• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами (список заголовков)
20:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Одна из причин любить Мороза и Павлова — это то, что они выходят за рамки стандартных списков литературы.
Сегодняшняя пара Мороза: он изо всех сил пытается сориентировать нас в разных формалистских и постструктуралистских делах, сыпет фамилиями авторов из своей докторской диссертации, которых не читал никто, кроме него, и очень переживает, что вынужден переходить на более простой язык.
Начинает рассказывать про Белого и переходит на Маяковского. Говорит о Пильняке и переходит на Замятина.

Посреди пары, когда стало ясно, что ни Нельдихена мы не смогли почитать толком, ни месседж о синтезе и границе поэзии и прозы не понимаем, Мороз выдал свое любимое:
«По большому счету, вас все равно не существует, — а потом добавил: — Во всяком случае, я могу проходить сквозь вас безо всякого эффекта».

Начал пару с того, что сообщил о том, что умер Жулавски, но не получил никакого отклика от аудитории, и с надеждой посмотрел на меня.
Все, что я знаю о нем — Мороз что-то у него смотрел. И Иоанн тоже. Они в фейсбуке это обсуждали.
Все.
Король неловкости.
На режиссера учусь, ага. Зачем мне глаза и руки, если не могу даже погуглить хорошего человека?

Но дело даже не в этом. Обходя стороной пассаж Мороза о том, что прекрасного в смерти только то, что она помогает понять жизнь, — он начал длинную речь о том, что Жулавски потрясающий, очень глубокий, а просмотр его фильмов поможет нам попасть в Рай, если он есть (???), а потом зачтется на Страшном суде, после которого будут новое небо и новая земля (????).
А потом говорит: я вам, конечно, категорически не советую смотреть ничего у Жулавски. Это невероятное давление на психику. Но если все-таки посмотрите, а потом еще и подумаете о том, что посмотрели, то непременно что-то да поймете. А это — самое важное. Понимать.

Под конец Мороз как обычно начал разговор о том, что все мы одиноки и отчуждены, и литература — один из способов коммуникации, то есть связи с миром. То есть литература (как и речь) — попытка преодолеть собственное тотальное одиночество, отречься от отчуждения, притупить остроту оставленности человека в этом мире.
Конечно же, начал цитировать Платонова и внезапно Кортасара. Кортасару до Платонова, само собой, далеко, но это что-то новенькое.

Так люблю пары Мороза.

PS перед парой начал кричать Морозу, что посмотрел Non dolet в нашем Театре драмы. Мороз такой: и что в этом хорошего? А я такой: ВСЕ.
Рили все: спектакль по пьесе Жана Ануя, в музыкальном оформлении использована песня Даниэля Лавуа, спектакль сыгран очень хорошо, волшебные мизансцены... — Тут Мороз меня прервал смехом: «Мизансцены, говоришь, хорошие? Это в нашем-то драмтеатре имени Горького? Ты заставляешь меня пересмотреть взгляды на жизнь и на походы в театр!» :D
*
На практике сегодня было на удивление хорошо — шеф-редактором сегодня сидел котеюшка — глава интернет-дирекции, и поэтому было уютно, и я не чувствовал себя косоруким кретином, непонятно что забывшем на журфаке, например. Типа если я залажал новость, то это не: «Это же элементарная новость! Как можно было этого не понять?? Это же ОЧЕВИДНО!» — а: «Даш, ты неправильно написала новость. Помнишь принцип перевернутой пирамиды? Смотри, абзац после лида — дежурное восхваление администрации самой себя. А вот последний абзац — социально значимый. Поменяй их местами». И все понятно! И я _осознаю_! Как же славно <3
Утро началось с того, что у Фактов была обнаружена ошибка в увэшке, шеф позвонил им разбираться: «Зоя, а почему вы афалину афалином называете? Вы же не называете панду пандом!»

Потом случилась _новость_.
У нас в городе есть водохранилище (оно же Краснодарское море), при нем есть яхт-клуб. И сегодня пришла информация, что там собираются расформировывать клуб из-за якобы проблем с документами.
Одна из наших девочек начала звонить выяснять, что там как. Говорят, документы в порядке, все продлили. Другая сторона дела говорит, что по документам клуб давно закрыт, земля продана, идет конь бледный и Ад следует за ним.
Девочка звонит в новостную дирекцию, мол, вызывайте съемочную группу, там _прямо сейчас_ все нафиг оцепили и собираются сносить постройки яхт-клуба, детей выставляют, яхты не отдают, скоро все начнут превращаться в соляные столбы. А в Фактах отвечают: вот когда снесут, тогда и подъедем.
Мы такие: хмхмхм отлично новостники работают. Журналисты, мать их.

В итоге девочка сказала, что хочет делать материал, шеф дал добро, и редактор начала звонить по поводу машины. С машиной зачем-то прислали и оператора. Мы такие: схуяли? Мы ж интернет, нам не нужен оператор.
А нам отвечают: котаны, СОКРАЩЕНИЯ НА КАНАЛЕ, НЕКОГО ПОСЛАТЬ, ДАВАЙТЕ ВАША ДЕВОЧКА ПОРАБОТАЕТ КОРРЕСПОНДЕНТОМ? Хотя бы просто микрофон подержать, а оператор уж сам все спросит...
Мы такие: ясно понятно.
Занавес.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

11:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Пост имени Павлова. Про ностальгиюшку и последнюю пару по русской литературе 20 века.

Мороз и Павлов — два человека, которые являют собой образец преподавателей: как будто только что из книги какой-нибудь, не иначе.
Их особенность в том, что они призывают _думать_, осознавать, мыслить, критически относиться к привычному и смотреть всегда с иной стороны. Они учат иметь свое мнение, но не абы какое, а четко сформированное, осознанное, аргументированное. Они учат, и это очень здорово.

Прекрасно помню, как мы познакомились с Павловым: у нас была сильная подгруппа на подкурсах журфака, и за учебный год еженедельных занятий по паре-другой с Павловым мы узнали едва ли не больше, чем я узнал в институте и на заочке журфака вкупе.
Павлов не мелочился и читал нам литературу так же, как читает очникам (не сказать, чтобы нам сильно помогли его пары на ЕГЭ), но это было так ново и так сильно, что я был в бешеном восторге. Тогда я любил журфак больше всего на свете, и меня вдохновляло каждое воскресенье: потому что постоянно хохмы выдавал Зуев, потому что зарывались в стилистику с Утковым, потому что ПАВЛОВ.
Помню, как я за субботу прочитал наконец целиком «Мертвые души», чтобы к воскресенью написать сочинение Павлову.

Накануне экзамена по 20 веку я перечитал свои лекции Павлова с подкурсов, а там на полях — заметки, цитаты, кулстори. Чудесная привычка оставлять приятные мелочи вечности.
Например, короткая заметка о том, как шумели в коридоре. Как сейчас помню: прерывается на середине фразы Павлов, поджимает губы, вздыхает, идет мимо меня к двери, неторопливо, с уверенностью ангела Апокалипсиса выходит в коридор, не отпуская дверную ручку, и говорит:
— Да чтоб вы мне так 19 век сдавали, как сейчас кричите.
И тишина.
Загробная такая, захлебнувшаяся на полуслове тишина.
читать дальше

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец-то закончилась череда сессий.

За этот семестр я:

• помимо пар в институте и пар по переводу, ездил на жур на семинары Мороза по современному литературному процессу;
• уложился во все сроки по режиссуре, включая сдачу черновика черновика фильма и просто черновика;
• сдал диплом и госы по переводу на отлично;
• закрыл режиссерскую сессию на отлично (так горжусь собой);
• закрыл журналистскую сессию на отлично (даже Павлова!)

Было тяжеловато, но я справился. Сам себя не похвалишь, никто тебя не похвалит.
Нервы теперь вообще ни к черту, конечно, но это мой выбор и все такое. Не могу писать тексты и поддерживать беседу с людьми вне круга доверия, но надеюсь, что это временное явление.

