• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ркт: журавлик, приземлившийся на ладонь (список заголовков)
23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Заезжал к Толику и Оле брать зум на завтрашнюю съемку.
— А на что вы будете писать звук? — уточнил Толик.
— На Янину петличку, — гордо ответил я.
— Это которая сторублевая? — поинтересовалась Оля.
— Вообще-то, двухсотрублевая!
Толик вздохнул и одолжил еще и хорошую петлю.
Прощался я с ними словами: «Впервые ухожу от вас трезвой. Так себе этот ваш пятый курс».

Мой отп сегодня на репетиции танцевал вместе, сначала один показывал партию мальчика, второй девочки, потом наоборот. Я сидел, смотрел на них и на всех, кто танцует и хохмит вокруг них, и чувствовал такую большую радость, которую абсолютно точно не чувствовал в цирке.
Гиперактивный Сережа, который с бешеной скоростью отжимался чуть ли не каждые десять минут, подтягивался на станке и прыгал через весь большой балетный. Так и не поймавший драматургию Михаил («Миша, хватит прыгать, сядь попой!», «Мишенька, быстрее своими ножками переступай!»). Постоянные напоминания о чувстве пространства: «Лен, ну ты что, двигайся. Ты все станцевала на трех метрах. Мы ж не корпоратив готовим!» Не дающие покоя воспоминания о костюмах («Я все костюмы видел — и ничего, сплю спокойно!», «Я на последней примерке только досюда руки смог поднять. — Костюм из поролона. Не из металла. Поднимешь!»)
Репетируют новогоднюю сказку, постоянно переживают, что будет перегруз хореографии, но все равно хотят сделать красиво. Режиссер завораживающе хорошо сказал сегодня про искусство, которое выше простой работы, и которое чувствуют артисты. Артистам было приятно.

На этой неделе так часто ездил в маршрутках, что успел прочитать книгу на 700 с гаком страниц с ридера. А еще только четверг.
Шли с Яной сегодня после съемок сдавать одно оборудование и брать в аренду другое, а город вокруг — как из песчаника, как собор или ратуша, красивый до невозможности — от желтых, золотых листьев в темноте. Они образуют арки, переливаются градиентом от зеленого к лимонному и кажутся нереальными после заката. Яна умеет видеть эту красоту и учит видеть меня.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

23:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В театре все по-прежнему. Снимали сегодня прогон «Анны Карениной» и немного — «Королевства кривых зеркал».

В перерыве между первым и вторым актами Артем ходил по большому балетному залу, иронично напевая своим громким оперным голосом «Я бью женщин и детей, потому что я красавчик» Стрыкало.
Пока одни артисты исполняли свои партии, Николай разминался у дальней стенки зала: шея, кисти, ноги, поясница. Руки в замок. Ноги на шпагат. мое сердечко сделало *ебоньк*
Казалось бы, зачем «Анна Каренина», если партию Вронского исполняет не Николай. А Кити — не Соня.
Зато Каренин — Владимир. Отличный Каренин, надо признать, у него. В «Мастере» у Владимира роль Понтия Пилата.

В малом балетном зале оказалось очень холодно. Мацко пил чай, девочки сидели в куртках, а между батареями почему-то лежала труба — та труба, которая музыкальный инструмент, а не просто железяка. Яна обмоталась шарфом по самый нос.
«Артем, не страдай! Иди, вон, сядь на тряпочку», — напутствовал Мацко уставшего Артема.
Мацко заценил мою кофту, и Яна смертельно обиделась, пошутила на этот счет уже шесть раз, потом кричала «ЭТО МОЙ ДИПЛОМ, ЯСНО» :"D

По пути домой сделал фото, Женя сказала: как будто в Ночном Рыцаре. Классное сравнение!

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

23:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришел на зарубежку в первый раз после сессии на журе. Перед тем, как уезжать, убедился, что не попаду на два семинара по романам, которые я не читал, и ровнехонько успею на лекцию о французских декадентах.

Прихожу, а там семинар.
— Ты «Ярмарку тщеславия» читала? — с надеждой смотрят на меня литработники.
Ах вы, думаю, псы, если бы ее читали вы, мы бы тут не играли в гляделки, а слушали лекцию про декадентов, которую вам прочитали на прошлой неделе без меня.

Самый смак в том, что сами литработники, кажется, тоже не читали, судя по их ответам и не прекращающимся первые полчаса (после которых надежда была окончательно потеряна) взглядам в мою сторону. Потому что кто работает на семинарах литработников обычно? Я.
Минут через пять после начала семинара не выдержала и Новикова:
— Даш, вы не читали?
Развожу руками. Сессия была.
Новикова вздыхает. Литработники тоже.

— На следующей неделе опять семинар, — подводит черту Новикова. — «Мадам Бовари».
Потом она смотрит на меня и подмигивает:
— Французская литература!
«ВОТ ВАМ МОИ СЕРДЦА :heart::heart::heart:», — взглядом отвечаю я.

После пары Новикова поинтересовалась, как сессия, как жизнь, как дипломы! Каждый раз удивляюсь, что очередной филолог не хочет от меня поскорее избавиться! Маленькие радости :D

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришли снимать прогон «Мастера и Маргариты», одного из самых потрясающих балетов на моей памяти. Вроде три четверти костюмов отсутствуют, все пока неровно и не идеально, а все равно опять мурашки, как когда я смотрел балет как он есть, во всей красе.

Первый акт заканчивается сценой распятия Иешуа: его привязывают к кресту, и крест взмывает вверх.
Сегодня на прогоне была страшная суета, и монтажеры забыли вынести страховочный матрас. И Иешуа не распяли. Он просто посидел с Левием Матвеем, пока крест поднимали без него, посмотрел на беснующуюся толпу и на полный агонии танец Пилата.

