• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами (список заголовков)
20:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Добили Бродского. На этом пост можно считать оконченным :D

Ушли куда-то в метафизику на этой паре, сидели озадаченные, а Мороз: «Ну вы же видите, почему Бродский обращается к Ахмадулиной? Или только я это вижу?»
Стало яснее с концепцией речи у Бродского (и вообще — почему «части речи»).

Мороз сказал сегодня потрясающую фразу: «Я не виноват, что вы ломаетесь, как тростинки, после первого же моего вопроса. И не надо говорить, что я депрессивный — если кто здесь и депрессивный, то это вы».
Кто-то робко вставляет свои пять копеек: «Но мы не говорили, что вы депрессивный...»
«Я говорю!» — ставит точку Мороз.

И еще было смешное:
— Ну вы же авторитет, — говорит кто-то с задних рядов.
— Авторитет, huh? — смеется Мороз. — Звучит как «криминальный авторитет». Цыкнешь — все боятся.
Теперь мы смеемся вместе с ним.
— ...Шутка, — привычно добавляет Мороз.
— Разве? — тихо спрашивает кто-то, и теперь уже наш смех слышно на кафедре :D

Снова «Горбунов и Горчаков».
— Вот кто-то из вас сказал: по всему выходит, что Бога нет, — начинает Мороз.
— Я сказал, — говорит один из самых активных юношей-издателей.
— А может, Бог есть, но это не романтический Бог?
(Напоминает лекцию Аствацатурова по Кафке: Бог есть, но это не Бог милостивый, а Бог ужасный; Бог, который чего-то от тебя хочет, но ты не понимаешь, что именно.)

Пушкин говорит: я умру, но не весь.
Горбунов говорит: я спасусь, но не весь.
Я говорю: я знаю, как спастись, но не вижу в этом смысла.

Долго разбирали, кто же Бродский, если он с таким упоением отрицает романтизм. Ориентируется на классицизм, но нельзя назвать его классицистом. Можно — шестидесятником, но это скорее принадлежность к поколению, нежели к литературному стилю или глобальному течению.
Пришли к выводу, что по крайней мере «Горбунов и Горчаков» — это экзистенциалистское произведение.

Снова прогуливали институт с Костей-Есем, и в какой-то момент Костя-Есь дерзко сфотографировал нас с Морозом :3
фотокарточка

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

21:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Переманил одногруппника на темную сторону, хе-хе.
Прогуляли пары в институте с Костей-Есем ради семинара Мороза по Бродскому на журфаке :D

— Иду, значит, быстрее под какую-нибудь крышу, потому что дождь сегодня имеет тенденцию забираться под зонт, — говорит Костя, — смотрю — а там Мороз стоит, курит. Без зонта, просто так.
— Это же Мороз. Реальность иллюзорна, плоть не важна :D

Начали пару с традиционного «что хорошего», ребята попытались перевести разговор на день родного языка.
— Зачем необходимо говорить именно на русском языке? Почему бы не начать говорить на китайском, например? — спрашивает Мороз.
— А зачем на китайском? — заранее проигрывают издатели.
— Потому что тогда нас, китайцев, будет не семь миллиардов, а семь миллиардов и сто пятьдесят миллионов, — смеется Мороз.

— Если вы говорите, что нужно придавать такое значение родному языку, то нельзя учить другие языки. Вот, скажем, я — против смешения родного языка с другими. И против вмешательства чужих культур в нашу родную культуру. Тогда можно сделать вывод о том, что я сталинист. На этом закончим о хорошем и перейдем к Бродскому.

Разбирали «Горбунова и Горчакова», опус магнум Бродского.
Когда я читал это длинное стихотворение, в какой-то момент пришел к выводу, что Горбунов и Горчаков — один и тот же человек с раздвоением личности, потому что. Потому что действие разворачивается в доме скорби, потому что это объясняет разговоры Горбунова и Горчакова, потому что так их взаимодействие становится не пейрингом, а рефлексией.
В статье Мороза на эту тему говорится о Горбунове и о Горчакове как о случайнх товарищах. И на паре мы говорили о мотивах попадания в психлечебницу этих двоих — в разных контекстах. Говорили и о Басмановой, конечно, но мельком.

В конце пары спрашиваю: так Горбунов и Горчаков совершенно точно два разных человека? Не один человек с раздвоением личности?
И Мороз говорит: конечно, нет. Это же очевидно. Два человека. Их даже товарищи различают. Да и зачем Горчакову доносить на самого себя?
И издатели аткие смотрят на меня и говорят: ...мы тоже считали, что это один человек :"D

Так вот я прост. Как так?
"Почто меня покинул!" "Вы к кому
взываете?" "Опять о Горчакове

тоскует он". "Не дочка, не жена,
а Горчаков!" "Все дело в эгоизме".


А потом еще:

"Глянь, Горчаков-то, что-то бормоча,
льнет к Горбунову".


Я был _абсолютно_ уверен, что все это — принятие условий игры раздвоенности.
Но Мороз упоминает о раздвоенности только в контексте раз_рубленности, раз_общенности, раз_битости надвое пары Горбунов-жена. Понятно, что Горбунов в данном случае есть отражение самого Бродского (а жена Горбунова — Марина Басманова), но когда в том отрывке Горбунов взывает к Горчакову, а не к жене — это либо самая высшая степень любви, либо приступ безумия.
Но Горбунов не безумен, он ведь просит Бога ниспослать ему безумие — заместо Горчакова. Херувима-безумие, херувима-второе я.

В общем, #trudno

Первый отрывок целиком: читать
*
А потом я пошел на лекцию Мороза по русской литературе 18 века, и там в начале пары староста начала вести перекличку (минут десять это заняло, потому что 75 человек .___. )
Внезапно среди первокурсников оказал_ась некто по фамилии Мороз.
— Мороз! — выкрикивает староста.
— Здесь! — бодро отвечает Мороз-лектор :D

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Очередной день из рук вон, который спасли только Коняш и Мороз. Коняш через километры, Мороз рядом.

Пропустил пары в институте по уважительной причине, чтобы съездить на жур. Считал себя таким хитрым лисом, который все рассчитал и успеет убить всех зайцев этого леса разом.
Конечно же, все пошло не так, и я три часа стоял во всех пробках Краснодара (хотя обычно от института до журфака от силы полчаса, минут сорок). Прочитал за это время очень плохо написанную биографию Эйзена, которую спасли только эйзеновский рисунок Феденьки и две потрясающие фотографии Александрова.

В итоге опоздал везде, где только мог, включая обе пары Мороза. Совсем расстроился, тем более что в институте как всегда адок.
Думаю, хоть с Морозом до остановки пройдусь, что уж там. Хотя вдруг он будет мне не рад.

Мороз такой котя. Увидел меня, говорит: «Ты что сегодня так поздно, кофе будешь?» Стояли на курилке с кофе, болтали почти час <3
Рассказывал мне в том числе об отношениях Бродского с Басмановой, так смешно и больненько.

Когда выходили с кафедры покурить (по кружке кофе на брата :D ), встретили Зуева и Молчанову. Зуев просто усмехнулся, а Молчанова радостно прощебетала:
— О, Олег Николаевич, вы теперь и кофе угощаете?
— Кто к нам с кофе придет... — начал Мороз, тоже усмехаясь.
— ...Тот от кофе и помрет! — засмеялась Молчанова и убежала в закат.