Со следующего семестра не всегда буду попадать к Морозу, но начну ходить к нашей институтской преподавательнице по литературе на пары зарубежной литературы для литературных работников — расширенный курс, рассчитанный на 2,5 года.
Зачем? А вот кто его знает.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Удивительное рядом.
Не так давно обнаружил, что в Париже есть улица Мазарини. Когда мы были с бро в Париже, я даже не догадывался об этом, но, откровенно говоря, стой я рядом с табличкой «ул. Мазарини», едва ли бы меня это как-то всколыхнуло, ведь я понятия не имел, кто это (ладно, имел, но весьма смутное).
Теперь-то я прошаренный :D

Сейчас в рамках подготовки к экзамену по истории зарубежной журналистики читаю заново очерки Лучинского, И ЧТО ЖЕ Я ВИЖУ, господь всемогущий.

Первый европейский журнал — "Journal des Savants" ("Журнал ученых", 1665-1828) был создан по инициативе французского министра финансов Жана-Батиста Кольбера, которого часто сравнивают с кардиналом Ришелье.


Тот самый Кольбер, который был при Людовике XIV. Как тесен мир.
О сколько нам открытий чудных — и далее по тексту.

Еще Кольбера сравнивают с Ришелье, а Ришелье, как известно, был инициатором создания «La Gazette» — первой национальной французской газеты (хотя он курировал еще «Mercure français»).
Все еще моя любимая история — о том, что Ришелье был строг и суров, а любил только кошек, и у него была кошка по имени La Gazette.
Соу свит :heart:
*
На этой сессии я окончательно обезумел и зачем-то взял себе две темы для рефератов, при том, что экзамены какие-то адически сложные. Но просто французская пресса такая замечательная, и я взял две темы из трех, которые вообще есть :"D



Небо спасло меня от того, чтобы взять все три темы, но скрепя сердце пришлось ограничиться публицистикой Великой Французской революции и французской прессе при Наполеоне.
(Хотел вообще взять тему про Ренодо и его «La Gazette», но сошел с ума.)

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Журфак состоит из каких-то обрывков событий. Из отдельных частей.

Вот Коняш приходит на факультет и заходит к Маю проставить контрольную — Май разворачивает Коняша просьбой купить сигарет, потому что у него пара. По дороге к Коняшу присоединяюсь я, и мы вначале даем Маю зачетки, и только потом — сигареты. Май радостно смеется, что вырастил шантажистов на свою голову и ставит свою роспись.

Приходим на конференцию по практике, и выясняется, что на факультетские учебные студии не просто не рекомендуется идти — а вообще путь для нас закрыт, потому что в этом году туда идут все первокурсники, ибо СМИ их не берут.
А знаете, сколько у нас первокурсников в этом году? 75 очников и 68 заочников, и это только журналистов.
Для сравнения, когда я поступал, было около 40 очников и 33 заочника.

Проходим по коридору мимо кафедры публицистического мастерства, куда собирается зайти Павлов. Около двери на полу сидит барышня.
— А вы что здесь делаете? — с непередаваемой информацией интересуется Павлов.
— Учусь! Поступила на пиар. Хочу стать пиарщиком.
— Нездоровое желание...

Уже собираясь в гардеробе, шуткуем с Коняшем по поводу того же Павлова. Что-то вроде: «Ну ты и либеральная мразь», — и оглядываемся.
— Надеюсь, его нет за спиной, как обычно, — говорит Коняш.
— ОЙ ПАВЛОВ, — типа шуткуют студенты.
— Смотри-ка, все понимают, о ком речь, — хмыкает Коняш.

На паре по тележурналистике преподавательница настоятельно посоветовала нам всем послушать Башлачева, потому что (внимание!) он гораздо гениальнее Есенина и Маяковского, по ее мнению.
Я чуть не задохнулся и, кажется, расплакался. Павлова на нее нет.
Так потом она же внезапно вспомнила Вознесенского как пример обиженного властями поэта, не к ночи будь помянут :D
Ну тут уж мы единодушно всей группой освистали ее, и чудесная Даша начала рассказывать про Вознесенского и мифы о нем, и Коняш кричит ей через всю аудиторию: «Я знаю, кто сейчас гордился бы тобой!»

Вчера встретили Мороза, который радостно спускался по лестнице и еще больше обрадовался, увидев нас.
— Здравствуйте! — радуемся и мы. — Как у вас дела?
— Не очень, не очень дела, — ухмыляется Мороз.
А он еще подстригся, сбросив сразу добрый десяток лет. Причем он не любит стричься (его слова), и когда у него отрастают волосы, он похож на хиппаря (коим является в душе, по его же словам). Он смешно ерошит свои волосы, и они постоянно торчат в разные стороны самым необыкновенным образом.

Проходили мимо переехавшей на четвертый этаж (года два как) типографии, а на ней висят остатки роскоши былой куски неубранного Нового Года. Дико смешно, потому что выглядит этот одинокий дождик таким жалким и нелепым, что остается только напевать «Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит...» :D


@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

20:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Прихожу на факультет к первой паре, а факультет как будто вымер: пусто, даже охранник скрылся в противоположной стороне коридора. Все кафедры закрыты, аудитории еще не прогреты, не хватает только эха.
Захожу в нашу аудиторию. Естественно, пусто и темно. Через какое-то время приходит чудесная Даша, и мы радуемся, что нас будет двое, а когда придет Санек — вообще трое! Но Санек не считается, потому что он преподаватель :D

Когда вскоре пришли не только Санек, но и еще одна студентка, мы радостно решили, что сделали первую подгруппу, потому что у них железно ходят только два человека, и иногда к ним забредаю я :lol:

Санек вообще зашел к нам эпично, со словами: «А, это вы! Знал бы, не приходил, и вы бы отсыпались. Вот и не смотри после этого расписание. Сказали — к первой паре, я и пришел к первой. Ну ладно, как у вас дела?»
Мы все дружно начали выяснять, что у нас вообще за пара, а потом не менее дружно (по инициативе Санька) решили, что все необходимое мы уже делали и не раз, а потому просто поговорим про тележурналистику. Что не мешало Саньку время от времени другие темы поднимать, лайк КАКИЕ МУЗЫКАНТЫ УМЕРЛИ В 27 ЛЕТ? НАДО ЗАГУГЛИТЬ.
Сидит гуглит.
Мы сидим сидим.
#журфак :D

На второй паре были (внимание!) основы журналистской деятельности, и мы прост .____. Понятно, что все эти годы нам толком не преподавали основы, не считая Сопкина с его журналистским пафосом и его пальцем на первом курсе, но был, например, волшебный К., который за две пары рассказал нам весь курс журналистской деятельности. К тому же, мы сдали по этому предмету и зачет, и экзамен. И не раз, кажется.
Но тем не менее очередная преподавательница (милая Котова) решила, что нам важно записать, что такое информация и коммуникация.
Мы это все записывали на первой паре истории телевидения (в институте, правда, а не на журе, но на журе у нас, опять же, был Сопкин с его бесконечным глоссарием). Преподавательница сама закончила журфак в том году, вроде, соу.

— Неужели и я, — говорю Коняшу, — когда стану преподавателем, буду вот таким?
— Ты что! — ободряет Коняш. — Каждый раз, когда смотрю на нее, думаю: хорошо, что Микк будет не таким! Ты будешь типа: «Как, вы не можете смонтировать сюжет за полчаса и не знаете всех журналистов в мире по именам??? ВЫ ЖЕ ВТОРОЙ ДЕНЬ НА ЖУРФАКЕ» :lol:

Но самое главное — у нас был Павлов :D
Ужасно по нему соскучился, он такой славный. Дал мне почитать заметку в «Литературной газете» за авторством некоего С. БАСМАНОВА, я чуть не закричал. Думал, сожру первую полосу хD
На паре Павлов кричал, что ПОЭТ-ПРОСТИТУТКА ВОЗНЕСЕНСКИЙ ПРЕВЗОШЕЛ В СВОЕЙ УБОГОСТИ ДАЖЕ МАЯКОВСКОГО, это #успех :vict:
Ну то есть. Есть кто-то хуже Маяковского, а значит, я еще не так безнадежен хд Правда, Павлов еще не знает, как я люблю рок-оперу «Юнона и Авось», ПОСТАВЛЕННУЮ ПО УЖАСАЮЩЕ УБОГОЙ БОГОХУЛЬНОЙ ПОЭМЕ, которая мне тоже нравится хдд

Олег Мороз
Понятно, что Вознесенский слабее Маяковского. "Авось" скорее вводит христианство в сознание советского обывателя, пусть и в некотором конфликте с догматикой, что нормально (как-никак в СССР был атеизм и быт был вполне атеистический); именно поэтому у Вознесенского, в отличие от Маяковского, нет потрясающего сознание кощунства над святынями. Ну, назвал Богородицу бабой, подумаешь, богохульство; ну, так она тоже рожала.