Мне кажется это потрясающе символичным, и вспоминается тот отрывок из письма Кокто Маре: «Может быть, ты сможешь не приговорить Христа и не умыть руки. Попытайся, поскольку прошлое, настоящее и будущее не существуют».
Вот в балете и, шире, в искусстве тоже не существуют прошлое, настоящее и будущее. В этом красота.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Люди так боятся камеры, как будто я прошу их перед объективом жрать говно. Но ведь мой диплом не про Сорокина.

— Яна, Павлов все еще отказывается!
— На колени ты падала?
@
вся суть этой канители с уговорами

Слежу за дипломом Яны как за собственным дитем: «Яна, у тебя завтра съемка», «Не забудь штатив», «Мне писать герою по поводу завтрашних репетиций?», «Спектакль в среду».
Яна иногда забывает о предстоящих съемках и испытывает трепет перед героем.
На неделе из-за сессии я не смог поехать с ней на съемки; она рассказывала, что очень нервничала, а в режиссерской ее спросили: «А где Даша?» So sweet!
Дело, конечно, не в Яне. Знаю это еще со съемок в цирке: воспринимается тот человек, который ведет переговоры. Остальные члены съемочной группы кажутся дополнением. Это иллюзия: ассистент не будет говорить ничего, что не обговорено с режиссером. Так Юля говорила от моего лица в цирке, а я говорю от лица Яны. Не более того.

Договариваюсь с героем Яниного диплома: «Добрый день, Александр Викторович! Как Сьюша? Карише привет! Что там с репетициями? Ждите нас, придем снимать! хохо»
Договариваюсь со своими экспертами:
1. Дыхательная гимнастика
2. Закинуться таблетками от паники
3. Взять телефон
4. Глубокий вдох
5. Переждать темноту перед глазами
6. Набрать номер
7. Мучительно переживать

Просто у Яны я ассистент, а у меня ассистента нет. Почему чужим героям звонить легче, чем своим, я пока не понял. Каждый раз кажется, что я победил в себе все, а потом снова кровь от головы отливает, когда надо сязываться с потенциальным экспертом. Хотя сейчас-то что — после такого количества отказов я могу звонить кому угодно без страха, зная, что меня снова отфутболят.
Каждый раз вспоминаю свои серьезные щщи, с которыми я уверял Семибратова, что у меня есть эксперты по теме Тэффи, просто вот не знаю кого выбрать, столько вариантов, в очередь выстроятся, стоит только услышать, что меня тут намечается проект.
А мне просто казалось, что свои меня не бросят, забыв, что нет никаких своих. Теперь вот верчусь ужом. Надо вертеться еще активнее, конечно, никто не говорил, что будет легко.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет.

22:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В последнее время меня такое количество людей послали в далекое эротическое путешествие с моим дипломом, что я сбился со счёту.
Как сказала Беатриче, на журфаке люди творческие, а у вас там ещё более творческие. Так вот все эти творческие имеют огромное количество творческих отмазок: у меня глаза не горят, у меня специализация по другому веку, а я вообще хочу тебе кофе в лицо плеснуть. Ну, знаете, что угодно, только уберите камеру.

Большую часть времени я проводу в ужасе и панике, и не спасает даже факт сессии на журе, что всегда служило панацеей. То есть я рад, конечно, что мы можем шутить с Беатриче про Гарри Поттера, а она сама зовёт нас лучом света в своём расписании, но мы же все прекрасно понимаем, что вне расписания мы станем просто ещё одной проблемой.

С Павловым тоже непонятно - я притаранил ему аналитическую статью про "Гоголя", а в итоге все меня хвалили, в том числе Павлов, но где же махач, где же неистовство? Где страсть, покажите мне страсть!
Все это накладывается на факт отказа Павлова от съемок, причём отказа после данного за неделю до согласия. Теперь бегаю как укушенный горегубкой (с пламенем из ануса) и ищу ему замену, потому что на какое-то время позволил себе поверить, что его участие в принципе возможно. Вот это я фантазёр.

Можно сколько угодно делать вид, что усидеть на двух стульях не составляет проблемы, если ты достаточно орёл и любишь своё дело, но совместить в одной работе два факультета с натянутыми отношениями, кажется, вне моей компетенции.
Дашин приезд на какое-то время сбил меня с толку: трудно всерьёз думать о потере чувства журфака (Микк и его чувство журфака - это как Смилла и ее чувство снега), когда Даша пишет этажом ниже: "Иди к нам на кафедру западников, тут сплит и печенье". Но это кафедра западников, а не моя.
Даша может звать ее своей, а у меня вроде и нет больше кафедры, с тех пор, как я перестал быть частью кафедры славянофилов.
Я как лирический герой Меладзе: повсюду иностранец, и повсюду вроде бы свой.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

17:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В двадцать пятый раз поменяли форму заявки на режиссерский диплом. Это реально выглядело последние полгода так: «Несите заявки! Пример найдете сами! Сделайте как там, только по-другому! И еще по-другому! Ну не настолько по-другому... Короче, фигня какая-то выходит!»
И мы прост: ???????
Наконец спустили более-менее официальную бумагу, которая должна уже быть правильным образцом (но это не точно). Переподписывать снова у дипломных руководителей и у декана, снова переформулировать, ехать в институт, дергать всех. Толик там ворчит, что руководитель его в следующий раз вообще нахер пошлет, потому что еще с прежней формой заявки Толик ухитрился сменить тему.

