Процесс умирания не столь болезненный для того, кто умирает. Больше вреда он причиняет тому, кто за этим наблюдает.
Джеймс умирает каждую зиму, очень медленно, но неотвратимо, и всякий раз кажется, будто эта смерть навсегда. Будто на следующий день Джеймс уже не проснется, а так и останется сидеть в кресле, слишком огромном для его тощей физиономии.
(Коняш)

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
08.12.2017 в 21:16
Пишет bad_gateway:

Грешный человече

А ходил же грешный человече
по белому свету:
покупал свечи
дешёвые в магазине Fix-price,
свежий
хлеб в пекарне
напротив памятника Ленину,
лень свою
баюкал:
"Такая карма, -
отвечал вопрошавшим его
добрым людям, -
другой не будет,
это не какой-нибудь
духовный стих
и не бездуховная проза.
Всё просто:
всего мне надо,
грешну человеку,
и злата, и серебра,
и чужого добра,
и золотого платья,
и палат белокаменных,
и скатерти-
самобранки,
и семимильных сапог.
Какой, говорите, бог?
Мой бог
смотрит отовсюду
красными глазами видеокамер,
говорит со мной
зазывным языком флаеров,
скармливает
мне себя в дешёвых закусочных,
мой искусственный
бог готов, упакован в подарочную бумагу,
имеет яркий товарный вид.
Одним саженем земли
разве будешь сыт?"

Отступали добрые люди
от грешна человека:
вопросы кончились,
началась предновогодняя распродажа.

URL записи

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

01:21 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2017 [2]
Начало тут

Сентябрь (продолжение)
Октябрь
Ноябрь
145-149

150. Жги!, 2017, реж. Кирилл Плетнёв
Фильм шел полностью вразрез с моими ожиданиями, а потом дал под дых, и я сидел, как на «Ла-ла Лэнде», и не мог прийти в себя.

151. Мой парень – ангел, 2011, реж. Вера Сторожева
Сколько ни смотри этот фильм под Новый год, а все так же хорош.

152. Ёлки, 2010, реж. Тимур Бекмамбетов, Александр Войтинский, Александр Андрющенко, Ярослав Чеважевский, Игнас Йонинас, Дмитрий Киселёв
Мое хобби: пересматривать в декабре подряд «Мой парень — ангел» и «Ёлки» и смотреть на Артура Смольянинова, который сначала играет ангела Серафима, а потом разудалого бандита Леху :"D
Узнал сегодня из Кинопоиска, что в новогоднюю ночь 2010/2011 Дмитрий Медведев в твиттере опубликовал запись: «Всех с Наступающим и Наступившим! Помните, что на Деда Мороза надейся, а сам. ..». ВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ :weep3::heart:
запись создана: 17.09.2017 в 21:44

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

19:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Моя дорогая любимая дисфункциональная семья: Булгарин режется, у Гоголя панические атаки, Пушкин просто ебанат.
Не будь Греча, все бы давно себя убили, но это не точно.

s o s

— Ничего себе новости. Что это, Николай Васильевич? — Пушкин бесцеремонно схватил Гоголя за запястье и притянул к себе.
— М-магический круг, — заикаясь, ответил Гоголь, пряча глаза. Почему-то сейчас, когда Пушкин разве только лицом не зарывался в его руку, идея набить на тело рисунок не казалась такой блестящей.
Булгарин заинтересованно подался вперед. Татуировок от непутевого Никоши он ждал в последнюю очередь. Это Сенковский мог разрисовывать себя сколько угодно — на то он и бешеный поляк. Но Гоголь...
— Опять припадки? — тихо поинтересовался Погодин.
Собственно, ради него — то есть ради Погодина — вся журналистская тусовка Петербурга и собралась на квартирник к Пушкину. Так сказать, отметить визит в северную столицу московского коллеги (читай: лишний повод набухаться журнальной компанией). Организации как таковой не было и в помине, приглашения распространялись сарафанным радио и как придется, поэтому неудивительно, что в итоге все возможные враждующие литературные группировки вместе попивали вино, водку, коньяк и бог знает что еще.
Гоголь держался весь вечер возле Погодина, обрадованный тем, что приехал его единственный друг-журналист. Вокруг ревниво сновал Пушкин, опасавшийся, что на его ценного сотрудника предъявят права и увезут в белокаменную. Почуявший потенциальную тему для светской хроники Булгарин далеко от главных звезд вечера тоже не отходил.
читать дальше

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

22:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Помните ту хрестоматийную историю про не состоявшуюся дуэль Дельвига и Булгарина (ну, где еще Булгарин сказал свое широко известное в узких кругах моих друзей: «Я на своем веку видел более крови, нежели он чернил»)?
Короче, как-то от меня ускользали последствия этого отказа, типа ну понятно, что вышло нехорошо, но Дельвиг и раньше особо Булгарина не жаловал, и после этого просто стал презирать чуть больше (от него не убудет), ругательное письмо послал, ну как там обычно поступали. ОКАЗАЛОСЬ, ВСЕ НЕ ТАК ПРОСТО.

