Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли? (список заголовков)
23:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Во французском языке есть конструкция chez moi, которая переводится как "у себя" в значении "дома".
Так вот когда я на журфаке, я чувствую себя chez moi.

Перед каждым курсом боюсь, что факультет больше не сияет, лучшие пары позади, вдруг учеба больше не принесёт мне радости. Но сегодня я подходил к факультету и, только завидев его, почувствовал такую волну радости внутри себя, что заходил уже совершенно шалым и счастливым.
На лестнице ещё до проходной встретил Ярослава, Фрая, Уткова, наш охранник на страже, тут же совершенно очаровательный Мороз, Оля не преминула с кислым лицом сообщить мне, что видела К. Флеш-рояль!

Первая сессия выпускного курса началась парой Павлова, вы представляете, Павлова!
Бабушка зовёт Павлова Маяковским, это просто вин :vict:
Так вот, пара Павлова. Буквально вчера я переживал, что он больше не будет вести у нас практические, только медиакритика осталась, которая тоже интересная, но ведь Палов так круто разбирает наши тексты! И вот - в расписании появилась таинственная "аналитическая журналистика", которую поставили вести у нас Павлову, и это суперхорошая новость, от которой я расцвёл пионом!

Конечно, Павлов начал лекцию с того, что мрачно обвёл немногочисленных нас взглядом ("А где остальной пятый курс?" - "Не все хотят получать диплом!") и сказал с каким-то необъяснимо радостным сарказмом: "Появился какой-то новый предмет, а вести его поставили меня..." О б о ж а ю, когда преподаватели начинают пару со слов о новых предметов, которые находятся немного не в сфере их компетенции :lol:
Но это, конечно, не о Павлове. Павлову есть что сказать, это ведь та же практическая журналистика.
Поэтому он, закрыв лицо ладонью, потряс в воздухе учебником г-на Тертычного и сказал что-то вроде: "Такой учебник вы можете взять у нас в библиотеке. Конечно, я с ним ознакомился и могу сказать, выражаясь прилично... нет, не могу ничего приличного сказать". И затем, "ЧТОБЫ НЕ БЫТЬ ГОЛОСЛОВНЫМ" (он часто разговаривает капсом), Павлов очень популярно объяснил, в чем минусы учебника и почему заниматься мы будем на живых текстах.

Я не знаю, как обьяснить, до чего же Павлов чудесный.

Играли с Коняшем в Павлов-бинго, но это беспроигрышная игра, точно вам говорю :lol:
Не считая читерских "Есенин", "Куняев", "русофобы", етц, просто стали записывать, на какой минуте что было произнесено.

Павлов-бинго:
КАК ГОВОРИТ ДАРЬЯ - 10 минута
АХ ДА ИННА БАСОВА - 14 минута
ЛЕВЫЕ ЛИБЕРАЛЫ - 23 минута
ДЕРЬМО - 61 минута

В золотой фонд цитат Павлова: *перебивает читающего* "Я вас сейчас не перебиваю, а потом перебью" :D
Павлов, конечно, ничего от меня больше не ждёт, кажется, но я и не совсем потерян, отвечаю лихо на вопросы про Лермонтова, Куняевых, такое.
"Ладно, пока не буду уходить с факультета, раз не все потеряно" :heart:
А ещё Павлов был на Тавриде в этом году и, конечно, убедился, что никто не читает газету "Завтра" и не знает Бородина, Кузнецова, Казакова и так далее. Как и 99% населения нашей страны.

Что грустно, я совсем забыл с этой дипломной беготней в этом году про Селезневскую конференцию. Хорошо хоть прийти послушать вроде как пока успеваю! Снова приедет Куняев!

Даже последовавшая за этим волшебством лекция Сопкина (адепта г-на Тертычного и г-на Засурского) была со своей долей радости: зашла речь про ТОМАСА ДЖЕФФЕРСОНА, Коняш аж начал петь Thomas Jefferson's coming home, а я теперь точно не забуду, кто и когда впервые употребил термин public relations :D

И в полседьмого вечера - вишенка на торте, как дар лично мне от факультета за всю любовь, которую я к нему испытываю, - пара Беатриче.
Мы были уверены, что кафедре западников, и особенно Беатриче и Лучу, не дают общаться со старшими курсами, чтобы не сбивать нас с пути истинного - их долгие годы не было в расписании заочников выше третьего курса (у дневников - выше второго!). И вот - журналистское мастерство! Практикумы! Так много часов! :heart: :heart: :heart:

Нас было пять человек на паре, и Беатриче такая очаровательная, такая живая, как будто она немного смогла отдохнуть с нами от всей той бесконечной суеты, которую ей приходится на факультете на себе вывозить.
На самом деле, я безумно сильно хотел немного поговорить с ней про "Гоголя", и тут она достаёт нам для практикума местные газеты, и прямо на вершине подшивки "Кубанских новостей" - Петров! Анонс его интервью по поводу "Гоголя"!
ЭТО ЗНАК, кричу я. Так нам с Коняшем досталось на анализ краевое издание, а я получил возможность счастливо рассказать Беатриче, что ОНИ УПОМЯНУЛИ ФАДДЕЯ ВЕНЕДИКТОВИЧА ВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ ФАДДЕЯ ВЕНЕДИКТОВИЧА, и Беатриче смеялась и кивала головой (и задавала вопросы!) на мои бурные россказни про фактологичность фильма, про финальную песню, где упоминаются лицейские годы Гоголя ("таинственный Карла"!) и последние слова Гоголя ("Лестница, поскорей, давай лестницу!"), ПРО ФАДДЕЯ ВЕНЕДИКТОВИЧА ЕЩЁ РАЗОК, и так здорово знать, что она понимает все это и мою радость тоже понимает.