Даша Криштофская
Мало того, что Богородицу бабой, так еще и Христа - плодом искусственного осеменения.
А у Маяковского сознание потрясает что? Пассажи вроде "Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою отсюда до Аляски"?

Олег Мороз
Про секс, Даша, про секс; очень много религиозного горения в теме любви, в том числе и риторического.

Даша Криштофская
"Тела твоего прошу, как просят христиане — хлеб наш насущный даждь нам днесь"?

Олег Мороз
И это; но не только.

*
На фоне переписки с Морозом Коняш придумал, как мы бы общались в том же фейсбуке с Павловым :D

КАПСОМ
ЗДРАВСТВУЙТЕ ДАРЬЯ
КАК ВАШИ РОССИЙСКИЕ ДЕЛА??????? ПАТРИОТИЧНЫЕ ДЕЛА???

*
Вчера тоже было все феерично.
Ждали Лучинского ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ В АЗКАБАНЕ с тех пор, как поступили, и вот наконец он вроде бы есть, А ВРОДЕ БЫ И НЕТ, потому что динамит нас активно, как некогда динамили Саблина (мы до самого экзамена не были уверены, что она существует, как 308 и 402 аудитории хдд)
То есть «ХОП-ХЕЙ ЛАЛАЛЭЙ, СЕГОДНЯ МНЕ НАДО УЙТИ, НО Я ПОСТАВИЛ ВАМ ЗАМЕНУ».

На той сессии его замещала чудесная Болтуц, похожая на средневековую Прекрасную Даму. На этой сессии замещал Осташевский, очень эпичный чудак-человек, похожий на безумного Мороза :D

— Ну, прочитайте им 19 век, — напутствует Лучинский и смывается.
— ГОСПОДА, поговорим о Древней Греции! — радостно потирает руки Осташевский.
— ????????? — сидим мы.

Начал пару с вопроса: «Чем вы отличаетесь от образованных древнегреческих девушек?» — закончил тем, что мы еще и деградировали.
Две пары он сыпал латинскими выражениями направо и налево, радостно хохотал и перечислял, кто из признанных гениев являлся той еще мразью (спойлер: все).

— Историю журналистики вообще нельзя воспринимать серьезно и брать на веру, — напоследок произнес Осташевский и утанцевал в закат.

Люблю журфак :heart:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

18:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сессия еще не началась, а я уже представляю, как это будет выглядеть.
Представляю, как буду кричать Коняшу где-нибудь в коридоре журфака о том, КАК ХОРОШ ЭЙЗЕН, и тут из-за угла покажется Павлов:
— Дарья, еще и Эйзенштейн теперь? Да что творит с вами институт культуры! НЕБОСЬ И МАЯКОВСКОГО ВСЕ ЕЩЕ ЛЮБИТЕ.
— ВАМ КАЖЕТСЯ, — начну защищаться я, — ЧТО ЭТО БРЕДИТ МАЛЯРИЯ?
— Я ТЕБЯ, ПРОПАХШЕГО ЛАДАНОМ, РАСКРОЮ ОТСЮДА ДО АЛЯСКИ!
— ОН БЫЛ ВЛЮБЛЕН!
— РАСПЯТЫЙ НА КРЕСТЕ РОССИИ... — закрывая глаза ладонью, умчится Павлов под покров окровавленного бойней неба.

Это я вчера решил глянуть вопросы к экзамену по русской литературе 20 века (по которой у нас было 3 лекции, полных БОЛИ).
#tyazhelovato

Читаю параллельно две толстенные биографии — Эйзена и Есенина.
Самое главное — не перепутать что-нибудь в разговоре с Павловым :"D

И вот, кстати, кусочек пролеткультовских воспоминаний Эйзена (о приходе в Пролеткульт Александрова и Пырьева).

«Двадцать пять лет тому назад я работал на великих традициями прошлого подмостках театра в Каретном ряду, тогда носивших имя «Центральной Арены Пролеткульта». Туда пришли держать экзамен в труппу два парня-фронтовика.
Два однокашника.
Два друга. Оба из Свердловска.
Один кудлатый с челкой. Другой посуше, поджарый и стриженый.
Оба прочли мне и покойному В. Смышляеву какие-то стихи.
Что-то сымпровизировали. И с восторгом были приняты в труппу.
Один был голубоглаз, обходителен и мягок. В дальнейшем безупречно балансировал на проволоке.
Другой был груб и непримирим. Склонен к громовому скандированию строк Маяковского и к кулачному бою больше, чем к боксу, к прискорбию для него закованному в строго очерченные приемы и этические правила...
Сейчас они оба орденоносцы и лауреаты.
Один — Григорий Александров.
Другой — Иван Пырьев.
Оба играли в самых ранних моих постановках».


Ох уж эти голубые глаза Александрова.
Просто вспоминается, как Александров подписался пару раз в письмах к Эйзену:
Высокий Александров с девичьими глазами.
Он же Гр. Мормоненко.


(Это, кстати, пошло после того, как приехавший на съемки «Октября» из Свердловска земляк Александрова журналист И. Келлер писал: «Эйзенштейн что-то говорит своему режиссеру. Высокий, с девичьими глазами, Александров кивает».)

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

23:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Телезвезды: Михаил Кожухов
Интервью журналиста-международника и бывшего собкора «Комсомолки» в Афганистане

Отрывки

— А вы согласны, что главная цель журналистики — стремление к правде, и в этом кроется конфликт с пресс-секретарством?
— Возможно, хотя мне больше нравится другая формула, которую я услышал от американской журналистки, фрилансера и фотографа Джоанны Шнайдер, с которой я познакомился в Афганистане. Когда я спросил ее, для чего нужна журналистика, она, не задумываясь, ответила: «Для того, чтобы напоминать власти о долге, а обществу — об идеалах». Я не знаю, может, их учат этому, а может, она сама придумала такую трактовку, но я под ней подписываюсь. Хотя и она — тоже про правду.

— Мы остановились на том периоде, когда вы поняли, что международная журналистика уже не нужна.
— Этот период продолжается по сей день
. Хотя я и не являюсь поклонником былых времен, но считаю, что мы многое выплеснули вместе с водой, многих детишек из ванночки. Были времена, когда международная журналистика была отдельной специализацией в рамках профессии.
Я однажды присутствовал на юбилее Станислава Кондрашова, «известинца», специалиста по Соединенным Штатам. Среди прочих людей там были ветераны внешней разведки, и один из них работал как раз в Штатах в одно время с Кондрашовым. Он признался, что однажды принес телеграмму в центр, а начальник ему ответил, что знает, что Кондрашов работает над этой темой. Начальник посоветовал дождаться, когда появится публикация в «Известиях», чтобы свериться — и только после этого отправить телеграмму. Вот такой был уровень компетенции.
Люди моего поколения могут этот ряд продолжить. Владимир Цветов — Япония, Всеволод Овчинников — та же Япония и Китай, Фарид Сейфуль-Мулюков — Ближний Восток. Это крутейшие спецы и профи, которые не только знали предмет, но и блестяще владели словом. Сегодня таких людей нет, или их крайне мало. Сегодня есть бойкие люди, которые способны рассказать о захвате какого-нибудь посольства в Перу или землетрясении в Японии, но их беда в том, что они не знают контекста, для них происходящее — просто люди, фамилии, факты. Это то же самое, как если бы к нам приехал ничего не знающий француз или американец, и попытался бы понять Россию. Он видит только внешнее, случайное, то, что попадает в газеты, но не понимает истинных пружин. А этим нужно заниматься какое-то время, как и в других сферах нужно понимать, чем трактор отличается от комбайна, а скрипка — от альта. Никаких других секретов нет, но желательно это знать.

