Записи с темой: ркт: журавлик, приземлившийся на ладонь (список заголовков)
20:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Удивительно, как все-таки меня потрепала учеба в институте. В первый день в Пари 8 мне было почти физически тяжело, я просыпался ночью каждые полчаса, ехал в метро заранее вымотанным и тревожным. Пари 8, по сути, — тот же институт культуры, если судить по наполнению. Те же репетирующие в коридорах театралы, занимающие лестницу студенты с камерами с киношного, та же творческая начинка.
И это меня пугало.
Я даже не представлял, до какой степени меня трясет от воспоминаний об институте. Причем я благодарен ему — нам все-таки умудрились что-то дать, хотя за пять лет учебы это все такие крохи. И я бы никогда не думал о кино, если бы не институт. Да и вообще.
Но плохого было слишком много, чтобы так просто отпустить и забыть.

И вот я в Пари 8: думаю о том, что придется снова снимать какие-то студенческие проекты, снова пытаться коммуницировать со студентами, которые хотят проявлять свою индивидуальность.
А потом я посмотрел фильмы выпускников прошлого года, и эта тяжесть все-таки ушла.

Какие у них фильмы! Нет, они не идеальные, не профессиональные. Они такие живые!
После института, где диплом — это очерк на двадцать минут (а что такое очерк, вы нас этому не учили? — да никто не знает, но то, что вы делаете — это неправильно, сделайте по-другому), куча сопроводительных бумаг (вы что, сценарий никогда не писали? — мы писали, но как надо — не знаем), и шаг вправо, шаг влево — пошел вон отсюда, — так вот, после института, где была в корне задушена всякая инициатива к пятому курсу (надо было креативить на парах режиссуры, но на третьем курсы мы только-только проходили путь от стадии отрицания к стадии принятия, а на четвертом Семибратов всех распустил, и мотивация сдохла), я не могу поверить в то, что ребята берут и снимают, что хотят.
Хочешь документалку — снимай документалку. Хочешь ремейк игрового — снимай ремейк игрового. Хочешь экспериментальную анимацию — и это пожалуйста. А так можно было?
И вот эта свобода — она прямо чувствуется. Не в криках профессоров про баррикады и забастовки, не в граффити про равенство и братство на стенах. А в том, что они реально могут делать, что хотят. Снимать, как чувствуют. Режиссировать, как видят.

Для меня кажется странной система выборочных лекций (в институте и на журе мы всегда учили полный курс каждого предмета): в каждом модуле ты учишь только то, что тебе хочется (или куда успел записаться, хе-хе). Зачем, мол, вся история кино, если можно заниматься тем, что действительно интересно: только голливудской комедией или авангардным французским кино начала двадцатого века. Выбирай то, что приведет тебя к цели (может, ты хочешь снимать как режиссеры новой волны, а Хичкок тебя сбивает с толку).
Вот так просто.

Поразительно, конечно, вдруг оказаться в какой-то АУ к собственной альма-матер и вообще к своей жизни.

@темы: gaudeamus igitur, juvenes dum sumus, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Со мной вообще трудно говорить о кино, что, конечно, одновременно очевидно и нелогично. С одной стороны, у меня довольно большая насмотренность и специальная подготовка — в связи с этим некоторые более или менее близкие знакомые пытаются обсудить что-то недавно увиденное, произведшее на них большое впечатление. С другой стороны, я почти ничего не видел из того, о чем меня обычно спрашивают. Может, поговорим об Эйзенштейне? А как вам Антониони? Давно ли вы пересматривали Трюффо?

Недавно поехал с родителями к друзьям семьи, с которыми мало пересекался последние пять лет, нагруженный учебами; мне учинили перекрестный допрос, состоящий в примерно равных пропорциях из расспросов о Париже и попыток узнать мое авторитетное мнение как дипломированного режиссера.
Надо ли говорить, что вышло из этого что-то не совсем безупречное?

— Вот какие у тебя любимые современные отечественные режиссеры?
— Хм, пожалуй, в первую очередь я бы назвала Павла Лунгина, — напряженное молчание в ответ, — еще мне нравятся молодые режиссеры вроде Егора Баранова и Олега Трофима. Ну, конечно, Серебренникова нельзя не упомянуть.
читать дальше

Это неправильно: я стараюсь ходить в кино на новинки, смотреть разные фильмы, и все равно оказываюсь совершенно бессильным перед лицом реальности.
И кульминационный вопрос: «А что делает режиссер?» Если бы нам в институте об этом рассказали, я бы уже значился в титрах очередных Тварей через запятую с Дэвидом Йейтсом, а не это все, душенька, так и знайте.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

17:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Как сказал Коняш: «Про поход в магазин он, значит, пишет, а про то, что в очередной раз поступил в универ — нет!» Наверное, нужно как-то это все-таки обозначить.
Я ждал несколько лет, чтобы спеть бессмертные строчки Давида Тухманова с полным правом и, так сказать, от первого лица:

Во французской стороне,
На чужой планете,
Предстоит учиться мне
В университете.