Вообще Беатриче так запросто шутила с нами и про журналистику ("сидим как на поминках региональной прессы..." - "У них последняя страница называется ПОСЛЕДНЯЯ СТРАНИЦА, и скажи ещё про ПЛОХУЮ ВЁРСТКУ".), и про факультет, и про преподавателей.
Вообще очень трудно удержаться от цитат Павлова после пары Павлова, и, значит, кульминация противостояния западников и славянофилов:
- Да простят меня за либеральную лексику, но, выражаясь языком постмодернизма, газета крайне эклектична, - подвожу черту анализу я, подразумеваясь павловскую ремарку о том, что левые либералы только и говорят сегодня, что о постмодернизме.
- Даш, я вам портрет Павлова в рамочке подарю за такую речь! - засмеялась Беатриче со всеми нами.
ПОЧТО ОНА ТАКАЯ КЛАССНАЯ

Никогда не знаешь, какие новые чудесности ждут на этом волшебном факультете :heart:

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

19:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
С неделю назад наткнулись по Культуре на цирковой фестиваль в Монте-Карло, и у меня аж мурашки побежали по рукам. А еще я понял, что очень хочу пересмотреть Kaleido Star — и к этой мысли приятным бонусом добавилось знание, что первый сезон есть с французским дубляжом.

Цирк меня завораживает. Причем не дрессура (животные — вообще не моя стезя), а в первую очередь акробаты, гимнасты (особенно воздушные гимнасты) — те, кто владеет телом на уровне какого-то волшебства. Клоуны, фокусники бывают хорошие и не очень, но тоже обычно делают меня радостнее.
Kaleido Star я смотрел летом перед третьим курсом (в который раз, уже не знаю), и во многом благодаря этому родилась моя заявка на документальный фильм о цирке (который и был позднее реализован).

Но главная причина любить этот сериал, конечно, в другом.
Для меня огромную важность представляет весь тот путь, который проходит Сора. И те перипетии, с которыми она сталкивается на этом пути.
Когда Сора говорит: «Сейчас я не могу этого сделать. Но однажды я превзойду не только себя, но и лучших».
Когда Шут говорит: «Судьбу можно изменить. Если иметь достаточно желания и упорно работать».
Есть один замечательный эпизод, где Сора (в прямом и переносном смыслах) прыгает выше головы, чтобы стать партнершей ведущей артистки цирка на одном из спектаклей. И потом у нее все время очень болит тело, но она не придает этому значения, а только тренируется еще упорнее. И ей говорят: ты без базы циркового училища занимаешься на равных с человеком, которая столько лет живет цирком. Твое тело недостаточно подготовлено. И тогда Сора начинает параллельно нарабатывать эту базу. Я очень люблю этот эпизод, как ни посмотри.

Я на журфак смотрел такими же глазами, как Сора смотрела на Пеструю арену, когда приехала в Штаты ради поступления. Абсолютно.
В некотором роде Сора — та же Моана. Она знает свой путь и рвется к своей мечте, работая изо всех сил. Иногда хочется все бросить, и они обе, в общем, пытаются это сделать, но потом задают себе вопрос: «Кто я?» — и понимают, где их место. (играет «Зов предков», все плачут)

Во французском дубляже перевели заодно и опенинг с эндингом, и это прямо очень неплохо.
Оставлю тут опенинг, потому что он отличный (ничуть не хуже, чем в оригинале).

Ecouter seulement mon coeur

Un jour quelqu'un m'a demandé
Quel était mon plus grand désir
Je connais bien ma destinée
J'ai deviné mon avenir
.

читать дальше

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

18:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На «Медузе» сегодня вышел отличный материал «Я просыпалась и начинала рыдать» Как жить с депрессией и паническими атаками: рассказывают девушка с расстройством психики и ее муж.
Отличный это материал по многим причинам.

На днях мы с Яной закончили работу над фильмом-портретом, основной темой которого была жизнь человека с ментальными болезнями. Немалая часть фильма построена на поэтическом монтаже, на метафорах и создании атмосферы. Например, монолог о причинах зарождения депрессии сопровождал звук пустоты.
В начале этого монолога Коняш, который и является героем, говорит: «Основная проблема в том, как я считаю, что в русскоязычном пространстве недостаточно много говорят о том, что с тобой случается, когда ты переживаешь тяжелую утрату, когда ты расстаешься с любимым человеком, когда умирает твой родственник, когда тебя бросают, когда ты вдруг просыпаешься и понимаешь, что ты не можешь пойти на работу, потому что в тебе нет сил, абсолютно никаких».

Я знаю текст нашего фильма практически наизусть. Много раз слушая записи интервью, подбирая кадры под каждое слово, делая расшифровку, я снова и снова переживал то, что переживал Коняш. Когда мы с Яной сокращали монолог, приходилось бороться за каждое слово: это важно, это важно, это очень важно.
И вот эти слова я вижу в монологах, которые опубликовала «Медуза». У нас действительно не так много об этом говорят, тем более в публичном пространстве, где не вся аудитория знает, что такое паническая атака и чем клиническая депрессия отличается от меланхолии и грусти. Поэтому люди с ментальными заболеваниями вынуждены использовать скупой набор слов и образов, который будет понятен широкой публике. Чтобы быть услышанными, им приходится снова и снова обращаться к одним и тем же словам. И сначала — когда слышишь/читаешь об этом впервые — кажется, что их достаточно. А потом ты слышишь ту же историю от другого человека. И еще от одного. И снова.
И становится понятно, что, так или иначе, приходится все пояснять. Потому что этот язык только зарождается в русскоязычном пространстве, и в его лексиконе не так много слов.