Пытался выяснить у Мороза, кто такой рубашка и что он преподает.
— Да, знаешь, я половину преподавателей уже не идентифицирую, — отмахнулся Мороз. — Появляются тут...
— Ну, когда я буду преподавать, меня вы идентифицировать будете, — засмеялся я.
— Тебя-то да, — улыбнулся Мороз.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

22:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Добрались на факультет всем смертям назло, даже Дима убежал на автобус, бросив нас.
Доползли до кафедры.

— Ты аж светишься весь, когда на журфаке, — говорит мне Коняш через плечо.
А я спал за последние два дня семь часов, с утра до вечера в институте, лег в два, встал в пять, сосуды в глазах лопаются, как волокна каната — весь такой помятый и немного подыхающий.
Но, может, правда на факультете легче.

Когда за час до этого момента выяснилось, что наш разработанный в полвторого ночи план нереализуем, я был готов дезертировать и убежал плакать за угол. В беспамятстве набрал номер Мороза и дерзко соорудил новый план из пластиковой бутылки и проволоки.
План не сработал как надо, но нас хотя бы пока еще не отчислили, но завтра у нас последнее испытание последняя попытка (правда, теперь я буду один).

План заключался в том, чтобы дерзко напечатать наши отчеты на кафедре публицистического мастерства :D Что мы и сделали, притворившись своими (хотя я сам уже почти как к себе домой туда).
Теперь у меня долгоиграющий план — просто остаться на кафедре. Метод К. — становишься частью факультета, а когда все это понимают, ты уже работаешь тут :D

Встретил на факультете Павлова, ужасно рад этому. Павлов все просит меня писать, а я не могу — вот сейчас весь по уши в отчетах, научных работах и эссе, какое тут «пишите, Дарья». (За последние два дня в институте помимо прочего задали посмотреть 13 фильмов и снять 6 работ, не считая двух долгоиграющих, которые тоже нужно снимать.)
Зато исполнил свое маленькое желание и спросил Павлова, что он думает об Эйзенштейне.
— Гениальный человек, который шел в ногу со своим временем, — подумав, ответил Павлов. — Такой вот Маяковский от кинематографа, тоже людоед.
Я говорю ему, что вот, мол, много читаю исследований о том, что Эйзен не принимал революцию, и это видно, а уж что говорить об «Иване Грозном», где он публично осудил тиранию и Сталина.
— Да где же в «Иване Грозном» Сталин? — неожиданно удивился Павлов. — Так говорят те, кто пытается реабилитировать Эйзенштейна. Иван Грозный у него — это просто Иван Грозный. Великий правитель, хотя оболганный им.

Главный вывод из встречи с Павловым: Павлов признает гений Эйзена.
Дополнительный вывод: и к Ивану Грозному Павлов относится хорошо!

Встретили на факультете Мая и Иоанна с Дианой. Все такие светлые.
День настолько наперекосяк, насколько возможно, но Коняш и журфак сделали мне так хорошо и тепло на душе, что :heart:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

21:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Алло, Вава? Ты сейчас упадешь!

Сидим, значит, с Морозом на кафедре, пьем кофеек, говорим про Эйзена немного, а потом Мороз с видом человека, вежливо выдержавшего смысловую паузу перед главной новостью, и говорит:
— А все-таки что Кортасару не нравилось в Ницше?
И я такой: ?????
Настолько с панталыку он меня сбил этим вопросом, даже не к слову, вот совсем никуда.
Ну ничего, поговорили про Ницше, про идеологию гитлеровскую, ну и там слово за слово.
— Да я, понимаешь, по твоей вине, — наконец объясняет суть происходящего Мороз, — начал перечитывать Кортасара. И решил узнать, не голубым ли он был.
ЗАААААГУЛЯЛИ ПО БОЯРАМ ТОПОРЫ
— И что? — со смехом спрашиваю я.
— Я погуглил. Информации об этом почти нет. Но потом я наткнулся на книгу... что-то про известных личностей-геев.
(А, знаете, есть же такие книги, у которых девиз everyone is gay.)
Короче, Морозу так не терпелось рассказать мне эту радостную новость, что я прост : DDD Он аж сиял : DDDD
Потом еще говорит: не знаю, мол, как там все было, но отношение к тексту у него, конечно, очевидно педерастичное. Это прямо видно по всему, что он написал. Ну и хорошо, говорит.

А потом Мороз еще добавил: вспомнился мне, мол, другой латиноамериканский писатель-гомосексуал. Можешь глянуть кинцо Поцелуй женщины-паука.
Вышли, короче, на новый уровень дружбы с Морозом: советует мне кинишко с гомосексуальной тематикой. Обожаю его, ну!

Потом еще пошел к нему на следующую пару, к первому курсу, на русскую литературу 18 века.
На первом этаже одна преподавательница выходит из полной аудитории и говорит: «О, Олег Николаевич, я тут часть вашей группы задержу, не ругайте их, у нас важное обсуждение! Всего 30 человек!» МАЛЕНЬКАЯ ЧАСТЬ ГРУППЫ. (Нас режиссеров всего 20 :"D)
Идем с Морозом к аудитории, а весь коридор в людях. И я такой: хм, сколько же людей на _факультете_. И тут Мороз открывает аудиторию, А ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ — К НЕМУ НА ПАРУ.
Огромная толпа, просто ОГРОМНАЯ. И это еще без тех 30 человек. Ух. И все шумные такие. Но милые и активные, пытаются что-то отвечать.

Из всей потрясающей лекции один момент самый показательный (не считая трех попыток заработать себе самокат от щедрого Мороза :D ).
Мороз говорит о том, что любовь в России появилась только в 18 веке (в 1730 году). Ну и, ясное дело, задает вопрос, что же такое любовь. Вы, говорит, понимаете это слово в примитивном смысле. Или в пошлом. Наверняка же думаете, что любовь и секс — это одно и то же.
И одна девочка говорит: нет! Мы думаем, любовь — это диалог двух душ!

И Мороз _так_ лирично улыбнулся, у него аж глаза засветились. Как тогда, когда он вспоминал, как был влюблен в Болтуц.
Само собой, он начал кричать, что, мол, вы и ваш Шекспир — примитивно все понимаете.
Но его положительно тронул этот ответ. Такой чудесный, ай джяст кант <3

(Бэв, из всех возможных вариантов, я попал на пару по русской литературе 18 века ИМЕННО про Сумарокова, Ломоносова и Баркова :D СУДЬБА-СУДЬБИНУШКА.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

20:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Одна из причин любить Мороза и Павлова — это то, что они выходят за рамки стандартных списков литературы.
Сегодняшняя пара Мороза: он изо всех сил пытается сориентировать нас в разных формалистских и постструктуралистских делах, сыпет фамилиями авторов из своей докторской диссертации, которых не читал никто, кроме него, и очень переживает, что вынужден переходить на более простой язык.
Начинает рассказывать про Белого и переходит на Маяковского. Говорит о Пильняке и переходит на Замятина.

Посреди пары, когда стало ясно, что ни Нельдихена мы не смогли почитать толком, ни месседж о синтезе и границе поэзии и прозы не понимаем, Мороз выдал свое любимое:
«По большому счету, вас все равно не существует, — а потом добавил: — Во всяком случае, я могу проходить сквозь вас безо всякого эффекта».

Начал пару с того, что сообщил о том, что умер Жулавски, но не получил никакого отклика от аудитории, и с надеждой посмотрел на меня.
Все, что я знаю о нем — Мороз что-то у него смотрел. И Иоанн тоже. Они в фейсбуке это обсуждали.
Все.
Король неловкости.
На режиссера учусь, ага. Зачем мне глаза и руки, если не могу даже погуглить хорошего человека?

