• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рихито-сама (список заголовков)
20:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Атаксия
Автор: Капитан Крокс, один против всей галактики
Фандом: Frozen
Размер: драббл, 519 слов
Персонажи: Эльза, Анна, Кристофф
Категория: джен
Жанр: ангст, романс
Рейтинг: G – PG-13
Краткое содержание: Двери открыты, только Эльза все еще сидит под замком.
Примечание: 1. постканон; 2. атаксия — нарушение координации движений.



текст

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама, Frozen: do you want to build a snowman?

00:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Смотри, это поезд, дорога куда-то,
По рельсам шагай аль в вагон занырни.
Езжай, а захочешь — вернешься обратно.
Домой или в дом.

Семафора огни
Мелькают из окон, в купе очень громко.
Смотри, как ты любишь: и карты, и шум,
По доброй традиции — роллтон и водка.
Да ладно, забудь, мало ль что я пишу.

В общем, сначала. Вот рельсы, вот поезд.
Он повезет тебя черт-те куда.
Попутчики славные, та еще помесь
Из разных мастей. Все — в свои города.

Пиковая дама в Финляндию едет,
Цитирует книги и пьет из горла.
Смеется, болтает: не дама, а ветер.
Не дама — летящая в сотню стрела.

Трефовый валет (ну, крестовый, не важно)
Бренчит на гитаре и, ясно, поет:
Немного с ленцою, так хрипло, протяжно,
Что сердце порой замирает твое.

Еще туз бубён, подпевает негромко,
Тащишь лапшу, а ему хоть бы хны,
Тебе он простит. Ему ехать долго,
Он сделает круг и вернется.

А вы
С ним едете складно, как сели на поезд,
Так вместе и мчитесь неясно куда.

Мария, Мария, Мария, опомнись.
Твой поезд пустой и идет в никуда.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

18:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дома тепло по-летнему, суетно, горячо,
Тилю легко хохочется, воздух вокруг дрожит.

Ночью Тильтиль сбегает, вешает на крючок
Все, что скрывает лохмы сгорбившейся души.
Стража смыкает ряд, стоя к плечу плечом.

Чаща темна и сумрачна, шорохами полна,
Стражники-волки бросились Тилю наперерез.
Только ему-то все равно, свора больших собак.

Тиль, не боясь волков, смело вступает в лес.
Между ветвями прячется треснувшая луна.

Тропы давно не хожены, холодно, как зимой,
Правда, бояться нечего, – так рассудил Тильтиль.

Ветви в глаза нацелились, чтобы стал Тиль слепой,
Только вперед он движется, благо, хватает сил.
Разве что сильно плечи сбил наждачною злой корой.

Тиль заприметил издали радостный треск костра,
Ближе и ближе движется. Сердце стучит в груди,
Будто вот-вот покажется прямо из-под ребра.

Духи глядят доверчиво, весело: «Подходи!»
Тиль, веселясь и празднуя, был с ними до утра.

После рассвета хищного, снова пора пути,
Снова пора закутаться, снова глотать аршин.
Лес за спиною хлопьями, впору сдавать в утиль.
В утра горниле плавится лезвие (имя – Жизнь).

Духам легко хохочется. Духом слывет Тильтиль.

@темы: возьми на кухне нож, разрежь меня на части, Рихито-сама

14:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"



- Принтеры бывают струйные, лазерные и сублимационные.
- От слова «сублимация»?

Иногда у С. спрашивают, как он управляется без флешки, на что он всегда отвечает, что скидывает информацию на электронную почту и открывает дома.
И это было бы так, если бы С. действительно бывал дома.
Только зачем, если у тебя есть целый факультет, большое и слишком родное здание, к которому он привык и в котором в совокупности провел времени больше, чем где-либо и с кем-либо еще.

А дома, дома ждет женщина, с которой его свел когда-то друг. А еще – ребенок этой женщины, по какой-то нелепой случайности оказавшийся и его, С., ребенком тоже. По этой же причине С. редко берет трубку, предпочитая объяснять свое нежелание нарваться на знакомый голос всеобщим игнорированием.

Если проводить где-то достаточно времени, то тебя перестанут воспринимать отдельно от этого места, а место это окажется в одном ассоциативном ряду с тобой. Тебя даже могут считать привидением, полтергейстом, духом – как некогда в старых замках были свои привидения, которыми гордились и без которых не представляли этих замков.

