Записи с темой: ркт: журавлик, приземлившийся на ладонь (список заголовков)
16:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Проснулся в приятной неге с мыслью о том, что могу посвятить себя Булгарину и ко, модерн!ау фичкам и «Гоголю», обмазаться Лемке и Лотманом.
А потом вспомнил, что режиссерский диплом не смонтирован. Компьютер надрывается как может, а я сижу и думаю: на кой пень мы снимали в 4к? Ну знал же я, что это плохая идея. Но нет, Микк — глаза завидущие, надо ж КАК В КИНО, чай не семестровые задания снимаем. Мучайся теперь.

Зато утро началось славно — с комментария в твиттере.
комментарий о том, что пять лет универа не пропали даром
Практически готов внести это отдельным пунктом в практическую значимость диплома про Булгарина. Крайне рад, что наши с Никошей изыскания не пропадают даром, а служат великой цели просвещения.

Вот еще давеча рецензию Булгарина на рок-поэмы Есенина репостнули в группу-событие. То ли смеяться, то ли гордиться.
Когда твой игровой аккаунт популярнее тебя :D

Снова хочется писать тексты, рассказывать о XIX веке и о том, что я вычитал у Манна.
Но неожиданно подкрался дедлайн, меньше двух недель до сдачи всех черновиков дипломов. Чувствуете, паленым пахнет? Это моя жопа.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

19:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Трудно сказать однозначно, появилось ли раньше яйцо или курица — точнее, то ли я начинаю любить исторических личностей, с чьими методами работы схожи мои методы, то ли это все эффект Барнума и на самом деле я притягиваю все за уши. Но факт остается фактом: я часто чувствую определенное родство с завоевавшими мое сердце господами из прошлого не только по духу, но и по технике.

Вот например отсматриваю материал со съемок в музее и чувствую себя как Эйзен, который вроде снимал фильм про Революцию, а получилась какая-то экскурсия по красотам Зимнего дворца.
Тот момент, когда и план есть, и задумка в наличии, а снимаешь все равно люстры, рамы и часы.
Собственно, после добрых пятнадцати минут под люстрой, Яна нервно засмеялась и начала повторять, будто на грани кликушества: «А дыры будешь закрывать люстрами, везде люстры, просто перебивай все люстрами, да?»
Я уже не говорю про то, как Эйзен рвал волосы, что «в материале колоссальное количество брака» и «придется монтировать по непредусмотренному материалу». Жму руку дорогому Учителю. Жму руку и пускаю скупую слезу. Импровизация — наше все.

Главное, конечно, не заиграться и не ослепнуть за монтажным столом вслед за Стариком.
А то мне хватило шуток (вообще-то это были не шутки) про soft focus («Отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все. У нас почему-то дико много вещей без фокуса — не soft focus, а просто», — Эйзен.)

Ну и, конечно, всегда актуальное (ето я сегодня утром, увидев первые кадры): «Вообще, ни черта в этой кинематографии не понимаю! Смотришь — на съемках хорошо, на экране плохо, и наоборот!!!» (Эйзен писал так в 1927, а все еще каждое слово верно)

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

22:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
АПД. У нас получилось даже светлее, чем у Сокурова :D

Долго шли к получению от музея разрешения на съемку и согласования со всеми участниками съемочного процесса, и вот наконец все готово, пора бы и думать над раскадровкой и референсами.
Основная проблема в том, что в музейных залах запретили использовать свет, чтобы не повредить картинам — требование вполне логичное, но сильно затрудняющее собственно съемку, ведь съемка без света — это любительство и «сам себе режиссер».
Прошлись еще раз по залам, стало чуть легче, местами даже есть восхитительно яркие люстры — проблему света это не решает, потому что верхний свет — это не киносвет, но во всяком случае не в сумерках снимать будем, и то хлеб.