Но дело даже не в этом. Обходя стороной пассаж Мороза о том, что прекрасного в смерти только то, что она помогает понять жизнь, — он начал длинную речь о том, что Жулавски потрясающий, очень глубокий, а просмотр его фильмов поможет нам попасть в Рай, если он есть (???), а потом зачтется на Страшном суде, после которого будут новое небо и новая земля (????).
А потом говорит: я вам, конечно, категорически не советую смотреть ничего у Жулавски. Это невероятное давление на психику. Но если все-таки посмотрите, а потом еще и подумаете о том, что посмотрели, то непременно что-то да поймете. А это — самое важное. Понимать.

Под конец Мороз как обычно начал разговор о том, что все мы одиноки и отчуждены, и литература — один из способов коммуникации, то есть связи с миром. То есть литература (как и речь) — попытка преодолеть собственное тотальное одиночество, отречься от отчуждения, притупить остроту оставленности человека в этом мире.
Конечно же, начал цитировать Платонова и внезапно Кортасара. Кортасару до Платонова, само собой, далеко, но это что-то новенькое.

Так люблю пары Мороза.

PS перед парой начал кричать Морозу, что посмотрел Non dolet в нашем Театре драмы. Мороз такой: и что в этом хорошего? А я такой: ВСЕ.
Рили все: спектакль по пьесе Жана Ануя, в музыкальном оформлении использована песня Даниэля Лавуа, спектакль сыгран очень хорошо, волшебные мизансцены... — Тут Мороз меня прервал смехом: «Мизансцены, говоришь, хорошие? Это в нашем-то драмтеатре имени Горького? Ты заставляешь меня пересмотреть взгляды на жизнь и на походы в театр!» :D
*
На практике сегодня было на удивление хорошо — шеф-редактором сегодня сидел котеюшка — глава интернет-дирекции, и поэтому было уютно, и я не чувствовал себя косоруким кретином, непонятно что забывшем на журфаке, например. Типа если я залажал новость, то это не: «Это же элементарная новость! Как можно было этого не понять?? Это же ОЧЕВИДНО!» — а: «Даш, ты неправильно написала новость. Помнишь принцип перевернутой пирамиды? Смотри, абзац после лида — дежурное восхваление администрации самой себя. А вот последний абзац — социально значимый. Поменяй их местами». И все понятно! И я _осознаю_! Как же славно <3
Утро началось с того, что у Фактов была обнаружена ошибка в увэшке, шеф позвонил им разбираться: «Зоя, а почему вы афалину афалином называете? Вы же не называете панду пандом!»

Потом случилась _новость_.
У нас в городе есть водохранилище (оно же Краснодарское море), при нем есть яхт-клуб. И сегодня пришла информация, что там собираются расформировывать клуб из-за якобы проблем с документами.
Одна из наших девочек начала звонить выяснять, что там как. Говорят, документы в порядке, все продлили. Другая сторона дела говорит, что по документам клуб давно закрыт, земля продана, идет конь бледный и Ад следует за ним.
Девочка звонит в новостную дирекцию, мол, вызывайте съемочную группу, там _прямо сейчас_ все нафиг оцепили и собираются сносить постройки яхт-клуба, детей выставляют, яхты не отдают, скоро все начнут превращаться в соляные столбы. А в Фактах отвечают: вот когда снесут, тогда и подъедем.
Мы такие: хмхмхм отлично новостники работают. Журналисты, мать их.

В итоге девочка сказала, что хочет делать материал, шеф дал добро, и редактор начала звонить по поводу машины. С машиной зачем-то прислали и оператора. Мы такие: схуяли? Мы ж интернет, нам не нужен оператор.
А нам отвечают: котаны, СОКРАЩЕНИЯ НА КАНАЛЕ, НЕКОГО ПОСЛАТЬ, ДАВАЙТЕ ВАША ДЕВОЧКА ПОРАБОТАЕТ КОРРЕСПОНДЕНТОМ? Хотя бы просто микрофон подержать, а оператор уж сам все спросит...
Мы такие: ясно понятно.
Занавес.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

11:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Пост имени Павлова. Про ностальгиюшку и последнюю пару по русской литературе 20 века.

Мороз и Павлов — два человека, которые являют собой образец преподавателей: как будто только что из книги какой-нибудь, не иначе.
Их особенность в том, что они призывают _думать_, осознавать, мыслить, критически относиться к привычному и смотреть всегда с иной стороны. Они учат иметь свое мнение, но не абы какое, а четко сформированное, осознанное, аргументированное. Они учат, и это очень здорово.

Прекрасно помню, как мы познакомились с Павловым: у нас была сильная подгруппа на подкурсах журфака, и за учебный год еженедельных занятий по паре-другой с Павловым мы узнали едва ли не больше, чем я узнал в институте и на заочке журфака вкупе.
Павлов не мелочился и читал нам литературу так же, как читает очникам (не сказать, чтобы нам сильно помогли его пары на ЕГЭ), но это было так ново и так сильно, что я был в бешеном восторге. Тогда я любил журфак больше всего на свете, и меня вдохновляло каждое воскресенье: потому что постоянно хохмы выдавал Зуев, потому что зарывались в стилистику с Утковым, потому что ПАВЛОВ.
Помню, как я за субботу прочитал наконец целиком «Мертвые души», чтобы к воскресенью написать сочинение Павлову.

Накануне экзамена по 20 веку я перечитал свои лекции Павлова с подкурсов, а там на полях — заметки, цитаты, кулстори. Чудесная привычка оставлять приятные мелочи вечности.
Например, короткая заметка о том, как шумели в коридоре. Как сейчас помню: прерывается на середине фразы Павлов, поджимает губы, вздыхает, идет мимо меня к двери, неторопливо, с уверенностью ангела Апокалипсиса выходит в коридор, не отпуская дверную ручку, и говорит:
— Да чтоб вы мне так 19 век сдавали, как сейчас кричите.
И тишина.
Загробная такая, захлебнувшаяся на полуслове тишина.
читать дальше

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец-то закончилась череда сессий.

За этот семестр я:

• помимо пар в институте и пар по переводу, ездил на жур на семинары Мороза по современному литературному процессу;
• уложился во все сроки по режиссуре, включая сдачу черновика черновика фильма и просто черновика;
• сдал диплом и госы по переводу на отлично;
• закрыл режиссерскую сессию на отлично (так горжусь собой);
• закрыл журналистскую сессию на отлично (даже Павлова!)

Было тяжеловато, но я справился. Сам себя не похвалишь, никто тебя не похвалит.
Нервы теперь вообще ни к черту, конечно, но это мой выбор и все такое. Не могу писать тексты и поддерживать беседу с людьми вне круга доверия, но надеюсь, что это временное явление.

Со следующего семестра не всегда буду попадать к Морозу, но начну ходить к нашей институтской преподавательнице по литературе на пары зарубежной литературы для литературных работников — расширенный курс, рассчитанный на 2,5 года.
Зачем? А вот кто его знает.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Удивительное рядом.
Не так давно обнаружил, что в Париже есть улица Мазарини. Когда мы были с бро в Париже, я даже не догадывался об этом, но, откровенно говоря, стой я рядом с табличкой «ул. Мазарини», едва ли бы меня это как-то всколыхнуло, ведь я понятия не имел, кто это (ладно, имел, но весьма смутное).
Теперь-то я прошаренный :D

Сейчас в рамках подготовки к экзамену по истории зарубежной журналистики читаю заново очерки Лучинского, И ЧТО ЖЕ Я ВИЖУ, господь всемогущий.