«Медуза» расширяет пространство борьбы, выражаясь языком Уэльбека, потому что выносит эти темы на публику.
Черновым названием нашего фильма было «Маленькая жизнь», потому что это тоже попытка найти слова и выработать язык. Название мы поменяли.

Я вижу параллели нашего фильма с материалом «Медузы» не только в словах (даже описание панической атаки начинается в обоих случаях практически дословно одинаково, и слова про жизнерадостность, и вообще очень многое, я выхватываю целые идентичные строки), но и в образах. Посмотрите на их иллюстрации: они метафоричны, нейтральны, но наполнены внутренней силой (точнее, внутренней слабостью), они передают атмосферу.
Мы с Яной ходили днями по городу, против ветра, зимой, в самый холод, и искали образы. Обветренные, уставшие, мы возвращались по домам, сливали материал и готовились идти снова.


Я помню тот день, когда Коняш впервые рассказал мне о том, как он себя ощущал: я помню день, помню температуру воздуха за окном, помню его выражение лица, помню его слова и дрожь голоса. Я тогда, конечно, не думал ничего такого снимать, но это было важно для меня, так важно.

мой опыт


Я рад, что постепенно ментальные болезни выходят из табуированной категории, что люди делятся опытом и помогают друг другу.
Все такое нестабильное. Хочется помочь, но как?

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

00:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Видели звездный дождь. Те самые Персеиды, о которых так много говорили в последние дни, — но я почти был уверен, что все пропущу, потому что так всегда бывает.
Но вышел ближе к полуночи на улицу, взглянул на север — и наблюдал, как падают звезды из созвездия Персея.

До этого мы смотрели с семьей «Любовь сквозь время», где чистые души превращались в звезды, потому что каждая душа уникальна и способна на чудо.
Я очень люблю звездное небо. Много летучих мышей у нас, так и носятся неверными траекториями. Завораживающе красиво вглядываться в синеву и огоньки далеко наверху, а потом раз — и золотые росчерки во весь небосвод. Иногда совсем короткие штрихи, иногда дуга от края до края. Хочется бежать ловить Кальцифера, только вокруг дома и заборы — далеко не убежишь.

@музыка: Wings - Birdy

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?

09:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Антониони — один из тех режиссеров, которых не любят прямо вот поголовно. Вообще, думая о нем, я вспоминаю полное ужаса лицо Оли, когда я предложил посмотреть «Блоу-ап»; а еще я вспоминаю полный злобы вопль Вики, когда я упомянул Антониони в ожидании пары в коридоре.

Итальянское кино — одно из моих любимых, от неореализма до Висконти и Антониони, и после непростых тем довоенного кино Англии и Америки у нас был целый семестр посвящен только Италии, и это было очень здорово и вовремя.

Финал «Затмения» Антониони — вообще квинтессенция для меня, и я помню, как нам его описывал Гиберт, почти дословно: «В финале Антониони вообще упраздняет своих героев. Камера показывает нам место, где они встречались и договаривались встретиться. Все на месте: чан с водой, штабель кирпичей, — а людей нет. А были ли они? А может, не было вовсе?»
Мне безумно нравится, как Антониони разрывает эту драматургическую цепь, где у каждой причины есть следствие, где происшествия становятся событиями, где мы всегда узнаем, кто убийца и почему появилась та или иная жертва. В этом я вижу отголоски того неореализма, который не столько про искусство как таковое, сколько про жизнь, которая совсем не обязательно выстроена по Аристотелю, даже несмотря на свою трехчастность рождение — жизнь — смерть.
И это разобщение, и эта некоммуникабельность, которые свойственны Антониони — это прямо ma passion. «Затмение» начинается с пустоты и с «ничего», «ничем» и пустотой оно и заканчивается.

Тетралогия некоммуникабельности Антониони завершается фильмом «Красная пустыня», и у меня есть блестящая история на эту тему. Свои рецензии по истории кино со второго курса я не писал от руки, а печатал и затем распечатывал, и, конечно же, в последнюю ночь перед сдачей, одним глазом кося в недосмотренный фильм (а затем еще один, а затем еще), я дописывал по пять-десять-двадцать рецензий (было непросто совмещать тир образования поначалу). Так вот в семестр итальянского кино я дописал рецензии под утро, запустил принтер, и все шло неплохо, как вдруг...
...в принтере кончилась краска.
У меня аж сердце пропустило удар, серьезно. Бежать в канцелярский около института не было времени, мне еще ехать неизвестно сколько, а в полдень староста несет тетради Гиберту.
Но тут я вспомнил, что цветная краска (почему-то без синего цвета) еще осталась (хотя тоже на исходе).
И распечатал последнюю рецензию красной.
Это была рецензия на «Красную пустыню» — первый цветной фильм Антониони, где роль цвета была примерно такой же огромной. как у Эйзенштейна (в Потемкине и, главное, в «Иване Грозном»).

— ...Это как кинуть тапком в кота, а попасть в тещу! — завершил я свой рассказ вчера.
— Слушай, ну Микк, эти твои присказки, — Коняш засмеялся. — Как в тебе вообще это умещается: почитаю, типа, Джойса, а потом ТЕЩИН ЯЗЫК.