На третьем курсе я получил тройку за то, что, прочитав на языке оригинала «Песнь о моем Сиде», отказался отвечать на вопрос о том, что произошло с суффиксом «era» в XVI веке. Подготовка была приличной.

— А есть, как вы думаете, какие-то шансы, что международная журналистика в России возродится, или школа утрачена насовсем?
читать дальше

@темы: Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

15:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
1 курс: О небо, через месяц сдавать рецензии, а у меня еще дюжина не написана! Наверное, я умру!
3 курс: Сдача рецензий через неделю, а не хватает 40 штук? Съезжу-ка на журфак проведать Мороза.
@

Кажется, Мороз тоже соскучился. Когда я собрался после семинара бежать домой писать рецензии, Мороз растерянно замер у дверей кафедры: «А ты что, спешишь? Давай хоть кофе попьем!»
И сделал нам с ним кофе, дерзко забрав кипяток из деканата, чтобы не ждать, пока на кафедре вскипит чайник. Пошли на улицу, где я грел ладони горячей чашкой, а Мороз курил и пил свой кофе.

Зуев: Доброе утро, Олег Николаевич! Как жизнь?
Мороз: Да какая жизнь? Вчера до полвосьмого работал. Сегодня с восьми утра. Ночевал здесь.
Зуев: Отлично! Расширение кругозора!
Мороз: Я бы предпочел, чтобы мой кругозор немного сузился.

Мороз рассказывал классные штуки про обэриутов, гневно обвинял романтизм в деградации литературы и культуры и в создании массовой культуры.
Где-то между романтизмом и Просвещением пришел покурить Май, прибился к нам и начал увлеченно слушать, смешно поднимая брови. Мы плавно свернули на «Фауста», о котором Мороз вообще не очень высокого мнения и гениальным творением не считает (как и я, но я не филолог, так что, — зато наша преподавательница по зарубежке в институте очень аргументированно доказывала, что это почти венец литературного творения, выше только Шекспир, наверное). Потом Мороз поинтересовался у Мая в смутной попытке вовлечь его в разговор (у Мороза как раз образовалась свободная пара из-за того, что его группу забрали смотреть какой-то фильм про терроризм):
— Ну что там, как терроризм?
Май радостно ответил, что УЖАСНО.
Мороз в ответ разразился тирадой о том, что В «ФАУСТЕ» ЖЕ ТО ЖЕ САМОЕ, начал приводить примеры, пересказывать местами сюжет, анализировать структуру, СВОДИТЬ ВСЕ К АНАЛОГИИ С СОВРЕМЕННЫМ ТЕРРОРИЗМОМ, типа вот тут у Гете ислам, тут США и демократия...
Май заливисто хохотал, обнимая Мороза, мол, СМЕШНЫЕ ВЫ РЕБЯТА, МНЕ НЕ ПОНЯТЬ. А тем временем Остапа Мороза понесло, и он начал шутить УНИЧИЖИТЕЛЬНЫЕ ШУТКИ ПРО ПОСТМОДЕРНИЗМ, типа СМОТРИТЕ-КА, «ФАУСТ» ЖЕ ЕЩЕ И РЕМИНИСЦЕНЦИЙ ПОЛОН, ДА И СМЫСЛОВЫХ СЛОЕВ НЕСКОЛЬКО, ПРЯМО ПОСТМОДЕРНИЗМ ЧИСТОЙ ВОДЫ.
Потом пошли обратно на факультет, потому что Морозу надо бы все-таки проверить студентов, которые смотрят этот фильм.
— Ну вы даете, ребята, а ведь вопрос-то был обращен ко мне! — чуть не плакал от смеха Май. — Спросили меня, что там с терроризмом, и понеслась! Модернисты, ахаха!
— Вообще-то постмодернисты, — с полнейшей серьезностью поправил Мороз, — тут большая разница.

А потом я убегал домой, и Мороз вслед уточнял, точно ли мне пора, а еще жаль, мол, что не приду в субботу ко второму курсу.
So cute ;___;

Посмотрите маленький отрывочек из «Cantos» Эзры Паунда (он был темой сегодняшнего семинара), потрясающе красиво:

Боги плывут в воздушной лазури,
Светлые боги этрусков, когда еще не было слез,
И луч, первый луч, когда вообще не знали про слезы.
Паниски, а возле дуба – дриада,
Мелиада под яблоней,
По всей роще – листья полны голосов,
Заросли шепота, и облака опустились над озером ниже,
А на них восседают боги.


PS
Мороз рассказал, что даже в первый день ходил в цирк Борнео :vict:
Говорит, мол, ну могло быть и лучше, вот то ли дело раньше, выступали воздушные гимнасты мужчины и женщины, эротично было. Да и животные сегодня какие-то без искры.
Но, говорит, приходили ради морских львов, сыну понравилось. Еще и сходили к ним за кулисы.
Ехехе :cheek:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

21:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Неожиданно чудесный семинар по «Фаусту» Гете.
Я не особо люблю «Фауста» и в кои-то веки решил не готовиться, но в итоге почему-то все равно отвечал больше всех (журфаковские знания не пропьешь). Хотя перечитывал год назад и много деталей забыл. Ну да ладно.

Говорили о разных классных штуках. О том, как Фауст стремился к счастью, которое видел в знаниях (привет, просветительский концепт). О том, как он выучился на всех четырех факультетах, но это не принесло его душе мира. О том, как он разочаровался в жизни, которая не ограничивается знаниями.
— Кем был Фауст?
— Доктором?
— Господа, он был моим коллегой. Преподавал. А кто пил с ним в погребе? А вот это уже ваши коллеги — студенты.

Спросили о том, где еще мы видели демонический образ черного пуделя. Ничтоже сумняшеся ответил, что в «Буратино», потому что это единственная ассоциация с пуделями в литературе :D
Смеялись все и долго. А я что? В оригинальной сказке Мальвина — Голубая колдунья, которая не пускает Пиноккио в дом под предлогом того, что она «давно уже мертва, и только ждет катафалк, который увезет ее на кладбище». Ну, думаю, может, и у нее пудель демонический был :D
Спойлер. Правильный ответ — «Мастер и Маргарита». Там был медальон с пуделем, надетый на шею Маргариты, плюс набалдашник трости Воланда в форме головы пуделя.

Мне не нравится просветительский финал «Фауста», и ничто не убедит меня о его оправданности. Мухлеж и есть, какие бы высокие цели ни преследовались.

Говорили о средневековой системе образования, когда студенты за мах ходили из факультета на факультет, по желанию слушая любые лекции. Типа преподаватель классный — пойду у него лекции послушаю. И вот здесь еще.
Пришел к выводу, что средневековая модель все еще довольно близка мне, потому что учусь как раз по такому принципу, насколько это вообще возможно в Краснодаре.
*
Мороз котичек, нашел в книжном дешевое собрание сочинений А. К. Толстого и написал мне об этом в фейсбуке <3
Просто прикиньте: преподаватель с кучей курсов держит в голове горение одного заочника, ну!
*
Ждал семинара по экзистенциализму весь семестр @ полнейшее разочарование.
Перед семинаром рассказывал интересующимся одногруппникам то, чего нет в полуторастраничной заметке в учебнике (смех один, а не глава), им даже понравилось.

На семинаре говорили в сто десятый раз о том, как современный мир погряз в технологиях, как цивилизация уничтожает культуру, как в девяностых годах было круто в США, а в советское время зарплаты у профессоров были выше. Хорошо посидели, отлично поговорили. Но как же экзистенциалисты?
Еще и пару завершили знаете чем? Размышлениями о том, читают ли сегодня люди.
Одна тема актуальнее другой, слушайте.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

00:32 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


На лекцию Мороза пришло всего пять человек. Мы ждали еще хоть кого-нибудь, но было тихо и пусто, и Мороз начал уже рассказывать, как он не учился в школе и вообще считает весь этот процесс обучения лишним, и тогда мы решили, что пора и лекцию начинать.
Савелий активно и во всех соцсетях постил миллионы фотографий всех известных ему и широкой публики эстрадников, Мороз же называл большинство их них «бабенками» и качал головой. Он решил рассказывать только о Белле Ахмадулиной, потому что он уважает и любит ее как поэта.