Первый европейский журнал — "Journal des Savants" ("Журнал ученых", 1665-1828) был создан по инициативе французского министра финансов Жана-Батиста Кольбера, которого часто сравнивают с кардиналом Ришелье.


Тот самый Кольбер, который был при Людовике XIV. Как тесен мир.
О сколько нам открытий чудных — и далее по тексту.

Еще Кольбера сравнивают с Ришелье, а Ришелье, как известно, был инициатором создания «La Gazette» — первой национальной французской газеты (хотя он курировал еще «Mercure français»).
Все еще моя любимая история — о том, что Ришелье был строг и суров, а любил только кошек, и у него была кошка по имени La Gazette.
Соу свит :heart:
*
На этой сессии я окончательно обезумел и зачем-то взял себе две темы для рефератов, при том, что экзамены какие-то адически сложные. Но просто французская пресса такая замечательная, и я взял две темы из трех, которые вообще есть :"D



Небо спасло меня от того, чтобы взять все три темы, но скрепя сердце пришлось ограничиться публицистикой Великой Французской революции и французской прессе при Наполеоне.
(Хотел вообще взять тему про Ренодо и его «La Gazette», но сошел с ума.)

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Журфак состоит из каких-то обрывков событий. Из отдельных частей.

Вот Коняш приходит на факультет и заходит к Маю проставить контрольную — Май разворачивает Коняша просьбой купить сигарет, потому что у него пара. По дороге к Коняшу присоединяюсь я, и мы вначале даем Маю зачетки, и только потом — сигареты. Май радостно смеется, что вырастил шантажистов на свою голову и ставит свою роспись.

Приходим на конференцию по практике, и выясняется, что на факультетские учебные студии не просто не рекомендуется идти — а вообще путь для нас закрыт, потому что в этом году туда идут все первокурсники, ибо СМИ их не берут.
А знаете, сколько у нас первокурсников в этом году? 75 очников и 68 заочников, и это только журналистов.
Для сравнения, когда я поступал, было около 40 очников и 33 заочника.

Проходим по коридору мимо кафедры публицистического мастерства, куда собирается зайти Павлов. Около двери на полу сидит барышня.
— А вы что здесь делаете? — с непередаваемой информацией интересуется Павлов.
— Учусь! Поступила на пиар. Хочу стать пиарщиком.
— Нездоровое желание...

Уже собираясь в гардеробе, шуткуем с Коняшем по поводу того же Павлова. Что-то вроде: «Ну ты и либеральная мразь», — и оглядываемся.
— Надеюсь, его нет за спиной, как обычно, — говорит Коняш.
— ОЙ ПАВЛОВ, — типа шуткуют студенты.
— Смотри-ка, все понимают, о ком речь, — хмыкает Коняш.

На паре по тележурналистике преподавательница настоятельно посоветовала нам всем послушать Башлачева, потому что (внимание!) он гораздо гениальнее Есенина и Маяковского, по ее мнению.
Я чуть не задохнулся и, кажется, расплакался. Павлова на нее нет.
Так потом она же внезапно вспомнила Вознесенского как пример обиженного властями поэта, не к ночи будь помянут :D
Ну тут уж мы единодушно всей группой освистали ее, и чудесная Даша начала рассказывать про Вознесенского и мифы о нем, и Коняш кричит ей через всю аудиторию: «Я знаю, кто сейчас гордился бы тобой!»

Вчера встретили Мороза, который радостно спускался по лестнице и еще больше обрадовался, увидев нас.
— Здравствуйте! — радуемся и мы. — Как у вас дела?
— Не очень, не очень дела, — ухмыляется Мороз.
А он еще подстригся, сбросив сразу добрый десяток лет. Причем он не любит стричься (его слова), и когда у него отрастают волосы, он похож на хиппаря (коим является в душе, по его же словам). Он смешно ерошит свои волосы, и они постоянно торчат в разные стороны самым необыкновенным образом.

Проходили мимо переехавшей на четвертый этаж (года два как) типографии, а на ней висят остатки роскоши былой куски неубранного Нового Года. Дико смешно, потому что выглядит этот одинокий дождик таким жалким и нелепым, что остается только напевать «Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит...» :D


@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

20:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Прихожу на факультет к первой паре, а факультет как будто вымер: пусто, даже охранник скрылся в противоположной стороне коридора. Все кафедры закрыты, аудитории еще не прогреты, не хватает только эха.
Захожу в нашу аудиторию. Естественно, пусто и темно. Через какое-то время приходит чудесная Даша, и мы радуемся, что нас будет двое, а когда придет Санек — вообще трое! Но Санек не считается, потому что он преподаватель :D

Когда вскоре пришли не только Санек, но и еще одна студентка, мы радостно решили, что сделали первую подгруппу, потому что у них железно ходят только два человека, и иногда к ним забредаю я :lol:

Санек вообще зашел к нам эпично, со словами: «А, это вы! Знал бы, не приходил, и вы бы отсыпались. Вот и не смотри после этого расписание. Сказали — к первой паре, я и пришел к первой. Ну ладно, как у вас дела?»
Мы все дружно начали выяснять, что у нас вообще за пара, а потом не менее дружно (по инициативе Санька) решили, что все необходимое мы уже делали и не раз, а потому просто поговорим про тележурналистику. Что не мешало Саньку время от времени другие темы поднимать, лайк КАКИЕ МУЗЫКАНТЫ УМЕРЛИ В 27 ЛЕТ? НАДО ЗАГУГЛИТЬ.
Сидит гуглит.
Мы сидим сидим.
#журфак :D

На второй паре были (внимание!) основы журналистской деятельности, и мы прост .____. Понятно, что все эти годы нам толком не преподавали основы, не считая Сопкина с его журналистским пафосом и его пальцем на первом курсе, но был, например, волшебный К., который за две пары рассказал нам весь курс журналистской деятельности. К тому же, мы сдали по этому предмету и зачет, и экзамен. И не раз, кажется.
Но тем не менее очередная преподавательница (милая Котова) решила, что нам важно записать, что такое информация и коммуникация.
Мы это все записывали на первой паре истории телевидения (в институте, правда, а не на журе, но на журе у нас, опять же, был Сопкин с его бесконечным глоссарием). Преподавательница сама закончила журфак в том году, вроде, соу.

— Неужели и я, — говорю Коняшу, — когда стану преподавателем, буду вот таким?
— Ты что! — ободряет Коняш. — Каждый раз, когда смотрю на нее, думаю: хорошо, что Микк будет не таким! Ты будешь типа: «Как, вы не можете смонтировать сюжет за полчаса и не знаете всех журналистов в мире по именам??? ВЫ ЖЕ ВТОРОЙ ДЕНЬ НА ЖУРФАКЕ» :lol:

Но самое главное — у нас был Павлов :D
Ужасно по нему соскучился, он такой славный. Дал мне почитать заметку в «Литературной газете» за авторством некоего С. БАСМАНОВА, я чуть не закричал. Думал, сожру первую полосу хD
На паре Павлов кричал, что ПОЭТ-ПРОСТИТУТКА ВОЗНЕСЕНСКИЙ ПРЕВЗОШЕЛ В СВОЕЙ УБОГОСТИ ДАЖЕ МАЯКОВСКОГО, это #успех :vict:
Ну то есть. Есть кто-то хуже Маяковского, а значит, я еще не так безнадежен хд Правда, Павлов еще не знает, как я люблю рок-оперу «Юнона и Авось», ПОСТАВЛЕННУЮ ПО УЖАСАЮЩЕ УБОГОЙ БОГОХУЛЬНОЙ ПОЭМЕ, которая мне тоже нравится хдд

Олег Мороз
Понятно, что Вознесенский слабее Маяковского. "Авось" скорее вводит христианство в сознание советского обывателя, пусть и в некотором конфликте с догматикой, что нормально (как-никак в СССР был атеизм и быт был вполне атеистический); именно поэтому у Вознесенского, в отличие от Маяковского, нет потрясающего сознание кощунства над святынями. Ну, назвал Богородицу бабой, подумаешь, богохульство; ну, так она тоже рожала.

