• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: юлик внутривенно (список заголовков)
19:38 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сначала важное.

Я получил премию мэра для талантливой молодежи за научно-образовательную деятельность, чем очень горжусь. Обо мне даже написали на сайте института классную заметку. Эта премия для меня очень важна, потому что она как доказательство того, что все не зря, и нужно продолжать работать. В официальной формулировке при моем награждении упоминались гендерные исследования, что вдвойне приятно.

Второе, ничуть не менее, а то и более важное — мой текст про Булгарина опубликовали на сайте Культура.рф.
Во-первых, Булгарин! :heart: Я рад, что про него узнает кто-то, кроме моих друзей, которым не посчастливилось быть со мной в последние года полтора моего горения по журналистике второй четверти XIX века. Во-вторых, Культура.рф! Это отличный портал, который мне очень нравится. Мне бы, в целом, даже хотелось бы там работать.
Ну и, наконец, просто радуюсь публикации на общероссийском уровне :sunny:

Теперь о не таком главном.
Испытал неимоверное желание посмотреть второй сезон Дворецкого на французском, хотя бы одну серию, — в чем и преуспел. Убедился на википедии, что французский релиз был и пошел гуглить.
Не скажу, что мне нравится подбор голосов, но до чего же странное чувство — для начала, вообще Дворецкий. Это как тогда, в 2010, когда мы сидели в полупустом трамвае, жарким-жарким летом, ехали к черту на рога, и Джей говорил: «Сейчас ты в огне от Дворецкого, а через полгода так же будешь ждать выхода каждой новой серии второго сезона Дррр!!» И я смущался и качал головой, потому что не был в этом уверен. А второй сезон Дворецкого мы с Джеем и смотрели — поутру я хватал попкорн и бежал к нему, где ждала скачанная серия на японском, с пылу с жару. Эх, времена. Трава зеленее, небо голубее, никаких мертвых журналистов и режиссеров.

И вот смотрю я сейчас эту первую серию и думаю: до чего же я люблю Алоиса, этого одинокого, озлобленного на мир мальчика; и до чего я люблю Клода, мудака этого :"D Что тут скажешь.
Ближе к концу серии, если помните, есть такой момент: Себастьян роняет люстру, выбивает окно и уматывает из особняка, а Алоис издает совершенно нечеловеческий крик ужаса, когда становится темно, посылает слуг поймать Себастьяна, но не отпускает Клода: «Ne m'abandonne pas», — и вспоминает, как он так же держал на руках своего мертвого друга и говорил: «Ne me laisse pas seul. Je t'en prie».
И он повторяет то же самое Клоду снова: «Ne me laisse pas seul, Claude. Je t'en prie»
И я что-то прям :weep3: Mon garçon :weep:

Напоследок — не могу не.
Во французской версии «Темного дворецкого» Клод и Себастьян не дворецкие, а мажордомы — и это ОЧЕНЬ смешно.
Ну то есть дворецкий по-французски — мажордом.
Поэтому темный мажордом.
Хихикаю в кулачок.

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, Юлик внутривенно, Третьего отделения на вас нет, негодяи, Натаниэль, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Kevin the journalist, voice of Strex, I'll find her if I have to burn down all of Paris

18:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На «Медузе» сегодня вышел отличный материал «Я просыпалась и начинала рыдать» Как жить с депрессией и паническими атаками: рассказывают девушка с расстройством психики и ее муж.
Отличный это материал по многим причинам.

На днях мы с Яной закончили работу над фильмом-портретом, основной темой которого была жизнь человека с ментальными болезнями. Немалая часть фильма построена на поэтическом монтаже, на метафорах и создании атмосферы. Например, монолог о причинах зарождения депрессии сопровождал звук пустоты.
В начале этого монолога Коняш, который и является героем, говорит: «Основная проблема в том, как я считаю, что в русскоязычном пространстве недостаточно много говорят о том, что с тобой случается, когда ты переживаешь тяжелую утрату, когда ты расстаешься с любимым человеком, когда умирает твой родственник, когда тебя бросают, когда ты вдруг просыпаешься и понимаешь, что ты не можешь пойти на работу, потому что в тебе нет сил, абсолютно никаких».

Я знаю текст нашего фильма практически наизусть. Много раз слушая записи интервью, подбирая кадры под каждое слово, делая расшифровку, я снова и снова переживал то, что переживал Коняш. Когда мы с Яной сокращали монолог, приходилось бороться за каждое слово: это важно, это важно, это очень важно.
И вот эти слова я вижу в монологах, которые опубликовала «Медуза». У нас действительно не так много об этом говорят, тем более в публичном пространстве, где не вся аудитория знает, что такое паническая атака и чем клиническая депрессия отличается от меланхолии и грусти. Поэтому люди с ментальными заболеваниями вынуждены использовать скупой набор слов и образов, который будет понятен широкой публике. Чтобы быть услышанными, им приходится снова и снова обращаться к одним и тем же словам. И сначала — когда слышишь/читаешь об этом впервые — кажется, что их достаточно. А потом ты слышишь ту же историю от другого человека. И еще от одного. И снова.
И становится понятно, что, так или иначе, приходится все пояснять. Потому что этот язык только зарождается в русскоязычном пространстве, и в его лексиконе не так много слов.

«Медуза» расширяет пространство борьбы, выражаясь языком Уэльбека, потому что выносит эти темы на публику.
Черновым названием нашего фильма было «Маленькая жизнь», потому что это тоже попытка найти слова и выработать язык. Название мы поменяли.