В этой истории было очень важное уточнение: секундантом Дельвига должен был быть Рылеев (на минуточку, один из немногих друзей Булгарина), и после отказа он писал: «Любезный Фаддей Венедиктович! Дельвиг соглашается все забыть, но с условием, чтобы ты забыл его имя, а то это дело не кончено. Всякое твое громкое воспоминание о нем произведет или дуэль, или убийство... Твой Рылеев».
НО
Вскоре эта история была забыта.
Бестужев писал Вяземскому (!), что на одно из литературных обедов, ВНИМАНИЕ, «Булгарин пьяный мирился и лобызался с Дельвигом... точно был тогда чистый понедельник!»



Я даже текст не могу про это написать, потому что это ж как надо напиться, чтобы, так сказать, п р о ч у в с т в о в а т ь.
Помоги нам небо, хорошо-то как.
Еще и Пушкин подливает масла в огонь, и мы в огне, и все горит, и на сцене фаер-шоу второго тома мертвых душ (бессильные рыдания).

Фактчек, чтоб жизнь медом не казалась
Опять же, Вадим Вацуро (тоже авторитетная личность) пишет (в работе «"Северные цветы": история альманаха Дельвига — Пушкина»), что у Дельвига секундантом должен был быть Нащокин, а у Булгарина — Рылеев. Правда, Рылеев сердился на Булгарина и вел «себя так, как будто он — секундант Дельвига».
Короче, понаисследуют там черт-те что, а я сиди, распутывай тут все, восстанавливай канву событий, когда там кто с кем лобызался двести лет назад.

02.12.2017 в 22:37
Пишет Maestro Carnevale:

Ага!!!!
Ноябрь (до 18) 1827 г. В Петербурге
Напрасно думали Вы, любезнейший Фаддей Венедиктович, чтоб я мог забыть свое обещание — Дельвиг и я непременно явимся к Вам с повинным желудком сегодня в 3 1/2 часа. Голова и сердце мое давно Ваши.
А. Пушкин.


rvb.ru/pushkin/01text/10letters/1815_30/01text/...

Что там было про лоботомию?

URL записи

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи

20:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Нарисовал себе стрелки впервые в жизни, показываю всем соцсетям, как красивенько!
Конечно, до Дельвига мне далеко, но я буду стараться.



+2

@темы: От чего умер твой последний раб?, Аматэрасу

21:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«Мы считаем вас опаснейшим мудаком, Булгарин»

Как-то радостно начинаю свои утра не только с «Здравствуй, Пушкин», но и с позабытого уже чувства теплоты от приходящих сообщений. Натурально, шел в понедельник по Пушкинской площади и улыбался себе в шарф, коим был замотан по самые глаза. 10/10 рекомендую друзьям.
Конечно, когда я недавно переводил дыхание со словами: «больше никагда», — не думал, что все так обернется.



Вот буквально утром думал о том, что в кои-то веки текстовка без травмирующего опыта, а так можно было. К вечеру, разумеется, намудачил так, что сижу @ сижу. Хожу по острию ножа просто. Но все равно долго продержался.
Вообще считаю, что все это стоило затевать хотя бы из-за таких штук:

Faddeï Boulgarine 21:06
Гонишь меня, старого больного человека, открывать дверь.

Алексъ Пушкинъ 21:42
Старый и больной, как же. Да ты всех нас переживешь.


Столько во мне любви к этим пидорам, вы бы знали. Какое-то огромное солнце внутри, лезет к горлу, что задыхаюсь.
Начал читать ЖЗЛ про декабристов, все еще весь в контексте, так что с какой стороны ни посмотри — везде хорошо.

И если вы думали, что я шучу про «Здравствуй, Пушкин» то посмотрите мои сториз.
Пушкин


Сегодня разрешили приехать в межвуз попозже, так что я наконец встал не в шесть утра.
В девять ровно приходит сообщение от Яны: читать
Как же я смеялся, просто как над «Ревизором».