В общем, я поступил в Université Paris 8 Vincennes - Saint-Denis на факультет Arts, philosophie, esthétique, кафедра кино (сразу на выпускной курс бакалавриата, L3).
Вспомнил, как кто-то из наших (режиссеров) рассказывал, что, мол, знакомая с похожего факультета в графе «специальность» диплома увидела «кино», типа «Ты на кого выучилась?» — «Я кино».
Так вот я все ближе к этой участи :"D

Универ, куда я поступил, славится тем, что вечно бунтует, бьет себя пяткой в грудь и заваливается баррикадами, а еще он продолжает традиции '68 — в том смысле, что там подчеркивается концепция «запрещено запрещать», и позиционируют они себя как место свободного искусства. Ну, посмотрим.
Уезжаю я 8 сентября, и не знаю, что бы делал без Мюнхлер, которая и с языком помогает (когда я чего-то не понимаю и кричу ей МЮНХ ЧТО ТУТ НАПИСАНО Я РЫБА), и с визой бесконечно выручила, и готовится принять меня в богемной общество русской эмиграции в лице нас двоих, что для меня невыразимо ценно и важно.

Конечно, ваганты вагантами, а я остаюсь Микадо, который смотрел на бесконечное небо родного города и думал, что бесконечное небо — это, конечно, хорошо, но видеть кроме него тут особо нечего, а значит, предстоит развиваться — и ехать вперед.
Как пел в мюзикле Пикассо, который приехал в Париж без гроша (что нас в определенном смысле роднит): Ici commence l'aventure.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Микадо, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, gaudeamus igitur, juvenes dum sumus, I'll find her if I have to burn down all of Paris

14:23 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пишу этот пост уже как дипломированный специалист, он же режиссер кино и телевидения :flower:

Отплясывать в три часа ночи под «Все идет по плану» Летова и «Мертвого анархиста» КиШа — это, в общем, как раз то, чего я ждал от выпускного в частности и от времяпрепровождения с одногруппниками и одногруппницами в целом.
Не знаю даже, что было круче: подпевать в три голоса «оооООООО МОЯ ОБОРОНА» или все-таки смотреть по дороге из театра на место празднования с Андреасом последние двадцать пять минут матча Франция-Аргентина в такси с его смартфона и бурно реагировать на происходящее. Хорошо играют, что и говорить. Я боялся, что совсем матч пропущу.

Еще показательный момент: прыгнул в бассейн бомбочкой с прической за 700 рэ :alles: А в остальных парикмахерских хотели тысячу содрать за банальную завивку, но я-то знал, что все это на голове полтора часа продержится, а потом — вино, мясо, овощи, бассейн. Ну, свою главную задачу красота (платье, укладка, туфли) выполнила, на торжественной части вручения я был потрясающе хорош, а на части менее торжественной хорош был мой купальник :eyebrow:
Как обычно, отбился от коллектива в музыкальном театре (где проходило вручение): нас было трое краснодипломниц, и мы сидели ближе к сцене, в то время как все наши селфились сначала просто сидя в одном ряду, а потом и при вручении. Что ж, я был к этому готов.
У нашего института есть гимн, и на вручении его исполнял сводный хор вуза. За их спинами проектор выводил уплывающие вдаль слова, как в начале Звездных войн, а в голове у меня все равно упрямо вертелось gaudeamus igitur, juvenes dum sumus и далее по тексту.

Сидел всю ночь с выжившими: теми, кто не уехал в четвертом часу домой, кто не вырубился от количества выпитого и вообще не был готов отдавать сну важные минуты финального общего празднования, подводящего черту под пятью годами совместной учебы. Играли в карты, в есть контакт, в фанты — причем фанты оказались наиболее бодрым из занятий. Вика всю ночь провела в бассейне, сидя в огромном надувном пончике и попивая из горла бутылку вина (или это было шампанское?). Фанты за нее тянула Оля, Вика же добросовестно крутилась, пела, разыгрывала пантомиму и рассказывала кулстори прямо в воде.
Еще сидели в ночи с одногруппниками и говорили о жизни, о литературе и о журналистике. Костя с Толиком оказались фаталистами, я что-то говорил о влиянии луны, Соня — про астрологию. Неспешные разговоры, которых я ждал.

А теперь давайте посмотрим на то, как я был хорош целых два часа.
(хуман!фем!Таматоа 1920е!АУ :D )

+4

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Моей большой ошибкой сегодня было смотреть «Свадьбу» Лунгина после прочтения «Бесива» Бородина. Что в «Бесиве» умирает деревня, умирает долго, корчась в судорогах, с какой-то упрямостью даже, — что в «Свадьбе» провинция давно спилась, совершенно нелепая в своей зашоренности.

Меня действительно поражает Лунгин, его режиссерский перелом в 2006, на съемках «Острова». Меняется все: способ подачи истории, эстетика фильмов, взгляды на самые разные общекультурные вопросы.
Вот ранний Лунгин: камера свободная, без малого документальная, все в фокусе, крупных планов почти нет, да и длина планов, можно сказать, телевизионная. А вот Лунгин второй половины нулевых и далее: композиционно выверенное, каллиграфическое изображение, философия больше не сводится к пьяным прозрениям героев, идущих от греха к святости, фон все чаще блюрится, и на первое место становятся либо статичные дальние и общие планы, либо детали. С ног на голову, совершенно с ног на голову.