Это я все к тому, что мы с Коняшем ходили в Кубанькино на «Затмение», и я очень, очень рад, что могу разделить с ним что-то такое важное для меня и такое далекое от многих, кого я знаю.
Два слова о сеансе. Сидим в зале вдвоем, думаем, что так и будет. Тут кто-то появляется в коридоре, слышен голос: «Что, там кто-то есть?» — и ответ администраторки: «У нас сегодня много молодежи!» (Сидим с Коняшем вдвоем, напоминаю.) Вошла пожилая женщина. Через какое-то время зашла девушка немногим старше нас с Коняшем.
Не прошло и трети фильма, как девушка ушла с головой в вотсап. А пожилая дама держалась долго, но за последние пять минут фильма она четыре раза произнесла тихо, но отчетливо, чтобы всем в зале было слышно и понятно: «Черт-те что. Ну зачем?»
И я сижу, как в сказке: мягкие кресла, Коняш рядом, Антониони на большом экране.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

10:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дагенушка связала мне хаффлпаффский шарф, кричу второй день, до чего здорово! Просто волшебно! :D


Вообще выглядел вчера очаровательно, как Феденька Басманов ;D

фотопруфы того, что я волшебный и Феденька

Увлекательные истории из жизни в окружении добрых друзей. Во-первых, все пришли не вовремя со словами: «Ты же не будешь нарушать традиций опазданий на свой день рождения?» @ А Я НЕ ОПОЗДАЛ х) Но это норм. Скорее исключение, чем правило, поэтому люблю всех прошаренных друзей, который хорошо меня знают <3
Лучшее началось, когда Дагенушка (которая живет ближе всех) все никак не появлялась, и Джей начал шутить:
— Вот Дагенушка опоздала, место рядом с Микком занято Сахарком. И все, как теперь его душить?
— Смею тебя уверить, Сахарок не будет препятствовать смертоубийству. Вообще-то, она скорее подвинется, чтобы не сидеть на пути у Дагенушки, — возразил я.
— Если понадобится, я вообще встану и отойду, — подтвердила Сахарок.
— Бро ):
— Бро ¯\_( ツ )_/¯

Толик с Олей подарили мне белое сухое (зимой жаловался им, что все дарят книги, ставить их некуда, по нескольку экземпляров одного издания, почему не носки), на что Джей очень точно сформулировал всю мою суть:
— Да ты просто Дамблдор. Молодой Дамблдор. Поэтому тебе вместо носков дарят вино.
:lol:

Тут к слову история, как родители постарались всем привезти что-нибудь из отпуска. Спросили, что хочу я, на что мне оставалось ответить только «аленький цветочек», потому что откуда ж мне знать, что я хочу и как там все обернется? Не хочу ничего решать :D
Ну и привезли родители вино :-D
— Это, конечно, не на всю жизнь память, — развела руками мать, — но зато точно тебе понравится. Белое сухое.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Лимон-который-выжил, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Добрался до мемуаров Жана Маре и вспомнил, каково это — так сильно переживать за мертвых людей и хотеть вернуться туда, к ним, обнять их крепко-крепко, моих мальчиков.

Жан Маре напоминает мне Александрова — того молодого, богоподобного Александрова, который покорил Орлову этими своими голубыми глазами и светлыми волосами, стойкой на руках и шутками из босого прошлого, а Эйзена — и вовсе поразил в самое сердце, да так, что его до самой смерти не отпустило.
Жан Маре напоминает мне Александрова, который в молодых да зеленых постановках всегда играл Принца, в то время как Пырьев — Нищего.
Жан Маре напоминает мне Александрова, и у меня сердце не на месте.

Свою роль, конечно, играет и то, что в том же издании «Алгоритм», в той же серии «Мемуары великих» вышла «Моя жена Любовь Орлова. Переписка на лезвии ножа», которая в основном состояла из писем Эйзенштейну, Эйзенштейна или об Эйзенштейне (передаю привет Пере Аташевой), и я в магазине просто схватил томик «Парижских тайн», не обращая по опыту внимания на название (памятуя о той самой «переписке на лезвии ножа»), и не смог его выпустить из рук.
Может, еще дело в том, что как Александров был с Эйзеном, самым его верным другом и близким человеком, так и Жан Маре с Жаном Кокто — нашли друг друга и боялись отпустить.
То есть, конечно, Эйзен с Кокто боялись. Маре и Александров все несколько иначе воспринимали, но это тоже нельзя не замечать.

И вот еще, мне удивительным образом стали ближе «400 ударов» Трюффо, которые я невзлюбил с первого просмотра и не смог полюбить даже после «Мамочки» Долана.
Ровно перед тем, как взяться за мемуары Маре, я дочитал прекрасный «Замок из стекла», а до этого — гораздо менее прекрасного «Щегла», и тема непростого детства, какого-то бессмысленного воровства, всех этих перипетий, которые не должны выпадать на долю ребенка, — все это сложилось в логичную, грустную, но понятную картину, за что я этим книгам очень благодарен.

И вот я читаю про то, как Маре (красивый почти феминной красотой, богоподобный, кокетливый до бесстыдства, «маленькое чудовище с лицом ангела», но при этом искренний и неловкий) надевает тетины или мамины платья и идет к булочнику или мяснику («Я даже хотел пойти в таком виде к кинорежиссерам, убежденный, что меня пригласят сниматься в кино. После заключения контракта я бы им сказал: "Так вот, я мужчина". А они бы ответили: "Вы великий актер!"»), или как его одноклассник с ним дружественен до ласки, или как некий режиссер предлагает ему главные роли через постель, и все это так разнится со сложившимся образом Жана Маре, что я как будто его заново открываю, такого, немного комедианта, немного карьериста, и много-много — актера.
Конечно, Эйзенштейн научил меня не доверять мемуарам, а Булгарин — биографам, и уж тем более — актерам, но я верю письмам, а еще — верю в ту правду, которая так или иначе складывается в саму суть.