К слову о теме. Наконец-то развели название и тему в заявке, да неужели. Сабж в том, что нам нельзя было менять тему дипломной, а тема была (внимание) названием. То есть это выглядело как «Тема дипломной работы: Линия реки», к примеру. Какая линия? Какой реки? О чем фильм будет? А вот так.
Ну и теперь, спустя сколько-то лет существования факультета, название и тема — это разные пункты в заявке.

И еще к слову о теме.
Вчера нас собирали («хоть в институт не приходи, тут китайцы, там пятый курс...» — встретил нас завкафедрой) на профилактическую беседу «почему вы до сих пор не подписали заявки?» (потому что вы нам дали правильный образец заявки только сегодня, а спрашивали об этом вчера, возможно?) и напомнили, что тему после утверждения менять нельзя под страхом смертной казни.
— А то Серебренников меня-менял и доменялся... — с мрачной иронией сверкнул глазами Архангел.
— А он что, тоже тему диплома менял? — послышалось с задних парт.
— Партнеров он менял! — зловеще расхохотался Архангел и заговорил о другом.
Цирк с конями, чесслово.

И вот слушаешь разговоры одногруппников о теме диплома (не о названии, а о настоящей теме) и поражаешься, до чего все идеи к пятому курсу в большинстве своем измельчали. Кто-то собирался по всему Кавказу ездить снимать, кто-то туда, кто-то сюда. А в итоге берут темы поблизости, как их называет Семибратов, в пределах Садового кольца.
С другой стороны, те хоть снимут свое, а мне вчера тот же Семибратов прямом текстом сказал, что если я на выезд не найду оператора (Яна не может со мной ехать на выездные съемки), то хорошего диплома у меня не получится, хоть ты на ред снимай. Руки-то не тренированные, глаз не набитый. Я не оператор, в конце концов.
Так грустно вчера было. Так грустно.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Лента неожиданно угорела по Гоголю как по исторической личности. Люди читают письма, мемуары и воспоминания реального Гоголя и его современников, а я ору в ночи, потому что наконец мой дорогой XIX век пошёл в массы. Конечно, я не эксперт и не филолог, меня интересует только то, что связано с Булгариным, но все-таки я почти привык считать первую половину девятнадцатого столетия чем-то очень близким и родным. И мне радостно, что теперь не нужно быть филологом, чтобы разделять мои тёплые чувства.

Последние месяца этак полтора меня мучают кошмары по ночам, и вот сегодня я с трудом проваливался в беспокойный сон (что связано исключительно с недостаточным количеством учебы и работы, я знаю), когда Твиттер начал пиликать у самого уха. Так, собственно, я и обнаружил новое испытание,
- твиттерских, угоревших по Гоголю. Ведь я все лето старался отвадить себя от XIX века, сосредоточившись на начале XX, диплом же.
Надо держать себя в руках, но как же хочется прильнуть снова к Булгарину и всей этой шайке-лейке, кто бы знал.

Одним из мурчавших меня кошмаров сегодня стал сон, где настала золотая осень, и я стою на площади и кричу: "Яна, мы опоздали! Все листья пожелтели! Они золотые, Яна!" А Яна говорит в ответ: "Надо было раньше думать".
Мне надо доснять перебивки для летних съемок, сейчас самое время, но осень постепенно вступает в свои права, я все больше желтых листьев вижу, отсюда и неспокойные сновидения.

Ходили сегодня отсматривать локации, приурочив это к моей поездке в город (на пару зарубежки к Новиковой - французский реализм!). Сначала заехали в музыкальный театр поговорить с героем диплома Яны - у него была репетиция, и я услышал песню из "Бала вампиров", это было потрясающе. Это часть новогоднего спектакля, на который я теперь хочу попасть ещё больше, чем до этого. Серьёзно, прыгал от радости в коридоре театра, слыша музыку, под которую репетировали артисты балета.

Дожидаясь, пока герой Яны освободится, пошли смотреть локации для моего диплома. В частности, Пушкинскую библиотеку. Прошли все круги ада, о которых живописал Данте, пока получили свои читательские билеты и доступ во все залы. Зато - читательский зал совершенно потрясающий, очень тумблр. Надо пройти ещё пару кругов бюрократического ада, чтобы получить разрешение на съемку, но к этому уже нам не привыкать. Это вам не гасать по абсолютно пустой библиотеке, потому что "касса закрывается через две минуты - ой, закрылась, ну идите в краеведческий отдел - да и касса не особо-то нужна".
Пушкинка поразила не только своим очень красивым читальным залом (кроме него там особо не на что смотреть, я и про книги тоже), но и обилием бюстов и портретов Пушкина (логично, это же библиотека имени гашего всего :D ) Но мне больше всего запомнилась попытка маркетинга. Уголок Гоголя, приуроченный к выходу фильма - идея хороша, да? Только зачем делать его в самом тёмном месте библиотеки? Я кроме фамилии Гоголя не увидел ровным счётом ничего, а там чуть ли не целая экспозиция. Что ж, они пытались.