Как раз ради референсов пересмотрел отрывками «Франкофонию» Сокурова — удивительный фильм, удивительный режиссер. Скидываю Яне скриншоты эпизодов, которые нас вдохновили.
И вот лучший комментарий Яны на свете:

:lol:

Собственно, кадры выглядят примерно так


запись создана: 02.02.2018 в 20:06

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читая Завтра я всегда бывала львом, я серьезно задумался над главой, где Арнхильд довелось после года в больнице выйти в город и встретиться с подругой. Все пошло не по плану: слишком много тем были табуированы, а нейтральных тем попросту не оказалось: Арнхильд не следила за событиями в мире, не слушала радио и, кажется, не читала; вся ее жизнь сводилась к болезни и лечению. И вот подругам было неловко, грустно и тяжело от невозможности просто общаться, и вскоре после этой встречи Арнхильд снова госпитализировали.
Но на следующий раз, спустя несколько лет, Арнхильд пришла на встречу подготовленной. У нее были темы для разговоров (рукоделие, например, и ставшее возможным будущее).

Я, конечно, не сидел год в больнице, отрезанный от мира, но часто учеба настолько меня увлекает, что я все равно отрываюсь от действительности и оказываюсь в положении человека, лишенного необходимых для общения исходных данных. Долгое время я думал, что это нормально, и невозможность общения связана с тем, что голова моя занята совсем другими вещами. Сейчас я понимаю, до чего это эгоцентричное понимание коммуникации как таковой, потому что в акте коммуникации всегда участвую два актора, и мне вообще-то тоже нужно приложить усилие, чтобы заинтересовать собеседника и выйти за пределы своей области знаний или хотя бы адаптировать ее под собеседника.
Мысль очевидная, но когда твоя жизнь на 70% состоит из дипломов, а на оставшиеся 30% — из еды и сна, тут не до рефлексии. А зря.
Конечно, тут есть и другие факторы — например, я привык к тому, что мои собеседники компетентнее меня, и потому мне долгое время было интереснее и важнее слушать, чем делиться чем-то своим. А потом свое стало мне тоже интересно, но инструментов для его выражения у меня-то и не оказалось.

Вчера я очень славно пообщался с одногруппниками, и для меня это знаковое событие, потому что я смог участвовать в общей беседе наравне с другими ребятами, и ни разу не упомянул темы своих дипломов и вообще что-либо несвоевременное и лишнее. Никаких «ой, это как в 1831, помните...» или «натурально, как Булгарин в том письме Гречу!».
Я подготовился, и смог, приложив небольшое усилие, стать частью коллектива. Уверенно поддерживал беседу и про Лободу, и про Смешариков, и про не смонтированные дипломы, и про искусство Возрождения, и про коридор, который Луна откроет 15 февраля. Чувствуете разброс? Считаю все это своим большим социальным успехом.

Это моя вторая победа на коммуникационной арене. На зимней сессии журфака Оля с Юлей снова предложили сходить в кафе после экзаменов, чтобы дружно отметить очередной пройденный этап. Они предлагают это уже добрый год, каждую сессию, но каждый раз я настолько устаю от необходимости находиться среди людей на протяжении длительного времени, настолько нервничаю из-за того, что сессия традиционно накладывается на режиссерскую учебу или экзамены, настолько выматываюсь морально, что остаюсь подобием снятой кожи и, конечно, под благовидным предлогом отказываюсь, отмечая конец сессии с Коняшем, ограничивая все свое общение одним человеком и успокаиваясь на несколько часов.
В этот раз, благодаря отсутствию пар и экзаменов на режиссуре, я чувствовал себя гораздо лучше и радостно согласился встретиться. И мы чудесно посидели, обсуждая то пары, то недавно вышедшие фильмы, то новости, то будущее с благословением Павлова. Это было не так страшно, и иногда можно было промолчать, не нанося ущерба общей беседе, а часто — участвовать наравне. Я не чувствовал себя вымотанным после общения, как это часто бывало на протяжении последних лет.
Все это меня радует и вселяет определенный оптимизм.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, обсессивно-компульсивное расстройство