@музыка: Breezeblocks - alt-J

@настроение: Человек! Помни, что ты мал и ограничен — помни, что ты велик и бесконечен! (Ф. Булгарин)

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, сказка, Третьего отделения на вас нет, негодяи

23:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Фаддея Венедиктовича мальчик
Автор: северная пчелка
Фандом: «Гоголь. Начало»
Размер: мини (1588 слов)
Персонажи: Яков Гуро, Фаддей Булгарин, Максим фон Фок, жандарм Ковлейский, Николай Гоголь
Саммари: желание разобраться, кто же такой этот Гоголь, заводят Гуро к самым неожиданным участникам событий
Примечания: 1) вероятно, сами создатели «Гоголя» не знали о том, что Николай Васильевич жег «Кюхельгартена» в снятом на одну ночь номере гостиницы, а я знаю и обязан это объяснить в рамках сюжета сериала, потому что могу;
2) опускаем фактическую ошибку в сериале: на самом деле Гоголь сам за себя просил Фаддея Венедиктовича Булгарина, в результате чего и получил место в Третьем отделении (конечно, Яким мог этого и не знать, потому что Гоголь ходил на поклон один, без слуги);
3) Гуро — МВДшник и статский советник, что мы с Никошей не за один вечер вычислили из косвенных указаний в сериале;
4) Максим Яковлевич фон Фок — управляющий Третьим отделением, с 1826 г. фактический глава тайной полиции России. Булгарин работал не на Третье отделение, а на фон Фока лично, поддерживая с его семьей самые дружеские отношения.

читать

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

22:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Может, дело в том, что серьезная литературная критика для меня началась с Павлова. Я и сейчас помню, и как он стоял в контровом свете у окна и спрашивал: «Что такое любовь?» — а после наших неловких попыток это сформулировать говорил медленно, с паузой: «Любовь — это самопожертвование».
Конечно, это позиция Достоевского, позиция христианская, православная, не универсальная. Но, читая Золотусского, который пришел к Гоголю через Достоевского, я чувствую то, чему нас учил Павлов, и — чувствую Гоголя.

Гоголь, конечно, любит человека гораздо больше Достоевского. Это очень здорово.

Читать Гоголя, понимая реалии XIX века, оказывается, действительно очень смешно и как-то правильно. Может, это то, о чем говорил Мороз, когда ругал меня за отсутствие понимания контекста — и вот только сейчас я чувствую себя увереннее и подкованнее.
То есть вот, например, у Гоголя в повестях (и в пьесах, и в поэме, да везде) очень много строится на шутках иерархических, для понимания которых надо знать табель о рангах. Тот же «Нос», который я упорно не понимал в школе, сейчас вызвал у меня хохот, потому что, во-первых, Ковалев был коллежским асессором, а Нос его — статский советник, да еще и по другому ведомству, и у них не сложился из-за этого диалог в церкви (и помните еще, Ковалев не запомнил цвет мундира Носа — а как раз по цвету мундира определяли место службы, это при Николае в тридцатых годах закрепилось), а во-вторых, там был совершенно восхитительный пассаж, где Ковалев пришел давать объявление в газету по поводу носа, а ему чиновник нет, говорит, про пропавший нос в чине статского советника мы дать объявление не можем, идите с этим в «Северную пчелу». Я ТАК КРИЧАЛ.

А «Ревизор» дико смешной, просто дико. Как Хлестаков завирался, и от «Хотели было даже меня коллежским асессором сделать, да, думаю, зачем» (то есть он говорит о себе в чине 9 класса) дошел за один разговор до самоопределения «ваше превосходительство» (обращение к лицам в чинах 3-го и 4-го классов).

И лучшее, конечно, когда Хлестаков рисуется, что «и в журналы помещает», он говорит, мол, знаете барона Брамбеуса? Так это я.
КРИЧУ КРИЧУ КРИЧУ ОЧЕНЬ
(Барон Брамбеус — это Осип Сенковский из триумвирата)
(Я также напомню, что Гоголь Сенковского не любил больше всех петербургских литераторов (": Огромную статью накатал, где говорил, что Сенковский - говно редкостное.)

И еще я перечитываю «Мертвые души». Понял, что до этого читал их дважды невнимательно, по учебе в школе, и не то что удовольствия не получал, а даже связи какой-то внутренней с поэмой не чувствовал. А сейчас наслаждаюсь каждым словом, до чего хорошо.
Внезапно много радости принес Гоголь, вот какая тут мораль. Как елочка, которая в лесу родилась и на праздник к нам пришла :D

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Третьего отделения на вас нет, негодяи

17:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На #ДайриЖиви предложили флешмоб, и я подумал, что это отличный повод сказать, как сильно я люблю дайри.

Как я попал на дайри
Дело было в лихом 2011, зазвали меня Дана с Маиру, и я был так польщен их желнием видеть меня на дневниках, что зарегистрировался и стал осваиваться. Примерно через полгода сменил дневник на нынешний и, кажется, корнями в него пророс, теперь только выпалывать.