Ходили по библиотеке, по музею, по театру - я думал о том, как здорово просто иметь такую возможность.
Как здорово.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Сатаною жил, Сатаною сдохнешь, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:24 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Продержался юбилейные 10 недель в Клубе неудачников, а это значит — больше двух месяцев более или менее стабильных занятий французским! Обычно я такие штуки сворачиваю неделе на седьмой, но это потому что начинаю в августе, а в сентябре тону в учебе. Посмотрим, что будет в этом учебном году.
Так или иначе, я молодец, хотя все это и можно назвать щадящим режимом. Не могу дождаться пар в университете — как раз на днях поступила информация, что, может, начнем заниматься языком уже в середине сентября. Конечно, с 18 числа у меня сессия на журе с полной загрузкой и без выходных, но, как справедливо заметила Лера, вряд ли мы прямо в середине сентября и начнем с: Но я так рад, что уже скоро будет французский! :inlove:

Новикова поздравила с днем знаний и в том же сообщении сказала, когда приходить на ее пары литературы :rotate: Ура, она все еще рада меня видеть на своих лекциях для литработников! Все жду, когда и она поймет, что я не очень умный, но вроде пока пронесло, обсуждали летом Джойса и Пруста (мое любимое: «Да и чего уж там, когда я несколько лет назад взялась перечитывать "Под сенью девушек в цвету", для меня самым счастливым моментом стал тот, когда роман, наконец, закончился))» :D )
Не знаю, реализм, конечно, не слишком-то моя ниша, я скорее жду XX век, но он аж в следующем семестре (все вспоминаю ее угрозу литработникам, дескать, вы у меня еще все прочитаете «Улисса» :lol: ).
В прошлом году улетел в Париж ровно на французском Возрождении; интересно, в этом году пролечу, скажем, Бальзака, КАК ФАНЕРА НАД ПАРИЖЕМ? *ба дум тсс*

Начал читать «Перси Джексона» на французском после мотивации Мюнха. Текст незнакомый (на русском не читал, на английском продержался пару глав сто лет назад), но в целом я его не так боюсь, потому что (тоже сто лет назад) смотрел фильм.
В общем, интересный челлендж: смогу ли я понять полностью незнакомый, но адаптированный под подростков переводной текст. Первая глава пошла неплохо, хотя в словарь смотрю чаще, чем читая ГП (оно и понятно). Виш ми лак, как говорится ;D

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей

12:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Начал утро с чтения отличного материала — беседы с Мариной Разбежкиной. Мне кажется, что-то вроде такого текста нужно давать читать в обязательном порядке студентам конца первого — начала второго курса, причем как на режиссерском, так и на журфаке. Что-то наподобие всем поголовно рекомендуемого «Универсального журналиста» Рэнделла.

Вот, например, вопрос о языке, который меняется и упрощается. Рождественская очень точно это формулирует: «Вообще, мне становится очень не по себе, когда я наблюдаю, как меняется язык. Метафоры тупеют, и мне за них страшно, потому что они явно стали другими, они болеют и умирают. Я понимаю, что эти изменения не хороши и не плохи, они просто происходят, но чувствую себя каким-то динозавром, который вот-вот вымрет». И Разбежкина озвучивает не новые, но по-прежнему актуальные тезисы о монологичности современного языка, о бесконечной самопрезентации в рамках любого разговора.
И еще Разбежкина говорит про абитуриентов ее Школы документального кино и театра: «Но их язык примитивен настолько… Хотя, может быть, какие-то знаки времени возвращаются и в этих знаках времени возвращается этот язык. Он пустой, он тебя этой пустотой уничтожает — очень страшно в пустоту попадать, да?»
Вот эта пустота — везде. И это действительно страшно.

Очень точное замечание про Кончаловского, который «совершенно не чувствует реальности» и формирует все равно свое, исходящее от себя, необратимо художественное, игровое.
«Так что такое документальность? Это ни в коем случае не документ. Это все-таки не тот слепок реальности, который мы фиксируем. Потому что мы можем зафиксировать реальность — и она окажется фальшивой. А можем придумать реальность — и она покажется абсолютно правдивой».

Мне очень важно, как Разбежкина проводит разницу между документалистикой и журналистикой, потому что это часто становится камнем преткновения, например, у меня в семье.
Помню то чувство, когда я понял, как беспомощна и поверхностна журналистика в своей массе. Мне было обидно за годы попыток стать частью чего-то настолько мелкого. Но меня успокаивало, что пока есть такие издания, как, например, «Новая газета», еще не все потеряно. Потеряно — это про телевидение. Там вот точно: оператор снял, что увидел, и унес на монтаж. А что было не самом деле — это пусть документалисты месяцами тусуются непонятно где и непонятно ради чего. Вот как Дзига Вертов говорил: «Как я могу написать в сценарии, что Петров утонул, когда я даже не знаю собирается ли он плавать?» То же самое, какая ирония, работает для журналистики: как я могу ждать, что Петров убьет старушку, если я даже не знаю, что у Петрова есть топор?
А документалисту не нужно знать.

У нас есть ребята, которые живут документальным кино. Костя, кажется, чуть ли не год игровое кино смотрел только из числа заданного Гибертом, и то со скрипом.
Я часто говорю о том, как меня поражает Яна, потому что она умеет видеть, и это потрясающе ценно. Она чувствует окружающее и окружающих.
Может быть, я сам герметичен. Не знаю.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

20:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрел выпуск «Звезд русского авангарда» про Козинцева и Трауберга и испытываю чувства. В начале фильма был потрясающий момент: Петроград, театр, эксцентрика, публика недоумевает, почему все так мельтешит перед глазами и откуда столько акробатов, сколько и в цирке не всегда бывает, — а в первом ряду сидит Эйзенштейн и кричит: «Быстрее! Еще быстрее!» Я как-то упустил момент, что Эйзен был на спектакле ФЭКСов, и это так здорово и так логично теперь. Так и вижу этот огромный лоб у самой сцены <3

Не то у Козинцева, не то у Трауберга в воспоминаниях есть пассаж о первой встрече: это, мол, не была любовь с первого взгляда, но в глазах друг у друга мы увидели свое будущее.
:heart:

Совершенно потрясающая историю про «Новый Вавилон» Козинцева и Трауберга. Из воспоминаний Григория Козинцева:

На одной дискуссии так поносили фильм, что слова очередного выступающего: «Нет, товарищи, я с вами не согласен, есть в картине и хороший кадр», — показались мне солнечным лучом во мраке ночи: хоть один путный кадр все-таки отыскался.
— Это кадр, — продолжил оратор, — где роют могилу. Вот если бы положить туда режиссеров...


