Записи с темой: ркт: журавлик, приземлившийся на ладонь (список заголовков)
23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня состоялась финальная лекция по зарубежке у литработниц, и до меня постепенно доходит, что я два с половиной года ходил на чужие пары: вставал без четверти шесть, когда мог спать до полдевятого, ездил в институт по субботам к первой паре, когда у одногруппников был выходной, и даже в дипломный год исправно приходил. Это дольше, чем несколько месяцев тусича с очниками-журналистами на парах Беатриче по отечественной журналистике и даже дольше года современного литературного процесса у Мороза с издателями.
И я внимательно окидываю взглядом прошедшие три года (потому что сначала был семестр пар зарубежки по расписанию) и думаю, как так вышло, что я не свернул с пути и не разочаровал Новикову.
То есть вот теперь я могу сказать, что есть филологиня, которая за три года как будто не обнаружила во мне бездны глупости и необразованности, но помогла заполнить многие пробелы в моем кусочном и неистовом (само)образовании.

Вообще надо сказать, что осознанный подход к учебе — дело сложное, в первую очередь потому, как сложно перестраивать себя. Сколько бы семья ни твердила мне в школе, что «учиться надо не для оценок», было вполне ясно, что для оценок, да еще как. Репрессии за случайную четверку и жуткий моральный прессинг в случае не полного комплекта четвертных пятерок так просто из головы не уходят. Во многом именно журфак научил меня любить учебу и закапываться в нее не потому, что надо, а потому, что это интересно, полезно и дико нравится. Особенно учитывая специфику заочного обучения — по-другому там много не узнаешь.
И благодаря приглашению Мороза на пары к издателям я научился чувствовать эту радость от бесконечного пути к новому, захватывающему, вдохновляющему знанию.

Так вот сегодня была лекция по драматургии XX века, завершающая цикл лекций по зарубежной литературе. Еще один семинар по постмодернистским пьесам — и все.
Волшебная вышла пара.
— …драматург, экранизация пьесы которого очень популярна в квир-тусовке, — говорит Новикова и смотрит на меня, я смотрю на нее, ИСКРА БУРЯ БЕЗУМИЕ

Уровень примерно тусича с Морозом, когда приходишь к нему на кафедру кофе пить, а он советует фильм: «Один герой революционер, другой гомосексуал, тебе понравится».

@музыка: Магелланово облако — До новых встреч

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Анфи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

11:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Стоял вчера в очередной раз с задранной головой и смотрел на деревья на фоне неба. Каждый раз от этого зрелища аж крышу сносит: стою, захлебываясь восторгом, как лирическая героиня Али Кудряшевой. Такое же радостное чувство вызывает во мне звездное небо: возвращаясь с французского по ночам, я каждый раз застываю на полпути от остановки до дома и смотрю вверх.
И вот, собственно, вчера я понял как минимум одну из причин этих ощущений. Я вспомнил третий курс и 2D мир вокруг: картонки-декорации вместо деревьев, ровно-синее небо. Третий курс вообще был сложным: большие нагрузки, нервы, недосып длиною в год и все такое. И я отчетливо помню момент, когда я испугался: шел от маршрутки к трамваю по дороге в институт, слушал песни про Ивана Грозного и не мог разглядеть объем деревьев вокруг.
И сейчас, когда все это как будто позади, я каждую секунду с благодарностью смотрю на окружающее многообразие, и в каждом отдельном зеленом листке на фоне голубого неба, в каждой жемчужине звезд я вижу бесконечную красоту.

Вчера пришел на пару зарубежки к литработницам, а у них тема — французская и германоязычная литература второй половины XX — начала XXI веков.
Обрадовался, когда мы поговорили об Уэльбеке — меньше, чем он заслуживает, но все-таки поговорили. Преподавательница понимающе отреагировала на мою широкую улыбку при его упоминании, и когда она назвала в числе важных текстов «Элементарные частицы» я, конечно, с теплом сказал, как их люблю, а преподавательница хмыкнула: «Могу в это поверить!»
И сразу захотелось закричать ЗА КОГО ВЫ МЕНЯ ПРИНИМАЕТЕ Я ВАМ НЕ КАКОЙ-НИБУДЬ ЛЕВАК ИНТЕЛЛИГЕНТ :lol:
На самом деле, я бы хотел еще почитать Уэльбека, конечно, причем и снова перечитать «Элементарные частицы», и наконец добраться до «Покорности», но сейчас совсем не до худлита, к сожалению.