Мой самый насыщенный дайри-год
Если говорить об общении, то это как раз 2011, время знакомства и тесного общения с Тони и Коммой, с Маиру, позже — с Джеем. Время откликов, обратной связи и коммуникации.
2012 — время фандомных битв и суеты.
Но мне куда ближе последние годы на дайри, когда я пишу про учебу, про любовь к журфаку, про Эйзена, Ивана Грозного и мертвых журналистов. Потому что все это я пишу для себя.

Что для меня значат дайри
Дайри значат для меня очень много, причем не своим «без них я бы не», а как раз противоположным.
Они для меня стали оплотом стабильности, местом, куда можно вернуться из постоянно обновляющегося виртуального мира и сотрясаемого ежесекундно мира реального.
Дайри позволяют оставить себя для себя же — как дневник Тома Реддла.
Дайри позволили познакомиться с чудесными людьми, почерпнуть от них что-то, осознать, узнать, осмыслить.
Благодаря дайри я начал копать гендерную теорию и писать в этой области научные работы.
Дайри — моя тихая заводь. Я по-прежнему воспринимаю мир как текст, и текстовый ресурс с возможностью к этому тексту возвращаться (в отличие от тех же твиттера и тумблера) — лучшее место для меня.

Как я пережил дайри-апокалипсис
Как какой-то западник или отчаявшийся славянофил, пережил дайри-апокалипсис, будучи в Париже, регулярно крича в твиттер: что там с дайри, господа???? Когда только узнал обо всем этом, подумал: надо же, три дня как уехал из России, а там уже конец света.

Также хочу добавить, что если однажды придется выбрать только один дневник из всех, что я читаю или читал, я бы совершенно точно выбрал дневник Алисы Arisu Aiko. Не могу связно сказать, почему, но все эти годы читаю каждый пост и радуюсь, что мы с Алисой на одном ресурсе.

@темы: От чего умер твой последний раб?

01:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Людская болтовня сливалась в непрерывный гул, и Гоголь чувствовал себя очень неуютно. На четверги у Греча он приходил не так часто, преодолевая внутреннее сопротивление и даже брезгливость, культивируемую аристократическим кругом. Все присутствующие казались ему чужими, мелкими и одинаково серыми, неоправданно веселыми и даже подозрительно бодрыми.
Булгарин беседовал по-польски о чем-то с Сенковским, и сам факт этой беседы расстраивал Гоголя. Ему пародоксально не хотелось, чтобы эти двое общались между собой, потому что к Булгарину он испытывал пиетет, не выветрившийся, несмотря на все попытки его нового окружения очернить «Видока Фиглярина». Сенковский же не заслуживал даже кивка головы, в отношении к нему Гоголь определился давно и прочно. Свели ли их сегодня национальные чувства или коммерческие дела, но все же...

В какой-то момент толпа у входа притихла — вся разом, как бы захлебнувшись словами. Гоголь повернул туда свою светлую голову и едва не захлебнулся тоже — но уже вином. Вошел Пушкин, которого он менее всего ожидал увидеть в этой квартире. В этой компании.
читать дальше

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

19:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Да ты красный, как помидор! — с порога заметил Греч, быстрым шагом входя в комнату.
Булгарин чуть не выронил письмо, чтение которого вызвало на его щеках румянец. Около секунды ему потребовалось на то, чтобы сделать сложный моральный выбор между тайной переписки и желанием поделиться новостями. Журналист в нем победил с большим отрывом.

— Ты не поверишь, что мне написали! — потрясая письмом, он повернулся к Гречу, успевшему устроиться на диване с макбуком. — Какой-то трепетный юноша составил мне целый панегирик, где сравнил меня знаешь с кем? М? М?
Греч скептически поджал губы, прекрасно понимая, что от него не требуется даже завалящего предположения.
— С Аддисоном! — выпалил Булгарин. — Нет, ну ты можешь себе такое представить? Мало того, что его кто-то еще знает, кроме нас с тобой, так еще и так метко, понимаешь, так точно...
— Тогда я, выходит, Стиль? — иронично поинтересовался Греч, на которого сравнение произвело все же некоторое впечатление.
— Про тебя тут ни слова, — отмахнулся Булгарин, слишком занятый своей персоной.

Греч только тяжело вздохнул: сейчас было не время для конструктивных бесед. Тем не менее, он предпринял еще одну попытку:
— Тебе не кажется, что это слишком? Что ему надо, юноше бледному со взором горящим? — он требовательно протянул руку, ожидая, что Булгарин, вняв голосу разума, вручит ему письмо.
— Пустяки. Просит протекции, должности... Только ты это брось, подозревать всех и каждого. И письмо я тебе не дам, — убедившись, что Греч не опускает руку, а смотрит все более строго, Булгарин приготовился к осаде. — К твоему сведению это стихи. Такие, что и вслух читать стыдно.