Иногда С. отправляется в сторону остановки, но пугливо по большой дуге обходит сборище ждущих транспорт людей и направляется в гипермаркет неподалеку от факультета, чтобы закупиться едой на тот промежуток времени, когда буфет уже закрыт, но еще не открыт. Глядя на С., трудно предположить, что он вообще питается, но это так, и к нему даже привыкли. Как человек без лишних эмоций приходит к себе на кухню, чтобы поставить чайник, так и С. приходит в буфет, не открывая глаз больше, чем необходимо.

Единственным местом, которое С. может назвать своим домом, является факультет. Именно поэтому он может бесцельно шататься по коридорам и хлопать дверьми, когда его доводят до белого каления – это его дом, и все, что здесь происходит, все плохое и хорошее имеет к нему отношение. Все это для него имеет значение.
Может быть, однажды он уйдет из дома, чтобы вернуться домой.

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

18:47 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Маиру




Декабрь был огнем, он кусал за пальцы
Бенгальским тигром, белым искристым льдом.
Из объектива настойчиво лезло счастье,
Пока Мария настраивала фоторужье.

Декабрь схватил ее, больно сжимая горло,
И кинул в прорубь, дескать, давай, плыви.
Мария схватилась цепко за хрупкий город,
И за друзей, и за левую сторону груди,

Вздохнула и резко вырвалась. Ярко светило солнце.
На нитку бусин нанизывались слова.
Мария покрывала каждое темной бронзой,
Хотя хотелось чистого серебра.

Ловцом во ржи упрямо казалось небо,
Мария куталась, уши техникой придавив.
Да что декабрь, он и знаком-то не был
С ее набором легких и белоснежных рифм.

Марии было тепло, и смешно, и грустно,
Она вставала поутру: сонная, впопыхах
Варила кофе, звякнув тихонько блюдцем,
Из молока взбивала кофейные облака.

И круговерть плясала вокруг Марии,
Подбрасывая поленья в снегурочкин костерок.
Она считала: зрячий обязательно все увидит.
Бенгальскими искрами пламя касалось ног.

Драконья сущность истинная Мариина
Горячей кровью билась в ее висках.
Мария шептала огню: "Защити меня".
Искристым льдом полыхало пламя в ее глазах.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

18:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Алисе




Присядь поудобней, закутай горло,
Выпей кофе — сладкий, коричный.
Когда-нибудь и на юге бывает холод,
Когда-нибудь и метели колюче рыщут.

Шесть ложек сахара, вроде неплохо,
Губы чуть-чуть обжигаются кофе.
Когда есть друзья — уже не одиноко,
И зимнею стужей сменяется осень.

В шерсти кошачьей запутались пальцы,
Гладишь — мурчание громче Курантов,
Дома уютно, но вы же скитальцы —
Вам не сидится с спокойствием рядом.

Кружку — на стол, повязать шарфом шею,
Шапку смешную скорей надеваешь...
Ты — это тысячи тысяч идей,
Ты — это сотни и тысячи таинств.

Таинство жизни с улыбкой широкой,
Таинство воли, что горы раздвинет,
Таинство детства и таинство слова...
Воздух морозный тебя приобнимет

И принесет в теплоту и душевность,
Там, где все время цветут васильки,
Там, где царят доброта и беспечность.
Там, где все время горят огоньки.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

18:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Кате, присутствия которой за партой позади нас с Сахарком не хватает




Город оделся в сиянье гирлянды,
Светится искрами, россыпью звезд.
Скоро пробьют на страну всю Куранты.
Праздник настанет из сказочных грез.

Праздник волшебный, как Оле-Лукойле:
Зонтиком взмах — и Земли кувырок.
Небо раскрасится: что же такое?
Это салюты. От них и дымок.

Люди сияют, как добрые эльфы,
Феи и прочие жители снов.
Звук ты услышишь зовущей снег флейты,
Дарующей людям магию слов.

Елки, подарки, чудесные маски —
Праздник в разгаре, вперед, веселись!
Время сегодня подходит для сказки,
Что воплотить ты и сам можешь в жизнь.

Магия дружбы и шариков с елки,
Магия красной звезды наверху.
Сегодня неважно, кто овцы, кто волки —
Хватить же важной считать чепуху!

Город расцвел многоцветьем улыбок,
Город обнял занятых горожан.
Оставь позади все невзгоды, ошибки:
Старому году пора уезжать.

@темы: возьми на кухне нож, разрежь меня на части, Рихито-сама

18:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
18:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Еще в прошлом году Птичка попросил у меня текст.
Мне потребовалось такое безумное количество времени, чтобы его написать. Может быть, это действительно был непростой и важный текст.
Как бы то ни было, надеюсь, Зимний фейрверк, тебе понравится.