Но больше всего меня порадовала небольшая беседа о Нотр-Даме и о Янагихаре (эти темы шли последовательно, а не параллельно).
Меня вообще вдохновляет перспектива обсуждать такие книги, и вот преподавательница зарубежки кажется мне в этом смысле бесценным собеседником. И когда она сказала, что ждет третий роман Янагихары, потому что третий роман — это уже маркер и показатель, — я почувствовал легкую эйфорию. Хотелось бы поговорить с ней больше, но не уверен, насколько жду равноправной беседы, а насколько — собственной рефлексии в сопоставлении с авторитетным мнением. Потому что, с одной стороны, мне не нравится Янагихара, а с другой стороны — я отложил диплом, чтобы наконец прочитать ее дебютный роман, который ждал еще с тех пор, как объявили о выходе русского перевода в ноябре (но вышел он только спустя месяцы).

На днях задумался, как воспринимает романы Янагихары гетеронормативный читатель. Вот просто интересно. Если у вас или у ваших знакомых есть такой опыт, поделитесь им, пожалуйста.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

18:03 

Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера ездил в институт к научному руководителю показывать черновик диплома. Ездил вместе с Олей — как и я, она советовалась в течение года с другим научником, но пришла пора зульфиям открыть личико человеку, которого им приписало начальство.
По поводу Олиного фильма преподаватель сказал, что ей не хватает целостности и информации. Это очень важное замечание; то же самое говорили мне и даже Яне. Мы все время боимся перейти невидимую черту между кино и программой по Культуре, и потому не хотим давать сведения из википедии «родился — крестился — учился — женился». Мы хотим снимать что-то поэтическое, раскрывать душу художника и творца (у Оли героиня художница, у Яны режиссер-балетмейстер, у меня писательница). Мы рвемся ввысь и забываем о земле, и очень важно, чтобы наши руководители (если говорить о дипломном этапе) об этом нам напоминали.

К тому же, мы все отказываемся от дикторского текста. Это тоже важно: нам кажется, что вот чистый дикторский текст — это совсем моветон и репортаж, а больше всего нас пугает именно репортажность. До прихода Семибратова на кафедру все курсы учили только снимать репортажи, и дипломы выходили расширенными репортажами — приятного мало. Никто не хочет опускаться до уровня «была у нас девочка-троечница, но она показала себя и сейчас работает вот таким монтажером на МТРК».

Но без дикторского текста мы можем оперировать словами только говорящих голов. Это у меня их четыре — выбирай не хочу. А у Яны и Оле говорят только герои. И когда они рассказывают о себе, конечно, чувствуется что-то такое, из разряда «я я я я». Мы не можем объективно рассказать о себе.
Приходится выкручиваться.
Яна исправила фильм и добавила фактических сведений — совсем немного, штрихами, но фильм сразу заиграл. Я ушел в поэзию и философию, но факты тоже перестроил, так что хронология более-менее вырисовалась. Посмотрим, что сделает Оля.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

20:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я, конечно, действительно в некотором роде противоречив. Вот я кричу, что настоящее кино — это Эйзенштейн и Антониони, а вот плачу в кинотеатре над мюзиклом-мелодрамой «Лед» с Петровым.
Окольными путями инстаграм принес мне ссылку на интервью с Олегом Трофимом, режиссером фильма «Лед», и это замечательное открытие.

Читаю инстаграм Трофима уже какое-то время, всем бы нам такой инстаграм: в сториз выкладывает картины и фотографии (фотографии как искусство) мастеров из разных областей, аккаунт стильный и такой, немного концептуальный. Но, конечно, знал я о Трофиме как о человеке и даже как о режиссере примерно ничего, пока не посмотрел это замечательное интервью.



Вот ведь как бывает: смотришь интервью Дудя и понимаешь, как интервьюер отличный, вопросы выстраивает хорошо, видно, что подготовился, — но скука смертная берет, и все это как-то так неинтересно, что я так и не смог себя пересилить и начать смотреть на постоянной основе вДудя.
То ли дело «Вызывной»: вроде бы и вопросы не такие подковыристые, а все-таки затягивает. Мне нравится, что интервьюер уточняет те детали, которые меня как зрителя начинают интересовать во время просмотра. Видно, что собеседник тут не декорация, и его слушают и анализируют.