— И ты правда собираешься замолвить за него словечко, имея на руках только льстивые каракули с подозрительным подтекстом? — Греч приподнял бровь.
— Собираюсь! — снова потряс письмом Булгарин. — Более того, попрошу за него самого Фон-Фока! Добрее надо быть, любезный Греч, добрее. Людям надо помогать. А то я подумаю, что ты ревнуешь.
— То-то тебе много кто помогает, — признавая поражение, пробурчал Греч, уходя с головой в фейсбук. Свежие скандалы сами себя не обнаружат.
— Мне-то много и не надо. С меня довольно и тебя, — аккуратно складывая письмо, тихо сказал Булгарин.

@темы: Рихито-сама, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ангелы - всегда босые...

17:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
К концу второй недели болезни кашель стал непрерывным. Штирлиц начал что-то подозревать и пошел в поликлинику.
Врачиня сказала, что пошли осложнения и это бронхит, а еще немного, и дошло бы до воспаления легких и астмы. Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу.

Сегодня не мог уснуть почти до пяти утра, потому что просто все время кашлял. Часам к четырем начал продумывать план первого параграфа диплома, и мне даже немного получше стало (морально, не физически). Так захотелось немедленно вскочить и начать это все печатать!
Даже умудрился вскоре закемарить, видя в полусне библиографию, прижимая все эти книги к груди.
Потом еще под утро снился музыкальный театр, где мы давненько ничего не снимали с Яной.

Еще вчера я было уверился в том, что болезнь моя как-то связана с чтением биографии Гоголя (почти дочитал), потому что все шло хорошо, пока я не дошел до глав, где ему стало совсем плохо, чудился гроб и все такое. Не зря Николая Васильевича называют мистическим автором: не коза на съемочной площадке уплывет, так от знакомства с биографией сам сляжешь.
Вообще Гоголь — удивительно болезненный человек, а я-то думал, что с Кафкой кому-то трудно тягаться.
Однажды Гоголь не написал в письме обо всех своих болезнях, и у него отвалилась жопа.
О чем он незамедлительно дописал в том же письме. И в десяти других.

Гоголь: *болеет*
Гоголь: Наверное, я умираю. Обращусь к богу. Напишу завещание и расскажу России, как ей жить без меня.
Белинский: *болеет*
Белинский: Плюну богу в его гнусную бороду и скажу Гоголю, что он дурак!!

Гоголь вообще тот еще ебанашка
Гоголь: *берется за одно лечение*
(спустя 2 дня)
НЕ ПОМОГАЕТ
*берется за другое лечение*
(спустя сутки)
Я ВСЕ ЕЩЕ БОЛЕН
@
Врачи: Вы не пробовали хоть один курс лечения пройти целиком?..
Гоголь: МНЕ НАДО В ИЕРУСАЛИМ

«Лестницу, поскорее, давай лестницу!»

@темы: От чего умер твой последний раб?, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь

01:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Здравствуйте. Забор покраствуйте.
mon petit LeFou —> северная пчелка

Понял, что Пчелка занимает в моей жизни очень важную роль на данный момент. Любовь к Булгарину какая-то огромная, по-гоголевски искренняя, даже заинтересованная. Заметно.



Пользуясь случаем, напомню о прочих своих соцсетях (из которых любимыми остаются дайри):
твиттер (почти всегда активен, потому что я часто ору)
лайвлиб (книженьки с оценками, цитаты и рецензии)
инстаграм
вишлист (не соцсетка, но ссылка полезная)
аск (появляюсь тут нечасто, но если вопросы интересные/важные, отвечу)
Вк и в фейсбуке меня можно найти, вбив в поиске Даша Криштофская. Я могу не появляться в этих соцсетках неделями, потому что мне тяжеловато — это норма.

@темы: От чего умер твой последний раб?, Третьего отделения на вас нет, негодяи

14:21 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Нормандия кажется мне похожей на Ирландию: те же бескрайние поля, везде зелень, а баров в городках больше, чем буланжерий (возможно, и чем местных жителей тоже).
Эмма Бовари могла жить в любом из этих северных провинциальных виллей в полторы улицы, и вообще-то идея отдаться кому-нибудь под кустом и заесть горе мышьяком уже не кажется такой уж странной.

Никто не говорит по-английски, и я очень быстро исчерпал весь свой запас бытового французского, дальше начиналась область кулстори про плюсы и минусы телевидения и проблемы молодежи. Но местные не знали ни пощады, ни других языков.