Мы собрались вокруг Мороза, очень тесной и уютной компанией, чуть ли не на расстоянии вытянутой руки от Мороза. И начали слушать.
Он много говорил о реальности и нереальности, о границе между телесным и чувственным, о трансцендентальности и метафизике, о невозможности и чрезмерности, об одиночестве и об отчуждении.

Мороз читал очень много стихов, «потому что, в сущности, делать больше нечего». «Хотя в моем исполнении они будут больше похожи на вальс, а не на романс. Или на похоронный марш».
Он говорил о том, что Ахмадулина писала потрясающие стихотворения в 17 лет, и гениальные — в 22 года.
«Ваша ровесница», — добавлял он.

Сравняться с зимним днем,
с его пустым овалом,
и быть всегда при нем
его оттенком, малым.

Свести себя на нет,
чтоб вызвать за стеною
не тень мою, а свет,
не заслоненный мною.


А еще Мороз говорил о том, что любить стихи — это ужасно. Люди, любящие стихи, достойны презрения.
И мы сидим @ сидим
...Потому что стихи — это реальность, которая связывает нас друг с другом. Нас: читателей и поэтов. Поэзия — это отношения между тобой и автором.
Любить стихи — все равно что любить любовь. Это ненормально. В корне неверный подход.

Быть собой для поэта — означает расположить себя в определенном образе.

Мороз говорил о том, что "В метро на остановке «Сокол»" — это стихотворение, которое осталось у него в сердце.
И рассказывал о том, как встретил Ахмадулину, когда они с товарищами шли за бесплатной водкой на фестивале поэзии. «И не было никакой фальши. Она такой мне и запомнилась: одинокой и молчаливой».

Он стал бояться перьев и чернил.
Он говорил в отчаянной отваге:
- О Господи! Твой худший ученик,
я никогда не оскверню бумаги.

Он сделался неистов и угрюм.
Он всё отринул, что грозит блаженством.
Желал он мукой обострить свой ум,
побрезговав его несовершенством.

В груди птенцы пищали: не хотим!
Гнушаясь их красою бесполезной,
вбивал он алкоголь и никотин
в их слабый зев, словно сапог железный.

И проклял он родимый дом и сад,
сказав: - Как страшно просыпаться утром!
Как жжётся этот раскалённый ад,
который именуется уютом!

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

20:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
У меня в комнате живет паук. В нашей семье принято относиться к паукам как к соседям по коммуналке и всех звать Васями.
Мой паук вырос с небольшого до огромного, и, проползая по стене мимо изголовья моей постели к карточке с Парижем, он почти закрывает собой Нотр-Дам. Я не арахнофоб, но даже меня немного смущает, что в моей комнате живет кто-то почти с меня размером.

Продолжая традиции, зову паука Васька Грязной.
Моя жизнь как иллюстрация выражения «сам пошутил, сам посмеялся» :-D
*
После как всегда тяжелых пар режиссуры умотал на журфак, сидеть у второкурсников на семинаре по Гонгоре.
Мороз читал сонеты Гонгоры так красиво, что я как будто перенесся в Испанию.

Второкурсники сидели со сложными лицами (как рыбки, пытающиеся читать) и повторяли: «Mne trudno». Ну а что вы хотели от культизма :D
Ужасно люблю эту тему, и еще зимой Мороз звал меня на этот семинар, так что i'm so happy.

Мороз обладает потрясающим свойством прививать уважение и любовь к тем литературным реалиям и персоналиям, с которыми он нас знакомит. Он всегда аргументирует каждую свою мысль, никогда не голословен и постоянно находит что-то исподволь позитивное. То есть посмотришь: да тлен какой-то. А если подумать, то это — невообразимая красота.
Вот Гонгора. Это красота стилевая, красота платоническая, красота. И боль лирического героя, привлекающая все живое, — это и есть поэзия. Потому что во всем есть поэзия. Мороз помогает увидеть в самом сложном что-то до смешного простое в своей гармоничности; в самом простом — до ужаса сложное в своем хаосе.
*
Мороз рассказал, что современники не писали об Иване Грозном ничего плохого умолчим о Курбском, в отличие от того же Петра, которого вообще терпеть не могли, если обратиться к фольклору. Что как бы показательно во всех отношениях. Ибо фольклор есть довольно выразительная штука. Правдивая, потому что искренняя.
А еще Мороз посоветовал почитать книгу о культуре средневековой Руси, чтобы мне было проще в плане контекста :3 So sweet!

Гришок сегодня внезапно захотел на завтрашнюю лекцию Мороза, а потом испугался и передумал. Но сам факт! Он правда захотел!
*
Сегодня пришли наконец мои книженьки — переписка Грозного с Курбским (в переводе :D ) с кучей дополнительных текстов про Ивана Грозного, и сборник стихотворений Алексея Константиновича Толстого :heart:
Выиграл у Коняша в сомнительном соревновании «чьи исторические книги, ПО КОТОРЫМ МЫ ГОРИМ, придут по почте раньше» :D

Некоторые сонеты Гонгоры, например

Вы, сестры отрока, что презрел страх,
В долине По укрывшие на кручах
Колонны стройных ног - в стволах могучих
И косы золотистые - в листах,
Вы зрели хлопья пепла, братний прах
Среди обломков и пламен летучих,
И знак его вины на дымных тучах,
Огнем запечатленный в небесах, -
Велите мне мой помысел оставить:
Не мне такою колесницей править,
Иль солнце равнодушной красоты
Меня обрушит в пустоту надменно,
И над обломками моей мечты
Сомкнется безнадежность, словно пена.

* * *
+2

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

01:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Как-то тихо и обреченно зашипперил Маяковского и Есенина.

Потому что у них много друг у друга содрано в поэзии (да взять то же "любимое" Павловым "Облако в штанах" и есенинское "О Русь, взмахни крылами..."), а еще потому, что вот у Маяковского есть "Хорошее отношение к лошадям", а у Есенина есть "Песнь о собаке", и Маяковский часто просил Есенина почитать о собаке и тихонько плакал, слушая. Сам Маяковский чуть ли не в трети своих стихотворений называет себя "щен", да и взять то же "Вот так я сделался собакой" - это его животное альтер-эго, если можно так сказать.

И это болезненное противопоставление: Маяковский отрицал институт семьи как таковой, Есенин же в каждой женщине искал мать.
И еще: Есенин сам рассказывал, как вместе с имажинистами расписывал стены Страстного монастыря похабными частушками, а однажды растопил самовар икнонкой. А вот Маяковский себе такие дела не позволял. На словах только.
Хочется кинуть это Павлову в лицо и расплакаться.

Собственно, послушал наконец лекцию на Серебряном дожде с красивым названием "Есенин vs. Маяковский: диалог через стену".
Оффтоп про саму лекцию: поразительно, как лектор смог уложить очень много информации (и стихотворений) в 50 минут, учитывая, что были и песни, и реплики ведущих, и комментарии слушателей. Дело в том, что на каждой лекции в Типографии я думаю, как же мало времени, и как его мы все пытаемся искусственно растянуть, чтобы, например, послушать подольше Мороза или Савелия. Здесь же все четко, ясно, уверенно, экспрессивно. Настолько разный стиль подачи информации, вот я к чему.
Не могу выразить всю свою благодарность Принцессе, которая навела меня на эту лекцию (и вообще на Серебряный дождь).
*
Это я так сегодня уже решил побыть цивилом

Пидоры тут, пидоры там
Решил заранее подготовиться к семинару Мороза, который будет во вторник, потому что завтра приду поздно и уставший
Тема - поэзия Константиноса Кавафиса
Открываю про него википедию
Читаю: "Его поэзия — за исключением гомосексуальной любовной лирики — подчеркнуто внесубъективна"
ЯСНО @ ПОНЯТНО

*
Как говорит Феденька на мои искажения строчек Маяковского ("светить всегда, светить везде" в моем варианте звучит как "гореть всегда, гореть везде", и это я вчера кричал по поводу Грозного и Басманова):

маяковский такой: ЛОЗУНГИ КАПС ГОРЕТЬ
Микк: пидоры пидоры пидоры

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

22:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


На журфаке наконец поменялось расписание, и я как раз успел к началу семинаров по современному литературному процессу. Издателей разбили на две группы, их теперь еще меньше, чем на лекциях, и говорят только двое. Я опаздываю на семинар в институте, хотя пересилил себя и убежал на маршрутку за десять минут до конца пары, и не понимаю, как можно прогуливать Мороза.
Успел приехать из дома (через весь город) даже с небольшим запасом; говорили с Морозом о концептуалистах и о предсказаниях постмодернистов (Мороз считает, что это говорит совсем не в пользу писателей-постмодернистов, а как раз наоборот подчеркивает их авторскую несостоятельность).
Говорим о Савелии немного.
— Поразило, насколько Савелий потрясающий поэт!
— Ну, это было только одно его стихотворение. И даже не самое лучшее. Я бы даже сказал, совсем неудачное. Вот ранняя его поэзия да, достойная.