После «Свадьбы» особенно ясно чувствуется, что Лунгин во второй половине своего творчества наконец отпустил травму развала СССР, тоже некоторое время корчившегося в агонии, и последующей смуты девяностых. Эти темы, многократно им отрефлексированные и объясненные с позиции разных сторон (на самом деле, каждый раз — с одной и той же стороны), все-таки уступают место чему-то более обобщенному, драматургичному и не такому личному.
Вот этот переход, этот перелом для меня играет огромную роль в отношении к Лунгину. Он как бы отдаляет камеру от частного, почти бытового, и начинает смотреть на те же темы чуть сверху, с минимальной перспективой. Отсюда и мрачный «Царь», и пронзительный «Дирижер», и болезненная «Родина».

Лунгин говорил как-то, что он чувствовал себя маргинальным, как бы человеком за полями, вне основного текста. Это так странно и интересно видеть воплощенным в аудиовизуальной форме.
Я делал лекцию про его творчество на пару отечественного кино, и там был пассаж, который я здесь уже, возможно, когда-то записывал. Из части лекции про «Луна-парк» (1992):

Это очень типичный ранний Лунгин. Сюжету не хватает чего-то, что заставило бы зрителя поверить в резкую смену настроя главного героя, но все можно простить этому фильму за одну только сцену: за столом сидят парень-националист, его неожиданно нашедшийся отец-еврей и русская интеллигентка, эмигрировавшая в свое время во Францию и приехавшая погостить домой. Что может лучше охарактеризовать Лунгина, чем эта сцена?

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

13:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Первый день защиты был отдан операторам. Сидели всей группой у открытого инстаграма и ловили прямые эфиры от Андреаса каждые двадцать минут, чтобы оценить степень адекватности вопросов комиссии. Преподаватели с операторского наперебой шутковали (несмешно) и вставляли свои пять копеек, но в целом все шло довольно бодро, а обсуждали скорее режиссуру, чем операторскую работу (все вопросы к операторам сводились к выбору техники, а почему вы тут не использовали ширик, два света с разной температурой выигрышно смотрятся, интересно, интересно).
После окончания защиты наши все как-то даже повеселели, и Андреас сказал свое веское: «Не понимаю, почему вы не волнуетесь. У нас-то будет жопа». И сразу стало как-то тревожно.

читать дальше

Подводя итог: защитился на отлично, получил несколько важных советов и комментарий, что есть очень неплохие режиссерские приемы, и видно, что человек с головой над фильмом работал. Это очень важно для меня.

(тут я эмоционирую по поводу защиты :D )

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

00:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Собирались сегодня в институте отсматривать работы, чтобы определить порядок показа на защите. Опыт интересный: мы, как обычно, полтора часа ходили со сложными лицами и то аудиторию не могли получить, то старосту ждали — в общем, можно было смело приезжать к полпервому, ничего бы не потеряли.
История такая: защищается наш курс в три дня, и порядок десять раз менялся, по последним данным сначала идут операторы, потом часть режиссеров, условно названные «девочки Акоповой», потому что их научница просто сказала: ничего не знаю, мои девочки защищаются в первый день, потому что я только тогда смогу сидеть на защите. И все наши блестящие раскладки пришлось менять.
Следствием такого вмешательства стало неофициальное название второго дня режиссерской защиты «элитный день», потому что туда попали ребята с мощными работами: без пяти минут фестивальный Костя с захватывающей дух картинкой и мощной драматургией, выступавший в качестве режиссера от продакшена (или это студия?) Эрик с собранным бюджетом и огромной командой, блистательная Яна с магией театра, талантливый Толик с бескрайними пейзажами Карачая, снявший фильм в Греции с сильным оператором Грек и так далее. Компания 10/10, как на подбор, это очень высокая планка.
И туда вот распределили меня.
Еще и в середину.

Я уже говорил, что больше сил вкладывал в журфаковский диплом, и мой фильм я бы не поставил на один уровень с работами Кости и Эрика, вот серьезно.
Хотя сегодня вот подкорректировали (пять лет прошло!) телевизор в студии, где (как мы надеемся, ттт) будет проходить предзащита, и вроде без убойной контрастности, от которой кровоточили глаза, стало получше, говорящие головы хоть не похожи на парад помидоров, вместе мы — фруктовый сад. Но я так и не покрасил фильм, и надо что-то придумать со звуком, который на компьютере норм, а на телевизоре как в бочку (????). Переживать не особо пока переживаю, но как все это за неделю поправить — хз, я этого не умею, мне нужна помощь, а Яна не может из-за работы.

Порядок определяли долго, тяжело, с криками. Разделились на два лагеря: «Я НЕ БУДУ СТОЯТЬ ПОСЛЕ %name%, ВЫ ЧТО, У НАС ЖЕ ТЕМЫ ПОХОЖИ» и «Да мне похуй, все равно в итоге на список никто и не взглянет». Обе позиции имеют свои резоны, не поспоришь.
Очень переживала Яна, у которой фильм о режиссере музыкального театра. Переживала потому, что в тот же день есть схожие темы, хорошо хоть Бальзаченька с народными танцами и Соня с акробатикой в первый день идут. Но вот с художницей из фильма Оли ее герой похож, и мы всеми силами разводили их в разные стороны.
Показательный эпизод: никто вообще даже на минуту не сомневался, что последним надо ставить диплом Кости, потому что он самый мастерский, красивый, сильный — после него все работы будут смотреться тускло и любительски. И в последний момент Яна как закричит: «Нельзя Костей заканчивать!» Андреас опешил и закатил глаза: «Слушайте, ну с третьего курса уже решили, что Костину работу в конец ставим, что вот сейчас начинать-то, а?» А Яна в ответ убежденно: «Фильм тяжелый, не то впечатление оставит». И вот что делать?