И вот, например, Маре пишет о том, как однажды застал Кокто, который отключился от передозировки опиума, и привел его в чувство.

— Я хотел бы умереть.
Я молчу. На глаза наворачиваются слезы... Я хотел бы видеть его счастливым. Тут он замечает меня, просит прощения, обнимает.
— Жан, ты не хочешь умереть.
— Нет, теперь не хочу. Во сне я забыл, что счастлив. Старая привычка.


Прекрасный, прекрасный Жан Маре, в котором живет чувство совершенства, и прекрасный, прекрасный Жан Кокто, который говорит ему об этом, а потом обнимает, улыбаясь, потому что боялся показаться слишком претенциозным. :heart: :weep3:

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, гости всыпали боярам звездюлей, не душу делим, чай - постель всего лишь

19:52 

vita nostra brevis est, brevi finietur

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Несколько недель назад меня накрыло жутким осознанием того факта, что за слепой любовью к журналистике в целом и к журфаку в частности я потерял для себя режиссуру. Я тяжело переживал эту не новую, в общем, мысль: наверное, я недостаточно старался, наверное, я не заслужил столько классной учебы, наверное, мне уже не наверстать.

Но прошло время, и я понял, что ничего не потерял.
Я получил серьёзное, разносторонне, интересное для меня образование (даже три, если заглянуть в будущее, когда я доживу до дипломов). У меня было много инициатив, некоторые даже удавалось воплотить. Вот как-то раз я придумал, что буду снимать на задание «диалог без слов» по режиссуре, и поволок Толика к черту на рога, немного за город, где я договорился о разрешении на съёмку. И Толик сказал тогда, присвистнув: «Слушай, да многие для дипломов так не договариваются, как ты паришься с простыми заданиями». То есть я не совсем пропащий, а даже наоборот.

К концу четвёртого курса у меня вполне неплохой послужной список: я снимал в цирке (сегодня вот поздравлял Лёха, ассистент, сейчас работает со львами, в сентябре едет с гастролями в Минск), в музыкальном театре (главный режиссёр и балетмейстер недавно лично звал меня на предпремьерный показ своей новой постановки), в пивоварне даже, не говоря уже о том, что доводилось и договариваться о съёмках в драмтеатре (бесплатно и организованно), и работать с Анатолием Горгулем (один из мастодонтов в нашем театре), а уж практику я где только не проходил. Меня вон Антон Смертин поздравил, а Артём Беседин не только поздравил, но ещё и гифку с Гастоном и Лефу кинул вдовесок. Уровень!

Шутка ли - и на съемочной площадке профессионального полного метра побывал (не зевакой причём, а членом съёмочной группы!), и с кастингом помогал, и что только не делал. Не абы какой полный метр, а фильм Данилы Козловского. Тоже уровень.

И образования мои друг другу помогают. И стипендии моей хватает и на кафе, и на поездку в Париж раз в году - своим собственным умом заработал, бессонными ночами над научными работами и рецензиями, презентациями и монтажом. Уровень? Уровень.

Я много читаю, смотрю хорошее кино, умею видеть шире и глубже (спасибо Семибратову и его маленьким, но таким важным заданиям, которые постепенно меняли наш этот мелкий, скупой взгляд на мир вокруг). Я был среди тех, кто защищал институт, и свой факультет особенно, перед международной аттестационной комиссией (и с блеском защитил). Я люблю историю литературы, журналистики, кино и критики, но в то же время знаю законы композиции, правила монтажа, суть драматургии. Орудую английским гораздо увереннее однокурсников (на обоих факультетах). Учу французский с жадностью и любовью. Я все-таки ничего не потерял. Я не потерялся. И продолжаю идти вперёд, потому что помните же - всегда развиваться.

иду -
красивый, двадцатидвухлетний


@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Оказалось, что море - это ещё и петь вместе с бро Guns and Ships, потому что услышали бодрый англоязычный рэп из прибрежного кафе. Это слушать по дороге домой песню, которая стала заставкой Зачарованных. Это разыгрывать сценки из "Последнего испытания" в лицах ("Давай только без драматизма..." - "НЕТ БРАТА, НЕТ БРАТА У МЕНЯ"). Это обсуждать за ужином оттенки модернизма (""Бесплодная земля" даётся мне особенно тяжело. Это и неудивительно, все-таки манифест модернизма". - "Скажу тебе две вещи. Первое: это ты ещё "Улисса" не читала. Второе, это "Улисс" - манифест модернизма!").
Смотреть на закаты, а по ночам высматривать созвездия с помощью приложения на айфоне. Пытаться поймать интернет. Читать длинные книги. Кричать с нелогичности или эстетики сериалов.

Бро научила меня красивому немецкому слову sternkind - "звездное дитя". Впервые оно прозвучало в контексте "Кромешной тьмы" из "Бала вампиров". Так в немецком варианте хор (и фон Кролок) зовёт Сару (во французском она звучит как "ma belle", почему нет).
В первый день на море мы бегали по колено в воде (было холодно, солнце почти село, когда мы пришли на пляж), поднимая брызги вокруг, и пели отрывки из "Бала вампиров" на трёх языках, кто что вспомнил, и было радостно и весело просто отдыхать.