Вечность

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

18:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Его сиятельству принцу Ричарду




Берегись ты печали, тоски, как и зверя лютого,
Что по снегу бесшумно ходит, сливаясь с небом.
Ночью лес переполнен опасными звуками,
Ночью лес заметает следы волчьи снегом.

Берегись темноты, и невзгод, и неправды,
Что стрелою вонзается в чистое сердце.
И не верь никогда, что бывают преграды,
И не верь никогда, что тебе никуда не деться.

Мудрый бес не подскажет дорогу верную,
Сторонись этих троп — не останешься с носом.
Коли сам сыщешь путь — то познаешь Вселенную,
Узнаешь ответы на сотни вопросов.

Берегись, но иди, по прямой или в стороны,
Ты не стой, а беги, или даже седлай лютоволка.
Твои страхи кружатся как черные вороны,
Но ты крепче хватай лютоволка за холку,

И минуй поскорее все страхи, скачи неистово,
Чтоб горстями зачерпывать белое марево неба,
Чтоб кричать звонким голосом ноты чистые,
Чтоб за шиворот — целые пригоршни снега.

Чувствуй ветер в ушах, от которого глушатся
Звуки страха и горя и тьма ночная.
И однажды как-нибудь обнаружится,
Что и ты абсолютно другая.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

23:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Город оделся в сырость, шарф затянул потуже,
Шапку надвинул ниже, классики луж чертя.
Что-то уже случилось. Кто-то, наверно, нужен...
Так, а теперь, все тише. Слушайте шум дождя.

Это вот — наш ученый. Дел у него так много,
Нужно сдавать проекты, только вот мыслей — ноль.
Он уже истощенный, выбежал из вагона,
Не видит он ни проспектов, ни улиц. Он сам с собой

Пытается мыслить шире, да только вот, хоть ты тресни,
Никак не выходит путно. Он мнет за листком листок.
Ах, где бы взять больше мыслей!.. И тут они все исчезли.
Он замечает чудо: детский лежит самолет.

И мысль побежала резво. Он чуть ли не рвет бумагу,
Стараясь успеть. А сзади тем временем слышит шум.
Дети там с интересом, собрав в кулаки отвагу,
Заглядывают в тетрадь и,
видимо,
что-то
ждут.

Ученый встает тихонько. Боится спугнуть детишек.
Обводит их мягким взглядом, как будто благодарит.
Берет в руку тот самолетик, дает одному из мальчишек,
А дети толпятся рядом, и каждый из них молчит.

Ученый уходит тихо. Он машет прощально детям.
И дети в ответ — так робко, с опаской, но и с душой.
В детство билет — он близко. Ищи его без сомнений.
Ведь это совсем не долго.
Ведь он был всегда с тобой.

...Ну, вот и финал этюда. А дождь за окном все хлещет.
Прогоним-ка снова сцену, где дети кидают мяч.
Вы выглянуть не забудьте. И мячик бросать полегче,
Чтоб он не скакал от стенок! Так, Юля, глаза не прячь.

И хватит болтать, ну что вы! При чем тут Москва и Кремль!
Вы дети, вам шесть и восемь. И Кафку вообще забудь!
Все по местам! Готовы? Правый портал и левый?

За окнами стынет осень. А мы начинаем путь.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

00:26 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Иголка идет вперед, иголка спешит назад,
А нить кометой хвостатой за нею вьётся.
Твой путь через пяльцы снов
По колким шальным гвоздям.
Но нить от гвоздей не рвётся.

У бусин есть свой узор, ложащийся картой звёзд,
А перья обычно рвут за спиной из крыльев.
И пусть в тебе места нет
Для глупых девичьих слёз,
Борись. У тебя есть силы.

А гвозди, кресты, венец и прочее… да не суть.
Зачем тебе эти дурные мысли?
One love и one way,
Вот он, твой путь,
Вот оно, главное в жизни.


@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

19:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дело идет к рассвету. Мария зевает в ладошку.
Встрепаны косы и челка. Под одеялом тепло.
Скоро идти учиться. На кухне скребется кошка.
Зарядки еще с запасом. А в мыслях: «Как повезло.

Сегодня вернулась рано, а завтра – гулять с ночевкой,
А в книжке герой любимый, похоже, остался жив.
Ну, значит, не все так плохо. И день будет очень легким».
…А там, на другой планете, рождается Суламифь.