19:08 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:42 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Просмотр «Уотергейта» вызвал во мне много чувств, и я считаю это достаточно важным. Ведь сам Уотергейт — это целая веха для меня, знаковое явление.
Вот я, первокурсник, глядящий на журфак сквозь розовые очки, влюблённый в журналистику так сильно, как дай бог каждому хоть раз любить что угодно. Читаю «Универсального журналиста» Дэвида Рэндалла, «Кисло-сладкую журналистику» Ганапольского, «Wikileaks изнутри» Домшайт-Берга и автобиографию Джулиана Ассанжа.
У нас было много окон на первом курсе: этот преподаватель не захотел приходить, этот в запое, а тут английский с двадцать пятой парой разбора present simple (я не ходил на английский с одногруппниками, у меня было пять пар допквалификации в неделю). И я шёл в кфс или в библиотеку и читал, читал, читал про журналистику и журналистов, обнимая этот мир всем своим естеством.

На этой сессии я читал доклад по психологии журналистики и сравнил дело Вайнштайна с Уотергейтом по степени журналистского влияния, упомянув, конечно, Рэндалла с его «Универсальным журналистом», где я впервые услышал об Уотергейте. И преподавательница, которая крайне далека от психологии журналистики, о чем она заявила на первой же паре, сказала в качестве комментария к докладу: «О, Рэндалл, он же приезжал к нам как-то с мастер-классом! Пришёл, сел на край сцены, открыл банку пива и начал рассказ».
И столько было пренебрежения и фамильярности в ее тоне, что я почему-то заплакал, вот так, с докладом наперевес, перед одногруппниками, потому что Рэндалл был для меня светочем во тьме и сохранял ореол возвышенной журналистской миссии, сейчас частично утерянной, но однажды обязательно бы вернувшейся.
И потом преподавательница добавила: «Впрочем, возможно, это был и не Рэндалл».

Не так важно, был ли это Рэндалл или нет, конечно.
«Всю президентскую рать» я смотрел перед началом лекций по истории зарубежной журналистики, было холодно, начиналась сессия на журфаке, и я был счастливый-счастливый. Я читал об этом деле, слышал о нем, изучал его и вот смотрел на работу журналистов, повлиявших на ход истории США и доказавших, что журналистика может быть четвёртой властью.
«Уотергейт», как и пресловутый «Карточный домик», показывает, что за всем этим стоит, и напоминает о существовании людей, которые дергают за ниточки. И это, конечно, печально, если учесть ту прекрасную историю о журналистском подвиге, которая кажется хрустальным замком на первом курсе журфака.

Но я все равно рад тому, что есть такой фильм. Что было такое дело. Что писали материалы Вудворд и Бернстайн.

@темы: Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

01:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрели Молодого Годара с Толиком и Олей, и это был очередной подарок, как «Мечтатели» на первом курсе.

Мне понравилось, с каким трепетом, с какой любовью здесь Мишель Хазанавичус относится к кино. Я имею в виду — к кино как к седьмому искусству. Только это не цитатность, как у Бертолуччи, а обращение уже к приемам, к методам создания. Закадровый голос, параллелизм со «Страстями Жанны д'Арк», субтитры в качестве подтекста, «Я считаю ужасным, когда люди в кино появляются голыми, а это не обосновано сюжетом», вот это все. Конечно, от Хазанавичуса нельзя было ожидать меньшего трепета, учитывая его фильмографию, включающую «Артиста».

Мне понравилась многословность, утяжеление картинки текстом не только звуковым, но и написанным: все эти лозунги, граффити, плакаты. Это такой ужасающий своим слепым безумием Париж-революционер, где университет прекращает работу при малейшем дуновении ветра, и все идут на баррикады.
А стилизация изображения! Это правда было похоже на хронику '68. Тот случай, когда уместно слово ламповое. Ламповое изображение. Думаю, да.
А Гаррелль! Каков! Чудесно сыграл, не перетягивая одеяло. В нем есть неистовство и меланхолия, и его Годар — это подводная лодка Редутабль.
А длинные проездки! О, эти длинные проездки! Одновременно параллель разных «Я не знаю, что делать» и несколько слоев коммуникации: диалог, монолог, надпись на стене.