Даша Криштофская
Мало того, что Богородицу бабой, так еще и Христа - плодом искусственного осеменения.
А у Маяковского сознание потрясает что? Пассажи вроде "Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою отсюда до Аляски"?

Олег Мороз
Про секс, Даша, про секс; очень много религиозного горения в теме любви, в том числе и риторического.

Даша Криштофская
"Тела твоего прошу, как просят христиане — хлеб наш насущный даждь нам днесь"?

Олег Мороз
И это; но не только.

*
На фоне переписки с Морозом Коняш придумал, как мы бы общались в том же фейсбуке с Павловым :D

КАПСОМ
ЗДРАВСТВУЙТЕ ДАРЬЯ
КАК ВАШИ РОССИЙСКИЕ ДЕЛА??????? ПАТРИОТИЧНЫЕ ДЕЛА???

*
Вчера тоже было все феерично.
Ждали Лучинского ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ В АЗКАБАНЕ с тех пор, как поступили, и вот наконец он вроде бы есть, А ВРОДЕ БЫ И НЕТ, потому что динамит нас активно, как некогда динамили Саблина (мы до самого экзамена не были уверены, что она существует, как 308 и 402 аудитории хдд)
То есть «ХОП-ХЕЙ ЛАЛАЛЭЙ, СЕГОДНЯ МНЕ НАДО УЙТИ, НО Я ПОСТАВИЛ ВАМ ЗАМЕНУ».

На той сессии его замещала чудесная Болтуц, похожая на средневековую Прекрасную Даму. На этой сессии замещал Осташевский, очень эпичный чудак-человек, похожий на безумного Мороза :D

— Ну, прочитайте им 19 век, — напутствует Лучинский и смывается.
— ГОСПОДА, поговорим о Древней Греции! — радостно потирает руки Осташевский.
— ????????? — сидим мы.

Начал пару с вопроса: «Чем вы отличаетесь от образованных древнегреческих девушек?» — закончил тем, что мы еще и деградировали.
Две пары он сыпал латинскими выражениями направо и налево, радостно хохотал и перечислял, кто из признанных гениев являлся той еще мразью (спойлер: все).

— Историю журналистики вообще нельзя воспринимать серьезно и брать на веру, — напоследок произнес Осташевский и утанцевал в закат.

Люблю журфак :heart:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

18:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сессия еще не началась, а я уже представляю, как это будет выглядеть.
Представляю, как буду кричать Коняшу где-нибудь в коридоре журфака о том, КАК ХОРОШ ЭЙЗЕН, и тут из-за угла покажется Павлов:
— Дарья, еще и Эйзенштейн теперь? Да что творит с вами институт культуры! НЕБОСЬ И МАЯКОВСКОГО ВСЕ ЕЩЕ ЛЮБИТЕ.
— ВАМ КАЖЕТСЯ, — начну защищаться я, — ЧТО ЭТО БРЕДИТ МАЛЯРИЯ?
— Я ТЕБЯ, ПРОПАХШЕГО ЛАДАНОМ, РАСКРОЮ ОТСЮДА ДО АЛЯСКИ!
— ОН БЫЛ ВЛЮБЛЕН!
— РАСПЯТЫЙ НА КРЕСТЕ РОССИИ... — закрывая глаза ладонью, умчится Павлов под покров окровавленного бойней неба.

Это я вчера решил глянуть вопросы к экзамену по русской литературе 20 века (по которой у нас было 3 лекции, полных БОЛИ).
#tyazhelovato

Читаю параллельно две толстенные биографии — Эйзена и Есенина.
Самое главное — не перепутать что-нибудь в разговоре с Павловым :"D

И вот, кстати, кусочек пролеткультовских воспоминаний Эйзена (о приходе в Пролеткульт Александрова и Пырьева).

«Двадцать пять лет тому назад я работал на великих традициями прошлого подмостках театра в Каретном ряду, тогда носивших имя «Центральной Арены Пролеткульта». Туда пришли держать экзамен в труппу два парня-фронтовика.
Два однокашника.
Два друга. Оба из Свердловска.
Один кудлатый с челкой. Другой посуше, поджарый и стриженый.
Оба прочли мне и покойному В. Смышляеву какие-то стихи.
Что-то сымпровизировали. И с восторгом были приняты в труппу.
Один был голубоглаз, обходителен и мягок. В дальнейшем безупречно балансировал на проволоке.
Другой был груб и непримирим. Склонен к громовому скандированию строк Маяковского и к кулачному бою больше, чем к боксу, к прискорбию для него закованному в строго очерченные приемы и этические правила...
Сейчас они оба орденоносцы и лауреаты.
Один — Григорий Александров.
Другой — Иван Пырьев.
Оба играли в самых ранних моих постановках».


Ох уж эти голубые глаза Александрова.
Просто вспоминается, как Александров подписался пару раз в письмах к Эйзену:
Высокий Александров с девичьими глазами.
Он же Гр. Мормоненко.


(Это, кстати, пошло после того, как приехавший на съемки «Октября» из Свердловска земляк Александрова журналист И. Келлер писал: «Эйзенштейн что-то говорит своему режиссеру. Высокий, с девичьими глазами, Александров кивает».)

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

23:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Телезвезды: Михаил Кожухов
Интервью журналиста-международника и бывшего собкора «Комсомолки» в Афганистане

Отрывки

— А вы согласны, что главная цель журналистики — стремление к правде, и в этом кроется конфликт с пресс-секретарством?
— Возможно, хотя мне больше нравится другая формула, которую я услышал от американской журналистки, фрилансера и фотографа Джоанны Шнайдер, с которой я познакомился в Афганистане. Когда я спросил ее, для чего нужна журналистика, она, не задумываясь, ответила: «Для того, чтобы напоминать власти о долге, а обществу — об идеалах». Я не знаю, может, их учат этому, а может, она сама придумала такую трактовку, но я под ней подписываюсь. Хотя и она — тоже про правду.