Я вижу параллели нашего фильма с материалом «Медузы» не только в словах (даже описание панической атаки начинается в обоих случаях практически дословно одинаково, и слова про жизнерадостность, и вообще очень многое, я выхватываю целые идентичные строки), но и в образах. Посмотрите на их иллюстрации: они метафоричны, нейтральны, но наполнены внутренней силой (точнее, внутренней слабостью), они передают атмосферу.
Мы с Яной ходили днями по городу, против ветра, зимой, в самый холод, и искали образы. Обветренные, уставшие, мы возвращались по домам, сливали материал и готовились идти снова.


Я помню тот день, когда Коняш впервые рассказал мне о том, как он себя ощущал: я помню день, помню температуру воздуха за окном, помню его выражение лица, помню его слова и дрожь голоса. Я тогда, конечно, не думал ничего такого снимать, но это было важно для меня, так важно.

мой опыт


Я рад, что постепенно ментальные болезни выходят из табуированной категории, что люди делятся опытом и помогают друг другу.
Все такое нестабильное. Хочется помочь, но как?

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

00:47 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Вот это прямо очень меня характеризует (сегодня и всегда).

Сабж: мне очень долго не давало покоя, почто французский тумблер так шипперит некий таинственный пейринг вакрон, поэтому я ничтоже сумняшеся посреди подготовки к экзамену по телепроизводству (99 вопросов до вторника!!1!) спросил у ясеня «манюэль вальс почему его шипперят с макроном», потому что могу.
Ясень принес мне столько инфы из новостных сайтов разной степени государственности, что я не только убедился в уместности тега вакрон на АО3, но даже задумался, а так ли он нужен, когда они сами себе уже создали прекрасную драму, хоть нанимай Фуллера документировать их жизнь, евпочя :smirk:

На самом деле, по заголовкам можно устраивать тест «насколько ты остросоциальное СМИ по шкале от "Манюэль Вальс: "Я голосую за Макрона не сердцем, а разумом!"" до "Вальс на полусогнутых: экс-премьеру Франции не засчитали «прогиб» в сторону Макрона"». Я бы сказал, что мой уровень — "Вальс мечтает станцевать с Макроном". :eyebrow:

Как у всякого пейринга в любом нормальном фандоме, у вакрона есть свои перифразы и заместительные синонимы, клички и домашние прозвища (которые навешивают на них в основном СМИ по пока что ускользающей от меня причине).
Мои фавориты — это полные эмоций определения Вальса: «Манюэль(не дорос до Эммануэля) Вальс» (отсюда) и «брутальный политический волк» (отсюда), а тройку лидеров завершает «Вальс, этот тертый политический калач» (с того же РФИ).
Вальс, конечно, не отставал, и решил включиться в эту гонку блестящих прозвищ, и, по сообщениям Le Monde, называл Макрона «микробом», что, конечно, вызвало у меня ор выше гор, надеюсь, у вас тоже.

Драма отношений этих котов, как я понял из попахивающих прямо-таки херстовской желтизной статей самых разных масс-медиа, в следующем.
Вальс был премьер-министром при Олланде, выступая от партии социалистов, к которой он относился с 17 лет. Хотя народ недолюбливал Вальса, перенося на него немалую часть вины за проблемы, с которыми не могла справиться администрация Олланда (а Вальс как премьер был правой рукой и принимал эту ответственность), Вальс не отчаивался и даже считался одним из потенциальных кандидатов на президентское кресло в 2017. Но не прошел даже праймериз от своей социалистической партии. Упс. :nope:
Но вот четыре года назад, став премьер-министром, Вальс провел никому тогда не известного молодого Макрона на роль министра экономики. Мой мальчик. То есть весьма явно поспособствовал началу активной фазы политической карьеры Макрона. Вальс не отчаялся и уже во время выборной гонки поддержал своего протеже. Такой вот неожиданный поворот от социалистов к неолиберальному Наполеону.
Ну и, как мы все тут знаем, Макрон выиграл, и тут Вальс публично заявил, что хочет к нему в партию «En Marche !»
А Макрон его не взял.
ТА ДА ДА ДАААААААААН :bricks:
:weep3:

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Kevin the journalist, voice of Strex, Юлик внутривенно

18:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вы же знаете этих поэтов: сначала говорят, что под стихи — тут уж либо вино, либо водка, — а потом хлещут коньяк за здорово живешь, нараспев, низким с хрипотцой голосом читая не Есенина и не Маяковского уже, а свое, выстраданное, отрезанное от себя. Они говорят: я разочарован в себе, говорят, что нужен талант, а без таланта ты всегда будешь Сальери.
Завешивают окна плотной тканью, чтобы сделать вид, что ночь, и не включают никакой свет до самого заката, только иногда отдергивая занавеску, чтобы затянуться сигаретой. А когда совсем темнеет, включают гирлянду и зажигают свечи, а если после вина и коньяка трудно разобрать буквы, то достают фонарик.
Воск свечи снизу расплавляют, чтобы нахлобучить ее на пустую бутылку из-под красного вина, рядом стоит бутылка с парой глотков белого, рядом — пухлая емкость с коньяком и целая россыпь бокалов, потому что как же можно пить вино и коньяк из одного и того же бокала?

Вы же знаете этих поэтов: у Толика длинные вьющиеся волосы, забранные в светлый хвост; у Насти короткая стильная стрижка, от которой трудно оторвать глаз. Поначалу Толик постоянно включает компьютер, чтобы гуглить разное, от гекзаметра до Стоппарда, и говорит: «Хорошо, что в комнате есть Анубис, я хоть не самый тупой», — и мы смеемся.
Толик показывает нам свой фильм-портрет, а после мы слушаем Вертинского, губами повторяя слова песни, и смотрим все куда-то немного вбок и вверх, как будто читаем Мандельштама перед приемной комиссией в театральном.