Мария встает на завтрак. Коса у нее по пояс
Была – а теперь, пожалуй, едва достает до плеч.
Глаза ее цвета кофе. Они прогоняют сонность,
Ведь сон – это очень глупо, когда о ночевке речь.

Забрезжило хмуро утро. Мария взрослей на сутки.
Еще один день в копилку. Ей хочется с кем-то быть.
С котом, цыганенком, Сенни, совой и братишкой чутким…
…Порой она, правда, видит не их, а лишь Суламифь.

Мария чуть-чуть устала. Ей не хватает крыльев.
Быть одиночкой тяжко. Быть же одной – никак.
Мария порой летает с маленькой Суламифью.
Только потом замочки виснут на дневниках.

Мария в песочном замке. А солнце нещадно палит.
В окнах играет пламя горящих внутри костров.
Мария огонь подкормит сказками и стихами.
И замок однажды рухнет.
Однажды.
Давным-давно.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Последние пару лет моя любовь к Хеллоуину несколько поугасла (в этом году я вообще праздновал день рождения протестантизма, лол), но есть, например, человечек, который каждый год празднует именно Хеллоуин.

И я так привык праздновать Хеллоуин вместе с ней, что вот в этом году даже растерялся, что у нее учеба, и мы не смогли встретиться.
У меня тут лежит ей подарок, который я примерно на 2/3 закончил, когда выяснилось, что мы все же не увидимся. Поэтому есть два варианта: либо она не увидит этот подарок никогда, либо когда-нибудь, но не завтра :D

Так или иначе, мне очень хотелось как-то выразить свою солидарность и сопричастность к этому празднику. И сделать человеку приятное, мрмрмр. А она вот крайне упоролась по НВ (а я именно поэтому нет, лол).
Дарить стихотворения людям, которые не любят поэзию — мой крест, и я несу его, как видите, более чем достойно хD

Hapy Halloween, Женя :hween:



Город мятно застыл порыжевшим холодом.
Он хрустит на зубах хитиновым панцирем,
сквозь ладони ломким песком рассыпался
и неловко скрылся среди камней.

Вот однажды с этим престранным городом
(сам себя он считает себе же карцером,
в нем совсем невозможно ночами выспаться,
так как сны здесь страшнее ночных теней)

вышло что-то совсем уж из рамок странное,
что расслышать можно в помехах радио,
разобрать меж строчек в любимой песенке,
но никак не выдумать самому.

Так чернила кожу скуют туманами,
и узор такой, что тебе бы взять его
и разрезать так, чтобы стало тесно тем,
кому нужен этот защитный круг.

Так привычка складывать шею удочкой
понемногу сходит на "нет, наверное",
ведь нельзя опасаться все время города,
понемногу нужно чуть-чуть смелей

выходить из действия чудо-дудочки,
Крысолова под локоть и горло к нервному
приступу довести без особых поводов.

И добро пожаловать в Найт Вейл.

@темы: Рихито-сама, wtnv: guns don't kill people, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

18:17 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Всем привет!
Я бы написал огромный пост про эту невозможно теплую и вдохновенно прекрасную штуку, но, боюсь, у меня снова нет времени, потому что я провожу по десять часов в универе (и еще сегодня были три пары мастерства актера подряд, в связи с чем мое тело — сплошной синяк).

Я просто очень советую.
Настоятельно советую.

Это волшебство, ребятушки. Самое настоящее.
Прикоснуться к магии.

(И да, там есть мои статьи, так что не могу не :D)

24.10.2013 в 20:29
Пишет Тини~:

Минутка рекламы
Я тут занимаюсь одним проектом, а именно — журналом. Пока что мы не идеальны и молоды, а также нас очень мало,но мы растем. И будет расти лучше. если вы будете смотреть на нас.



Сходите к нам в группу, посмотрите, почитайте. Можно сходить сразу на хост сюда. Осторожно. мы очень большие ребятки, дождитесь полной загрузки. Мы очень старались. Да, не без огрехов вышло, но все таки.



Тема первого номера — Франция. Мои статьи тут — спорт, опера, праздники. От себя советую литературоведческий текст по "Маленькому принцу" Экзюпери и статью о братьях Люмьер. Ну и да, техническое исполнение мое.

Фух, миссия выполнена. Порепостите, пожалуйста?

URL записи

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама, От чего умер твой последний раб?

22:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


— Сколько раз я просил тебя не надевать мою одежду? — С. тянется под одеялом, выгибая спину. Он щурится, не выказывая особого недовольства тем, что его разбудили — как и тем, что его разбудили не кофе и круассаном, не поцелуем, не хотя бы банальным объятием. — В ней ты похож на отставного стриптизера, а таким тебя могу видеть только я.
Н. машинально растягивает футболку, плотно обтягивающую его торс, и поводит бедрами в узких черных джинсах. Его хватает только на неразборчивое бормотание себе под нос: «Не два же дня подряд в одной рубашке». Впрочем, С. слышит более чем прекрасно, потому что преподавательская деятельность предполагает хороший слух и быструю реакцию.
— А мне все равно, — С. сегодня ко второй паре, и он не спешит во внешний мир. В конце концов, если ты говоришь студентам, что не хочешь спать, ты и выглядеть должен соответственно. Что довольно сложно, когда ты проводишь ночи с Н.

С. провожает взглядом Н., на ходу надевающего на палец обручальное кольцо. С. не понимает, для чего это обязательно нужно делать дома — у него дома, — потому что сам он предпочитает кольцо не носить. Хотя ему это и не требуется.
Лежа под одеялом последние, и оттого особенно приятные минуты перед тем, как вставать собираться на работу, С. размышляет, почему для Н. так важно доказывать всему миру, что он совершенно нормальный, хотя его жизнь, равно как и его история, слишком часто имеет альтернативную — от слова «альтернатива» — трактовку.

С. слышит, как входная дверь закрывается, как отъезжает машина. Слишком привычно, чтобы обращать на это внимание, конечно, а все же.
С. очень верный, очень преданный, очень... — он трет палец, где должно было быть кольцо, которое подарил бы Н., но ровно один раз было совсем другое кольцо.
С. умеет ждать так долго, как только понадобится. Он ждал, когда они с Н. только познакомились; ждал, когда Н. попросил перевода на факультет, где работал С.; ждал, когда Н. прислал ему приглашение на свадьбу.
Наверное, это был какой-то принципиальный — от слова «принцип» — ход, которого и следовало ждать от такого человека, как Н.
Только С., даже изучив его вдоль и поперек, не ждал.

Так бывает, когда человек, считающий себя твоим другом, смотрит на твои полные безразличия глаза и сводит с хорошей знакомой своей жены.
С. шлет приглашение на собственную свадьбу Н., и это единственное отправленное им приглашение.
И вот сейчас, когда Н. продолжает оставаться на ночь, когда носит его одежду, когда желает ему доброй ночи, обхватывая его рукой за живот, — даже сейчас Н. надевает поутру обручальное кольцо и идет на работу как ни в чем не бывало.
С. надел кольцо только один раз. Но и этот единственный раз показался ему предательским.
От слова «преданность».

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

00:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


С. не любит ходить пешком.
Есть в нем что-то от моряка, которому никакая земля не заменит качающейся палубы. Хотя, следует признать, что на морского волка С. совсем не тянет: слишком много в нем суетной лени, слишком он потерян, слишком в себе.
В-себе-бытие, для-себя-бытие. С. это знакомо и понятно — нельзя сказать, чтобы это хоть как-то помогло ему в реальной жизни.
С. испуганно ходит по коридорам, боясь ускориться, чтобы не сбиться с ног (он прекрасно знаком с подобными случаями, ведь он так много читал). С. ищет занятых людей, чтобы говорить с самим собой. С. сутулится и смеется.
С. чувствует себя защищенным в маленькой комнате, где всегда светло и чисто, где есть он и техника, с которой не нужно искать общих тем для разговоров или поддерживать беседу. Иногда С. думает, что у него агорафобия и, выходя на улицу, сразу же опускает взгляд вниз. Когда не видишь людей, деревья, дома и небо, можно представить, что ты все еще в своей комнате, куда так редко стучатся.
С. поневоле ускоряет шаг и втягивает голову в плечи. Определенно, ходить пешком — не для него.

Однажды С. садится в свою машину, которая так похожа на него, и выезжает на дорогу.
Никакой музыки, никакого радио — есть только С. и движение, которое даже стабильнее статичности, к которой он так привык. Снаружи мелькают люди, деревья, дома и небо. А под колесами разворачивается лента дороги.
На обочине стоит Н. Он выглядит так, будто и ему неуютно в окружении давящего на плечи прозрачного космоса.
С. не знает, что делать с попутчиками, С. не знает, что делать с людьми.
— Подбросить? — спрашивает он, призраком выглядывая из машины.
— Было бы неплохо, — Н. в идеально отглаженной рубашке не выглядит любителем путешествий или сорви-головой. Как, впрочем, и угрюмо глядящий исподлобья С. в растянутой кофте.
— Куда тебе? — дверь захлопывается, отрезая ломтик Вселенной.
— Вперед, — Н. со щелчком пристегивает ремень, сминая рубашку.
— Надо же, нам по пути, — С. смотрит на дорогу, выруливает на свою полосу, выдыхает.
И снова только звук движения, такого же статичного, как в комнатке, куда так редко стучатся.