Козинцеву было 17 лет, Траубергу — 20, когда они поставили безумную «Женитьбу», только представьте, такие молодые, а создали, по сути, целое направление. Со всем азартом молодости бросились в театр, в кино, в жизнь.
Когда нам Гиберт читал о них лекции, мы слушали с открытыми ртами, потому что это было удивительно и неожиданно: например, перед началом «Женитьбы» зрителя уже вовсю вовлекали в действие, обливая водой на входе и затевая драку.
Помню, как Гиберт говорил: «Актер дает в морду зрителю, зритель отвечает, все вовлечены в драку, Козинцев стоит над этим и аплодирует» :D
И когда Гиберт зачитывал нам их манифест эксцентризма, мы так впечатлились, что тоже решили написать какой-нибудь манифест :vv:

В тетрадях с лекциями про этих двоих у меня на полях выведено: «Как Аддисон и Стиль <3».
А следующая лекция — про Александрова.
И так как я был на журфаковской сессии, когда Гиберт читал лекции про Эйзенштейна (и послушал их в записи много позже), для меня тогда Александров еще ничего не значил. Были же времена.

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

22:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня по канау Культура начался цикл передач «Звезды русского авангарда», и я всем его очень, очень советую.
Начался фильм с речи Григория Александрова, и как тут можно не проникнуться с первых же минут? Так люблю его, это же надо, даже забыл, как сильно люблю.

Испытываю слабость к этим небольшим, построенным на фильмах и хронике документалкам Культуры о режиссерах с тех пор, как увидел фильм про Пырьева (тот самый, в конце которого мы с матерью просто сидели и не могли перестать плакать).
Фильм про Экка получился отличный, потому что режиссер (он же автор сценария, он же продюсер, он же диктор) смог вложить максимум важного в те полчаса, что длился эфир. Конечно, за это время много не расскажешь, но почему-то у меня так сильно болело сердце несколько раз. Значит, драматургия соблюдена. Значит, фильм трогает.
Хотя, конечно, вообще этот период в истории кино меня поражает и вдохновляет. Спасибо Гиберту за то, что открыл его; спасибо Эйзену и Грише Александрову за то, что влюбили меня во все это.

Почему в советское время все так плохо было с министрами кинематографии, хочется спросить, почто они так бесоебили. Сначала Шумяцкий наделал дел (как простить ему «Бежин луг»?), а потом вот Большаков — умудрился снять Экка с режиссерской должности, не разбираясь, чем обрек его на 20 (!) лет вынужденной отставки, голода и попыток вернуться в профессию.
Вообще Экк потрясающе сильный: справлялся с запретами на работу, с вынужденными простоями, но главное — сражался за свои эксперименты. Первый звуковой советский фильм, первый цветной отечественный фильм, первый стереоскопический... Да много чего первого. Эта эпоха эксперимента, когда все было новое, совершенно покоряет меня своей страстностью и необъятностью. Когда появился первый аппарат для синхронной записи звука, народ на улицах не понимал, что это за коробка, и спрашивал, почем пирожки ;D

«Путевку в жизнь» сами итальянцы считали предтечей неореализма и до сих пор показывают в киношколах. В СССР активно праздновали каждый юбилей этого фильма, его возвращали в кинотеатры, переозвучивали, снова и снова запускали — и публика снова и снова шла смотреть.
Сам Экк в интервью говорил: да, общепризнано, что кино стареет вместе с режиссером, но если «Путевку в жизнь» смотрит уже четвертое поколение зрителей — значит, мы нашли правильный путь.
Это напомнило мне любимую присказку нашего декана про «Кубанских казаков», которых смотрят уже почти семьдесят лет с той же радостью, как тогда, в пятидесятом году. Значит, мол, подобрал Пырьев ключик к душам человеческим.

Так люблю историю отечественного кино.
Завтра выпуск про Дзигу Вертова.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

18:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На «Медузе» сегодня вышел отличный материал «Я просыпалась и начинала рыдать» Как жить с депрессией и паническими атаками: рассказывают девушка с расстройством психики и ее муж.
Отличный это материал по многим причинам.

На днях мы с Яной закончили работу над фильмом-портретом, основной темой которого была жизнь человека с ментальными болезнями. Немалая часть фильма построена на поэтическом монтаже, на метафорах и создании атмосферы. Например, монолог о причинах зарождения депрессии сопровождал звук пустоты.
В начале этого монолога Коняш, который и является героем, говорит: «Основная проблема в том, как я считаю, что в русскоязычном пространстве недостаточно много говорят о том, что с тобой случается, когда ты переживаешь тяжелую утрату, когда ты расстаешься с любимым человеком, когда умирает твой родственник, когда тебя бросают, когда ты вдруг просыпаешься и понимаешь, что ты не можешь пойти на работу, потому что в тебе нет сил, абсолютно никаких».