— Ну знаете, поэзия, — говорит Толик, пожимая плечами. — Вряд ли Пушкин сидел над бумагой и высчитывал строфы, ритм, ямб...
— Высчитывал, — хором говорим мы с Настей.
— Ну вот, — огорчается Толик, — теперь Пушкин нравится мне гораздо меньше.
Мы снова смеемся. У самого Толика ритм всегда строго соблюден. У Насти тоже. Мы вспоминаем конкурсы поэтов, в которых участвовали когда-то.

На большой кровати лежат томики Есенина, Бунина, Байрона, Маяковского, Уитмена. Настя на память с легкостью читает Гете и Лермонтова.
— Где же Лермонтов? — тут же повторяет Толик, который не может найти томик его стихов.
— Миша! — кричим мы с Настей. — А Миша выйдет?

@настроение: за тучи тянется моя рука, бурею шумит песнь, небесного молока даждь мне днесь.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, не душу делим, чай - постель всего лишь, Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Защитили сегодня проект про тележурналистике. Больше всего я рад даже не тому, что недельная работа увенчалась успехом, а тому, что вчерашние панические атаки и обстановка дома никак не повлияли на мою работу. Я взял на себя функцию ассистента режиссера, и помимо работы до «эфира» я говорил в ухо ведущему дебатов, и это было очень круто: фактически, модератором выступали мы с ведущим на пару. И тезисы мы прописали, и конфликтные точки, и вообще!
Мне кажется, факт того, что я даже после вчерашнего приступа могу выполнять возложенные на меня обязанности так, что даже Шнайдер похвалила работу за кадром, значит для меня даже слишком много. Контролировать эфир и не позволять мысли уйти, ах, славно как. В некотором роде, я взял на себя все эти образования и научные работы в первую очередь именно для того, чтобы контролировать свою нестабильность непрекращающимися дедлайнами и обязанностями. Как бы тебе ни было плохо, иди и делай, что называется.

Наслушавшись негативных отзывов о постановке Non Dolet в нашем театре драмы, уже не чаял найти единомышленника, кроме Сахарка. И тут Костя говорит сегодня, что ходил на Non Dolet трижды. До чего же славно.
Счастлив также, что Коняшу понравилась «Красавица и чудовище»; встреча с ним — один из самых светлых моментов в череде бесконечной занятости и шалящих нервов.

Наконец залил в сеть свой однокадровый. Он простой, но мне очень нравится та мысль, которую я в него вкладывал, нравится эта стена, нравится игра Толика и его же плашка с названием работы =)


@темы: Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., Рихито-сама, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хочется за пивом обсудить с кем-нибудь журналистику, но вот беда — мне неинтересно никого слушать про журналистику. Меня не интересует ничье мнение по этому поводу. Либо у меня есть своя позиция, либо я как минимум все это уже слышал.
По таинственной причине в желании фигурирует пиво, которое я не слишком люблю. Но обсуждать журналистику за вином кажется чем-то совершенно нелепым и даже неприемлемым. Сначала даже хотел сформулировать мысль в духе «все равно что обсуждать революцию за пирожными», но это слишком прямо и не совсем верно. Просто журналистика — это принципиально иная система координат. Это стукающиеся о стол пивные кружки, полные пепельницы и рядки кружек разной степени опустошенности с ободками от кофе. Раньше я хотел бы быть частью этого, теперь провожу вечера за бокалом-другим белого сухого, какая уж тут четвертая власть.

Одно из лучших решений журфака — давать информационные войны и язык СМИ в одном блоке. Не знаю, как с этим дела обстоят у очников, но у нас эти два предмета шли две сессии, а экзамены шли через день (между ними затесалась история литературной критики), и сопоставлять те доводы и наметки, которыми нас снабжали преподаватели этих двух дисциплин, было не просто классно, это вообще не то слово. Это было то, что надо. Это было то, чего я ждал. Это было важно и правильно.
Хотя на парах иногда мысль терялась (а чаще — повторялась раз за разом, теряя в цене), сейчас я часто возвращаюсь мыслями ко всему тому, что подразумевалось и имелось в виду, что мы должны были вынести.

На днях наконец прочитал «1984». Опуская мое отношение к книге в целом (руководствуясь старым добрым принципом хорошо или ничего), мне очень понравилась мысль о новоязе. Не все, конечно, но некоторые суждения крайне зравые даже в рамках романа. Собственно, после пар по языку СМИ и инфовойнам все как-то само собой становится на свои места и воспринимается одновременно более критично и адекватно.

неужели вам непонятно, что задача новояза — сузить горизонты мысли? В конце концов мы сделаем мыслепреступление попросту невозможным — для него не останется слов. Каждое необходимое понятие будет выражаться одним-единственным словом, значение слова будет строго определено, а побочные значения упразднены и забыты.
<...> Даже лозунги изменятся. Откуда взяться лозунгу «Свобода — это рабство», если упразднено само понятие свободы? Атмосфера мышления станет иной. Мышления в нашем современном значении вообще не будет. Правоверный не мыслит — не нуждается в мышлении. Правоверность — состояние бессознательное.


Помимо очевидного. Как много мы используем слов, чтобы передать злобу, недоверие, отчаяние, растерянность, гнев, ненависть. И как мало слов, чтобы выразить радость, восторг, счастье, уважение. Все слова из последней категории кажутся то слишком вычурными, то чересчур громкими, а то и попросту нелепыми. И их становится меньше — не у кого-то конкретного, а вообще. В СМИ особенно, а так как мы во многом зависим от масс-медиа (в том числе от Интернет-СМИ, само собой), то и у нас отпадает... практика языка, что ли.