Еще: не могу не сказать про фильм Сони, который мы сегодня увидели в первый раз. Перед началом всего этого мероприятия она жаловалась, что не укладывается в двадцать пять минут, и я как-то быстро и безболезненно об этом забыл. А потом она включила фильм, и мы реально выключились из реальности на все двадцать семь минут, наблюдая за тренеркой по акробатике и тремя юными акробатками. Фильм искренний, где-то смешной, где-то болезненный, где-то психологический — и смотрится он на одном дыхании. Я ни за что бы не подумал, что мы смотрели больше двадцати минут (а ведь некоторые фильмы на семнадцать смотрим через боль).
Так горжусь своими одногруппни_цами и тем мастерством, которое они смогли вынести из нашего безумного, в чем-то топорного, в чем-то необязательного обучения.
Как верно повторяет Архангел: вам всегда придется работать не благодаря, а вопреки.
Чему-чему, а этому нас научили на отлично.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня состоялась финальная лекция по зарубежке у литработниц, и до меня постепенно доходит, что я два с половиной года ходил на чужие пары: вставал без четверти шесть, когда мог спать до полдевятого, ездил в институт по субботам к первой паре, когда у одногруппников был выходной, и даже в дипломный год исправно приходил. Это дольше, чем несколько месяцев тусича с очниками-журналистами на парах Беатриче по отечественной журналистике и даже дольше года современного литературного процесса у Мороза с издателями.
И я внимательно окидываю взглядом прошедшие три года (потому что сначала был семестр пар зарубежки по расписанию) и думаю, как так вышло, что я не свернул с пути и не разочаровал Новикову.
То есть вот теперь я могу сказать, что есть филологиня, которая за три года как будто не обнаружила во мне бездны глупости и необразованности, но помогла заполнить многие пробелы в моем кусочном и неистовом (само)образовании.

Вообще надо сказать, что осознанный подход к учебе — дело сложное, в первую очередь потому, как сложно перестраивать себя. Сколько бы семья ни твердила мне в школе, что «учиться надо не для оценок», было вполне ясно, что для оценок, да еще как. Репрессии за случайную четверку и жуткий моральный прессинг в случае не полного комплекта четвертных пятерок так просто из головы не уходят. Во многом именно журфак научил меня любить учебу и закапываться в нее не потому, что надо, а потому, что это интересно, полезно и дико нравится. Особенно учитывая специфику заочного обучения — по-другому там много не узнаешь.
И благодаря приглашению Мороза на пары к издателям я научился чувствовать эту радость от бесконечного пути к новому, захватывающему, вдохновляющему знанию.

Так вот сегодня была лекция по драматургии XX века, завершающая цикл лекций по зарубежной литературе. Еще один семинар по постмодернистским пьесам — и все.
Волшебная вышла пара.
— …драматург, экранизация пьесы которого очень популярна в квир-тусовке, — говорит Новикова и смотрит на меня, я смотрю на нее, ИСКРА БУРЯ БЕЗУМИЕ

Уровень примерно тусича с Морозом, когда приходишь к нему на кафедру кофе пить, а он советует фильм: «Один герой революционер, другой гомосексуал, тебе понравится».

@музыка: Магелланово облако — До новых встреч

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Анфи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

11:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Стоял вчера в очередной раз с задранной головой и смотрел на деревья на фоне неба. Каждый раз от этого зрелища аж крышу сносит: стою, захлебываясь восторгом, как лирическая героиня Али Кудряшевой. Такое же радостное чувство вызывает во мне звездное небо: возвращаясь с французского по ночам, я каждый раз застываю на полпути от остановки до дома и смотрю вверх.
И вот, собственно, вчера я понял как минимум одну из причин этих ощущений. Я вспомнил третий курс и 2D мир вокруг: картонки-декорации вместо деревьев, ровно-синее небо. Третий курс вообще был сложным: большие нагрузки, нервы, недосып длиною в год и все такое. И я отчетливо помню момент, когда я испугался: шел от маршрутки к трамваю по дороге в институт, слушал песни про Ивана Грозного и не мог разглядеть объем деревьев вокруг.
И сейчас, когда все это как будто позади, я каждую секунду с благодарностью смотрю на окружающее многообразие, и в каждом отдельном зеленом листке на фоне голубого неба, в каждой жемчужине звезд я вижу бесконечную красоту.