— Мы остановились на том периоде, когда вы поняли, что международная журналистика уже не нужна.
— Этот период продолжается по сей день
. Хотя я и не являюсь поклонником былых времен, но считаю, что мы многое выплеснули вместе с водой, многих детишек из ванночки. Были времена, когда международная журналистика была отдельной специализацией в рамках профессии.
Я однажды присутствовал на юбилее Станислава Кондрашова, «известинца», специалиста по Соединенным Штатам. Среди прочих людей там были ветераны внешней разведки, и один из них работал как раз в Штатах в одно время с Кондрашовым. Он признался, что однажды принес телеграмму в центр, а начальник ему ответил, что знает, что Кондрашов работает над этой темой. Начальник посоветовал дождаться, когда появится публикация в «Известиях», чтобы свериться — и только после этого отправить телеграмму. Вот такой был уровень компетенции.
Люди моего поколения могут этот ряд продолжить. Владимир Цветов — Япония, Всеволод Овчинников — та же Япония и Китай, Фарид Сейфуль-Мулюков — Ближний Восток. Это крутейшие спецы и профи, которые не только знали предмет, но и блестяще владели словом. Сегодня таких людей нет, или их крайне мало. Сегодня есть бойкие люди, которые способны рассказать о захвате какого-нибудь посольства в Перу или землетрясении в Японии, но их беда в том, что они не знают контекста, для них происходящее — просто люди, фамилии, факты. Это то же самое, как если бы к нам приехал ничего не знающий француз или американец, и попытался бы понять Россию. Он видит только внешнее, случайное, то, что попадает в газеты, но не понимает истинных пружин. А этим нужно заниматься какое-то время, как и в других сферах нужно понимать, чем трактор отличается от комбайна, а скрипка — от альта. Никаких других секретов нет, но желательно это знать.

На третьем курсе я получил тройку за то, что, прочитав на языке оригинала «Песнь о моем Сиде», отказался отвечать на вопрос о том, что произошло с суффиксом «era» в XVI веке. Подготовка была приличной.

— А есть, как вы думаете, какие-то шансы, что международная журналистика в России возродится, или школа утрачена насовсем?
читать дальше

@темы: Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

15:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
1 курс: О небо, через месяц сдавать рецензии, а у меня еще дюжина не написана! Наверное, я умру!
3 курс: Сдача рецензий через неделю, а не хватает 40 штук? Съезжу-ка на журфак проведать Мороза.
@

Кажется, Мороз тоже соскучился. Когда я собрался после семинара бежать домой писать рецензии, Мороз растерянно замер у дверей кафедры: «А ты что, спешишь? Давай хоть кофе попьем!»
И сделал нам с ним кофе, дерзко забрав кипяток из деканата, чтобы не ждать, пока на кафедре вскипит чайник. Пошли на улицу, где я грел ладони горячей чашкой, а Мороз курил и пил свой кофе.

Зуев: Доброе утро, Олег Николаевич! Как жизнь?
Мороз: Да какая жизнь? Вчера до полвосьмого работал. Сегодня с восьми утра. Ночевал здесь.
Зуев: Отлично! Расширение кругозора!
Мороз: Я бы предпочел, чтобы мой кругозор немного сузился.

Мороз рассказывал классные штуки про обэриутов, гневно обвинял романтизм в деградации литературы и культуры и в создании массовой культуры.
Где-то между романтизмом и Просвещением пришел покурить Май, прибился к нам и начал увлеченно слушать, смешно поднимая брови. Мы плавно свернули на «Фауста», о котором Мороз вообще не очень высокого мнения и гениальным творением не считает (как и я, но я не филолог, так что, — зато наша преподавательница по зарубежке в институте очень аргументированно доказывала, что это почти венец литературного творения, выше только Шекспир, наверное). Потом Мороз поинтересовался у Мая в смутной попытке вовлечь его в разговор (у Мороза как раз образовалась свободная пара из-за того, что его группу забрали смотреть какой-то фильм про терроризм):
— Ну что там, как терроризм?
Май радостно ответил, что УЖАСНО.
Мороз в ответ разразился тирадой о том, что В «ФАУСТЕ» ЖЕ ТО ЖЕ САМОЕ, начал приводить примеры, пересказывать местами сюжет, анализировать структуру, СВОДИТЬ ВСЕ К АНАЛОГИИ С СОВРЕМЕННЫМ ТЕРРОРИЗМОМ, типа вот тут у Гете ислам, тут США и демократия...
Май заливисто хохотал, обнимая Мороза, мол, СМЕШНЫЕ ВЫ РЕБЯТА, МНЕ НЕ ПОНЯТЬ. А тем временем Остапа Мороза понесло, и он начал шутить УНИЧИЖИТЕЛЬНЫЕ ШУТКИ ПРО ПОСТМОДЕРНИЗМ, типа СМОТРИТЕ-КА, «ФАУСТ» ЖЕ ЕЩЕ И РЕМИНИСЦЕНЦИЙ ПОЛОН, ДА И СМЫСЛОВЫХ СЛОЕВ НЕСКОЛЬКО, ПРЯМО ПОСТМОДЕРНИЗМ ЧИСТОЙ ВОДЫ.
Потом пошли обратно на факультет, потому что Морозу надо бы все-таки проверить студентов, которые смотрят этот фильм.
— Ну вы даете, ребята, а ведь вопрос-то был обращен ко мне! — чуть не плакал от смеха Май. — Спросили меня, что там с терроризмом, и понеслась! Модернисты, ахаха!
— Вообще-то постмодернисты, — с полнейшей серьезностью поправил Мороз, — тут большая разница.

А потом я убегал домой, и Мороз вслед уточнял, точно ли мне пора, а еще жаль, мол, что не приду в субботу ко второму курсу.
So cute ;___;

Посмотрите маленький отрывочек из «Cantos» Эзры Паунда (он был темой сегодняшнего семинара), потрясающе красиво:

Боги плывут в воздушной лазури,
Светлые боги этрусков, когда еще не было слез,
И луч, первый луч, когда вообще не знали про слезы.
Паниски, а возле дуба – дриада,
Мелиада под яблоней,
По всей роще – листья полны голосов,
Заросли шепота, и облака опустились над озером ниже,
А на них восседают боги.


PS
Мороз рассказал, что даже в первый день ходил в цирк Борнео :vict:
Говорит, мол, ну могло быть и лучше, вот то ли дело раньше, выступали воздушные гимнасты мужчины и женщины, эротично было. Да и животные сегодня какие-то без искры.
Но, говорит, приходили ради морских львов, сыну понравилось. Еще и сходили к ним за кулисы.
Ехехе :cheek:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

21:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Неожиданно чудесный семинар по «Фаусту» Гете.
Я не особо люблю «Фауста» и в кои-то веки решил не готовиться, но в итоге почему-то все равно отвечал больше всех (журфаковские знания не пропьешь). Хотя перечитывал год назад и много деталей забыл. Ну да ладно.

Говорили о разных классных штуках. О том, как Фауст стремился к счастью, которое видел в знаниях (привет, просветительский концепт). О том, как он выучился на всех четырех факультетах, но это не принесло его душе мира. О том, как он разочаровался в жизни, которая не ограничивается знаниями.
— Кем был Фауст?
— Доктором?
— Господа, он был моим коллегой. Преподавал. А кто пил с ним в погребе? А вот это уже ваши коллеги — студенты.

Спросили о том, где еще мы видели демонический образ черного пуделя. Ничтоже сумняшеся ответил, что в «Буратино», потому что это единственная ассоциация с пуделями в литературе :D
Смеялись все и долго. А я что? В оригинальной сказке Мальвина — Голубая колдунья, которая не пускает Пиноккио в дом под предлогом того, что она «давно уже мертва, и только ждет катафалк, который увезет ее на кладбище». Ну, думаю, может, и у нее пудель демонический был :D
Спойлер. Правильный ответ — «Мастер и Маргарита». Там был медальон с пуделем, надетый на шею Маргариты, плюс набалдашник трости Воланда в форме головы пуделя.

Мне не нравится просветительский финал «Фауста», и ничто не убедит меня о его оправданности. Мухлеж и есть, какие бы высокие цели ни преследовались.