Я знаю текст нашего фильма практически наизусть. Много раз слушая записи интервью, подбирая кадры под каждое слово, делая расшифровку, я снова и снова переживал то, что переживал Коняш. Когда мы с Яной сокращали монолог, приходилось бороться за каждое слово: это важно, это важно, это очень важно.
И вот эти слова я вижу в монологах, которые опубликовала «Медуза». У нас действительно не так много об этом говорят, тем более в публичном пространстве, где не вся аудитория знает, что такое паническая атака и чем клиническая депрессия отличается от меланхолии и грусти. Поэтому люди с ментальными заболеваниями вынуждены использовать скупой набор слов и образов, который будет понятен широкой публике. Чтобы быть услышанными, им приходится снова и снова обращаться к одним и тем же словам. И сначала — когда слышишь/читаешь об этом впервые — кажется, что их достаточно. А потом ты слышишь ту же историю от другого человека. И еще от одного. И снова.
И становится понятно, что, так или иначе, приходится все пояснять. Потому что этот язык только зарождается в русскоязычном пространстве, и в его лексиконе не так много слов.

«Медуза» расширяет пространство борьбы, выражаясь языком Уэльбека, потому что выносит эти темы на публику.
Черновым названием нашего фильма было «Маленькая жизнь», потому что это тоже попытка найти слова и выработать язык. Название мы поменяли.

Я вижу параллели нашего фильма с материалом «Медузы» не только в словах (даже описание панической атаки начинается в обоих случаях практически дословно одинаково, и слова про жизнерадостность, и вообще очень многое, я выхватываю целые идентичные строки), но и в образах. Посмотрите на их иллюстрации: они метафоричны, нейтральны, но наполнены внутренней силой (точнее, внутренней слабостью), они передают атмосферу.
Мы с Яной ходили днями по городу, против ветра, зимой, в самый холод, и искали образы. Обветренные, уставшие, мы возвращались по домам, сливали материал и готовились идти снова.


Я помню тот день, когда Коняш впервые рассказал мне о том, как он себя ощущал: я помню день, помню температуру воздуха за окном, помню его выражение лица, помню его слова и дрожь голоса. Я тогда, конечно, не думал ничего такого снимать, но это было важно для меня, так важно.

мой опыт


Я рад, что постепенно ментальные болезни выходят из табуированной категории, что люди делятся опытом и помогают друг другу.
Все такое нестабильное. Хочется помочь, но как?

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

09:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Антониони — один из тех режиссеров, которых не любят прямо вот поголовно. Вообще, думая о нем, я вспоминаю полное ужаса лицо Оли, когда я предложил посмотреть «Блоу-ап»; а еще я вспоминаю полный злобы вопль Вики, когда я упомянул Антониони в ожидании пары в коридоре.

Итальянское кино — одно из моих любимых, от неореализма до Висконти и Антониони, и после непростых тем довоенного кино Англии и Америки у нас был целый семестр посвящен только Италии, и это было очень здорово и вовремя.

Финал «Затмения» Антониони — вообще квинтессенция для меня, и я помню, как нам его описывал Гиберт, почти дословно: «В финале Антониони вообще упраздняет своих героев. Камера показывает нам место, где они встречались и договаривались встретиться. Все на месте: чан с водой, штабель кирпичей, — а людей нет. А были ли они? А может, не было вовсе?»
Мне безумно нравится, как Антониони разрывает эту драматургическую цепь, где у каждой причины есть следствие, где происшествия становятся событиями, где мы всегда узнаем, кто убийца и почему появилась та или иная жертва. В этом я вижу отголоски того неореализма, который не столько про искусство как таковое, сколько про жизнь, которая совсем не обязательно выстроена по Аристотелю, даже несмотря на свою трехчастность рождение — жизнь — смерть.
И это разобщение, и эта некоммуникабельность, которые свойственны Антониони — это прямо ma passion. «Затмение» начинается с пустоты и с «ничего», «ничем» и пустотой оно и заканчивается.

Тетралогия некоммуникабельности Антониони завершается фильмом «Красная пустыня», и у меня есть блестящая история на эту тему. Свои рецензии по истории кино со второго курса я не писал от руки, а печатал и затем распечатывал, и, конечно же, в последнюю ночь перед сдачей, одним глазом кося в недосмотренный фильм (а затем еще один, а затем еще), я дописывал по пять-десять-двадцать рецензий (было непросто совмещать тир образования поначалу). Так вот в семестр итальянского кино я дописал рецензии под утро, запустил принтер, и все шло неплохо, как вдруг...
...в принтере кончилась краска.
У меня аж сердце пропустило удар, серьезно. Бежать в канцелярский около института не было времени, мне еще ехать неизвестно сколько, а в полдень староста несет тетради Гиберту.
Но тут я вспомнил, что цветная краска (почему-то без синего цвета) еще осталась (хотя тоже на исходе).
И распечатал последнюю рецензию красной.
Это была рецензия на «Красную пустыню» — первый цветной фильм Антониони, где роль цвета была примерно такой же огромной. как у Эйзенштейна (в Потемкине и, главное, в «Иване Грозном»).

— ...Это как кинуть тапком в кота, а попасть в тещу! — завершил я свой рассказ вчера.
— Слушай, ну Микк, эти твои присказки, — Коняш засмеялся. — Как в тебе вообще это умещается: почитаю, типа, Джойса, а потом ТЕЩИН ЯЗЫК.