Вчера пришел на пару зарубежки к литработницам, а у них тема — французская и германоязычная литература второй половины XX — начала XXI веков.
Обрадовался, когда мы поговорили об Уэльбеке — меньше, чем он заслуживает, но все-таки поговорили. Преподавательница понимающе отреагировала на мою широкую улыбку при его упоминании, и когда она назвала в числе важных текстов «Элементарные частицы» я, конечно, с теплом сказал, как их люблю, а преподавательница хмыкнула: «Могу в это поверить!»
И сразу захотелось закричать ЗА КОГО ВЫ МЕНЯ ПРИНИМАЕТЕ Я ВАМ НЕ КАКОЙ-НИБУДЬ ЛЕВАК ИНТЕЛЛИГЕНТ :lol:
На самом деле, я бы хотел еще почитать Уэльбека, конечно, причем и снова перечитать «Элементарные частицы», и наконец добраться до «Покорности», но сейчас совсем не до худлита, к сожалению.

Но больше всего меня порадовала небольшая беседа о Нотр-Даме и о Янагихаре (эти темы шли последовательно, а не параллельно).
Меня вообще вдохновляет перспектива обсуждать такие книги, и вот преподавательница зарубежки кажется мне в этом смысле бесценным собеседником. И когда она сказала, что ждет третий роман Янагихары, потому что третий роман — это уже маркер и показатель, — я почувствовал легкую эйфорию. Хотелось бы поговорить с ней больше, но не уверен, насколько жду равноправной беседы, а насколько — собственной рефлексии в сопоставлении с авторитетным мнением. Потому что, с одной стороны, мне не нравится Янагихара, а с другой стороны — я отложил диплом, чтобы наконец прочитать ее дебютный роман, который ждал еще с тех пор, как объявили о выходе русского перевода в ноябре (но вышел он только спустя месяцы).

На днях задумался, как воспринимает романы Янагихары гетеронормативный читатель. Вот просто интересно. Если у вас или у ваших знакомых есть такой опыт, поделитесь им, пожалуйста.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

18:03 

Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера ездил в институт к научному руководителю показывать черновик диплома. Ездил вместе с Олей — как и я, она советовалась в течение года с другим научником, но пришла пора зульфиям открыть личико человеку, которого им приписало начальство.
По поводу Олиного фильма преподаватель сказал, что ей не хватает целостности и информации. Это очень важное замечание; то же самое говорили мне и даже Яне. Мы все время боимся перейти невидимую черту между кино и программой по Культуре, и потому не хотим давать сведения из википедии «родился — крестился — учился — женился». Мы хотим снимать что-то поэтическое, раскрывать душу художника и творца (у Оли героиня художница, у Яны режиссер-балетмейстер, у меня писательница). Мы рвемся ввысь и забываем о земле, и очень важно, чтобы наши руководители (если говорить о дипломном этапе) об этом нам напоминали.

К тому же, мы все отказываемся от дикторского текста. Это тоже важно: нам кажется, что вот чистый дикторский текст — это совсем моветон и репортаж, а больше всего нас пугает именно репортажность. До прихода Семибратова на кафедру все курсы учили только снимать репортажи, и дипломы выходили расширенными репортажами — приятного мало. Никто не хочет опускаться до уровня «была у нас девочка-троечница, но она показала себя и сейчас работает вот таким монтажером на МТРК».

Но без дикторского текста мы можем оперировать словами только говорящих голов. Это у меня их четыре — выбирай не хочу. А у Яны и Оле говорят только герои. И когда они рассказывают о себе, конечно, чувствуется что-то такое, из разряда «я я я я». Мы не можем объективно рассказать о себе.
Приходится выкручиваться.
Яна исправила фильм и добавила фактических сведений — совсем немного, штрихами, но фильм сразу заиграл. Я ушел в поэзию и философию, но факты тоже перестроил, так что хронология более-менее вырисовалась. Посмотрим, что сделает Оля.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

20:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я, конечно, действительно в некотором роде противоречив. Вот я кричу, что настоящее кино — это Эйзенштейн и Антониони, а вот плачу в кинотеатре над мюзиклом-мелодрамой «Лед» с Петровым.
Окольными путями инстаграм принес мне ссылку на интервью с Олегом Трофимом, режиссером фильма «Лед», и это замечательное открытие.

Читаю инстаграм Трофима уже какое-то время, всем бы нам такой инстаграм: в сториз выкладывает картины и фотографии (фотографии как искусство) мастеров из разных областей, аккаунт стильный и такой, немного концептуальный. Но, конечно, знал я о Трофиме как о человеке и даже как о режиссере примерно ничего, пока не посмотрел это замечательное интервью.



Вот ведь как бывает: смотришь интервью Дудя и понимаешь, как интервьюер отличный, вопросы выстраивает хорошо, видно, что подготовился, — но скука смертная берет, и все это как-то так неинтересно, что я так и не смог себя пересилить и начать смотреть на постоянной основе вДудя.
То ли дело «Вызывной»: вроде бы и вопросы не такие подковыристые, а все-таки затягивает. Мне нравится, что интервьюер уточняет те детали, которые меня как зрителя начинают интересовать во время просмотра. Видно, что собеседник тут не декорация, и его слушают и анализируют.