Говорили о средневековой системе образования, когда студенты за мах ходили из факультета на факультет, по желанию слушая любые лекции. Типа преподаватель классный — пойду у него лекции послушаю. И вот здесь еще.
Пришел к выводу, что средневековая модель все еще довольно близка мне, потому что учусь как раз по такому принципу, насколько это вообще возможно в Краснодаре.
*
Мороз котичек, нашел в книжном дешевое собрание сочинений А. К. Толстого и написал мне об этом в фейсбуке <3
Просто прикиньте: преподаватель с кучей курсов держит в голове горение одного заочника, ну!
*
Ждал семинара по экзистенциализму весь семестр @ полнейшее разочарование.
Перед семинаром рассказывал интересующимся одногруппникам то, чего нет в полуторастраничной заметке в учебнике (смех один, а не глава), им даже понравилось.

На семинаре говорили в сто десятый раз о том, как современный мир погряз в технологиях, как цивилизация уничтожает культуру, как в девяностых годах было круто в США, а в советское время зарплаты у профессоров были выше. Хорошо посидели, отлично поговорили. Но как же экзистенциалисты?
Еще и пару завершили знаете чем? Размышлениями о том, читают ли сегодня люди.
Одна тема актуальнее другой, слушайте.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

00:32 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


На лекцию Мороза пришло всего пять человек. Мы ждали еще хоть кого-нибудь, но было тихо и пусто, и Мороз начал уже рассказывать, как он не учился в школе и вообще считает весь этот процесс обучения лишним, и тогда мы решили, что пора и лекцию начинать.
Савелий активно и во всех соцсетях постил миллионы фотографий всех известных ему и широкой публики эстрадников, Мороз же называл большинство их них «бабенками» и качал головой. Он решил рассказывать только о Белле Ахмадулиной, потому что он уважает и любит ее как поэта.

Мы собрались вокруг Мороза, очень тесной и уютной компанией, чуть ли не на расстоянии вытянутой руки от Мороза. И начали слушать.
Он много говорил о реальности и нереальности, о границе между телесным и чувственным, о трансцендентальности и метафизике, о невозможности и чрезмерности, об одиночестве и об отчуждении.

Мороз читал очень много стихов, «потому что, в сущности, делать больше нечего». «Хотя в моем исполнении они будут больше похожи на вальс, а не на романс. Или на похоронный марш».
Он говорил о том, что Ахмадулина писала потрясающие стихотворения в 17 лет, и гениальные — в 22 года.
«Ваша ровесница», — добавлял он.

Сравняться с зимним днем,
с его пустым овалом,
и быть всегда при нем
его оттенком, малым.

Свести себя на нет,
чтоб вызвать за стеною
не тень мою, а свет,
не заслоненный мною.


А еще Мороз говорил о том, что любить стихи — это ужасно. Люди, любящие стихи, достойны презрения.
И мы сидим @ сидим
...Потому что стихи — это реальность, которая связывает нас друг с другом. Нас: читателей и поэтов. Поэзия — это отношения между тобой и автором.
Любить стихи — все равно что любить любовь. Это ненормально. В корне неверный подход.

Быть собой для поэта — означает расположить себя в определенном образе.

Мороз говорил о том, что "В метро на остановке «Сокол»" — это стихотворение, которое осталось у него в сердце.
И рассказывал о том, как встретил Ахмадулину, когда они с товарищами шли за бесплатной водкой на фестивале поэзии. «И не было никакой фальши. Она такой мне и запомнилась: одинокой и молчаливой».

Он стал бояться перьев и чернил.
Он говорил в отчаянной отваге:
- О Господи! Твой худший ученик,
я никогда не оскверню бумаги.

Он сделался неистов и угрюм.
Он всё отринул, что грозит блаженством.
Желал он мукой обострить свой ум,
побрезговав его несовершенством.

В груди птенцы пищали: не хотим!
Гнушаясь их красою бесполезной,
вбивал он алкоголь и никотин
в их слабый зев, словно сапог железный.

И проклял он родимый дом и сад,
сказав: - Как страшно просыпаться утром!
Как жжётся этот раскалённый ад,
который именуется уютом!

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

20:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
У меня в комнате живет паук. В нашей семье принято относиться к паукам как к соседям по коммуналке и всех звать Васями.
Мой паук вырос с небольшого до огромного, и, проползая по стене мимо изголовья моей постели к карточке с Парижем, он почти закрывает собой Нотр-Дам. Я не арахнофоб, но даже меня немного смущает, что в моей комнате живет кто-то почти с меня размером.

Продолжая традиции, зову паука Васька Грязной.
Моя жизнь как иллюстрация выражения «сам пошутил, сам посмеялся» :-D
*
После как всегда тяжелых пар режиссуры умотал на журфак, сидеть у второкурсников на семинаре по Гонгоре.
Мороз читал сонеты Гонгоры так красиво, что я как будто перенесся в Испанию.

Второкурсники сидели со сложными лицами (как рыбки, пытающиеся читать) и повторяли: «Mne trudno». Ну а что вы хотели от культизма :D
Ужасно люблю эту тему, и еще зимой Мороз звал меня на этот семинар, так что i'm so happy.

Мороз обладает потрясающим свойством прививать уважение и любовь к тем литературным реалиям и персоналиям, с которыми он нас знакомит. Он всегда аргументирует каждую свою мысль, никогда не голословен и постоянно находит что-то исподволь позитивное. То есть посмотришь: да тлен какой-то. А если подумать, то это — невообразимая красота.
Вот Гонгора. Это красота стилевая, красота платоническая, красота. И боль лирического героя, привлекающая все живое, — это и есть поэзия. Потому что во всем есть поэзия. Мороз помогает увидеть в самом сложном что-то до смешного простое в своей гармоничности; в самом простом — до ужаса сложное в своем хаосе.
*
Мороз рассказал, что современники не писали об Иване Грозном ничего плохого умолчим о Курбском, в отличие от того же Петра, которого вообще терпеть не могли, если обратиться к фольклору. Что как бы показательно во всех отношениях. Ибо фольклор есть довольно выразительная штука. Правдивая, потому что искренняя.
А еще Мороз посоветовал почитать книгу о культуре средневековой Руси, чтобы мне было проще в плане контекста :3 So sweet!

Гришок сегодня внезапно захотел на завтрашнюю лекцию Мороза, а потом испугался и передумал. Но сам факт! Он правда захотел!
*
Сегодня пришли наконец мои книженьки — переписка Грозного с Курбским (в переводе :D ) с кучей дополнительных текстов про Ивана Грозного, и сборник стихотворений Алексея Константиновича Толстого :heart:
Выиграл у Коняша в сомнительном соревновании «чьи исторические книги, ПО КОТОРЫМ МЫ ГОРИМ, придут по почте раньше» :D

Некоторые сонеты Гонгоры, например

Вы, сестры отрока, что презрел страх,
В долине По укрывшие на кручах
Колонны стройных ног - в стволах могучих
И косы золотистые - в листах,
Вы зрели хлопья пепла, братний прах
Среди обломков и пламен летучих,
И знак его вины на дымных тучах,
Огнем запечатленный в небесах, -
Велите мне мой помысел оставить:
Не мне такою колесницей править,
Иль солнце равнодушной красоты
Меня обрушит в пустоту надменно,
И над обломками моей мечты
Сомкнется безнадежность, словно пена.

