метод. 1898-1929»:

И Эйзенштейн делал все возможное. Он сутками не выходил из монтажной. Почти все тонкие журналы выпустили свои предпраздничные и праздничные [приуроченные к 10-летию Октябрьской революции] номера с фотографиями из фильма на обложках.
Неожиданно 1 ноября в «Вечерней Москве» появилась заметка: «Заболел Эйзенштейн». «На почве крайнего переутомления заболел режиссер С. М. Эйзенштейн. Ввиду его болезни картина «Десять дней, которые потрясли мир» к октябрьским торжествам, вероятно, закончена не будет».
От крайнего перенапряжения Эйзенштейн... ослеп. Сидя за монтажным столом, он вдруг почувствовал, что ничего не видит. Врачи констатировали крайнее переутомление, уложили в постель, опустили темные занавески.
Чудовищное напряжение в течение последних месяцев, а может быть, и последних лет сказалось. Ведь помимо творческих и организационных забот и трудностей все время приходилось преодолевать трудности административные и финансовые.

читать дальше

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, не душу делим, чай - постель всего лишь, обсессивно-компульсивное расстройство

00:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Одни грехи с царем
Автор: броненосец в потемках
Размер: драббл, 734 слова
Персонажи: Федор Басманов, Иван IV Грозный
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Жизнь полна возможностей, но почему-то реализуется всегда самый отстойный вариант развития событий.
Примечания: никого не хотел оскорбить; сделаем вид, что исторических документов не существует, а от всего XVI века остались только переписка Ивана Васильевича с Курбским и роман А.К. Толстого о тех славных временах; читал и смотрел столько вариантов приговора Феденьке, что почему бы не предложить свой.



читать текст

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

21:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Столько незакрытых гештальтов, что я прямо чувствую, как будет гореть моя задница буквально через несколько дней.
Все бы ничего: миллион отчетов по практикам, научные работы, эссе и все такое — это можно пережить. Но к началу занятий нужно принести черновики фильмов и, скорее всего, начать нести задания по режиссуре, и я прост .____. Джяст кант .____. #tyazhelovato

Так и не смог толком отдохнуть за выходные, потому что два и три дня выходных, разделенные шестью рабочими днями, почти бессонными и просто сложными — это не отдых после бесконечной череды сессий, и у меня все еще нет сил что-то делать (можно показаться, что я только лежу на полу и ною, но это не так; тем не менее, я мог бы быть гораздо продуктивнее).

Как легко догадаться, вместо того, чтобы делать дела, пытаюсь привести себя в порядок на этих выходных — то есть стараюсь концентрированно отдохнуть между написанием планов и других жутких штук.
Так я остался наедине с сериалом Орлова и Александров. Кто бы мог подумать.
Когда Коняш кинул оттуда скриншот с Эйзеном, я еще подумал: странно, кажется, я слышал об этом сериале, и слышал немало. Но где? От кого?
Черт же меня дернул скачать этот сериал, начитавшись на него отрицательных рецензий (я старый солдат и не знаю слов логичность и рациональность).

В процессе просмотра первой же серии я вспомнил, где и от кого о сериале слышал.
А именно. Гиберт добрых полпары крыл этот несчастный сериал благим матом, особенно делая упор на фразе: «Если не можете снять сериал про Орлову и Александрова, то снимайте сериал про Сидорову и Петрова! Достоверности будет столько же, а дурости меньше!»
Как я мог так оплошать, спрашивается.

читать дальше



@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, гости всыпали боярам звездюлей

Mea culpa

главная