*

И оффтопом, чтоб два раз не вставать.
Случайно открыл аську (иконка на панели задач рядом с браузером, почему она вообще тут висит — не знаю, но не могу заставить себя убрать ее); все, конечно, оффлайн (сто лет, наверное, никто не заходил), а в списке важных контактов Джей. Дай, думаю, гляну, что там из былого и дум. В конце концов, это поздно установленная аська, где истории не больше нескольких десятков страниц. Агония мессенджера, если угодно.
И вот что-то буквально немного проскроллил архив и наткнулся на беседу времен еще ФБ и ЗФБ 2013, когда я бетил тексты Джея.
И там встретился совершенный бриллиант, после которого я решил больше не скроллить аську во избежание х) Кто старое помянет, как говорится.

"Данте сжимает его бедра до боли и втрахивает в стол".
Я уже шутил про мальчика, который вгладил кота в пол? Кажется, тебя шутка впечатлила :D

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Kevin the journalist, voice of Strex

23:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера на паре французского мне сказали, что мои exposé структурно очень... (тут преподавательница замялась, подбирая слово) журналистские.
Я смутился и извинился за профдеформацию, потому что как бы далеко я ни отошел от журналистики в общем и о журфака в частности за последний год, старые раны так просто не заживут. Тут Денис и преподавательница на пару начали взволнованно пояснять, что вообще это был комплимент.
Сегодня я заметил, что моя простыня одногруппнику структурно была точь-в-точь exposé.
Деформация.

Сессия уже послезавтра, и сегодня, возвращаясь из института, я поймал себя на размышлениях, успеем ли мы сбегать на большом перерыве за блинчиками, потому что четыре пары с восьми утра — дело нешуточное. А потом вспомнил, что нет никаких мы, потому что Коняш работает, а больше я ни с кем не общаюсь из группы, и ужасно скучные пары придется сидеть в одиночестве, а ведь половина очарования журфака — это всегда Коняш.
И все равно я рад, иррационально рад, как будто журфак спасет меня от чего-то, что я даже не воспринимаю осознанно как угрозу, хотя я понимаю, что не смогу отдохнуть после сложной сессии и, скорее всего, совсем умотаюсь совмещать столько всего (хотя это не так уж много).
Сегодняшний экзамен (по тележурналистике, в институте) показал, что мастерство не пропьешь :-D Один раз на лбу себе высек, что жизнь дана, чтоб ее посвятить журналистике — и все, и ты пропал (в самом лучшем из смыслов, как если бы ты пропал, подняв глаза на звезды).

@темы: перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

22:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец пришел новый преподаватель по трем предметам, названия которых мы даже не видим смысла запоминать — что-то там про телевидение.
Сказал: «Давайте договоримся. Слова "сука" и "жопа" произносить допустимо». Судя по его экспрессивной речи, употребление слова "говно" тоже не порицается.
Еще он запилил нам кулстори о том, как по статье УК РФ засадил каких-то чуваков, которые помешали съемочной группе снимать выгоревшую заправку.
Такие дела.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно

12:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Казалось бы, что интересного может быть в историческом очерке 1905 г. «Администрация и общественное мнение во Франции перед революцией», а меж тем одна история восхитительнее другой.

Вот, например, факт: во второй половине XVIII века во Франции скопом принимались законы, всячески ограничивающие свободу печати. Нельзя было печатать и распространять ничего против религии, королевской власти, государственного управления и финансов. Все это не очень приветствовалось и каралось смертной казнью. Перспективы так себе. Казалось бы, свободой слова и критической мыслью тут и не пахнет.
Разумеется, не тут-то было.
«Или, быть может, Вольтер не написал ни строчки против религии, Руссо не затрагивал вопросов государственного управления, энциклопедисты не касались вопросов законодательства, а "экономисты" не заикались о финансах? Или, быть может, все эти писатели, или, по крайней мере, добрая половина их, с Вольтером во главе, и в компании со своими издателями и книгопродавцами, сложили свои головы на эшафот во исполнение королевской декларации 1757г.?..»

Как мы все понимаем, строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. И законодательную норму от действительности в дореволюционной Франции отделяла пропасть размером с Юпитер.

Кулстори номер раз.
С пятидесятого до шестьдесят третьего года во главе управления печатью стоял Мальзерб, весьма просвещенный человек. При нем начался выпуск знаменитой «Энциклопедии», на которую яростно нападало духовенство. Мальзерб был не дурак и боролся с цензурой как мог, но дружба дружбой, как говорится... Однажды он вынужден был предписать арестовать все бумаги Дидро, уступая настояниям противников «Энциклопедии». Но для просвещенного человека сто верст не крюк, и Мальзерб позвал к себе Дидро и о грядущем обыске предупредил. И, пресекая отчаянные заламывания рук энциклопедиста, посоветовал бумаги прислать прямо сюда, Мальзербу.
«И рукописи были "спасены" от сыщиков... Мальзерба».


Это все почему? Потому что над «варварским» законом торжествовал — внимание! — «просвещенный» произвол.
«В деле свободы прессы при Мальзербе Франция, по выражению Вольтера, "стала наполовину Англией". С той только существенной разницей, что у англичан была свобода, основанная на законе, а у французов — свобода, основанная на просвещенном произволе».