Это я все к тому, что мы с Коняшем ходили в Кубанькино на «Затмение», и я очень, очень рад, что могу разделить с ним что-то такое важное для меня и такое далекое от многих, кого я знаю.
Два слова о сеансе. Сидим в зале вдвоем, думаем, что так и будет. Тут кто-то появляется в коридоре, слышен голос: «Что, там кто-то есть?» — и ответ администраторки: «У нас сегодня много молодежи!» (Сидим с Коняшем вдвоем, напоминаю.) Вошла пожилая женщина. Через какое-то время зашла девушка немногим старше нас с Коняшем.
Не прошло и трети фильма, как девушка ушла с головой в вотсап. А пожилая дама держалась долго, но за последние пять минут фильма она четыре раза произнесла тихо, но отчетливо, чтобы всем в зале было слышно и понятно: «Черт-те что. Ну зачем?»
И я сижу, как в сказке: мягкие кресла, Коняш рядом, Антониони на большом экране.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

19:52 

vita nostra brevis est, brevi finietur

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Несколько недель назад меня накрыло жутким осознанием того факта, что за слепой любовью к журналистике в целом и к журфаку в частности я потерял для себя режиссуру. Я тяжело переживал эту не новую, в общем, мысль: наверное, я недостаточно старался, наверное, я не заслужил столько классной учебы, наверное, мне уже не наверстать.

Но прошло время, и я понял, что ничего не потерял.
Я получил серьёзное, разносторонне, интересное для меня образование (даже три, если заглянуть в будущее, когда я доживу до дипломов). У меня было много инициатив, некоторые даже удавалось воплотить. Вот как-то раз я придумал, что буду снимать на задание «диалог без слов» по режиссуре, и поволок Толика к черту на рога, немного за город, где я договорился о разрешении на съёмку. И Толик сказал тогда, присвистнув: «Слушай, да многие для дипломов так не договариваются, как ты паришься с простыми заданиями». То есть я не совсем пропащий, а даже наоборот.

К концу четвёртого курса у меня вполне неплохой послужной список: я снимал в цирке (сегодня вот поздравлял Лёха, ассистент, сейчас работает со львами, в сентябре едет с гастролями в Минск), в музыкальном театре (главный режиссёр и балетмейстер недавно лично звал меня на предпремьерный показ своей новой постановки), в пивоварне даже, не говоря уже о том, что доводилось и договариваться о съёмках в драмтеатре (бесплатно и организованно), и работать с Анатолием Горгулем (один из мастодонтов в нашем театре), а уж практику я где только не проходил. Меня вон Антон Смертин поздравил, а Артём Беседин не только поздравил, но ещё и гифку с Гастоном и Лефу кинул вдовесок. Уровень!

Шутка ли - и на съемочной площадке профессионального полного метра побывал (не зевакой причём, а членом съёмочной группы!), и с кастингом помогал, и что только не делал. Не абы какой полный метр, а фильм Данилы Козловского. Тоже уровень.

И образования мои друг другу помогают. И стипендии моей хватает и на кафе, и на поездку в Париж раз в году - своим собственным умом заработал, бессонными ночами над научными работами и рецензиями, презентациями и монтажом. Уровень? Уровень.

Я много читаю, смотрю хорошее кино, умею видеть шире и глубже (спасибо Семибратову и его маленьким, но таким важным заданиям, которые постепенно меняли наш этот мелкий, скупой взгляд на мир вокруг). Я был среди тех, кто защищал институт, и свой факультет особенно, перед международной аттестационной комиссией (и с блеском защитил). Я люблю историю литературы, журналистики, кино и критики, но в то же время знаю законы композиции, правила монтажа, суть драматургии. Орудую английским гораздо увереннее однокурсников (на обоих факультетах). Учу французский с жадностью и любовью. Я все-таки ничего не потерял. Я не потерялся. И продолжаю идти вперёд, потому что помните же - всегда развиваться.

иду -
красивый, двадцатидвухлетний


@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Как в Краснодаре вообще живут? — спросил ассистент режиссера, и не было ни одного человека на всей съемочной площадке, кто бы ни задался этим вопросом сегодня. Было настолько жарко, что мы сидели и обливались потом, просто потому что солнце палило нещадно, а в тени было +35.
Снимали сцену стычки футбольных фанатов и ОМОНа, и вот в перерыве кто-то из съемочной группы стал поливать одну из трибун (с людьми) из шланга, и вторая трибуна (где сидели актеры с наиболее агрессивными ролями) сначала просто возмутилась (они тоже хотели быть политыми из шланга), а потом взорвалась теми же криками, что единодушно издавали дубль назад. Такое отличное соединение кинореальноси и суровой действительностью.

Вообще сегодняшние съемки были очень эмоциональными, во многом благодаря накалу страстей на поле, которое должна была отразить массовка.
И вот собираем мы людей на проходной, с полвосьмого почти до девяти, и многие ребята (сегодня пускали только парней) выглядят настолько же агрессивно, насколько агрессивна их роль. И посреди этого царства маскулинности читал книгу Иоанн, космический юноша, окончивший журфак в этом году. Иоанн высокий, ни с кем не контактирует и просто ждет, пребывая в своем мире.
Я наблюдал за этой картиной и думал о том, что в извечном вопросе «Кого помиловать: Иешуа или Варравана?» ответ все еще остается очевидным. Потому что все эти парни не принесут миру столько потрясений и прозрений, сколько может принести один Иоанн.

По стадиону некоторые члены съемочной группы приноровились ходить босиком, потому что трава тут первосортная, а солнце беспощадное. Во время каждого перерыва многие просто ложатся на газон и закрывают глаза. Может, надеются, что проспят лето, не знаю.

В какой-то момент бригадир говорит отправляющимся на перерыв актерам массовки, что кто-то наснимал видео и отказывается удалять, несмотря на запрет снимать на съемочной площадке.
— Я сам не могу ничего с ним сделать, — зычным голосом констатирует бригадир, — поэтому давайте вместе его вежливо попросим...
— А давайте! — потирая кулаки, соглашается массовка.
Уж не знаю, чем закончилось все, но, кажется, проблему все-таки решили.