Но дело, конечно, не в мастерстве интервью, это так, к слову.
Мне, конечно, безумно понравилось, как ведет себя Трофим: с этой своей непосредственностью, энергией, пережитым упадничеством. Мне нравится этот синтез профессионализма (он уже довольно долго ставит клипы и рекламу) с дебютантством («Лед» — его первый полный метр). Нравится, как он рассказывает: тут я робел, тут спорил с продюсерами по дурости, тут вообще сделал вид, что умер.
Вообще позиция Трофима по многим вопросам в режиссуре мне близка и понятна, так что радостно слышать ее от человека, который работает в индустрии и собрал больше миллиарда рублей в прокате. Конечно, во многом это мысли человека не матерого, не тертого калача, но поэтому-то в них столько света и жизненной силы.

читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

01:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Мне очень часто говорили, что я простой, как два рубля (еще с начальной школы), а один раз мой статус вырост до «простой, как хозяйственной мыло» (спасибо, Юля). Я какое-то время тяготился этим, но на третьем курсе узнал о существовании Булгарина, который тоже звезд с неба не хватал, говорил на ломаном французском (в начале XIX-то века!) и писал бестселлеры для массовой аудитории, но при всем этом определил российскую журналистику и литературу на много лет вперед. Изменил их. Построил с нуля, возможно, в том виде, в каком они существуют с тех пор. Стало легче: необязательно быть фанатом исключительно Бергмана и Тарковского, чтобы чего-то стоить в глобальном плане.

Пересмотрел Лед с семьей, семье понравилось все, кроме музыкальных вставок (да, признаю, они достаточно топорны, но я слишком люблю музыкальные фильмы, чтобы обращать на это внимание). Это значит, что массовая аудитория в целом хорошо относится к такому кино. Вообще это было понятно еще в кинотеатре: на редкость положительная аудитория, все смеялись и охали в нужных местах, я был удивлен такой чувствительности.
Кинопоиск говорит, что Оля поставила фильму 6/10, что ж, у меня стоит 9 звезд, потому что я немного Булгарин. Или много Булгарин.

Я очень люблю истории о преодолении. С тех пор, как я осознал у себя отсутствие способностей к тем вещам, которые казались мне определяющими (писательство, журналистика, математика), я понял, что на чистом таланте я, к сожалению, далеко не уеду, за неимением оного, но вот на упорстве, может, чего-то и добьюсь. На этом строится вообще все, чего я так или иначе добился: учеба на режиссерском (то, как я вопреки своей постмодернистски текстовой натуре подготовился к вступительным), отличная учеба на всех факультетах, которые я для себя выбрал, научные изыскания и связанные с ними премии и стипендии и прочее.
Как сказал Дим Димыч в «Vita Nostra»: «Вы должны выйти за грань. Прыгнуть выше головы. Как обычно». И там же Фарит Коженников сказал: «Я однажды сказал, что никогда не потребую от тебя невозможного. И это правда. Но вспомни: все, что ты когда-либо для меня делала, было построено на преодолении — небольшом шаге за внутреннюю черту. Это было трудно. Но это было возможно, Саша. Возможно и теперь».

Когда я был на первых курсах, мне было тяжело. Я не выдерживал. И вставать без четверти шесть, чтобы поехать в институт на следующие десять-двенадцать часов, мне помогали Gaudeamus, «Только тут станешь ты мужиком» (та самая песня из «Мулан») и «Жена смотрителя маяка» Немного нервно. Я слушал выпуск Найтвейла, потом, подходя к трамваю, включал эти песни, и подъезжал к институту готовый выложиться на полную, как будто спал на четыре-пять часов. Как будто я силен и бесконечен. Как будто прыгать выше головы — мое нормальное состояние.
Я так рад, что у меня в жизни, по крайней мере в учебной жизни, было это vita nostra brevis est, brevi finietur.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Kevin the journalist, voice of Strex, Аматэрасу, Анфи, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

20:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читаю сейчас купленную осенью в Латинском квартале Le plaisir des yeux Франсуа Трюффо и постоянно ловлю себя на мысли, что очень многие мысли Трюффо о современном ему кинематографе остаются современными и сегодня, хотя писал он в 60-70-х гг. От очевидного сетования на то, что господство телевидения и любительской съемки убило магию кино до размышлений на тему «слишком долго мужчины-режиссеры снимали фильмы для мужчин-зрителей».

À chaque étape, à chaque progrès technique, à chaque nouvelle invention, le cinéma perd en poésie ce qu’il gagne en intelligence, il perd en mystère ce qu’il gagne en réalisme. Le son stéréoscopique, l’écran géant, les vibrations sonores ressenties directement sur les fauteuils ou encore les essais de relief peuvent aider l’industrie à vivre et survivre, rien de tout cela n’aidera le cinéma à demeurer un art.

Трюффо пишет немного ворчливо, как будто смотрит с вековой высоты на молодежь, хотя на момент написания статей ему около тридцати-сорока, в зависимости от конкретного текста. Это очень напоминает наши режиссерские диспуты, когда мы в свои двадцать рассуждаем за бокалом вина, что вот нынче юное поколение слишком зациклено на экшене, им не покажешь Антониони. И, конечно, Трюффо очень passionnant, захватывающий, страстный. Он пишет о кино, которым дышит, которое ощущает вокруг себя, и это вот его вдохновение вырывается с книжных страниц.
Я очень люблю Трюффо — не все его фильмы, правда, но этого и не требуется. В нем столько свободы новой волны, столько желания рассказать об этом максимально точно и емко, хотя очевидно, что слов тут всегда будет не хватать, — что поневоле проникаешься этим духом, даже если он от тебя далек, и на дворе совсем не шестидесятые и даже не Париж.