Но дело, конечно, не в мастерстве интервью, это так, к слову.
Мне, конечно, безумно понравилось, как ведет себя Трофим: с этой своей непосредственностью, энергией, пережитым упадничеством. Мне нравится этот синтез профессионализма (он уже довольно долго ставит клипы и рекламу) с дебютантством («Лед» — его первый полный метр). Нравится, как он рассказывает: тут я робел, тут спорил с продюсерами по дурости, тут вообще сделал вид, что умер.
Вообще позиция Трофима по многим вопросам в режиссуре мне близка и понятна, так что радостно слышать ее от человека, который работает в индустрии и собрал больше миллиарда рублей в прокате. Конечно, во многом это мысли человека не матерого, не тертого калача, но поэтому-то в них столько света и жизненной силы.

читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

01:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Мне очень часто говорили, что я простой, как два рубля (еще с начальной школы), а один раз мой статус вырост до «простой, как хозяйственной мыло» (спасибо, Юля). Я какое-то время тяготился этим, но на третьем курсе узнал о существовании Булгарина, который тоже звезд с неба не хватал, говорил на ломаном французском (в начале XIX-то века!) и писал бестселлеры для массовой аудитории, но при всем этом определил российскую журналистику и литературу на много лет вперед. Изменил их. Построил с нуля, возможно, в том виде, в каком они существуют с тех пор. Стало легче: необязательно быть фанатом исключительно Бергмана и Тарковского, чтобы чего-то стоить в глобальном плане.

Пересмотрел Лед с семьей, семье понравилось все, кроме музыкальных вставок (да, признаю, они достаточно топорны, но я слишком люблю музыкальные фильмы, чтобы обращать на это внимание). Это значит, что массовая аудитория в целом хорошо относится к такому кино. Вообще это было понятно еще в кинотеатре: на редкость положительная аудитория, все смеялись и охали в нужных местах, я был удивлен такой чувствительности.
Кинопоиск говорит, что Оля поставила фильму 6/10, что ж, у меня стоит 9 звезд, потому что я немного Булгарин. Или много Булгарин.

Я очень люблю истории о преодолении. С тех пор, как я осознал у себя отсутствие способностей к тем вещам, которые казались мне определяющими (писательство, журналистика, математика), я понял, что на чистом таланте я, к сожалению, далеко не уеду, за неимением оного, но вот на упорстве, может, чего-то и добьюсь. На этом строится вообще все, чего я так или иначе добился: учеба на режиссерском (то, как я вопреки своей постмодернистски текстовой натуре подготовился к вступительным), отличная учеба на всех факультетах, которые я для себя выбрал, научные изыскания и связанные с ними премии и стипендии и прочее.
Как сказал Дим Димыч в «Vita Nostra»: «Вы должны выйти за грань. Прыгнуть выше головы. Как обычно». И там же Фарит Коженников сказал: «Я однажды сказал, что никогда не потребую от тебя невозможного. И это правда. Но вспомни: все, что ты когда-либо для меня делала, было построено на преодолении — небольшом шаге за внутреннюю черту. Это было трудно. Но это было возможно, Саша. Возможно и теперь».

Когда я был на первых курсах, мне было тяжело. Я не выдерживал. И вставать без четверти шесть, чтобы поехать в институт на следующие десять-двенадцать часов, мне помогали Gaudeamus, «Только тут станешь ты мужиком» (та самая песня из «Мулан») и «Жена смотрителя маяка» Немного нервно. Я слушал выпуск Найтвейла, потом, подходя к трамваю, включал эти песни, и подъезжал к институту готовый выложиться на полную, как будто спал на четыре-пять часов. Как будто я силен и бесконечен. Как будто прыгать выше головы — мое нормальное состояние.
Я так рад, что у меня в жизни, по крайней мере в учебной жизни, было это vita nostra brevis est, brevi finietur.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Kevin the journalist, voice of Strex, Аматэрасу, Анфи, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

20:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читаю сейчас купленную осенью в Латинском квартале Le plaisir des yeux Франсуа Трюффо и постоянно ловлю себя на мысли, что очень многие мысли Трюффо о современном ему кинематографе остаются современными и сегодня, хотя писал он в 60-70-х гг. От очевидного сетования на то, что господство телевидения и любительской съемки убило магию кино до размышлений на тему «слишком долго мужчины-режиссеры снимали фильмы для мужчин-зрителей».

À chaque étape, à chaque progrès technique, à chaque nouvelle invention, le cinéma perd en poésie ce qu’il gagne en intelligence, il perd en mystère ce qu’il gagne en réalisme. Le son stéréoscopique, l’écran géant, les vibrations sonores ressenties directement sur les fauteuils ou encore les essais de relief peuvent aider l’industrie à vivre et survivre, rien de tout cela n’aidera le cinéma à demeurer un art.