Фильм оказался действительно комедией, хотя я до последнего сомневался, что это получится. Но здесь невозможно не смеяться, так по-доброму, иногда — над собой, часто — над удачной фразой или режиссерской находкой.
Фильм оказался и драмой, но удивительным образом эта драма отошла на второй план, потому то изначально была очевидной и в целом не произвела особого эффекта. Да, сюжет держался на ней, на трех вполне очевидных конфликтах (Годар — Анн, Годар — общество в контексте революционных процессов во Франции, Годар — Годар).
Но фильм-то не о Годаре, фильм — о кино.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ухх, моего преподавателя по телевизору показывают! До чего техника дошла!

Вот недавно собирались с одногруппниками, знаете, пятый курс, пар нет, встречаемся только послушать от руководства, что мы неоч. И вот наполнили бокалы — и выпили за Семибратова. Единогласно, в едином поры, единым духом. Представляете? Уже давно с ним не было практических, да и институт не то чтобы огонь в нашей груди. А все равно говорим за Семибратова тост, потому что вот он — огонь.

Тони как-то сказал про Каннингема, что это человек, исполнивший мечту студентов-филологов и ставший писателем; так вот Семибратов — это человек, исполнивший мечту всех тех, кто поступает на кинорежиссуру: он перевелся из нашего института во ВГИК и стал практикующим режиссером. Ну то есть не как это бывает; мы смотрели его фильмы, они очень крутые. И он сам крутой специалист.

Вообще Семибратов, наверное, лучшее, что случалось с нашей кафедрой со времен Гиберта (единственный киновед на Кубани, к тому же лично знавший Лени Рифеншталь). Что ни говори, а именно Семибратов научил нас всему тому, чему должны были учить остальные преподаватели. Он научил нас настоящему кино настолько, насколько этому вообще можно научить. Игровые приемы, документальная манера, вот это все.

В общем, смотрите интервью, оно очень интересное (нам он все это рассказывал на парах, вживую это, конечно, еще круче, но я рад, что теперь это можно пересмотреть, например).
КУЛСТОРИ ОДНА ВОСХИТИТЕЛЬНЕЕ ДРУГОЙ
НАПАДЕНИЕ МЕДВЕДИЦЫ НА СЪЕМОЧНУЮ ГРУППУ
КАК ОДНАЖДЫ МЫ ЧУТЬ НЕ ПОДОРВАЛИСЬ РАДИ КРАСИВОГО КАДРА
ТЫ — ДВЕНАДЦАТЫЙ
САМ Я НЕ ПЬЮ, НО ПРИХОДИТСЯ
...и многое другое. Enjoy!


@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, От чего умер твой последний раб?

18:53 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Последние несколько дней моя рефлексия движется в сторону подведения итогов года, и, сравнивая свои ощущения с предыдущими декабрями, я вижу огромную разницу.
Впервые за много-много лет декабрь не сопряжен для меня со стрессом, паникой и горящими дедлайнами. Даже опуская школу с ее полугодовыми, ведь были четыре года рецензий в последнюю ночь под Гражданскую оборону, были зачетные недели, приближающаяся сессия на журфаке и на режиссуре, экзамены и рефераты (а потом и ГОСы) на английском, судорожные досъемки, монтаж... Было много кофе и мало сна, а нервное желание ухватиться за что-то стабильное (за Тварей, например, в том году) только усугубляло все.
Прошлый декабрь, после череды панических атак в конце ноября, так меня вымотал, что Новый год я все еще встречал в напряжении, не веря, что можно отдохнуть. Позапрошлый тоже, только там были не столько ПА, сколько нервные срывы. В общем, накопившееся за год настигало и топило меня.

Этот декабрь вдруг пронизан спокойствием. На днях мне снилась гармония. И не нужно писать дюжину рецензий к первой паре.
В феврале буду бегать с горящей жопой вокруг компьютера и орать, что ничего не монтируется, но пока что, вот прямо сейчас (и довольно длительное время до этого временного якоря — сейчас), я чувствую себя много лучше, чем обычно. Читаю книги для журфаковского диплома, временами болтаю с Пушкиным и с Никошей, помогаю Яне со съемками. Готовлюсь к Новому году! В прошлом году начал чувствовать, как с души падает камень ужаса перед этим праздником; в этом году радуюсь огонечкам как никогда, везде по дому мишура, гирлянды, елки и елочки, на ногах праздничные носки и тапочки, а город — город сияет и искрится, и нет поводов не радоваться этому.