Сегодня мне приснилось, что мы с Есениным поехали на этот мюзикл, было 1 июля, заключительный показ, жарко, трамвай, пробка. читать дальше

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Сатаною жил, сатаною сдохнешь, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

17:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Я не знаю, почему у «Гадкого я 3» такой низкий рейтинг, потому что мультфильм получился совершенно чудесным — и по сравнению с сиквелом, и принимая во внимание, что это уже третья часть.

Я уже говорил, что в «Гадком я» мне больше всего нравится тема семьи, и тут она раскрыта отлично и со всех сторон: то, как Люси поступенно учится быть матерью, как миньоны скучают по Грю, а главное — как Грю взаимодействует с Дрю. Это удивительно точно, хотя и несколько утрированно, конечно: трогательный спойлер
Вообще тема токсичных отношений в семье тут очень правильно в целом выведена. И то, к чему они ведут; и то, как преодолевать все это наследие.

Если бы я ходил с кем-нибудь фандомным (особенно тем, кто одновременно слушал «Последнее испытание» и играл в DmC), я бы орал полфильма ЗАШИППЕРЕНО ЭТО ПОБЕДА БРАТ Я ЛЮБИЛ ТЕБЯ БРАТ БРАТ БРАТ, но я ходил с полным залом детей, многие из которых не доставали мне даже до пояса, и оказалось, что они вовсе не такая несносная публика, когда фильм действительно затягивает. И меня затянуло тоже.

Потому что в итоге «Гадкий я 3» — это прекрасная история о том, как важно чувство семьи, как нужно порой оставить прошлое позади, а еще — как принимать мир таким, какой он есть, и при этом не терять в него веру (спасибо Агнес).

Но и тумблр уже прнс: грюдрю-арт

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

22:07 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"

хх

Первую половину «Покахонтас» я смотрел почти в ужасе, потому что кому вообще может в голову прийти идея снимать детский мультфильм на такую жестокую тему? Это даже более мрачный сюжет, чем «Нотр-Дам», потому что у Гюго частная трагедия, а в «Покахонтас» — трагедия целого народа.

Можно сказать, что Дисней решил взять фабульный скелет «Красавицы и чудовища» и переиграть его с Новым Светом, хотя заметил я это только в конце, когда началась песня антагониста, которая и по тексту, и по картинке практически точь-в-точь повторяет «Песню толпы» в BatB. То есть Гастон поет: «Tuons la Bête!» — и толпа с вилами подхватывает призыв, потому что «мы боимся того, чего не знаем»; а губернатор поет «Il faut tuer cette Bête !» — после чего все англичане хватаются за ружья. И тот же огонь, то же безумие толпы. Дисней вообще любит эту тему: в «Горбуне из Нотр-Дама» даже в песне Клопена прямым текстом пелось что-то вроде «кто тут монстр, а кто человек, сами видите», в «Красавице и чудовище» очевидный мотив «на вид чудовище, а внутри булочка с корицей — на вид булочка с корицей, а внутри чудовище», а в «Покахонтас» ясно видно, кто дикари, а кто люди (и это тоже проговаривается, но потом еще закрепляется в финальной песне «Des sauvages»).
Покахонтас в момент пика этого безумия сказала очень простые и очень правильные слова: « Regarde-les tous ! Voilà où conduit le chemin de la haine et de la violence ! Voici le chemin que je veux suivre Père ! A toi de choisir le tien !» Вот эта дорога ненависти и насилия, о которой она говорит, это как раз та дорога, по которой идем мы все сегодня, и это самое ужасное.

И, опять же, модель «антагонист — подпевала» очень похожа на Гастона и Лефу, тут помощник губернатора бегает за ним верным псом и повторяет: «Moi, je vous adore !» Правда, у Уиггинса роль сюжетно еще менее значимая, чем у Лефу.
Я уже не говорю о прочих плоттвистах (которые не очень-то и твисты).

А теперь о хорошем.
читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Луч ходит по кафедре, разговаривая то ли с нами всеми, то ли с самим собой.
— Сейчас отвечу этой негодяю из Хельсинки... — бормочет он себе под нос, близоруко глядя в экран айпада. — А то все пишет мне и пишет!
Даша печатает за компьютером последние детали диплома. Ш. уступила ей место, пересев в кресло и взяв ноутбук.
Луч подходит к настежь раскрытому окну:
— Обещают дождь вечером. Правда, утром обещали дождь днем, — говорит он, сверяя картинку с айпада с безоблачным небом за окном.
— Завтра-то точно польет, — авторитетно заявляет Ш., отрываясь от ноутбука.
— А если нет, это будет уже просто неприлично! — Луч комично вздыхает. — Ведь я второй день ношу зонт!
— А я вот сегодня без зонта, — улыбается Ш.
— И вас это не красит! — смеется Луч.
И мы все тоже смеемся.

Кафедра истории СМИ — очень уютная. Она больше, чем кафедра публицистического мастерства, но вся какая-то похожая то ли на антикварную лавку, то ли на Отдел Чудес. На дверце книжного шкафа висят крылья летучей мыши, а на стене — карта Екатеринодара образца начала прошлого века. Книги на английском соседствуют с брошюрами об истории Кубани. Большие альбомы по истории искусства делят полку с экземплярами «Кубанских новостей».
Вообще-то я пришел совсем не сюда, но Луч зазвал меня на кафедру, чтоб я не ждал Дашу в коридоре, усадил на стул и начал расспрашивать, как там поживает бездельник Гиберт, кто у нас нынче декан и как мне пришло в голову поступать в институт культуры на очку. Потом он угощает нас с Дашей бананами, которые ждут своего часа на столе.
— Ну что вы! Станем мы вас объедать! — протестую я.
— Да я вообще бананы не ем! — смеется Луч. — Поэтому с радостью угощаю ими всех желающих! Люблю смотреть, как люди едят.