Трюффо пишет немного ворчливо, как будто смотрит с вековой высоты на молодежь, хотя на момент написания статей ему около тридцати-сорока, в зависимости от конкретного текста. Это очень напоминает наши режиссерские диспуты, когда мы в свои двадцать рассуждаем за бокалом вина, что вот нынче юное поколение слишком зациклено на экшене, им не покажешь Антониони. И, конечно, Трюффо очень passionnant, захватывающий, страстный. Он пишет о кино, которым дышит, которое ощущает вокруг себя, и это вот его вдохновение вырывается с книжных страниц.
Я очень люблю Трюффо — не все его фильмы, правда, но этого и не требуется. В нем столько свободы новой волны, столько желания рассказать об этом максимально точно и емко, хотя очевидно, что слов тут всегда будет не хватать, — что поневоле проникаешься этим духом, даже если он от тебя далек, и на дворе совсем не шестидесятые и даже не Париж.

Но написать я хотел не об этом всем.
Трюффо часто упоминает Жана Кокто, и в какой-то момент я поймал себя на том, что смотрю в книгу, а вижу не очередное эссе, а историю жизни Кокто и Маре (с текстом Трюффо никак не связанную). Они чудесные, и до чего приятно, что Трюффо легкими штрихами как-то взял и напомнил о целых двух жизнях. Я даже скучаю по ним — по Кокто и Маре — и планирую, когда немного отодвинется свистопляска с дипломами, почитать еще Кокто и о Кокто, потому что мемуары Маре — одна из самых завораживающих книг, что я читал прошлым летом.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, не душу делим, чай - постель всего лишь

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Забыл зачетку сегодня, настолько увяз в отчетах по практике, и завтра придется ехать на жур снова.
— Даш, не расстраивайтесь, бывает! Ну а что вы хотите — два диплома! — попыталась успокоить меня Беатриче.
— Я хочу спать, — ответил я.

Два диплома, и все параллельно, и все через бой. В институте орут, что мы самый тупой пятый курс, потому что не можем сделать дипломный фильм по типу передачи на НТК, а мы каждый месяц все равно приходим отчитываться, что вместо мозгов у нас по-прежнему солома, и наши документалки далеки от телевизионных стандартов.

На журфаке поди достучись до дипломных руководителей: ребята сегодня брали Луча осадой, чтобы он хотя бы сказал, что они без всяких ориентиров и плана двигаются приблизительно в верном направлении.
Беатриче уделила мне добрых десять или пятнадцать минут. Сказала, что Фаддей Венедиктович, возможно, не знал более ярого защитника, напоследок произнесла кодовую фразу: «Ты, главное, не пропадай», — после которой, как известно, срабатывает принцип бермудского треугольника, и теперь я даже не уверен, что мы увидимся до защиты, хотя впереди как минимум научная конференция, совпадающая с нашей сессией.
Я бы с удовольствием не пропадал, но у нее нет времени буквально даже дочитать письмо до конца. Я бросил монтаж накануне сдачи черновиков в институт, чтобы скинуть Беатриче главу за несколько дней до сдачи практики; она ее так и не прочитала, а мне Архангел поставил «Нет фильма», потому что из 20 минут смонтированы 15.

Все жду, когда можно будет выдохнуть с полным правом, но все никак.

@музыка: The Strumbellas - Spirits

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

16:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Проснулся в приятной неге с мыслью о том, что могу посвятить себя Булгарину и ко, модерн!ау фичкам и «Гоголю», обмазаться Лемке и Лотманом.
А потом вспомнил, что режиссерский диплом не смонтирован. Компьютер надрывается как может, а я сижу и думаю: на кой пень мы снимали в 4к? Ну знал же я, что это плохая идея. Но нет, Микк — глаза завидущие, надо ж КАК В КИНО, чай не семестровые задания снимаем. Мучайся теперь.

Зато утро началось славно — с комментария в твиттере.
комментарий о том, что пять лет универа не пропали даром
Практически готов внести это отдельным пунктом в практическую значимость диплома про Булгарина. Крайне рад, что наши с Никошей изыскания не пропадают даром, а служат великой цели просвещения.

Вот еще давеча рецензию Булгарина на рок-поэмы Есенина репостнули в группу-событие. То ли смеяться, то ли гордиться.
Когда твой игровой аккаунт популярнее тебя :D

Снова хочется писать тексты, рассказывать о XIX веке и о том, что я вычитал у Манна.
Но неожиданно подкрался дедлайн, меньше двух недель до сдачи всех черновиков дипломов. Чувствуете, паленым пахнет? Это моя жопа.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Трудно сказать однозначно, появилось ли раньше яйцо или курица — точнее, то ли я начинаю любить исторических личностей, с чьими методами работы схожи мои методы, то ли это все эффект Барнума и на самом деле я притягиваю все за уши. Но факт остается фактом: я часто чувствую определенное родство с завоевавшими мое сердце господами из прошлого не только по духу, но и по технике.