А так — один в один :D

Кулстори номер два.
Был такой канцлер Мопу (высшее начальство по делам печати), который оказался поклонником Вольтера и всячески (негласно, конечно, но во Франции тогда почти все делалось негласно) потворствовал ввозу в страну его особо «нечестивых сочинений». Цензура, понятное дело, негодовала. Тогда стали действовать еще проще. «Нечестивые сочинения» адресовались на имя канцлера, а он передавал их книгопродавцу Мерлэну :D Ну Мерлэн и сам не дурак, и заодно «выписывал» через канцлера и другие запрещенные во Франции сочинения.

Короче, что мы имеем на период второй половины XVIII века со свободой печати во Франции? Очень просто: печаталось все, что угодно.
«Авторов "безбожных и "противогосударственных" сочинений, конечно, не казнили: их сажали время от времени в Бастилию или какой-либо другой из "королевских замков". Эти неприятные приключения не мешали однако этим писателям продолжать свою писательскую деятельность в том же духе... Кары, постигавшие писателей, не только не парализовали их писательской деятельности, но зачастую — наоборот, подогревали ее, увеличивая их популярность — с одной стороны, с другой — изощряя их в "искусстве высказывать все, так чтобы не попасть в Бастилию в стране, где не дозволено ни о чем говорить"».

@темы: Юлик внутривенно, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

12:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я сегодня Магомет, к которому пришла гора.
То есть гора шла так долго, что уже особо и не нужна, но никто не подозревал, что гора вообще может ходить.

Позвонил юноша из пресс-службы вуза и предложил работать в институтской газете :D

@темы: Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:13 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Второй день высыпаюсь и чувствую себя неплохо, очень странное и интересное ощущение. Все так хрупко, но многообещающе: сегодня с удовольствием послушал лекцию декана (обычно все грустно). Уверяю себя, что все дело в том, что он рассказывал про Пырьева и Александрова — так люблю их, сиял всю пару медным тазом, даже несмотря на привычные «Поговорим о Пырьеве. Эльдар Рязанов поступил во ВГИК в шестнадцатилетнем возрасте...» Ну хоть немного съехали с казавшейся бесконечной темы Герасимова.
*
Трагедия в Бельгии ужасна. Мы вчера сидели в институте и ждали преподавателя, поэтому у нас было много свободного времени — и я смотрел с возрастающей паникой на все новые уведомления о трагедии. Взрыв, взрыв, пострадавшие, погибшие, раненые, ответственность. У меня много новостных приложений — было очень страшно. Это ощущение нестабильности бытия еще несколько дней назад вызвало бы у меня ПА.

Из-за того, что возвращаюсь из института все позже и позже, перестал успевать не только на новости по НТВ, но и на новости по России1, теперь ужинаем с вестями по Первому каналу.
Смотрел новости по Первому каналу последний раз еще в глубоком детстве с бабушкой, кажется. Неожиданно осознал теперь, что неплохо.

Мне очень приятно смотреть, как Первый канал разбирает тему терактов сейчас. Мне нравится, как много работает студия, сколько увэшек в первом блоке. Нравится, сколько европейских корреспондентов согнали в Бельгию. Есть в этом что-то от суеты Newsroom. В прошлый раз я с таким же замиранием сердца следил за всеми репортажами о Шарли Эбдо, до этого — об Украине (НТВ был вне конкуренции).

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно

20:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Одна из причин любить Мороза и Павлова — это то, что они выходят за рамки стандартных списков литературы.
Сегодняшняя пара Мороза: он изо всех сил пытается сориентировать нас в разных формалистских и постструктуралистских делах, сыпет фамилиями авторов из своей докторской диссертации, которых не читал никто, кроме него, и очень переживает, что вынужден переходить на более простой язык.
Начинает рассказывать про Белого и переходит на Маяковского. Говорит о Пильняке и переходит на Замятина.

Посреди пары, когда стало ясно, что ни Нельдихена мы не смогли почитать толком, ни месседж о синтезе и границе поэзии и прозы не понимаем, Мороз выдал свое любимое:
«По большому счету, вас все равно не существует, — а потом добавил: — Во всяком случае, я могу проходить сквозь вас безо всякого эффекта».

Начал пару с того, что сообщил о том, что умер Жулавски, но не получил никакого отклика от аудитории, и с надеждой посмотрел на меня.
Все, что я знаю о нем — Мороз что-то у него смотрел. И Иоанн тоже. Они в фейсбуке это обсуждали.
Все.
Король неловкости.
На режиссера учусь, ага. Зачем мне глаза и руки, если не могу даже погуглить хорошего человека?

Но дело даже не в этом. Обходя стороной пассаж Мороза о том, что прекрасного в смерти только то, что она помогает понять жизнь, — он начал длинную речь о том, что Жулавски потрясающий, очень глубокий, а просмотр его фильмов поможет нам попасть в Рай, если он есть (???), а потом зачтется на Страшном суде, после которого будут новое небо и новая земля (????).
А потом говорит: я вам, конечно, категорически не советую смотреть ничего у Жулавски. Это невероятное давление на психику. Но если все-таки посмотрите, а потом еще и подумаете о том, что посмотрели, то непременно что-то да поймете. А это — самое важное. Понимать.

Под конец Мороз как обычно начал разговор о том, что все мы одиноки и отчуждены, и литература — один из способов коммуникации, то есть связи с миром. То есть литература (как и речь) — попытка преодолеть собственное тотальное одиночество, отречься от отчуждения, притупить остроту оставленности человека в этом мире.
Конечно же, начал цитировать Платонова и внезапно Кортасара. Кортасару до Платонова, само собой, далеко, но это что-то новенькое.

Так люблю пары Мороза.