Не знаю, сколько все это продлится. Иногда грущу. Но грусть моя светла.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

22:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Отсняли сегодня интервью с Мацко, которого Яна ждала очень долго, а я все болел и болел.
Удивительно, насколько отличаются интервью для себя от интервью для Яны. Я вспоминаю тот священный ужас, который меня чуть ли не парализовывал, не давал спать накануне съемки и не отпускал, пока я задавал вопросы. Сейчас чувствую почти гармонию. И дело не в том даже, что не нужно думать о том, все ли арендовано, со всеми ли договорено; просто как-то спокойно уснул, спокойно проснулся, приехал, поговорил.
Мне интересно то, что скажет Мацко; беру интервью у него во второй раз, и это снова что-то потрясающее, и сейчас я думаю, что по ощущениям такие направленные монологи похожи на лекции Маэстро по кинодраматургии, когда сидишь, уши развесил, хорошо если не с открытым ртом случаешь, захваченный харизмой говорящего.

Конечно, он профессиональный интервьюируемый, я предупреждал об этом Яну. Все-таки, личность публичная, не на тв так для журнала, что называется. У него есть ряд заготовленных ответов, меньше себя на камеру. Он не боится, но он мумифицирован.
Но вот сегодня, например, когда мы с ним уже второй год в болезни и в здравии, в горе и в радости, он стал даже немного где-то правдивее, как мне показалось. Где-то вышел на другой, более живой уровень эмоций. Я думаю, это достижение.
Хотя много брешет, конечно :D Не без этого. Все-таки имидж.

Так или иначе, отличный опыт интервью. Обычно я после таких бесед лимон-который-выжил, хочу добраться до дома и упасть лицом в диван, а тут как будто зарядился энергией, знаете, такой доброй, светлой энергией творчества.
Вообще часть его ответов очень напомнила мне про Эйзенштейна: про то, как он проживает эти сцены в голове, потом ногами; как он берется за невыполнимое и выполняет; про патриотизм даже. Много таких деталей. Возможно, это какое-то особое творческое состояние души, мне близкое. Его я нашел в Эйзене, его же — в Мацко (может, поэтому он меня и не отпускает, а я и не думал в таком ключе).

Вот он говорил про то, как искусство должно не только развлекать, но и заставлять думать, сопереживать. Говорил, что вкладывает зрителю в рюкзачок нечто, что зритель найдет, может, не в тот же вечер, но непременно — вдруг на него наткнется.
Для меня творчество значит именно это, и я рад слышать такую позицию от человека уровня Мацко.

Может, конечно, еще мне задали настроение Дельвиг с Пушкиным. Опять — ехал в троллейбусе и улыбался себе в шарф, приехал в студию счастливый, внутренне в состоянии мира с собой. Давно не испытывал такого, тем более по дороге на съемку.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей, сказка

20:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Съездили с Яной в театр с одной только целью — договориться об интервью с Мацко.
С этим проблем не возникло. Зато — внимание! — Мацко обиделся на меня за то, что я не прочел его пост на фейсбуке.
О дивный новый мир!

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

14:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
С каждым годом все больше переселяюсь в маршрутки: езжу по всему городу часто, подолгу и с большим количеством пересадок. Эта езда на перекладных так прочно вошла в мою жизнь, что поездка в Париж с теми же пересадками не вызывала ни вопросов, ни особого дискомфорта.
На машине ехали до Ростова, там летели до Москвы, а после семи часов ожидания попали в Брюссель, где на арендованном уже авто ехали в Брюгге, и после суток передышки уже — в Париж. Через Сент-Женевьев-де-Буа, но это детали.