Пара очень тихая; почти никто не готов, а готовые готовы плохо.

— Что у вас хорошего?
— Мы теперь учимся в первую смену!
— И что в этом хорошего?
— Можем на работу устроиться...
Работают только рабы. Еще одна попытка. Что произошло хорошего для человечества?
— Да ничего хорошего. Самолеты падают.
Люди тоже падают. Поскальзываются и падают.

Говорю о презентации антологии краснодарской поэзии. Мороз смешно старается совместить одобрение и неодобрение сего мероприятия в целом.
Переходим к семинару.

— Так что хотел сказать Брехт?
— Да ничего он не хотел сказать. Все уже сказано.
— Ну что же вы, в самом деле. Сказано все, хм, — смеется Мороз.
— Девочка-то — постмодернист, — тоже смеюсь я.
— Ну вот, ты сказала, не подумав, а тебя сразу и обижают. Постмодернист, пф! — вполголоса переживает за одногруппницу ее соседка по парте.
:D

Наконец приходит понимание того, о чем же был Брехт, для чего он писал. В чем суть эпического театра. Откуда этот бог из машины в конце «Трехгрошовой оперы». У Брехта нет героев, которым можно было бы сочувствовать, так как они все — негодяи, даже королева, властью которой держится этот мир. И это логично. В этом мире, говорит Брехт, никто не может остаться хорошим/добрым.
Мороз говорит о художественной конструкции, о разоблачении морали, об отчуждении. И снова и снова повторяет: «нельзя остаться хорошим человеком; нет хороших людей». Говорит о черствости чужих сердец, воспеваемой черствым же сердцем.
*
Пока неторопливо ехал на журфак, успел дочитать «День опричника» Сорокина, ох уж эти концептуалисты.
История идет по кругу, суть не меняется.
(Но мы можем сами все изменить.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

22:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
День подозрительно смахивает на сон — не то инсепшн головного мозга, не то сбой в матрице.

Подорвался в полшестого утра (запоздало понял, что надо было в пять), чтобы успеть к первой паре на журфак. Опоздал совсем немного, кстати.
Захожу в аудиторию, а там столько народу, что у меня аж глаза на лоб полезли. Шутка ли — единственный свободный стул, и тот меня ждал :D Позже выяснил — 75 человек первокурсников в этом году. Семьдесят пять, Карл! Без окон без дверей полна 202 аудитория перваков, а ведь это только одна группа из трех или четырех.

Семинар по «Царю Эдипу» (неплохо знаю эту трагедию): ребятушки очень активные, предлагают кучу идей (по большей части мимо, но зато бодро), спорят друг с другом между делом, цитируют Софокла в разных переводах. Слова те же, что и у нас на заочке (и у курса, следующего за нами — у них на нескольких парах антички я тоже успел посидеть весной-летом, застал «Царя Эдипа»), те же поиски истины между строк. Я даже порадовался, что не так и много теряю на заочке — по крайней мере, Мороз дает нам максимально полную картину литературного процесса.
Все такие красивые и милые.
Мороз сказал, что именно эта группа очень даже ничего из всех первых курсов последних лет <3

— За что Эдип ухватился сразу?
— За трон!
— Ну, трон. Трон — это стул. А зная древних греков, там и стульев-то не было.
*
— Но ведь в итоге Эдип сам оказался убийцей!..
— Спасибо, я в курсе.
*
— Почему Эдип стал не оправдываться, а обвинять?
— Лучшая защита — это нападение!
— Это в футболе. И в семейных отношениях.

*
Собственно, посреди недели умотать на журфак через весь город я решил не просто так.
К десяти утра мне надо было быть в Молодежном центре Краснодара, а он буквально через дорогу (раньше там был ИНЭП, и я занимался там японским; люблю Сормовскую за оставленные там мечты и надежды; я проезжал дважды в неделю мимо журфака и думал, что когда-нибудь буду там каждый день с утра до вечера проводить).
В этом Молодежном центре проходил полуфинал конкурса Студент года.
Я прошел в финал.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Наконец-то вышел из заморозки проект «Современная русская поэзия и литературный процесс», и вчера после пар я поехал в «Типографию», где на входе встретил Мороз в уютном свитере и с чашкой кофе — Мороз, по которому я так соскучился и без которого возобновились панические атаки.
Пока народ собирался перед самой лекцией, Мороз ходил между диванами и говорил с котенком: «Вот что ты бегаешь по полу грязными лапами, а потом на диваны запрыгиваешь?» Да люди с детьми таким ласковым тоном не говорят :heart:

Лекцию читал Савелий, и было так здорово и уютно в полутьме; диваны покрыты клетчатыми пледиками, можно заварить себе кофе на кухне, где живет котенок-пианист с невыговариваемым именем.
Мороз сидел посередке «Типографии» и время от времени вставлял ремарки по поводу годов, имен, литературных течений и других фактических деталей. В конце лекции Савелий прямо сказал: можете, мол, задавать вопросы мне и Морозу.
И Мороз такой: ты, Сева, начал не с того и закончил не совсем тем, а вернее сказать — совсем не тем :D

Слушали про лианозовцев, их барачную поэтику. Савелий читал стихотворения, в том числе тактильные, например, и это все придавало вечеру ощущение чего-то невероятного. Не конкретно поставангардистского, а, скажем, волшебного.
И Ваня пришел, чудесный умный Ваня в рубашке и жилете, который был в курсе сабжа и провоцирующе задал Савелию вопрос, очевидно адресованный Морозу.
Так радостно было увидеть Мороза. Так радостно было увидеть Коняша.
Сидели рядом с Коняшем, который вырвался из порочного круга работы и страданий на лекцию, и это было так здорово.
Так здорово.

два стихотворения лианозовцев

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Kevin the journalist, voice of Strex, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

18:24 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Т — творческое задание.
Проходили на основах журналистской деятельности phygital-технологии, и нашей подгруппе задали к общей лекции написать «письмо из будущего», где современному человеку журналист из будущего рассказывал бы о том, как сильно развились эти самые технологии, что изменилось и тд.
В итоге написали только мы с Димой, правда (при том, что у Димы рассказ никакого отношения ни к phygital-технологиям, ни к журналистике не имел, но захотелось написать про космос — написал про космос, вай нот).

В общем, в моей работы столько претенциозного сарказма, отсылок к разным литературным и журналистским реалиям и любви к журналистике, что это надо сохранить. (Да, штампы. Зато с душой :D ) В дневнике.
(Неделя как закончилась сессия, все еще отрицаю этот факт.)
*
письмо из будущего

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые..., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

22:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Чувствую острое дежа-вю: снова холодно, и факультет пустой и тихий, и мы сидим впятером, ждем Мороза и шутим шутки двухлетней давности: "Мороз на мороз нейтрализовался!", "Мороз есть, а Мороза нет!"
Но Мороз приходит (в отличие от зимы первого курса - почти вовремя) - настолько уютный, насколько уютным может быть человек. С его приходом сразу формируется атмосфера кануна Рождества, когда семья и близкие друзья собираются вместе и пьют какао, и горят огни, и ноги можно укрыть теплым пледом.
Мороз привычно интересуется, что произошло хорошего, и в привычной же тишине волнительно сообщаю, что составил список. Список хорошего специально к паре Мороза.
Следующие полчаса говорим с Морозом о разном хорошем, и одногруппники все еще не понимают, зачем все эти апелляции и споры (а я и сам, кажется, недавно понял) - и Мороз снова объясняет, что его цель не в доказательстве тленности бытия, а как раз в попытке научить нас осознанно видеть хорошее.