Но написать я хотел не об этом всем.
Трюффо часто упоминает Жана Кокто, и в какой-то момент я поймал себя на том, что смотрю в книгу, а вижу не очередное эссе, а историю жизни Кокто и Маре (с текстом Трюффо никак не связанную). Они чудесные, и до чего приятно, что Трюффо легкими штрихами как-то взял и напомнил о целых двух жизнях. Я даже скучаю по ним — по Кокто и Маре — и планирую, когда немного отодвинется свистопляска с дипломами, почитать еще Кокто и о Кокто, потому что мемуары Маре — одна из самых завораживающих книг, что я читал прошлым летом.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, не душу делим, чай - постель всего лишь

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Забыл зачетку сегодня, настолько увяз в отчетах по практике, и завтра придется ехать на жур снова.
— Даш, не расстраивайтесь, бывает! Ну а что вы хотите — два диплома! — попыталась успокоить меня Беатриче.
— Я хочу спать, — ответил я.

Два диплома, и все параллельно, и все через бой. В институте орут, что мы самый тупой пятый курс, потому что не можем сделать дипломный фильм по типу передачи на НТК, а мы каждый месяц все равно приходим отчитываться, что вместо мозгов у нас по-прежнему солома, и наши документалки далеки от телевизионных стандартов.

На журфаке поди достучись до дипломных руководителей: ребята сегодня брали Луча осадой, чтобы он хотя бы сказал, что они без всяких ориентиров и плана двигаются приблизительно в верном направлении.
Беатриче уделила мне добрых десять или пятнадцать минут. Сказала, что Фаддей Венедиктович, возможно, не знал более ярого защитника, напоследок произнесла кодовую фразу: «Ты, главное, не пропадай», — после которой, как известно, срабатывает принцип бермудского треугольника, и теперь я даже не уверен, что мы увидимся до защиты, хотя впереди как минимум научная конференция, совпадающая с нашей сессией.
Я бы с удовольствием не пропадал, но у нее нет времени буквально даже дочитать письмо до конца. Я бросил монтаж накануне сдачи черновиков в институт, чтобы скинуть Беатриче главу за несколько дней до сдачи практики; она ее так и не прочитала, а мне Архангел поставил «Нет фильма», потому что из 20 минут смонтированы 15.

Все жду, когда можно будет выдохнуть с полным правом, но все никак.

@музыка: The Strumbellas - Spirits

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

16:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Проснулся в приятной неге с мыслью о том, что могу посвятить себя Булгарину и ко, модерн!ау фичкам и «Гоголю», обмазаться Лемке и Лотманом.
А потом вспомнил, что режиссерский диплом не смонтирован. Компьютер надрывается как может, а я сижу и думаю: на кой пень мы снимали в 4к? Ну знал же я, что это плохая идея. Но нет, Микк — глаза завидущие, надо ж КАК В КИНО, чай не семестровые задания снимаем. Мучайся теперь.

Зато утро началось славно — с комментария в твиттере.
комментарий о том, что пять лет универа не пропали даром
Практически готов внести это отдельным пунктом в практическую значимость диплома про Булгарина. Крайне рад, что наши с Никошей изыскания не пропадают даром, а служат великой цели просвещения.

Вот еще давеча рецензию Булгарина на рок-поэмы Есенина репостнули в группу-событие. То ли смеяться, то ли гордиться.
Когда твой игровой аккаунт популярнее тебя :D

Снова хочется писать тексты, рассказывать о XIX веке и о том, что я вычитал у Манна.
Но неожиданно подкрался дедлайн, меньше двух недель до сдачи всех черновиков дипломов. Чувствуете, паленым пахнет? Это моя жопа.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Трудно сказать однозначно, появилось ли раньше яйцо или курица — точнее, то ли я начинаю любить исторических личностей, с чьими методами работы схожи мои методы, то ли это все эффект Барнума и на самом деле я притягиваю все за уши. Но факт остается фактом: я часто чувствую определенное родство с завоевавшими мое сердце господами из прошлого не только по духу, но и по технике.

Вот например отсматриваю материал со съемок в музее и чувствую себя как Эйзен, который вроде снимал фильм про Революцию, а получилась какая-то экскурсия по красотам Зимнего дворца.
Тот момент, когда и план есть, и задумка в наличии, а снимаешь все равно люстры, рамы и часы.
Собственно, после добрых пятнадцати минут под люстрой, Яна нервно засмеялась и начала повторять, будто на грани кликушества: «А дыры будешь закрывать люстрами, везде люстры, просто перебивай все люстрами, да?»
Я уже не говорю про то, как Эйзен рвал волосы, что «в материале колоссальное количество брака» и «придется монтировать по непредусмотренному материалу». Жму руку дорогому Учителю. Жму руку и пускаю скупую слезу. Импровизация — наше все.

Главное, конечно, не заиграться и не ослепнуть за монтажным столом вслед за Стариком.
А то мне хватило шуток (вообще-то это были не шутки) про soft focus («Отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все. У нас почему-то дико много вещей без фокуса — не soft focus, а просто», — Эйзен.)