Спецкурс по Флоберу можно было бы ограничить чтением «Мадам Бовари» и поездкой в любой городок Нормандии, где учащихся бросали бы на неделю: с тобой только твой французский и немного денег. Зачет получают те, кто через неделю не спивается в местном баре.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

00:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«Гоголь» задел меня сильнее, чем я смел надеяться. Интеллектуально тусуюсь в фандоме: читаю собрание сочинений Гоголя вместо фанфиков, биографию из серии ЖЗЛ (Золотусский — очень хороший автор, его нам рекомендовал Павлов) вместо аналитики случайных людей из твиттера, кулстори про XIX век вместо смешных видюх.
Но в итоге этого оказалось мало, и я посмотрел сериал «Фарца», потому что его режиссер — Его Баранов, он же ставил «Гоголя». А еще потому, что там Стычкин (Алескандр Христофорыч Бинх в «Гоголе»), Петров (Гоголь) и Вилкова (Лиза). И мне так понравилось, кто бы знал.

Мы с Яной пришли к неутешительному выводу, что вкус к кино у меня так себе, массовый и неэлитарный, и никакая любовь к Вернеру Херцогу, Антониони и Эйзенштейну не спасет меня от клейма желтизны, но что уж тут поделаешь. Баранову всего 28 лет сейчас, то есть «Фарцу» (2015) он поставил, когда ему было 26. Это внушает какой-то даже азарт, определенную долю веры в поколение и в себя (совсем немного).
Мне нравится все: музыкальное сопровождение, игра актеров (!), проездочки, сюжет, кольцо в сценарии. Мне очень нравится Понт (Стычкин), но это и так понятно, это как будто было предопределено. Манипулятор, провокатор, нехороший человек. Очень умный, очень самоуверенный (не без причины) и просто какой-то сиятельный.


Стычкин, элегантнее Онегина

Мне кажется, массовое искусство, если оно не слишком посредственное (как сериалы на Домашнем или на Пятом), — это очень важная часть современного культурного кода, потому что — ну вот жил я, не тужил, Гоголя уважал постольку поскольку, но не более того. И тут — накрыло волной, сбило с ног и сделало немного счастливее, культурнее и пьянее. Это ли не сила искусства?


@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

21:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня днем произошло важное событие: утвердили мою тему диплома про Булгарина. Это была настоящая битва, и до последнего мы не были уверены, что справимся, но Беатриче написала сегодня днем: «Победа!!» — и у меня на сердце до сих пор тепло.

Когда Павлов читал нам лекцию про Золотусского («специально для Дарьи»), он сказал очень меня зацепившую фразу: «С конца же 60-х гг Золотусский, по собственному признанию, на 10 лет отходит от современной литературы, "эмигрирует" в XIX век, пишет книгу о Гоголе».
На паре я, конечно, засмеялся и шепнул Коняшу, что примерно таким — с эмиграцией в XIX век — я вижу свое будущее, а потом подумал и добавил: или настоящее.

Так вот теперь, получив возможность эмигрировать в XIX век вполне официально, я даже осоловел на радостях. Только что писал расшифровку бесконечного интервью первой головы из режиссерского диплома, и тут рука сама собой соскользнула куда-то в гугл. Я жадно читал несколько часов; читал все подряд, пока искал отсутствующий в сети очерк, собирая его по цитатам из биографий Пушкина, Гоголя, Сенковского.
«Нет ни одного человека в Москве, который бы умел врознь понять Минина и Пожарского так, как нет ни одного человека в Петербурге, который бы умел понять врознь Булгарина и Греча»,-- писал А. И. Герцен.
С этого, кажется, началось, а дальше все как в тумане.

Вообще, я искал «Четверги у Греча» Бурнашева (пати у Греча на хате :D ), потому что не дают мне покоя эти четверги, уж больно интересно. В той статье про атрибуцию рецензии на второе издание «Вечеров на хуторе близ Диканьки» упоминалось, в числе прочего, письмо Гоголя Погодину (1839 г.), где Гоголь, критикуя намерение Погодина издавать прибавления к «Московским ведомостям», пишет, что умные и солидные статьи в газетном листке «все равно, что Пушкин на вечере у Греча между Строевым и прочим литературным дрязгом».
И тут у Вересаева я вижу цитату Юркевича: «В числе посетителей гречевских четвергов появлялся изредка и Пушкин. Он вел себя очень сдержанно, редко принимал участие в разговорах, больше молчал и рано уходил, не простившись». И по другим источникам он, кажется, читал там свои баллады, стихотворения и элегии. Еще не изданные.
Суть четвергов: все говнились на Булгарина и Греча @ но пожрать нахаляву в хорошей компании приходили все равно.