В Москве встретился с Никошей, и это удивительная, чудесная, теплая встреча.
Я все еще боюсь людей, мне всегда страшно, что я не смогу поддерживать беседу и погрязну в чужом презрении (да, вербализировать страхи неоч). С Никошей говорили часа два, и это был какой-то идеальный уровень общения, когда можно переходить с темы мюзиклов на кулстори про Булгарина и Гоголя, и я вижу, что собеседница понимает, делится в ответ данными из смежных источников, переносит тему в Англию и обратно, я тоже понимаю, и нам взаимно интересно.
:heart::heart::heart:
Как-то раз, после пятого коктейля Джей сказал: «Однажды и ты найдешь человека, с которым сможешь пить за революцию», — и сейчас у меня такое ламповое чувство, что я нашел человека даже лучше: с кем можно пить за Булгарина. :jump3:

А в Париже меня встретила Мюнхлер (увлекательная кулстори о наших планах), которая помогла мне снять часть диплома (ради чего я и ездил за границу). :rezh:
У меня мало съемочного опыта, потому что я стараюсь кооперироваться с операторами (это тоже было непросто — научиться делегировать полномочия), и необходимость несколько сцен снимать без Яны меня пугала до дрожи в пальцах и белых кругов перед глазами. И хоть два дня я снимал сам (боюсь отсматривать материал, честное слово), основную реконструкцию (и часть визуалки) мы снимали с Мюнхом, и это очень круто. У Мюнха кинообразование, и местами можно было объясняться терминами, а местами — руками и мычанием, и все было понимаемо, обсуждаемо и исполняемо. Плачу от радости! :weep3:
А потом мы бродили по парку Тюильри, мимо Лувра, по Елисейским полям, рядом с мерцающей Эйфелевой башней, говорили о кино, об учебе, о дайри, о Краснодаре, и было так здорово, так здорово, я все еще не верю, что поездка в Париж принесла мне такую гармонию и такого человека ирл.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Kevin the journalist, voice of Strex, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

12:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вышли вчера с Яной из Пушкинки какие-то просветленные, возбужденные, радостные:
— Смотри, какие деревья красивые!
— А небо-то какое!
— И фонарь красивый!
Сняли интервью с Беатриче; сняли так красиво, что дух захватывает. И говорила она ровно то, что нужно — в плане структуры, языка, построения фраз. Минимум лишнего, все важное и интересное. А как говорила! Как на лекциях — я заслушивался, почти забыв о том, что все это часть совсем другой работы, а не просто интересный разговор.
Я так воодушевлен, что Беатриче согласилась. Мне очень хотелось, чтобы фильм строился именно вокруг ее рассказа, чтобы люди услышали этот завораживающий, увлекающий голос, как когда-то слушал его я и влюблялся в каждое время, куда этот голос заводил. XVI век — с головой. XIX век — без оглядки. И то, что Беатриче смогла в своем бешеном графике выделить мне время, — это очень, очень здорово.
Вот Павлов не выделил, и я все еще расстроен и немного обижен, потому что мне очень не хватает правого в дипломе.

Со следующим интервью все прошло не так гладко, и с журфака мы выходили со всей тяжестью недосыпа на плечах. Хотелось спать и горевать, но мне еще по всему городу развозить технику (что-то в аренду, что-то однокурсникам — скребем по сусекам, как можем), а потом на французский (который все-таки возобновился, чему я отчаянно рад).
— Ну, тут у нас два варианта, — рассуждала Яна в ожидании маршрутки. — Либо мы переснимаем мужиков, потому что у них все некрасиво...
— Либо?..
— ...либо переснимаем Болтуц, чтобы тоже сделать некрасиво! Потому что она выделяется!
¯\_( ツ )_/¯

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Заезжал к Толику и Оле брать зум на завтрашнюю съемку.
— А на что вы будете писать звук? — уточнил Толик.
— На Янину петличку, — гордо ответил я.
— Это которая сторублевая? — поинтересовалась Оля.
— Вообще-то, двухсотрублевая!
Толик вздохнул и одолжил еще и хорошую петлю.
Прощался я с ними словами: «Впервые ухожу от вас трезвой. Так себе этот ваш пятый курс».