Вот например отсматриваю материал со съемок в музее и чувствую себя как Эйзен, который вроде снимал фильм про Революцию, а получилась какая-то экскурсия по красотам Зимнего дворца.
Тот момент, когда и план есть, и задумка в наличии, а снимаешь все равно люстры, рамы и часы.
Собственно, после добрых пятнадцати минут под люстрой, Яна нервно засмеялась и начала повторять, будто на грани кликушества: «А дыры будешь закрывать люстрами, везде люстры, просто перебивай все люстрами, да?»
Я уже не говорю про то, как Эйзен рвал волосы, что «в материале колоссальное количество брака» и «придется монтировать по непредусмотренному материалу». Жму руку дорогому Учителю. Жму руку и пускаю скупую слезу. Импровизация — наше все.

Главное, конечно, не заиграться и не ослепнуть за монтажным столом вслед за Стариком.
А то мне хватило шуток (вообще-то это были не шутки) про soft focus («Отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все. У нас почему-то дико много вещей без фокуса — не soft focus, а просто», — Эйзен.)

Ну и, конечно, всегда актуальное (ето я сегодня утром, увидев первые кадры): «Вообще, ни черта в этой кинематографии не понимаю! Смотришь — на съемках хорошо, на экране плохо, и наоборот!!!» (Эйзен писал так в 1927, а все еще каждое слово верно)

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
АПД. У нас получилось даже светлее, чем у Сокурова :D

Долго шли к получению от музея разрешения на съемку и согласования со всеми участниками съемочного процесса, и вот наконец все готово, пора бы и думать над раскадровкой и референсами.
Основная проблема в том, что в музейных залах запретили использовать свет, чтобы не повредить картинам — требование вполне логичное, но сильно затрудняющее собственно съемку, ведь съемка без света — это любительство и «сам себе режиссер».
Прошлись еще раз по залам, стало чуть легче, местами даже есть восхитительно яркие люстры — проблему света это не решает, потому что верхний свет — это не киносвет, но во всяком случае не в сумерках снимать будем, и то хлеб.

Как раз ради референсов пересмотрел отрывками «Франкофонию» Сокурова — удивительный фильм, удивительный режиссер. Скидываю Яне скриншоты эпизодов, которые нас вдохновили.
И вот лучший комментарий Яны на свете:

:lol:

Собственно, кадры выглядят примерно так


запись создана: 02.02.2018 в 20:06

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читая Завтра я всегда бывала львом, я серьезно задумался над главой, где Арнхильд довелось после года в больнице выйти в город и встретиться с подругой. Все пошло не по плану: слишком много тем были табуированы, а нейтральных тем попросту не оказалось: Арнхильд не следила за событиями в мире, не слушала радио и, кажется, не читала; вся ее жизнь сводилась к болезни и лечению. И вот подругам было неловко, грустно и тяжело от невозможности просто общаться, и вскоре после этой встречи Арнхильд снова госпитализировали.
Но на следующий раз, спустя несколько лет, Арнхильд пришла на встречу подготовленной. У нее были темы для разговоров (рукоделие, например, и ставшее возможным будущее).

Я, конечно, не сидел год в больнице, отрезанный от мира, но часто учеба настолько меня увлекает, что я все равно отрываюсь от действительности и оказываюсь в положении человека, лишенного необходимых для общения исходных данных. Долгое время я думал, что это нормально, и невозможность общения связана с тем, что голова моя занята совсем другими вещами. Сейчас я понимаю, до чего это эгоцентричное понимание коммуникации как таковой, потому что в акте коммуникации всегда участвую два актора, и мне вообще-то тоже нужно приложить усилие, чтобы заинтересовать собеседника и выйти за пределы своей области знаний или хотя бы адаптировать ее под собеседника.
Мысль очевидная, но когда твоя жизнь на 70% состоит из дипломов, а на оставшиеся 30% — из еды и сна, тут не до рефлексии. А зря.
Конечно, тут есть и другие факторы — например, я привык к тому, что мои собеседники компетентнее меня, и потому мне долгое время было интереснее и важнее слушать, чем делиться чем-то своим. А потом свое стало мне тоже интересно, но инструментов для его выражения у меня-то и не оказалось.