Дальше пошло по нарастающей: еще не отойдя в своем гневе от «Дома сумасшедших» Воейкова, я обнаруживаю стихотворение Добролюбова (!!!! этого злобного пидараса, по меткому определению Коняша) «На 50-летний юбилей его превосходительства Николая Ивановича Греча». Стихотворение грубое, грязное, сальное. Я, конечно, в ярости.
«Твой друг, безграмотный писака / Легко презрение сносил,/ Но ты, поборник лжи и мрака, / Ты путь другой себе открыл» @ ну охуеть теперь, Добролюбов, спасибо пожалуйста.
«Поляк и немец, - вы судили / О русском слове вкривь и вкось» — все эти нелепые в своей беспомощности выпады (что может быть беспомощнее нападок на происхождение?) меня вывели из себя. Но другие строчки вызвали настоящую ярость:
«Явился Пушкин... Суд ваш строгий / Его не мог уж уронить... // Явился Гоголь... За живое / Он вас, Тряпичкиных, задел». @ Я БЛЯ НАПОМНЮ ТЕБЕ, СУЧИЛА, ЧТО ПУШКИН СОТРУДНИЧАЛ И С ГРЕЧЕМ, И С БУЛГАРИНЫМ, А ГОГОЛЬ В БУЛГАРИНЕ ВООБЩЕ ДУШИ НЕ ЧАЯЛ И ЧИТАЛ ПЧЕЛКУ
У меня сегодня был очень эмоциональный твиттер.

Зато потом я отвел душу, наткнувшись на экскурс по «Новоселью» Смирдина. Эти кулстори — просто праздник какой-то. Собрались, значит, известные литераторы, И ТУТ ВДРУГ ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ОНИ ВРАЖДУЮТ. Никогда такого не было @ и вот опять :lol:
Это реально очень смешно, в том числе тот факт, что, судя по фронтиспису первого тома, Пушкин сидел прямо напротив Булгарина, острил как никогда в день гулянки и успел отпустить шутку по поводу сидящего между Булгариным и Гречем цензора Семенова: крикнул с противоположной стороны стола: «Ты, брат Семенов, сегодня словно Христос на горе Голгофе». Все смеялись, а Греч очень обиделся хD Напоминаю, что Пушкин звал тандем Греч-Булгарин грачами-разбойниками :D

Вообще было очень много всякого, от чего до сих пор немного ору.
Это и Пушкин, толкающий Грчу своего «Кавказского пленника» (тут). Это и Николай «мам, вышли денег» Гоголь, гордость российской словесности (открыл рандомное письмо за 1830 г., а там «благодарю вас, почтеннейшая маминька, за присланные вами деньги сто рублей», сколько можно-то, Никоша хд). Это и Греч, который высмеивал Булгарина в общении с аристократами (Вяземским, Пушкиным, етц). И Пушкин, поддерживающий отношения с Гречем после той нелицеприятной полемики 1830-1831 гг.
И ПУШКИН, КОТОРЫЙ ПЕРЕВОДИЛ С ПОЛЬСКОГО, просто находка, совершенно замечательное исследование. Которое, кстати, принесло и волшебную историю с четвергов Греча о Булгарине, который собирался уезжать, как только приехал Пушкин, и о Сенковском в гороховых штанах, который скрылся в уголок с Пушкиным для интимного разговора на французском.......
«Сенковский такая бестия, а Смирдин такая дура» (Пушкин).

Эмиграция в XIX век началась успешно.
Напоследок:
я не буду читать ЖЗЛ о Гоголе Золотусского ради фичков, я не-
РАДИ ЗАЧЕТА ПАВЛОВА. ЗОЛОТУССКИЙ ЕСТЬ В ВОПРОСАХ. ЧЕСТНОЕ СЛОВО, РАДИ ЗАЧЕТА.
Занавес.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Гоголь, конечно, не хотел приходить; слава о четвергах у Греча шла самая дурная, дескать, сплошь там сброд один, прихлебатели и прочие далеко не аристократические хари. И все-таки, там же встречались и люди самые что ни на есть достойные, начиная с молодых литераторов и заканчивая издателями.
Оказаться в стане победителей для Гоголя было большой радостью и даже личной победой, и он очень ценил доверие многоуважаемого Дельвига и обожаемого Пушкина; но вместе с тем, ему часто (даже слишком часто, с благоговейным каким-то ужасом признавал Гоголь) не хватало общества живого, не накрахмаленного по самые уши. И денег. Еще Гоголю остро не хватало денег.
А деньги были у тех, кто выбрал массовую журналистику.
«Тысячи мух не могут ошибаться!» — гордо говорил Пушкин, после чего не менее гордо занимал денег у Плетнева, потому что у самого солнца русской поэзии ни гроша за душой не водилось. В основном из-за пристрастия к азартным играм и к модной одежке, которая выглядела, как из помойки, а стоила, как из золота.