Когда открываешь окна, а пробки не отбирают музыкальные инструменты у ветра, можно услышать песни лучше птичьих.
Волосы С., которые ему так лень стричь, раздуваются и путаются. Отпустить руль для него означает перестать чувствовать дорогу, так что особо наглые пряди убирает Н.
С. поводит плечами, но его личное пространство больше, чем дюйм от щеки — и Н. нарушил его, сев в машину. Теперь Н. позволительно поправлять волосы С., класть еду в бардачок, вешать на зеркало плюшевые кубики — они в одной лодке, а путь неблизкий.
Куда ж ты денешься с подводной лодки?

С. тормозит у — надо сказать, придорожной закусочной, но это всего лишь заправка, — круглосуточного продуктового. Н. выходит из машины, оставляя С. наедине с ощущением пустоты вокруг, потому что ветер не рвет уши, и кажется, точно ты оглох или мир потерял звук.
Потерянный С. зябко ежится. Он хмуро следит за тем, как Н. движется внутри магазина — смотрит сквозь дверь, сквозь окошки. Размытый силуэт, расплачивающийся наличкой.
— Надеюсь, ты любишь кофе, — Н. садится в машину как ни в чем не бывало.
Будто не он только что оставил С. совсем одного. Будто не он выключил звук окружающего мира. Будто не он выпал из реальности С. на целых десять минут.
— Нет, конечно, — С. наконец отрывает руки от руля и берет сэндвич и картонный стаканчик кофе.
Н. и не ожидал другого ответа.

Ехать вперед — увлекательное занятие. Когда край света кажется близким, ты просто поворачиваешь назад, к другому его краю.
*
И бонусом однострочник.
Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Калич обнаружил, что он у себя в постели превратился в ризограф.

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

18:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Лисушке,
с теплом


Лису ночами не спится. Холодно, ветер да снег,
Звезды зимой будто дальше, тучи укутали мир,
Лис, он немножечко злится: тернии, космос, побег...
Кто-то становится старше, кто-то - стареет с людьми.

Лис вечерами тревожно смотрит на небо с тоской,
Вдруг подвернется автобус, чтобы уехать вперед,
Так как под шкуру, под кожу въелось чужое "домой".
Лис бы объехал весь глобус: знает, его кто-то ждет,

Где-то живет его мальчик (скорее уж - мальчика Лис).
Нужно всего лишь уехать, попутку поймать - и адьос.
На горизонте маячит целая армия лиц.
Что за людская помеха, где же дорога до звезд?

Холод - тисками за горло, в хвост обернуться сильней,
Может, какая комета знает, где Маленький принц.
Лис наплевал бы на гордость: что толку, скажите-ка, в ней?
Слишком большая планета. Слишком маленький Лис.

Только однажды, в час поздний, с ясного неба сойдет
Лодка-луна, что искрится тысячей звезд золотых.
Лис - на корму, прямо к Розе, поступью мягкой взойдет.
Лис, он однажды влюбился. В Принца с далекой звезды.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

22:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Маруське,
в благодарность


У Алисы случился жар, у Алисы случился приступ,
У Алисы болят глаза, шею душит шарфом колючим.
В крольей норке вовсю пожар, даже Шляпник пошел на принцип:
Возвращаться идет назад – не вперед, как бы было лучше.

А Алиса – да что она? Пьет чаи, заедая медом,
У Алисы бери-беда между мыслями бродит громко.
Дела нет, что горит нора, что тушить бы ее народом,
«Дело тухлое, господа», - через кашель хрипит девчонка.

Королева Мэб вне себя, угрожает Алисе казнью,
Но настойки из горьких трав посылает с гонцом-валетом.
И Алисе вечер от дня все лучшает – конец напасти.
И однажды она с утра убирает подальше пледы

И выходит из той норы, где как раз бушевало пламя.
Красноглазо глядит на часы, о гостях размышляет с улыбкой:
Время раннее, до зари еще парочка чашек чая.
А пока что рампа луны освещает ее – крольчиху.

смотреть

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

Mea culpa

главная