Без Беатриче мне очень неуютно. Все такие милые и такие чужие. Даша рассказывает, как они накануне весело тусили на кафедре, а я не могу представить себя в такой же ситуации, потому что мне страшно. Я чужак. Я не свой.
На кафедре публицистического мастерства я тоже чувствовал себя чужим, но ощущал это иначе. Там я имел право находиться, потому что Мороз мог написать мне среди дня о том, что вот, мол, в букинистическом магазине меня ждет собрание сочинений А.К. Толстого, а мог посоветовать хороший фильм, а мог сказать мне на паре, что я не улавливаю суть модернизма. И все это в равной степени было уместным и логичным.
А еще Мороз угощал меня кофе из своей кружки, давал чайник в руки и отправлял за водой, а Павлов ловил меня в коридоре и кричал: «Дарья, вы все еще любите Эйзенштейна?»
С кафедрой истории журналистики не так, они ведь вещь-в-себе, а я всегда гость.

Несмотря ни на что, люблю журфак так же сильно, как любил его еще до поступления, проезжая его в 8 классе, по дороге на курсы японского; как любил его в 11 классе, свой единственный выходной после бесконечной учебы проводя здесь, в учебе, считая более уместным прочитать за день «Мертвые души» осознанно и не для галочки, нежели поспать и поучить какие-нибудь съезды партий; как любил его на первом курсе, когда факультет сиял и завораживал, и я был самым счастливым человеком, переступая его порог.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

18:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вы же знаете этих поэтов: сначала говорят, что под стихи — тут уж либо вино, либо водка, — а потом хлещут коньяк за здорово живешь, нараспев, низким с хрипотцой голосом читая не Есенина и не Маяковского уже, а свое, выстраданное, отрезанное от себя. Они говорят: я разочарован в себе, говорят, что нужен талант, а без таланта ты всегда будешь Сальери.
Завешивают окна плотной тканью, чтобы сделать вид, что ночь, и не включают никакой свет до самого заката, только иногда отдергивая занавеску, чтобы затянуться сигаретой. А когда совсем темнеет, включают гирлянду и зажигают свечи, а если после вина и коньяка трудно разобрать буквы, то достают фонарик.
Воск свечи снизу расплавляют, чтобы нахлобучить ее на пустую бутылку из-под красного вина, рядом стоит бутылка с парой глотков белого, рядом — пухлая емкость с коньяком и целая россыпь бокалов, потому что как же можно пить вино и коньяк из одного и того же бокала?

Вы же знаете этих поэтов: у Толика длинные вьющиеся волосы, забранные в светлый хвост; у Насти короткая стильная стрижка, от которой трудно оторвать глаз. Поначалу Толик постоянно включает компьютер, чтобы гуглить разное, от гекзаметра до Стоппарда, и говорит: «Хорошо, что в комнате есть Анубис, я хоть не самый тупой», — и мы смеемся.
Толик показывает нам свой фильм-портрет, а после мы слушаем Вертинского, губами повторяя слова песни, и смотрим все куда-то немного вбок и вверх, как будто читаем Мандельштама перед приемной комиссией в театральном.

— Ну знаете, поэзия, — говорит Толик, пожимая плечами. — Вряд ли Пушкин сидел над бумагой и высчитывал строфы, ритм, ямб...
— Высчитывал, — хором говорим мы с Настей.
— Ну вот, — огорчается Толик, — теперь Пушкин нравится мне гораздо меньше.
Мы снова смеемся. У самого Толика ритм всегда строго соблюден. У Насти тоже. Мы вспоминаем конкурсы поэтов, в которых участвовали когда-то.

На большой кровати лежат томики Есенина, Бунина, Байрона, Маяковского, Уитмена. Настя на память с легкостью читает Гете и Лермонтова.
— Где же Лермонтов? — тут же повторяет Толик, который не может найти томик его стихов.
— Миша! — кричим мы с Настей. — А Миша выйдет?

@настроение: за тучи тянется моя рука, бурею шумит песнь, небесного молока даждь мне днесь.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, не душу делим, чай - постель всего лишь, Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

01:34 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В четверг сдавали черновики фильмов-реконструкций, в связи с чем собрались доброй половиной группы.
Я рассказал Яне, как на днях наткнулся по ОТР на «Ивана Грозного» Эйзена и снова испытал это чувство огромной любви к режиссеру и человеку, который создал что-то настолько прекрасное, сильное, важное и просто гениальное.
И Яна сказала: «Эх, Даша-Даша. Гениальное остается гениальным, а ты должна расти».

Яна сказала, что я должен развиваться.
Почему в моей жизни все время появляются изаеподобные люди, которые выбивают меня из колеи?
Разве я не развиваюсь? Разве не расту? Неужели Джей прав, и растет только мое ЧСВ?

Сейчас наконец нашел полчаса хоть для одно серии «Юрия на льду», которого ждал с момента первого тизера и не мог смотреть на волне общего хайпа.
А там гг озвучивает Тосиюки Тоёнага. Ну вот тот самый, который озвучивал Микадо.
И что-то тяжеловато (а ведь мне уже не пятнадцать).