* * *
+2

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

01:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Как-то тихо и обреченно зашипперил Маяковского и Есенина.

Потому что у них много друг у друга содрано в поэзии (да взять то же "любимое" Павловым "Облако в штанах" и есенинское "О Русь, взмахни крылами..."), а еще потому, что вот у Маяковского есть "Хорошее отношение к лошадям", а у Есенина есть "Песнь о собаке", и Маяковский часто просил Есенина почитать о собаке и тихонько плакал, слушая. Сам Маяковский чуть ли не в трети своих стихотворений называет себя "щен", да и взять то же "Вот так я сделался собакой" - это его животное альтер-эго, если можно так сказать.

И это болезненное противопоставление: Маяковский отрицал институт семьи как таковой, Есенин же в каждой женщине искал мать.
И еще: Есенин сам рассказывал, как вместе с имажинистами расписывал стены Страстного монастыря похабными частушками, а однажды растопил самовар икнонкой. А вот Маяковский себе такие дела не позволял. На словах только.
Хочется кинуть это Павлову в лицо и расплакаться.

Собственно, послушал наконец лекцию на Серебряном дожде с красивым названием "Есенин vs. Маяковский: диалог через стену".
Оффтоп про саму лекцию: поразительно, как лектор смог уложить очень много информации (и стихотворений) в 50 минут, учитывая, что были и песни, и реплики ведущих, и комментарии слушателей. Дело в том, что на каждой лекции в Типографии я думаю, как же мало времени, и как его мы все пытаемся искусственно растянуть, чтобы, например, послушать подольше Мороза или Савелия. Здесь же все четко, ясно, уверенно, экспрессивно. Настолько разный стиль подачи информации, вот я к чему.
Не могу выразить всю свою благодарность Принцессе, которая навела меня на эту лекцию (и вообще на Серебряный дождь).
*
Это я так сегодня уже решил побыть цивилом

Пидоры тут, пидоры там
Решил заранее подготовиться к семинару Мороза, который будет во вторник, потому что завтра приду поздно и уставший
Тема - поэзия Константиноса Кавафиса
Открываю про него википедию
Читаю: "Его поэзия — за исключением гомосексуальной любовной лирики — подчеркнуто внесубъективна"
ЯСНО @ ПОНЯТНО

*
Как говорит Феденька на мои искажения строчек Маяковского ("светить всегда, светить везде" в моем варианте звучит как "гореть всегда, гореть везде", и это я вчера кричал по поводу Грозного и Басманова):

маяковский такой: ЛОЗУНГИ КАПС ГОРЕТЬ
Микк: пидоры пидоры пидоры

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

22:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


На журфаке наконец поменялось расписание, и я как раз успел к началу семинаров по современному литературному процессу. Издателей разбили на две группы, их теперь еще меньше, чем на лекциях, и говорят только двое. Я опаздываю на семинар в институте, хотя пересилил себя и убежал на маршрутку за десять минут до конца пары, и не понимаю, как можно прогуливать Мороза.
Успел приехать из дома (через весь город) даже с небольшим запасом; говорили с Морозом о концептуалистах и о предсказаниях постмодернистов (Мороз считает, что это говорит совсем не в пользу писателей-постмодернистов, а как раз наоборот подчеркивает их авторскую несостоятельность).
Говорим о Савелии немного.
— Поразило, насколько Савелий потрясающий поэт!
— Ну, это было только одно его стихотворение. И даже не самое лучшее. Я бы даже сказал, совсем неудачное. Вот ранняя его поэзия да, достойная.

Пара очень тихая; почти никто не готов, а готовые готовы плохо.

— Что у вас хорошего?
— Мы теперь учимся в первую смену!
— И что в этом хорошего?
— Можем на работу устроиться...
Работают только рабы. Еще одна попытка. Что произошло хорошего для человечества?
— Да ничего хорошего. Самолеты падают.
Люди тоже падают. Поскальзываются и падают.

Говорю о презентации антологии краснодарской поэзии. Мороз смешно старается совместить одобрение и неодобрение сего мероприятия в целом.
Переходим к семинару.

— Так что хотел сказать Брехт?
— Да ничего он не хотел сказать. Все уже сказано.
— Ну что же вы, в самом деле. Сказано все, хм, — смеется Мороз.
— Девочка-то — постмодернист, — тоже смеюсь я.
— Ну вот, ты сказала, не подумав, а тебя сразу и обижают. Постмодернист, пф! — вполголоса переживает за одногруппницу ее соседка по парте.
:D

Наконец приходит понимание того, о чем же был Брехт, для чего он писал. В чем суть эпического театра. Откуда этот бог из машины в конце «Трехгрошовой оперы». У Брехта нет героев, которым можно было бы сочувствовать, так как они все — негодяи, даже королева, властью которой держится этот мир. И это логично. В этом мире, говорит Брехт, никто не может остаться хорошим/добрым.
Мороз говорит о художественной конструкции, о разоблачении морали, об отчуждении. И снова и снова повторяет: «нельзя остаться хорошим человеком; нет хороших людей». Говорит о черствости чужих сердец, воспеваемой черствым же сердцем.
*
Пока неторопливо ехал на журфак, успел дочитать «День опричника» Сорокина, ох уж эти концептуалисты.
История идет по кругу, суть не меняется.
(Но мы можем сами все изменить.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

22:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
День подозрительно смахивает на сон — не то инсепшн головного мозга, не то сбой в матрице.

Подорвался в полшестого утра (запоздало понял, что надо было в пять), чтобы успеть к первой паре на журфак. Опоздал совсем немного, кстати.
Захожу в аудиторию, а там столько народу, что у меня аж глаза на лоб полезли. Шутка ли — единственный свободный стул, и тот меня ждал :D Позже выяснил — 75 человек первокурсников в этом году. Семьдесят пять, Карл! Без окон без дверей полна 202 аудитория перваков, а ведь это только одна группа из трех или четырех.

Семинар по «Царю Эдипу» (неплохо знаю эту трагедию): ребятушки очень активные, предлагают кучу идей (по большей части мимо, но зато бодро), спорят друг с другом между делом, цитируют Софокла в разных переводах. Слова те же, что и у нас на заочке (и у курса, следующего за нами — у них на нескольких парах антички я тоже успел посидеть весной-летом, застал «Царя Эдипа»), те же поиски истины между строк. Я даже порадовался, что не так и много теряю на заочке — по крайней мере, Мороз дает нам максимально полную картину литературного процесса.
Все такие красивые и милые.
Мороз сказал, что именно эта группа очень даже ничего из всех первых курсов последних лет <3

— За что Эдип ухватился сразу?
— За трон!
— Ну, трон. Трон — это стул. А зная древних греков, там и стульев-то не было.
*
— Но ведь в итоге Эдип сам оказался убийцей!..
— Спасибо, я в курсе.
*
— Почему Эдип стал не оправдываться, а обвинять?
— Лучшая защита — это нападение!
— Это в футболе. И в семейных отношениях.

*
Собственно, посреди недели умотать на журфак через весь город я решил не просто так.
К десяти утра мне надо было быть в Молодежном центре Краснодара, а он буквально через дорогу (раньше там был ИНЭП, и я занимался там японским; люблю Сормовскую за оставленные там мечты и надежды; я проезжал дважды в неделю мимо журфака и думал, что когда-нибудь буду там каждый день с утра до вечера проводить).
В этом Молодежном центре проходил полуфинал конкурса Студент года.
Я прошел в финал.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

Mea culpa

главная