Вчера я очень славно пообщался с одногруппниками, и для меня это знаковое событие, потому что я смог участвовать в общей беседе наравне с другими ребятами, и ни разу не упомянул темы своих дипломов и вообще что-либо несвоевременное и лишнее. Никаких «ой, это как в 1831, помните...» или «натурально, как Булгарин в том письме Гречу!».
Я подготовился, и смог, приложив небольшое усилие, стать частью коллектива. Уверенно поддерживал беседу и про Лободу, и про Смешариков, и про не смонтированные дипломы, и про искусство Возрождения, и про коридор, который Луна откроет 15 февраля. Чувствуете разброс? Считаю все это своим большим социальным успехом.

Это моя вторая победа на коммуникационной арене. На зимней сессии журфака Оля с Юлей снова предложили сходить в кафе после экзаменов, чтобы дружно отметить очередной пройденный этап. Они предлагают это уже добрый год, каждую сессию, но каждый раз я настолько устаю от необходимости находиться среди людей на протяжении длительного времени, настолько нервничаю из-за того, что сессия традиционно накладывается на режиссерскую учебу или экзамены, настолько выматываюсь морально, что остаюсь подобием снятой кожи и, конечно, под благовидным предлогом отказываюсь, отмечая конец сессии с Коняшем, ограничивая все свое общение одним человеком и успокаиваясь на несколько часов.
В этот раз, благодаря отсутствию пар и экзаменов на режиссуре, я чувствовал себя гораздо лучше и радостно согласился встретиться. И мы чудесно посидели, обсуждая то пары, то недавно вышедшие фильмы, то новости, то будущее с благословением Павлова. Это было не так страшно, и иногда можно было промолчать, не нанося ущерба общей беседе, а часто — участвовать наравне. Я не чувствовал себя вымотанным после общения, как это часто бывало на протяжении последних лет.
Все это меня радует и вселяет определенный оптимизм.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, обсессивно-компульсивное расстройство

19:08 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:42 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Просмотр «Уотергейта» вызвал во мне много чувств, и я считаю это достаточно важным. Ведь сам Уотергейт — это целая веха для меня, знаковое явление.
Вот я, первокурсник, глядящий на журфак сквозь розовые очки, влюблённый в журналистику так сильно, как дай бог каждому хоть раз любить что угодно. Читаю «Универсального журналиста» Дэвида Рэндалла, «Кисло-сладкую журналистику» Ганапольского, «Wikileaks изнутри» Домшайт-Берга и автобиографию Джулиана Ассанжа.
У нас было много окон на первом курсе: этот преподаватель не захотел приходить, этот в запое, а тут английский с двадцать пятой парой разбора present simple (я не ходил на английский с одногруппниками, у меня было пять пар допквалификации в неделю). И я шёл в кфс или в библиотеку и читал, читал, читал про журналистику и журналистов, обнимая этот мир всем своим естеством.

На этой сессии я читал доклад по психологии журналистики и сравнил дело Вайнштайна с Уотергейтом по степени журналистского влияния, упомянув, конечно, Рэндалла с его «Универсальным журналистом», где я впервые услышал об Уотергейте. И преподавательница, которая крайне далека от психологии журналистики, о чем она заявила на первой же паре, сказала в качестве комментария к докладу: «О, Рэндалл, он же приезжал к нам как-то с мастер-классом! Пришёл, сел на край сцены, открыл банку пива и начал рассказ».
И столько было пренебрежения и фамильярности в ее тоне, что я почему-то заплакал, вот так, с докладом наперевес, перед одногруппниками, потому что Рэндалл был для меня светочем во тьме и сохранял ореол возвышенной журналистской миссии, сейчас частично утерянной, но однажды обязательно бы вернувшейся.
И потом преподавательница добавила: «Впрочем, возможно, это был и не Рэндалл».

Не так важно, был ли это Рэндалл или нет, конечно.
«Всю президентскую рать» я смотрел перед началом лекций по истории зарубежной журналистики, было холодно, начиналась сессия на журфаке, и я был счастливый-счастливый. Я читал об этом деле, слышал о нем, изучал его и вот смотрел на работу журналистов, повлиявших на ход истории США и доказавших, что журналистика может быть четвёртой властью.
«Уотергейт», как и пресловутый «Карточный домик», показывает, что за всем этим стоит, и напоминает о существовании людей, которые дергают за ниточки. И это, конечно, печально, если учесть ту прекрасную историю о журналистском подвиге, которая кажется хрустальным замком на первом курсе журфака.