PS перед парой начал кричать Морозу, что посмотрел Non dolet в нашем Театре драмы. Мороз такой: и что в этом хорошего? А я такой: ВСЕ.
Рили все: спектакль по пьесе Жана Ануя, в музыкальном оформлении использована песня Даниэля Лавуа, спектакль сыгран очень хорошо, волшебные мизансцены... — Тут Мороз меня прервал смехом: «Мизансцены, говоришь, хорошие? Это в нашем-то драмтеатре имени Горького? Ты заставляешь меня пересмотреть взгляды на жизнь и на походы в театр!» :D
*
На практике сегодня было на удивление хорошо — шеф-редактором сегодня сидел котеюшка — глава интернет-дирекции, и поэтому было уютно, и я не чувствовал себя косоруким кретином, непонятно что забывшем на журфаке, например. Типа если я залажал новость, то это не: «Это же элементарная новость! Как можно было этого не понять?? Это же ОЧЕВИДНО!» — а: «Даш, ты неправильно написала новость. Помнишь принцип перевернутой пирамиды? Смотри, абзац после лида — дежурное восхваление администрации самой себя. А вот последний абзац — социально значимый. Поменяй их местами». И все понятно! И я _осознаю_! Как же славно <3
Утро началось с того, что у Фактов была обнаружена ошибка в увэшке, шеф позвонил им разбираться: «Зоя, а почему вы афалину афалином называете? Вы же не называете панду пандом!»

Потом случилась _новость_.
У нас в городе есть водохранилище (оно же Краснодарское море), при нем есть яхт-клуб. И сегодня пришла информация, что там собираются расформировывать клуб из-за якобы проблем с документами.
Одна из наших девочек начала звонить выяснять, что там как. Говорят, документы в порядке, все продлили. Другая сторона дела говорит, что по документам клуб давно закрыт, земля продана, идет конь бледный и Ад следует за ним.
Девочка звонит в новостную дирекцию, мол, вызывайте съемочную группу, там _прямо сейчас_ все нафиг оцепили и собираются сносить постройки яхт-клуба, детей выставляют, яхты не отдают, скоро все начнут превращаться в соляные столбы. А в Фактах отвечают: вот когда снесут, тогда и подъедем.
Мы такие: хмхмхм отлично новостники работают. Журналисты, мать их.

В итоге девочка сказала, что хочет делать материал, шеф дал добро, и редактор начала звонить по поводу машины. С машиной зачем-то прислали и оператора. Мы такие: схуяли? Мы ж интернет, нам не нужен оператор.
А нам отвечают: котаны, СОКРАЩЕНИЯ НА КАНАЛЕ, НЕКОГО ПОСЛАТЬ, ДАВАЙТЕ ВАША ДЕВОЧКА ПОРАБОТАЕТ КОРРЕСПОНДЕНТОМ? Хотя бы просто микрофон подержать, а оператор уж сам все спросит...
Мы такие: ясно понятно.
Занавес.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

18:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Пришло время рассказать о моей практике.
Три недели на телеканале — звучит круто, наверное.
Уточнение: три недели на интернет-портале крупнейшего краевого телеканала. Так-то лучше.
(На дорогу туда-обратно в день уходит около четырех часов, столько же сижу в редакции.)

Сегодня был день открытий какой-то:
1) стало ясно, что странный бородатый чувак, который на той неделе время от времени забегал в редакцию в поисках постоянно теряющихся вещей самого разного предназначения — шеф-редактор, причем типа главный :"D А я был почти уверен, что это местное приведение;
2) до меня наконец дошло, что странный долговязый юноша из очень странной общественной организации, который постоянно тусуется здесь же — тот самый юноша, которого я читаю в инстаграме и твиттере уже года два как.

Просто небольшой кусочек жизни в редакции, где постоянно стоит звук ударов по клавиатуре и бесконечно пьют кофе:

- Почему у нас по тегу "еноты" только сегодняшняя новость?
- Может, потому, что до сегодняшнего дня у нас не было тега "еноты"?
- Предлагаю к выходу второй части "Стражей галактики" сделать подборку новостей про енотов!

- Чем мне нравится, что у нас на сайте теперь две бегущие строки... вообще ничем, но хотя бы тем, что в одну минуту может совпасть новость про енота Бусю и Дональда Трампа.
читать дальше


Но чтоб вы не обольщались — вот как выглядит дверь редакции С":
читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно, гости всыпали боярам звездюлей, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

21:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Удивительное рядом.
Не так давно обнаружил, что в Париже есть улица Мазарини. Когда мы были с бро в Париже, я даже не догадывался об этом, но, откровенно говоря, стой я рядом с табличкой «ул. Мазарини», едва ли бы меня это как-то всколыхнуло, ведь я понятия не имел, кто это (ладно, имел, но весьма смутное).
Теперь-то я прошаренный :D

Сейчас в рамках подготовки к экзамену по истории зарубежной журналистики читаю заново очерки Лучинского, И ЧТО ЖЕ Я ВИЖУ, господь всемогущий.

Первый европейский журнал — "Journal des Savants" ("Журнал ученых", 1665-1828) был создан по инициативе французского министра финансов Жана-Батиста Кольбера, которого часто сравнивают с кардиналом Ришелье.


Тот самый Кольбер, который был при Людовике XIV. Как тесен мир.
О сколько нам открытий чудных — и далее по тексту.