Посреди пары врывается Зуев, мы ждем выговора за малое количество людей на паре или хотя бы объявления по предыдущим курсовым; но Зуев радостно просит всех сидеть, потому что он просто зашел за стульями.
Берет два стула и утанцовывает в закат.

Мороз пытается логично перейти от Торо к Мелвиллу, когда двое студентов приходят со стульями.
"Передумали?", - интересуется Мороз.
"Да нет, - смеются студенты. - Это другие. С процентами!"
И действительно, стульев уже три. И все бы ничего, но спустя еще минуту в дверях снова появляется Зуев. Со стульями. Еще двумя.
Мороз предпринимает очередную попытку вернуться к романтизму, когда Зуев врывается в третий раз, гремя рулеткой. Он садится за стол рядом с Морозом, меряет ту парту, за которой сидит. "Да нормальный стол!" - бормочет Зуев, а уходя оттопыривает большой палец: "Все круто! Классно".

Время перерыва подходит, а пара не заканчивается, и я просто надеюсь, что эти лишние десять минут никто не станет торопить преподавателя. Это здорово: он говорит о Мелвилле, о кино, о романтиках и реалистах, о трансценденталистах и много еще о чем. Безумно интересно о очень лампово.

А перед этим мы ждали пару: нас было несколько, и мы говорили о привидениях.
Говорили о том, что 205 аудитория, в которой мы и сидели, проклята (это та самая аудитория, где сдают госы), а вот на 309 лежит проклятье, потому что там обитает дух не сдавшего студента.
- Это студент, который выпал со второго этажа и ногу сломал? - уточняет Дима.
- Мы с Коняшем вообще предполагаем, что это тот студент, который сбросился с крыши "Галереи". О котором Шувалов рассказывал.
- Больше похоже на то, что это Шувалов о себе рассказывал.
- Сбросился и остался привидением на журфаке!
- Когда он на первую пару к нам пришел, примерно так и подумал...
Проходит несколько минут, тема обсуждения меняется, и тут Дима выходит в деканат, но замирает в дверях аудитории: "А вот и местное привидение пришло".
А это К. смотрит расписание <3

Между парами перерыва не было, но, пока поднимались в другую аудиторию, успели поговорить с чудесной Болтуц. Она сказала, что еще выбирает для нас темы курсовых. Говорит, мол, чтобы всем интересно было, а не "Белинский - публицист". Вряд ли, говорит, такую тему с руками оторвут.
- Нет, конечно! - замахал руками Коняш. - Мы же учимся у Павлова! Какой Белинский! Он же либеральная мразь!
Коняш поворачивает голову и видит, что ровнехонько в этот момент мы проходим мимо аудитории, где лекцию читает Павлов :D
Занавес :D

А потом была лекция Лучинского, которую мы так сильно ждали. Я столько слышал о Лучинском, прочитал его очерки о зарубежной журналистике, плюс замещавшая его в воскресенье Болтуц рассказала о нем кучу крутого (по его учебникам занимаются в МГУ!) и просто здорово читала лекции по его предмету.
И вот наконец он сам, ТАКОЙ КЛАССНЫЙ, оправдал все ожидания, уруру!

Он из тех преподавателей, которые учат искать причинно-следственные связи и мыслить, а не просто зубрить даты. Невероятно интересно рассказывает, кучу всего знает. Дал нам почитать энциклопедическое эссе Дидро о значении слова "счастье", так КРУТО.
Заговорил о Франклине, и мы с Коняшем такие: "Ахаха, дружески зовем его ВАШИНГТОН" (история с предыдущей пары зарубежной журналистики, лол).

Лучинский дал нам контрольную на субботу, сказал самостоятельно выбрать темы из очерков, потому что это должно быть интересно нам самим.
Так и Болтуц говорит о том, что темы курсовых должны быть интересны в первую очередь нам самим.
И Котова говорит о темах научных докладов для нас то же самое.
Это такая волшебная атмосфера журфака, где тебе позволяют искать то, чем ты хочешь заниматься, а не заставляют насиловать себя стандартными темами. Так люблю это все.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Снял сегодня лучшее видео в своей жизни; да и вообще день чудесный; неделя чудесная, сессия чудесная. Журфак чудесный. Коняш чудесный.

О том, что было до.
Стояли во вторник с Машей (очницей, с которой мы общаемся еще с подкурсов), я рассказывал о своей полемике с Павловым на предмет любви к Маяковскому. Тут мимо проходит Павлов (в третий раз), останавливается. Переводит взгляд с меня на Машу.
- Мария, - говорит, - вы уж повлияйте на Дарью. А то её в кульке неправильно ориентируют.
И ушел :D

Вчера на паре ожд сидели вчетвером: Дима с Олей из первой группы (которая должна была прийти на это практическое занятие) и мы с Коняшем (из второй группы, но мы часто кочуем). И вот ребята начали рассказывать преподавательнице о том, как мы поспорили с Павловым.
- И что же вы ему сказали? - округлились глаза у преподавательницы.
- Что Маяковский не урод, - ответил я дословно.
Повисла такая пауза, как будто в кино в слоумо.
- А Белинский? - сглотнув, почти шепотом уточнила преподавательница.
- А что Белинский, он мразь, негодяй и ужасный человек, тут я не спорю. Но Маяковский!..
Тот момент, когда весь факультет знает, о чем с Павловым лучше не спорить хд

Коняш так смешно пародирует Павлова, что я второй день показываюсь со смеху в самые неподходящие моменты.
- Но ведь и спорить можно аргументированно и... - переводит дыхание преподавательница.
- Да вы просто этого не видели, - смеется Коняш, - Даша ему говорит, что Маяковский был тем-то, а Павлов как обычно закрывает лицо рукой и начинает "РАСПЯТЫЙ НА КРЕСТЕ РОССИИ..."

Снимал вчера два упражнения для режиссуры, задействовав Диму и Коняша. Коняш восхитителен, а Диму весь журфак запомнит как "ДИМА ТВОЮМАТЬ" хд
Коняш чуть не умер все время держать на весу "Улисса" :D
А еще руководительница местной журфаковской телестудии увидела процесс съемок и пригласила меня на работу оператором к себе :D Так смеюсь все еще.
*
Сегодня собрались с Коняшем пораньше и посмотрели "Гражданина Кейна", которого я давно собирался ему показать. Орсон Уэллс гений, все-таки.
Плюс Саня говорил, что Лучинский очень рекомендует Кейна к просмотру.
Между прочим, не каждый фильм пересматривает с таким удовольствием.

На журфаке группы набирают все больше и больше от года к году, и все такие красивые *_*
*
Снимали сегодня после зачета очередное упражнение для режиссуры. Не передать словами, насколько Коняш хороший актер, как он восхитительно смотрится в кадре, как он органичен и как круто интерпретирует текст.
Пока прогоняли дубль, закончилась пара у чудесного идеала средневековой красоты и образованности Болтуц. Она шла на кафедру и с улыбкой поинтересовалась, что мы тут снимаем, про привидений, что ли. Коняш обрисовал в общих чертах, что да, про привидений.
И гениальная, совершенно естественная Болтуц: "О, ну если про привидений, то снимите 309 аудиторию. А то там время от времени там раздается что-то... Подвывания какие-то. Дух неупокоенного студента, что ли".
Криком кричали от любви к журфаку.