Ну и, конечно, всегда актуальное (ето я сегодня утром, увидев первые кадры): «Вообще, ни черта в этой кинематографии не понимаю! Смотришь — на съемках хорошо, на экране плохо, и наоборот!!!» (Эйзен писал так в 1927, а все еще каждое слово верно)

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
АПД. У нас получилось даже светлее, чем у Сокурова :D

Долго шли к получению от музея разрешения на съемку и согласования со всеми участниками съемочного процесса, и вот наконец все готово, пора бы и думать над раскадровкой и референсами.
Основная проблема в том, что в музейных залах запретили использовать свет, чтобы не повредить картинам — требование вполне логичное, но сильно затрудняющее собственно съемку, ведь съемка без света — это любительство и «сам себе режиссер».
Прошлись еще раз по залам, стало чуть легче, местами даже есть восхитительно яркие люстры — проблему света это не решает, потому что верхний свет — это не киносвет, но во всяком случае не в сумерках снимать будем, и то хлеб.

Как раз ради референсов пересмотрел отрывками «Франкофонию» Сокурова — удивительный фильм, удивительный режиссер. Скидываю Яне скриншоты эпизодов, которые нас вдохновили.
И вот лучший комментарий Яны на свете:

:lol:

Собственно, кадры выглядят примерно так


запись создана: 02.02.2018 в 20:06

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читая Завтра я всегда бывала львом, я серьезно задумался над главой, где Арнхильд довелось после года в больнице выйти в город и встретиться с подругой. Все пошло не по плану: слишком много тем были табуированы, а нейтральных тем попросту не оказалось: Арнхильд не следила за событиями в мире, не слушала радио и, кажется, не читала; вся ее жизнь сводилась к болезни и лечению. И вот подругам было неловко, грустно и тяжело от невозможности просто общаться, и вскоре после этой встречи Арнхильд снова госпитализировали.
Но на следующий раз, спустя несколько лет, Арнхильд пришла на встречу подготовленной. У нее были темы для разговоров (рукоделие, например, и ставшее возможным будущее).

Я, конечно, не сидел год в больнице, отрезанный от мира, но часто учеба настолько меня увлекает, что я все равно отрываюсь от действительности и оказываюсь в положении человека, лишенного необходимых для общения исходных данных. Долгое время я думал, что это нормально, и невозможность общения связана с тем, что голова моя занята совсем другими вещами. Сейчас я понимаю, до чего это эгоцентричное понимание коммуникации как таковой, потому что в акте коммуникации всегда участвую два актора, и мне вообще-то тоже нужно приложить усилие, чтобы заинтересовать собеседника и выйти за пределы своей области знаний или хотя бы адаптировать ее под собеседника.
Мысль очевидная, но когда твоя жизнь на 70% состоит из дипломов, а на оставшиеся 30% — из еды и сна, тут не до рефлексии. А зря.
Конечно, тут есть и другие факторы — например, я привык к тому, что мои собеседники компетентнее меня, и потому мне долгое время было интереснее и важнее слушать, чем делиться чем-то своим. А потом свое стало мне тоже интересно, но инструментов для его выражения у меня-то и не оказалось.

Вчера я очень славно пообщался с одногруппниками, и для меня это знаковое событие, потому что я смог участвовать в общей беседе наравне с другими ребятами, и ни разу не упомянул темы своих дипломов и вообще что-либо несвоевременное и лишнее. Никаких «ой, это как в 1831, помните...» или «натурально, как Булгарин в том письме Гречу!».
Я подготовился, и смог, приложив небольшое усилие, стать частью коллектива. Уверенно поддерживал беседу и про Лободу, и про Смешариков, и про не смонтированные дипломы, и про искусство Возрождения, и про коридор, который Луна откроет 15 февраля. Чувствуете разброс? Считаю все это своим большим социальным успехом.

Это моя вторая победа на коммуникационной арене. На зимней сессии журфака Оля с Юлей снова предложили сходить в кафе после экзаменов, чтобы дружно отметить очередной пройденный этап. Они предлагают это уже добрый год, каждую сессию, но каждый раз я настолько устаю от необходимости находиться среди людей на протяжении длительного времени, настолько нервничаю из-за того, что сессия традиционно накладывается на режиссерскую учебу или экзамены, настолько выматываюсь морально, что остаюсь подобием снятой кожи и, конечно, под благовидным предлогом отказываюсь, отмечая конец сессии с Коняшем, ограничивая все свое общение одним человеком и успокаиваясь на несколько часов.
В этот раз, благодаря отсутствию пар и экзаменов на режиссуре, я чувствовал себя гораздо лучше и радостно согласился встретиться. И мы чудесно посидели, обсуждая то пары, то недавно вышедшие фильмы, то новости, то будущее с благословением Павлова. Это было не так страшно, и иногда можно было промолчать, не нанося ущерба общей беседе, а часто — участвовать наравне. Я не чувствовал себя вымотанным после общения, как это часто бывало на протяжении последних лет.
Все это меня радует и вселяет определенный оптимизм.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, обсессивно-компульсивное расстройство

Mea culpa

главная