Непросто жить с детским лицом: выводили массовку на обед, Армен начал кричать, что ему нужен в помощь бригадир, СРОЧНО БРИГАДИР В АКВАРИУМ.
Я как самый близкий к аквариуму бригадир рванул через толпу наверх, пытаясь докричаться: «Иду, ИДУ, ПРИЕМ, ИДЕТ БРИГАДИР».
Массовка так опешила, что глаза на лоб полезли (а еще все резко расступились): «Ты бригадир? Самый милый бригадир на площадке!»
К концу дня выяснил, что почти все бригадиры считали, что мне около 16-17. Мне-то не привыкать, а у них глаза смешно округлялись, когда я их просвещал на предмет своего реального возраста.

Кто-то из московской части группы сказал на дежурное прощание, что больше не увидится с ними всеми, потому что куда-то переводится или уходит. Его решили поддержать:
— Еще увидимся, мир кино тесен!..
— Да нАхУй этот мир!
— …особенно наш.
— ОСОБЕННО ВАШ.
Как-то так.

А Данила Козловский в жизни ровно такой, как на экране: с таким же голосом и такой же внешностью :D Не знаю, почему меня это даже удивило. Привык к какому-то рассинхрону со всеми этими Джошами Гадами, Эзрами Миллерами, Колинами Фарреллами и Люками Эвансами :D

В общем, отличный опыт участия в большом игровом кино. А говорили, что не найду себе работу по профессии, хех.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

21:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Увлекательные истории о моем умении рационально делать покупки.
Сабж: я часто говорю о себе, что являюсь жертвой маркетинга. На самом деле, для меня важно оценивать работу маркетологов, которые старались, чтобы именно их товар заметили и купили. Так что я — тот человек, который покупает в Маке Колу Макфизз Ваниль, потому что СТАКАН ВЫГЛЯДИТ КАК КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ ТАКОЙ КРАСИВЫЙ НЕ МОГУ.

Так вот давеча зашел в Магнит, а там не было моего любимого сыра. Но как же вино без сыра, подумал я, и начал выбирать из наличествующего ассортимента.
Главное, думаю, не вестись на названия, главное не вестись на... СЫР ПОШЕХОНСКИЙ, СОВСЕМ КАК «УЕДИНЕННЫЙ ПОШЕХОНЕЦ», ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ, ПОЯВИВШИЙСЯ ПОСЛЕ УКАЗА ЕКАТЕРИНЫ О ВОЛЬНЫХ ТИПОГРАФИЯХ, ТАМ ЖЕ ЕЩЕ ПЕРЕВОДЫ БЕНДЖАМИНА ФРАНКЛИНА ПЕЧАТАЛИ ААААА.
В общем, сегодня я могу авторитетно заявить, что Пошехонский сыр очень вкусный. Кхм.

А еще я купил йогурт с малиновым вкусом (не люблю малиновый вкус), потому что он по акции стоил на два рубля дешевле остальных йогуртов этой линейки.
Два рубля.

В завершение расскажу историю, которой в перерыве экзамена по режиссуре поделилась Вика.
Вика покупала вино, и перед тем как расплачиваться, стоя на кассе, потянулась за паспортом в рюкзак, так что ее лицо было скрыто длинными волосами. Продавец как раз в этот момент пробивал вино и сказал:
— Покажите, паспорт... — Тут Вика подняла голову от рюкзака, чтобы сказать, что как раз за паспортом и полезла. И продавец, увидев ее лицо, протянул: — А нет, не надо.
Мы так смеялись с лица Вики, когда она закончила эту леденящую кровь историю, просто до истерики.
(Вика на год младше нас, но вот.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семибратов говорит: «Девочка одного с вами возраста, студентка четвертого курса!.. Наша с вами землячка, учится у моего мастера. Ее полнометражный документальный фильм в конкурсной программе ММКФ».
Он, конечно, в нас разочарован. Мы не стремимся снимать полный метр, не ищем спонсоров и инвесторов, не берем валяющиеся на дороге суперинтересные темы (а те темы, что мы берем, все слишком простые и вроде как на дороге валяются, кто хочет подберет, могли бы и поинтереснее подобрать).
Из 16 человек работы на экзамен принесли только шестеро? Семеро? Очень мало. Одна работа даже не фильм, а минута нелепой попытки слепить из того, что было. Вторая работа обрывается на середине. Третья — без начала.
Семибратов говорит: «Те, кто не принес работы... Я не могу поставить вам оценку. Вы, может, донесете мне что-то в ближайшие дни?.. — Потом он делает паузу и качает головой, не глядя на нас. — Я, конечно, могу поставить тройки, если вы хотите...» Он не считает тройки оценками, и поэтому его следующая фраза обрывается на полуслове, когда первый из студентов кладет ему зачетку на стол, чтобы получить тройку. А потом все остальные из не принесших фильмы — тоже кладут зачетки на тройки.
Фразу Семибратов так и не заканчивает. Да и что тут говорить.
Мы облажались.

Я принес фильм, который хотел бы видеть, и считаю его достойным. Получил заслуженную отл. Но я, и Яна, и Настя, и вообще все, кто принес и кто не принес работы, слушали те грустные речи, который сводились к образцово-показательной порке.
Как говорил Маэстро: если бы у меня было все то, что я сейчас рассказываю вам, то в моем возрасте я был бы нобелевским лауреатом.

Я делал все вовремя и в соответствии с заданиями. Всегда, даже когда знал, что Маэстро не прочитает мой сценарий, Костик не будет слушать наши новости, а Семибратов не увидит метафору в видео.
Сессия на режиссуре закрыта.
Мы — это четыре года разочарования.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

Mea culpa

главная