Еще Кольбера сравнивают с Ришелье, а Ришелье, как известно, был инициатором создания «La Gazette» — первой национальной французской газеты (хотя он курировал еще «Mercure français»).
Все еще моя любимая история — о том, что Ришелье был строг и суров, а любил только кошек, и у него была кошка по имени La Gazette.
Соу свит :heart:
*
На этой сессии я окончательно обезумел и зачем-то взял себе две темы для рефератов, при том, что экзамены какие-то адически сложные. Но просто французская пресса такая замечательная, и я взял две темы из трех, которые вообще есть :"D



Небо спасло меня от того, чтобы взять все три темы, но скрепя сердце пришлось ограничиться публицистикой Великой Французской революции и французской прессе при Наполеоне.
(Хотел вообще взять тему про Ренодо и его «La Gazette», но сошел с ума.)

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Телезвезды: Михаил Кожухов
Интервью журналиста-международника и бывшего собкора «Комсомолки» в Афганистане

Отрывки

— А вы согласны, что главная цель журналистики — стремление к правде, и в этом кроется конфликт с пресс-секретарством?
— Возможно, хотя мне больше нравится другая формула, которую я услышал от американской журналистки, фрилансера и фотографа Джоанны Шнайдер, с которой я познакомился в Афганистане. Когда я спросил ее, для чего нужна журналистика, она, не задумываясь, ответила: «Для того, чтобы напоминать власти о долге, а обществу — об идеалах». Я не знаю, может, их учат этому, а может, она сама придумала такую трактовку, но я под ней подписываюсь. Хотя и она — тоже про правду.

— Мы остановились на том периоде, когда вы поняли, что международная журналистика уже не нужна.
— Этот период продолжается по сей день
. Хотя я и не являюсь поклонником былых времен, но считаю, что мы многое выплеснули вместе с водой, многих детишек из ванночки. Были времена, когда международная журналистика была отдельной специализацией в рамках профессии.
Я однажды присутствовал на юбилее Станислава Кондрашова, «известинца», специалиста по Соединенным Штатам. Среди прочих людей там были ветераны внешней разведки, и один из них работал как раз в Штатах в одно время с Кондрашовым. Он признался, что однажды принес телеграмму в центр, а начальник ему ответил, что знает, что Кондрашов работает над этой темой. Начальник посоветовал дождаться, когда появится публикация в «Известиях», чтобы свериться — и только после этого отправить телеграмму. Вот такой был уровень компетенции.
Люди моего поколения могут этот ряд продолжить. Владимир Цветов — Япония, Всеволод Овчинников — та же Япония и Китай, Фарид Сейфуль-Мулюков — Ближний Восток. Это крутейшие спецы и профи, которые не только знали предмет, но и блестяще владели словом. Сегодня таких людей нет, или их крайне мало. Сегодня есть бойкие люди, которые способны рассказать о захвате какого-нибудь посольства в Перу или землетрясении в Японии, но их беда в том, что они не знают контекста, для них происходящее — просто люди, фамилии, факты. Это то же самое, как если бы к нам приехал ничего не знающий француз или американец, и попытался бы понять Россию. Он видит только внешнее, случайное, то, что попадает в газеты, но не понимает истинных пружин. А этим нужно заниматься какое-то время, как и в других сферах нужно понимать, чем трактор отличается от комбайна, а скрипка — от альта. Никаких других секретов нет, но желательно это знать.

На третьем курсе я получил тройку за то, что, прочитав на языке оригинала «Песнь о моем Сиде», отказался отвечать на вопрос о том, что произошло с суффиксом «era» в XVI веке. Подготовка была приличной.

— А есть, как вы думаете, какие-то шансы, что международная журналистика в России возродится, или школа утрачена насовсем?
читать дальше

@темы: Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

19:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Нил: Критериев для публикации два. Первый: уверенность в правильности информации. Второй: в интересах ли это общества.
Ребекка: Вы и с Генуей были уверены.
Макэвой: Есть и мой личный третий критерий — не попадет ли кто из моих сотрудников в тюрьму!
Нил: Нет!
Макэвой: ...По этому критерию материал не проходит. Чтобы подтвердить правильность, надо позвонить в BCD, а это та ниточка, которая ведет в ФБР. А теперь отдай мне флешку, и я засуну ее в мясорубку!
Маккензи: Что он хочет засунуть в мясорубку?
Нил: Правду. Надежду. Журналистскую этику.
Макэвой: У меня во всем организме больше журналистской этики, чем у тебя в...
Маккензи: Ты перепутал.
Макэвой: У тебя больше журналистской этики в организме, чем...
Ребекка: Опять не то.
Макэвой: О чем я вообще?
Нил: О том, что ты трус.
Макэвой: Следи за языком, Мандела! Я был бы трусом, если бы боялся попасть в тюрьму, но я просто не хочу в клетку!
Нил: Если не сдашь информатора — идешь в тюрьму. Это почетно.
Макэвой: Похвалишься своим сокамерникам.

(Newsroom)

+
Макэвой: Джена!
Ребекка: Заставляешь ребенка работать по субботам?
Макэвой: Я завершаю ее журналистское образование и даю ей то, чего она не найдет в книжках.
Джена: Да?
Макэвой: "Доктор Пеппер", пожалуйста.
Джена: Хорошо.

(Newsroom)

@темы: Юлик внутривенно, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Kevin the journalist, voice of Strex, не душу делим, чай - постель всего лишь

19:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Американских журналистов в прямом эфире убил их бывший коллега.

Новость почему-то сделала мне очень больно. Причем, наверное, виновата не сама новость, а детали, из которых она состоит: журналистке было 24 года, оператору — 27 лет; полиции не удалось задержать подозреваемого, потому что он покончил жизнь самоубийством.
Вначале ни у кого не было идей, кто мог это сделать, но камера засняла на какое-то мгновение убийцу. Смазанно, нечетко, в момент падения, но это стало решающим фактором. Безработный бывший коллега журналистов.