Но я все равно рад тому, что есть такой фильм. Что было такое дело. Что писали материалы Вудворд и Бернстайн.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

01:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрели Молодого Годара с Толиком и Олей, и это был очередной подарок, как «Мечтатели» на первом курсе.

Мне понравилось, с каким трепетом, с какой любовью здесь Мишель Хазанавичус относится к кино. Я имею в виду — к кино как к седьмому искусству. Только это не цитатность, как у Бертолуччи, а обращение уже к приемам, к методам создания. Закадровый голос, параллелизм со «Страстями Жанны д'Арк», субтитры в качестве подтекста, «Я считаю ужасным, когда люди в кино появляются голыми, а это не обосновано сюжетом», вот это все. Конечно, от Хазанавичуса нельзя было ожидать меньшего трепета, учитывая его фильмографию, включающую «Артиста».

Мне понравилась многословность, утяжеление картинки текстом не только звуковым, но и написанным: все эти лозунги, граффити, плакаты. Это такой ужасающий своим слепым безумием Париж-революционер, где университет прекращает работу при малейшем дуновении ветра, и все идут на баррикады.
А стилизация изображения! Это правда было похоже на хронику '68. Тот случай, когда уместно слово ламповое. Ламповое изображение. Думаю, да.
А Гаррелль! Каков! Чудесно сыграл, не перетягивая одеяло. В нем есть неистовство и меланхолия, и его Годар — это подводная лодка Редутабль.
А длинные проездки! О, эти длинные проездки! Одновременно параллель разных «Я не знаю, что делать» и несколько слоев коммуникации: диалог, монолог, надпись на стене.

Фильм оказался действительно комедией, хотя я до последнего сомневался, что это получится. Но здесь невозможно не смеяться, так по-доброму, иногда — над собой, часто — над удачной фразой или режиссерской находкой.
Фильм оказался и драмой, но удивительным образом эта драма отошла на второй план, потому то изначально была очевидной и в целом не произвела особого эффекта. Да, сюжет держался на ней, на трех вполне очевидных конфликтах (Годар — Анн, Годар — общество в контексте революционных процессов во Франции, Годар — Годар).
Но фильм-то не о Годаре, фильм — о кино.

читать дальше

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

23:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ухх, моего преподавателя по телевизору показывают! До чего техника дошла!

Вот недавно собирались с одногруппниками, знаете, пятый курс, пар нет, встречаемся только послушать от руководства, что мы неоч. И вот наполнили бокалы — и выпили за Семибратова. Единогласно, в едином порыве, единым духом. Представляете? Уже давно с ним не было практических, да и институт не то чтобы огонь в нашей груди. А все равно говорим за Семибратова тост, потому что вот он — огонь.

Тони как-то сказал про Каннингема, что это человек, исполнивший мечту студентов-филологов и ставший писателем; так вот Семибратов — это человек, исполнивший мечту всех тех, кто поступает на кинорежиссуру: он перевелся из нашего института во ВГИК и стал практикующим режиссером. Ну то есть не как это бывает; мы смотрели его фильмы, они очень крутые. И он сам крутой специалист.

Вообще Семибратов, наверное, лучшее, что случалось с нашей кафедрой со времен Гиберта (единственный киновед на Кубани, к тому же лично знавший Лени Рифеншталь). Что ни говори, а именно Семибратов научил нас всему тому, чему должны были учить остальные преподаватели. Он научил нас настоящему кино настолько, насколько этому вообще можно научить. Игровые приемы, документальная манера, вот это все.

В общем, смотрите интервью, оно очень интересное (нам он все это рассказывал на парах, вживую это, конечно, еще круче, но я рад, что теперь это можно пересмотреть, например).
КУЛСТОРИ ОДНА ВОСХИТИТЕЛЬНЕЕ ДРУГОЙ
НАПАДЕНИЕ МЕДВЕДИЦЫ НА СЪЕМОЧНУЮ ГРУППУ
КАК ОДНАЖДЫ МЫ ЧУТЬ НЕ ПОДОРВАЛИСЬ РАДИ КРАСИВОГО КАДРА
ТЫ — ДВЕНАДЦАТЫЙ
САМ Я НЕ ПЬЮ, НО ПРИХОДИТСЯ
...и многое другое. Enjoy!


@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, От чего умер твой последний раб?