Мой отп сегодня на репетиции танцевал вместе, сначала один показывал партию мальчика, второй девочки, потом наоборот. Я сидел, смотрел на них и на всех, кто танцует и хохмит вокруг них, и чувствовал такую большую радость, которую абсолютно точно не чувствовал в цирке.
Гиперактивный Сережа, который с бешеной скоростью отжимался чуть ли не каждые десять минут, подтягивался на станке и прыгал через весь большой балетный. Так и не поймавший драматургию Михаил («Миша, хватит прыгать, сядь попой!», «Мишенька, быстрее своими ножками переступай!»). Постоянные напоминания о чувстве пространства: «Лен, ну ты что, двигайся. Ты все станцевала на трех метрах. Мы ж не корпоратив готовим!» Не дающие покоя воспоминания о костюмах («Я все костюмы видел — и ничего, сплю спокойно!», «Я на последней примерке только досюда руки смог поднять. — Костюм из поролона. Не из металла. Поднимешь!»)
Репетируют новогоднюю сказку, постоянно переживают, что будет перегруз хореографии, но все равно хотят сделать красиво. Режиссер завораживающе хорошо сказал сегодня про искусство, которое выше простой работы, и которое чувствуют артисты. Артистам было приятно.

На этой неделе так часто ездил в маршрутках, что успел прочитать книгу на 700 с гаком страниц с ридера. А еще только четверг.
Шли с Яной сегодня после съемок сдавать одно оборудование и брать в аренду другое, а город вокруг — как из песчаника, как собор или ратуша, красивый до невозможности — от желтых, золотых листьев в темноте. Они образуют арки, переливаются градиентом от зеленого к лимонному и кажутся нереальными после заката. Яна умеет видеть эту красоту и учит видеть меня.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

23:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В театре все по-прежнему. Снимали сегодня прогон «Анны Карениной» и немного — «Королевства кривых зеркал».

В перерыве между первым и вторым актами Артем ходил по большому балетному залу, иронично напевая своим громким оперным голосом «Я бью женщин и детей, потому что я красавчик» Стрыкало.
Пока одни артисты исполняли свои партии, Николай разминался у дальней стенки зала: шея, кисти, ноги, поясница. Руки в замок. Ноги на шпагат. мое сердечко сделало *ебоньк*
Казалось бы, зачем «Анна Каренина», если партию Вронского исполняет не Николай. А Кити — не Соня.
Зато Каренин — Владимир. Отличный Каренин, надо признать, у него. В «Мастере» у Владимира роль Понтия Пилата.

В малом балетном зале оказалось очень холодно. Мацко пил чай, девочки сидели в куртках, а между батареями почему-то лежала труба — та труба, которая музыкальный инструмент, а не просто железяка. Яна обмоталась шарфом по самый нос.
«Артем, не страдай! Иди, вон, сядь на тряпочку», — напутствовал Мацко уставшего Артема.
Мацко заценил мою кофту, и Яна смертельно обиделась, пошутила на этот счет уже шесть раз, потом кричала «ЭТО МОЙ ДИПЛОМ, ЯСНО» :"D

По пути домой сделал фото, Женя сказала: как будто в Ночном Рыцаре. Классное сравнение!

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

23:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришел на зарубежку в первый раз после сессии на журе. Перед тем, как уезжать, убедился, что не попаду на два семинара по романам, которые я не читал, и ровнехонько успею на лекцию о французских декадентах.

Прихожу, а там семинар.
— Ты «Ярмарку тщеславия» читала? — с надеждой смотрят на меня литработники.
Ах вы, думаю, псы, если бы ее читали вы, мы бы тут не играли в гляделки, а слушали лекцию про декадентов, которую вам прочитали на прошлой неделе без меня.