Во время съемок зафейлили один крутой дубль, потому что ВНЕЗАПНО появилась уборщица со швабрами, огромным ведром и собственной персоной в кадре, и Коняш начал дико хохотать, и я тоже, - охотники, блин, за привидениями Х)
И вот после всего этого пошли домой. Темно, небо как перед снегопадом, радостно, что нас не закрыли на журфаке :"D
Сели ждать трамвай, смотрим видео. Одно, последнее, вроде неплохое, но Коняшу показалось, что играет он не очень эмоционально, а пробежка с камерой у меня получилось недостаточно динамичной.
Тогда решили глянуть то самое зафейленное видео. Коняш комментирует: "Даа, вот тут другое дело. Глянь, как я смотрюсь в кадре! О, я так здорово тут руками развожу. Как ты кадр четко держишь! Может, сможешь что-то с этим дублем сделать? А здесь бежишь прямо хорошо, как в кино! Блин, вот бы именно этот дубль удался, так нет же. Вот, сейчас должен быть фейл... Вот сейчас... Сейчас?.. МЫ ЧТО, ПОСМОТРЕЛИ ТОЛЬКО ЧТО ЕЩЕ РАЗ ТО ПОСЛЕДНЕЕ ВИДЕО?"
И ПРАВДА хд Оказывается, предпоследний план - не зафейленный дубль, который длится минуту с лишним и прерывается смехом и ВЕДРОМ УБОРЩИЦЫ, а махонький, секундный неудачный план начала. Поэтому мы даже не заметили, когда секунда эта закончилась, кадр дернулся и снова пошел последний дубль :D
ПОЧЕМУ ЖЕ ОН ПОКАЗАЛСЯ ТАКИМ КРУТЫМ?
Так смеялись :lol:

Коняш такой красивый, я просто не могу.

"Прихожу из универа каждый день как с праздника. Вчера с розой, сегодня такой красивый весь. Мои спрашивают: ты там вообще точно на журфак ходишь? Хе-хе", - говорит Коняш :D

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

21:02 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришла пора соборов кафедральных, а если точнее - установочная сессия на журфаке. Буду две недели ходить счастливый и восторженный.

Пришел на полтора часа раньше одногруппников, потому что Мороз :D
Пару современного литературного процесса перенесли с удобного мне вечера четверга на ужасно неудобный день понедельника, но эти две недели я хотя бы попадаю (потому что не нужно ездить в институт), но что делать дальше - без понятия. Ужасно грущу, но это в будущем, а пока можно просто радоваться, что сессия начинается с пары Мороза.
Говорили о Джойсе, о модернизме, о Молли и Леопольде Блумах, и это всё так круто! Причем именно сегодня было сложнее, чем раньше, мы дольше молчали и сложнее понимал какие-то отдельные вещи.
Я все никак не дочитаю "Улисса" (точнее сказать: не прочитаю, - потому что все-таки конец я прочитал с легкой руки Мороза, а вот середина упорно не дается), но мне нравится говорить о нем (слушать о нем).
Неожиданно выяснилось, что Мороз курит сигареты (внимание) "Байрон". Я почему-то до сих пор смеюсь; что-то вроде "делает вид хмурого Бальзака, а сам в душе трепетный поэт Байрон" :D

Перед парой литературного процесса издатели наконец поинтересовались: "А почему ты ходишь на его пары?" :lol:
Объяснил, что Мороз клевый и пары его восхитительные.
В начале пары на привычное "Что хорошего случилось?" Мороза ответил, что у нас началась сессия, и это не просто хорошо, а прекрасно; аргументировал позицию своими обычными радостными тезисами о повышении роли журфаков в современно обществе, о светлых перспективах журналистики и все в таком духе; к концу моей пламенной речи издатели начали кричать: "ТЕПЕРЬ ЯСНО, ТЫ ЗАСЛАННЫЙ КАЗАЧОК" и "МЫ ЧТО, НАСТОЛЬКО БЕЗНАДЕЖНАЯ ГРУППА?" :lol:
А я просто люблю журфак :heart:

После пары Мороза прибежал к одногруппникам счастливый, с улыбкой от уха до уха; был встречен ироничным: "А вот и тот самый единственный человек, который радуется сессии". Затем, правда, поступило уточнение: "...по крайней мере, всегда радуется сессии!"

И началась лекция Павлова, с которым мы знакомы еще со времен подготовительных курсов, и который все еще меня помнит))
Он начал пару с КРИКОВ О НАБОЛЕВШЕМ (с того, что либеральные мрази правят бал сегодня, и это нужно менять), и кричал всю пару, очень грозно, о всяких НЕГОДЯЯХ, которые снимают и пишут о Есенине всякую ПОЛНУЮ ЧУШЬ И БРЕХНЮ, потому что Есенин, в отличие от УРОДА МАЯКОВСКОГО, Пастернака и тд...
Короче, через полчаса от начала пары я не выдержал.

Дело было так. Павлов почему-то часто посреди предложения начинает обращаться ко мне, лол, с разными околотемными вопросами. В частности, спросил, как у нас с литературой обстоит дело в институте. Ну я то да се отвечаю, а Павлов все: факты, факты, мне нужны факты! - и я такой весь из себя дерзкий: "Например, говорят у нас о Маяковском, КОТОРЫЙ, КСТАТИ, НИКАКОЙ НЕ УРОД".
Павлов чуть в окно не вышел после этих слов, серьезно :"D Я думал, его удар хватит, столько эмоций на одном лице хд Ну мы начали с ним кричать друг на друга: он о том, что Маяковский был за РЕЗНЮ, ЗА УБИЙЦ, ЗА РАЗВАЛ СТРАНЫ, а в ответ кричал, ЧТО МАЯКОВСКИЙ БЫЛ ЛИРИКОМ, ВЕРНЫМ ИДЕЕ, ЛЮБЯЩИЙ СОВЕТЫ.
В общем, одногруппники начали прямо на паре сочинять мне эпитафии хDDD
В течение оставшегося часа пары Павлов диктовал-диктовал, а потом вдруг: "...ОБРАТИМ ВНИМАНИЕ ДАРЬИ НА ТО, ЧТО В ОТЛИЧИЕ О ВСЯКИХ НЕНАВИДЯЩИХ КРЕСТЬЯНСТВО УРОДОВ..."
На самом деле, ужасно уважаю Павлова, он восхитительный специалист. Хотя я не согласен с рядом его чересчур радикальных утверждений, я правда очень люблю его пары. Павлов классный (: И мы с ним не раз уже спорили, громко и со вкусом, потому чтоб почему бы и нет. Это же журфак.
Павлов очень смешно говорил что-то о том, что можно даже стульями бросаться, и все в какой-то момент решили, что и в меня сейчас один полетит хдд Но вроде обошлось :D
Так или иначе, кончилось все тем, что Павлов посоветовал мне уходить из кулька и возвращаться к корням (то есть на очку журфака). "Эх, Дарья, я ведь думал, что вы такая тонкая, умная личность..."
Ехехехе :D

- Все еще не знаю, как достать Павлова, - сетует Коняш.
- А ты начни ответ на билет с того, что АБСОЛЮТНО НЕ СОГЛАСЕН С МНЕНИЕМ ЭТОЙ ЛИБЕРАСТКИ ДАРЬИ.
- Да вообще не знаю, как меня угораздило сидеть ЗА ОДНОЙ ПАРТОЙ С ЭТОЙ МРАЗЬЮ ДАРЬЕЙ.
:D

После пар встретили Уткова, который просветил меня в том, что касается произошедших со мной изменений относительно тех же подготовительных.
Жесты, говорит, стали шире, плечи расправились, да еще и поза стала более уверенной.

Пока сидели под окнами журфака с Коняшем, еще и увидели уходящего после пар К. :love:
- Где твои глаза??? Это же Калич!
- Вижу.) И? Что мне, кричать?
- ТО ЕСТЬ ДВА ГОДА ПОДРЯД ТАКОЙ ВОПРОС У ТЕБЯ НЕ СТОЯЛ, А ТУТ...
А тут я просто был рад всему этому дню.

Фанфакт: спросил сегодня у бабушки, есть ли у нее что-то из Платонова. Просто потому, что у нее много советских еще изданий, а мне с ридера неудобно читать, а в бумажном формате есть только "Котлован".
Внезапный ответ: была, мол, какая-то Яма или Котлован, но отдала его кому-то, потому что ну невозможно же читать этого Платонова.
И я весь стал удивление, потому что "Доктор Живаго", значит, на самом видном месте стоит, а Платонова читать невозможно ??? Wat???
Люблю Платонова <3

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

Mea culpa

главная