18:53 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Последние несколько дней моя рефлексия движется в сторону подведения итогов года, и, сравнивая свои ощущения с предыдущими декабрями, я вижу огромную разницу.
Впервые за много-много лет декабрь не сопряжен для меня со стрессом, паникой и горящими дедлайнами. Даже опуская школу с ее полугодовыми, ведь были четыре года рецензий в последнюю ночь под Гражданскую оборону, были зачетные недели, приближающаяся сессия на журфаке и на режиссуре, экзамены и рефераты (а потом и ГОСы) на английском, судорожные досъемки, монтаж... Было много кофе и мало сна, а нервное желание ухватиться за что-то стабильное (за Тварей, например, в том году) только усугубляло все.
Прошлый декабрь, после череды панических атак в конце ноября, так меня вымотал, что Новый год я все еще встречал в напряжении, не веря, что можно отдохнуть. Позапрошлый тоже, только там были не столько ПА, сколько нервные срывы. В общем, накопившееся за год настигало и топило меня.

Этот декабрь вдруг пронизан спокойствием. На днях мне снилась гармония. И не нужно писать дюжину рецензий к первой паре.
В феврале буду бегать с горящей жопой вокруг компьютера и орать, что ничего не монтируется, но пока что, вот прямо сейчас (и довольно длительное время до этого временного якоря — сейчас), я чувствую себя много лучше, чем обычно. Читаю книги для журфаковского диплома, временами болтаю с Пушкиным и с Никошей, помогаю Яне со съемками. Готовлюсь к Новому году! В прошлом году начал чувствовать, как с души падает камень ужаса перед этим праздником; в этом году радуюсь огонечкам как никогда, везде по дому мишура, гирлянды, елки и елочки, на ногах праздничные носки и тапочки, а город — город сияет и искрится, и нет поводов не радоваться этому.

Не знаю, сколько все это продлится. Иногда грущу. Но грусть моя светла.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

22:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Отсняли сегодня интервью с Мацко, которого Яна ждала очень долго, а я все болел и болел.
Удивительно, насколько отличаются интервью для себя от интервью для Яны. Я вспоминаю тот священный ужас, который меня чуть ли не парализовывал, не давал спать накануне съемки и не отпускал, пока я задавал вопросы. Сейчас чувствую почти гармонию. И дело не в том даже, что не нужно думать о том, все ли арендовано, со всеми ли договорено; просто как-то спокойно уснул, спокойно проснулся, приехал, поговорил.
Мне интересно то, что скажет Мацко; беру интервью у него во второй раз, и это снова что-то потрясающее, и сейчас я думаю, что по ощущениям такие направленные монологи похожи на лекции Маэстро по кинодраматургии, когда сидишь, уши развесил, хорошо если не с открытым ртом случаешь, захваченный харизмой говорящего.

Конечно, он профессиональный интервьюируемый, я предупреждал об этом Яну. Все-таки, личность публичная, не на тв так для журнала, что называется. У него есть ряд заготовленных ответов, меньше себя на камеру. Он не боится, но он мумифицирован.
Но вот сегодня, например, когда мы с ним уже второй год в болезни и в здравии, в горе и в радости, он стал даже немного где-то правдивее, как мне показалось. Где-то вышел на другой, более живой уровень эмоций. Я думаю, это достижение.
Хотя много брешет, конечно :D Не без этого. Все-таки имидж.

Так или иначе, отличный опыт интервью. Обычно я после таких бесед лимон-который-выжил, хочу добраться до дома и упасть лицом в диван, а тут как будто зарядился энергией, знаете, такой доброй, светлой энергией творчества.
Вообще часть его ответов очень напомнила мне про Эйзенштейна: про то, как он проживает эти сцены в голове, потом ногами; как он берется за невыполнимое и выполняет; про патриотизм даже. Много таких деталей. Возможно, это какое-то особое творческое состояние души, мне близкое. Его я нашел в Эйзене, его же — в Мацко (может, поэтому он меня и не отпускает, а я и не думал в таком ключе).

Вот он говорил про то, как искусство должно не только развлекать, но и заставлять думать, сопереживать. Говорил, что вкладывает зрителю в рюкзачок нечто, что зритель найдет, может, не в тот же вечер, но непременно — вдруг на него наткнется.
Для меня творчество значит именно это, и я рад слышать такую позицию от человека уровня Мацко.

Может, конечно, еще мне задали настроение Дельвиг с Пушкиным. Опять — ехал в троллейбусе и улыбался себе в шарф, приехал в студию счастливый, внутренне в состоянии мира с собой. Давно не испытывал такого, тем более по дороге на съемку.

@темы: сказка, гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

20:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Съездили с Яной в театр с одной только целью — договориться об интервью с Мацко.
С этим проблем не возникло. Зато — внимание! — Мацко обиделся на меня за то, что я не прочел его пост на фейсбуке.
О дивный новый мир!

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

Mea culpa

главная