Самый смак в том, что сами литработники, кажется, тоже не читали, судя по их ответам и не прекращающимся первые полчаса (после которых надежда была окончательно потеряна) взглядам в мою сторону. Потому что кто работает на семинарах литработников обычно? Я.
Минут через пять после начала семинара не выдержала и Новикова:
— Даш, вы не читали?
Развожу руками. Сессия была.
Новикова вздыхает. Литработники тоже.

— На следующей неделе опять семинар, — подводит черту Новикова. — «Мадам Бовари».
Потом она смотрит на меня и подмигивает:
— Французская литература!
«ВОТ ВАМ МОИ СЕРДЦА :heart::heart::heart:», — взглядом отвечаю я.

После пары Новикова поинтересовалась, как сессия, как жизнь, как дипломы! Каждый раз удивляюсь, что очередной филолог не хочет от меня поскорее избавиться! Маленькие радости :D

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришли снимать прогон «Мастера и Маргариты», одного из самых потрясающих балетов на моей памяти. Вроде три четверти костюмов отсутствуют, все пока неровно и не идеально, а все равно опять мурашки, как когда я смотрел балет как он есть, во всей красе.

Первый акт заканчивается сценой распятия Иешуа: его привязывают к кресту, и крест взмывает вверх.
Сегодня на прогоне была страшная суета, и монтажеры забыли вынести страховочный матрас. И Иешуа не распяли. Он просто посидел с Левием Матвеем, пока крест поднимали без него, посмотрел на беснующуюся толпу и на полный агонии танец Пилата.

Мне кажется это потрясающе символичным, и вспоминается тот отрывок из письма Кокто Маре: «Может быть, ты сможешь не приговорить Христа и не умыть руки. Попытайся, поскольку прошлое, настоящее и будущее не существуют».
Вот в балете и, шире, в искусстве тоже не существуют прошлое, настоящее и будущее. В этом красота.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Люди так боятся камеры, как будто я прошу их перед объективом жрать говно. Но ведь мой диплом не про Сорокина.

— Яна, Павлов все еще отказывается!
— На колени ты падала?
@
вся суть этой канители с уговорами

Слежу за дипломом Яны как за собственным дитем: «Яна, у тебя завтра съемка», «Не забудь штатив», «Мне писать герою по поводу завтрашних репетиций?», «Спектакль в среду».
Яна иногда забывает о предстоящих съемках и испытывает трепет перед героем.
На неделе из-за сессии я не смог поехать с ней на съемки; она рассказывала, что очень нервничала, а в режиссерской ее спросили: «А где Даша?» So sweet!
Дело, конечно, не в Яне. Знаю это еще со съемок в цирке: воспринимается тот человек, который ведет переговоры. Остальные члены съемочной группы кажутся дополнением. Это иллюзия: ассистент не будет говорить ничего, что не обговорено с режиссером. Так Юля говорила от моего лица в цирке, а я говорю от лица Яны. Не более того.

Договариваюсь с героем Яниного диплома: «Добрый день, Александр Викторович! Как Сьюша? Карише привет! Что там с репетициями? Ждите нас, придем снимать! хохо»
Договариваюсь со своими экспертами:
1. Дыхательная гимнастика
2. Закинуться таблетками от паники
3. Взять телефон
4. Глубокий вдох
5. Переждать темноту перед глазами
6. Набрать номер
7. Мучительно переживать

Просто у Яны я ассистент, а у меня ассистента нет. Почему чужим героям звонить легче, чем своим, я пока не понял. Каждый раз кажется, что я победил в себе все, а потом снова кровь от головы отливает, когда надо сязываться с потенциальным экспертом. Хотя сейчас-то что — после такого количества отказов я могу звонить кому угодно без страха, зная, что меня снова отфутболят.
Каждый раз вспоминаю свои серьезные щщи, с которыми я уверял Семибратова, что у меня есть эксперты по теме Тэффи, просто вот не знаю кого выбрать, столько вариантов, в очередь выстроятся, стоит только услышать, что меня тут намечается проект.
А мне просто казалось, что свои меня не бросят, забыв, что нет никаких своих. Теперь вот верчусь ужом. Надо вертеться еще активнее, конечно, никто не говорил, что будет легко.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет.

Mea culpa

главная