И еще это лицо ведущей в студии. «Я не знаю, что произошло и что это были за звуки».
Смерть в прямом эфире, этакий журналистский вариант «русской рулетки», но с тем же привкусом шоу.


@темы: Юлик внутривенно, Kevin the journalist, voice of Strex

20:10 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
От остановки маршрутки до трамвая — минут пять. На трамвайной остановке жарко, и чтобы поймать краешек тени, нужно забиться в самую глубь, под крышу, к скамейкам и неизменным бабулькам с миллионом сумок.
На границе тени стоит очень красивая девушка: легкая белая блузка, воздушная такая; скинни с завышенной талией, белые кеды и длинные почти кудрявые волосы, светлые, не то с розовым, не то со светло-карминным оттенком. Девушка такая красивая, что я случайно прохожу мимо раза четыре, прежде чем подъезжает нужный трамвай. И мы едем в одном направлении.
Выходим тоже на одной остановке.
В парке около стадиона Кубань мы расходимся по разным аллеям, чувствую немного даже досаду: на девушку очень приятно смотреть.

Когда я прохожу мимо АСБ худ.программ, я вижу внутри эту красивую девушку.
Сижу в новостном отделе, там классно, прохладно и все слаженно работают. Время от времени бегаю в художку, там записывают утренние детские пятиминутки; ведущий изо всех сил пытается разговорить очень аморфных ребяток. В АСБ смеются и пытаются давать советы. Спустя два часа думаю о том, что можно и домой.
Сажусь на диван в тихом уголке, жду до круглого часа. На соседнем диване — та самая девушка.

— Ты здесь на практике? — внезапно спрашивает она. — Первый курс?
— Второй, — смущаюсь я.
— Не подумала бы! А то вижу: жмешься все по уголкам. Пошли к нам в АСБ! Пока там тихо, но в два часа начнется движуха.
И движуха началась: в полвторого выяснилось, что запись начнется в полтретьего, но и к дедлайну не успели. Продюсер в уголке считала потраченные секунды по огромным часам над мониторами; редактор сидела рядом и нетерпеливо спрашивала, что не так. А «не так» было вообще все; запись состояла из ляпов, как лоскутное одеяло или очень старая одежда в заплатках, — но было весело, живенько и ПОЛТОРА ЧАСА ПОПИЗДЕЛОК О НОВОСТЯХ, елы-палы, да когда у нас преподаватель опаздывает на пару-другую, мы устраиваем точно такое же ток-шоу, только не уходим в сторону от темы дня и не устраиваем случайную несанкционированную предвыборную агитацию :D
(Шучу, конечно, но ток-шоу — правда очень странный формат для моего понимания.)

В итоге просидел на канале добрых пять часов. Красивая девушка оказалась выпускницей моего факультета как раз этого года. Общались о ТРВ, о телевидении, о суфлере.
Вот вам и «будете торговать унитазами» :D



- Так, сервер. Пишем.
- Погодите, у меня ухо выпало!

- Да подождите, у меня ухо выпадает. Может, там что-то умное скажут.
- Не бойся, не скажут.

"Так, вторая, ты меня слышишь? Покажи фак в камеру, ну или просто хоть кивни!"

- Ну как тебе суфлер? Может, побольше, порезче?
- А что, можно порезче?
- Нет.

- А у вас стаканчики одноразовые есть?
- Может, вам еще и шприцы одноразовые достать?

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, Юлик внутривенно

00:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Неожиданно славный день, которого я боялся так сильно, что поджилки тряслись, вот правда (даже не знаю, где эти самые поджилки, но ладно).
Невероятно переживал по поводу перенесенной (из-за Парижа) практики, но леди из кадров сказала, что все ок, и я тусовался на канале добрых шесть часов, глядя на спящего монтажера и на то, как варится телевизионная кухня. Вообще даже несмотря на то, что это местный (хоть и краевой) канал, все довольно живенько. Иерархия как она есть: режиссер художественных программ подстебывает режиссера-новостника, которая, в свою очередь, презрительно спрашивает, кто вообще снимает эти рекламные передачи.

читать дальше

Но на этом удивительные открытия не закончились.
К нам в Краснодар неожиданно приехал Велиар, и я даже встретился с ним, притянув J на встречу :D И как-то так классно оказалось тусить с Велиаром, Дагенушкой и J, что я прямо ОТКРЫЛ В СЕБЕ КОММУНИКАБЕЛЬНОСТЬ, серьезно, вот уж чего не ожидал. Был абсолютно уверен, что стану сидеть как обычно в уголке и МОЛЧАТЬ.
А еще J притащил антимонополию, и стало совсем хорошо, пиу-пиу! :jump3:
Не думал, что со знакомыми с ролок можно настолько свободно общаться в реале (учитывая факторы социофобии и интроверсии в моем случае). :nechto:

— Я могу не кланяться, Нат?
— Еще чего.
— *грациозно поклонился*
— Другое дело.
— *вручил подарок*
(миниатюра: когда Герцог Восточного Ада Велиар — слуга лорда-полукровки Натаниэля Транси :D )

Очень люблю этих котов :gh3:


@темы: Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Натаниэль, Kevin the journalist, voice of Strex, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

22:55 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В самом разгаре съемки второго сезона «Библиотекарей», уруру.
Так что вот немного Флинна, который все равно самый тру библиотекарь :heart:



А еще я досмотрел первый сезон Newsroom как раз в годовщину.
Слишком хорошо.





2012.06.24 - we just decided to aired for the first time.

хх

@темы: От чего умер твой последний раб?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Юлик внутривенно

Mea culpa

главная