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Как описать мои чувства к древнегреческим трагедиям?
Мне думается, что я читал их много; иногда же я думаю, что почти ничего не читал. Кажется, я полюбил их после "Медеи" и осознал после "Антигоны". Маэстро говорил нам: все сюжеты, что можно драматургически обосновать, уже написаны в древнегреческих трагедиях и в Библии. Пока что нет причин ему не верить.

Вчера мы сходили на "Медею" в Один театр.
Один театр - это место, будто из тумблера Тони Лашдена. Старый завод, переоборудованный под арт-пространство. Место, где эстетика сочетается с подранными временем стенами и вынесенными станками. Пока Сахарок поднялась на нужный этаж, она чуть не повернула обратно, потому что это слишком для неё. Высоко, далеко, стоит ли оно того?
До себя я ответил почти сразу: стоит.
Как только вышел шут со словами Сенеки в устах. Как только зазвучала музыка. Как только герои начали петь. Как только стало ясно, что это блестящая условность.

Я люблю условность в театре так же сильно, как не люблю классический драматический театр. Я верю в то, что все эти люди в современной одежде (одни - братки из 90-х, другие напоминают узников Освенцима), говорящие гекзаметром, на самом деле существуют. Они реальнее для меня, чем герои "Пигмалиона" Шоу.
Меня заворожил танец Медеи с бубном. Это танец, полный ярости, слепой и беспощадной, рождённой самой сильной любовью. Меня покорил бегающий с камерой шут, благодаря которому действие развивалось не только на сцене, но и на плоскости экрана.

Я вспомнил, как мы на первом курсе ставили "На всякого мудреца довольно простоты".
Ковакин разбил нас на группы и каждой группе дал свой отрывок. Мы с ещё четырьмя ребятами решили нашу сцену не классически; наша сцена стала спиритическим сеансом. Мы пошили ведьминские плащи и репетировали под музыку из "Кояанискантси".
Оглядываясь сейчас на эту авантюру, я понимаю, что мог участвовать только в таком - условном - театре. Мне вспоминается Эйзенштейн и его "Мудрец" ("Всякого довольно"), весь держащийся на условности. У Эйзенштейна был цирк, была буффонада - то, за что я влюбился в его театральный метод. То, что потом нашло отражение, или даже родило его кинематографический творческий метод.
Все связано.

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

18:48 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закончили вчера досъемки фильма-портрета и просто хорошо провели время. Ванильное мягкое мороженое, солнце, зелень вокруг, шутки о парнях на свидании, мы слышали песни последних валькирий.


@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Kevin the journalist, voice of Strex, Аматэрасу

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
"Tu dois évoluer constamment".
Les paroles de cet homme résonnent.

С днем рождения, Изая.

@темы: Drrr!!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах

23:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Aujourd'hui, je suis heureux LeFou. Как сказать это иначе?
Проснулся утром под радио Дисней и подумал с какой-то тихой радостью, что увижу сегодня Коняша. Встретил его днем: светило солнце, небо было безоблачным, люди вокруг ходили веселые, — и Коняш включил песню Gaston и потрясающе красиво пропел первую строчку.
И мы пили удивительно вкусный латте в Старбаксе, смотрели праздничный концерт, ходили по этому почти лету и говорили.

Из смешного: рассказал Коняшу, что шипперю Грейвза с Абернетти, так еще и фичок круто написанный руфандом подогнал, и Коняш посмотрел на меня взглядом «ах-ты-больной-ублюдок» и сказал: «Они даже в одной комнате не находились!».
На что я гордо возразил, что они даже разговаривали :D

Из той же оперы:
— Мне не нравится Стэнли.
— Как может не нравится персонаж, который даже ни одной реплики не произнес за два часа фильма?
— Он рушит мой ОТП.
— Вопрос снят.

«Сфоткай типа я Гастон»

@музыка: Josh Gad — Gaston

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ходили сегодня в кино всей кафедрой. Как обычно, не обошлось без приключений, но это же мы.
Это очень классное чувство: мы сидели в большом темном зале, перед нами был космос, у меня на груди лежала Юля, по левую руку отпускал шутки Андреас, а по правую руку язвил Толик, и все это казалось немного ирреальным.
После сеанса Юля повторяла снова и снова: это наш последний поход в кино, можете ли вы себе это представить? Последний, последний поход в кино.
На пятом курсе нас уже не позовут.

И мы с Юлей плакали, обнявшись, в момент сильного эмоционального напряжения. Хороший фильм.

Я сегодня весь день думаю: когда последний раз я держал кого-то за руку во время похода в кино? Только Джея. Все остальное: дистанция, потому что не было необходимости ее преодолевать и идти на тактильный контакт. И тут Юля у меня на груди и на плече больше двух часов. А мне комфортно.
*
Смотрим с семьей сериал «Министерство времени», у нас к нему много вопросов, но в целом он неплохой. Мне очень нравится в нем (помимо чудесных штук типа счастливого Веласкеса, который встретил своего кумира, а тот — представьте себе! — ценит его) то, что там герои и героини как-то особенно равны. Не потому, что они действуют специально на равных, а просто есть во всем этом что-то не вымученное, не придуманное.
Есть Ирене, удивительная женщина из элиты министерства, которая в своем времени была замужем, а потом была жената, и в промежуточном периоде у нее была интрижка с девушкой, и это считается нормальным.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Аматэрасу, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

Mea culpa

главная