Булгарину в глаза Гоголь смотреть боялся. С тех пор, как он сбежал с любезно выпрошенного для него Фаддеем Венедиктовичем места под руководством Фон-Фока, да еще и прямиком во враждебный лагерь, ему было неловко за собственную неблагодарность.
Тем более что газету Булгарина он читал от корки до корки, в отличие от часто скучных листков Пушкина и Дельвига.
Из беспросветной рефлексии Гоголя вывел крепкий хлопок по плечу. Он обернулся почти испуганно и обомлел: поприветствовать его подошел сам Булгарин.
— Николай! Я верил, что рано или поздно ты откликнешься на приглашение!
Гоголь неловко пробормотал в ответ какую-то затертую формулу благодарности, нервно проведя рукой по своему коротко стриженному затылку.
— Ну что же ты, лицо проще! Все свои! — Булгарин растянул губы в добродушной улыбке. — Выпей чего-нибудь, станет легче. Горелки я тебе не обещаю, но что-нибудь придумаем.
Гоголь покраснел. Конечно, Булгарин читал его повести; откровенно говоря, отзывы его были не самыми похвальными, что Гоголя одновременно задевало и расстраивало, хотя Пушкин и Вяземский в один голос прославляли талант молодого товарища.

Заговорить о своем творчестве Гоголь не решался. Вокруг Булгарина вилась свита: может, поэтому он позволял себе панибратство с человеком из аристократического лагеря? Больше всех суетился Строев, похожий на декоративную собачку. Булгарин, вместо просителя ставший хозяином положения, казался даже вышел ростом и благороднее лицом, и Гоголю стало еще более неловко.
Быстро сориентировавшись, Булгарин вежливо разогнал толпу вокруг себя. Подхватив Гоголя под локоть, он чинно повел его к столу с богатым выбором алкоголя и закусок.
— Так что, Николай, над чем работаешь? — мягко поинтересовался Булгарин, вручив Гоголю стакан виски-колы. — Снова мистика с миллионом подробностей? Психологическая драма, где все умерли? Сатира на гнилую реальность?
— Ну что же вы, Фаддей Бенедиктович, право слово... — снова смутился Гоголь. Под внимательным взглядом Булгарина он отхлебнул напитка и тут же надкусил любезно протянутый бутерброд. — Я ведь со всей душой...
— Конечно, Коленька, я же не спорю, что с душой! — с готовностью закивал Булгарин. — Души-то у тебя на всю Малороссию хватит, это я уже понял.
— Да я, собственно... — снова начал Гоголь, но замолчал за отсутствием нужных слов.
— Ты мне вот что скажи, — перехватил инициативу Булгарин, — откуда столько ненависти, кхм, к честному польскому народу? Мне даже неловко с тобой говорить, а ну застрелишь!
Гоголь поперхнулся виски, и Булгарину пришлось хлопать его по спине.
— Так вы... обижены?
— Да что ты такое говоришь, Коля! — суетливо рассмеялся Булгарин. — Мне же просто интересно, я ведь журналист, мне вообще все интересно...
— Честное слово, ничего личного, — не обращая внимания на неловкие оправдания, рассмеялся Гоголь, почувствовав впервые за вечер, что напряжение его постепенно отпускает. — Лирические герои, понимаете... Я ведь пишу от лица тех, кто...

Они говорили весь вечер. Конечно, Булгарин успевал мелькать у каждой группки гостей, попеременно развлекая их то анекдотом из жизни, то журналистской байкой. Конечно, свита периодически снова собиралась вокруг своего принципала, отчего он важничал пуще прежнего и даже немного поучал Гоголя с высоты своего опыта и несомненного успеха. Конечно.
Представить на этом сборище Пушкина или Дельвига у Гоголя не получалось. То, что аристократам донесут о его присутствии, не вызывало сомнения; страха, впрочем, не вызывало тоже. Было весело, шумно, громко; Булгарин ненавязчиво познакомил Гоголя с парой издателей, от чьих мнений зависела чуть ли не вся книжная индустрия Петербурга; после некоторых анекдотов Гоголь смеялся вместе с присутствующими, как-то разом растеряв свой мрачно-серьезный вид.

Гости расходились глубоко заполночь, почти под утро. Булгарин, разумеется, всех гостей, включая Гоголя, просил остаться, причитая, что задержал всех сверх меры; гости в один голос возражали, что это они задержали хозяев.
Гоголь вышел на улицу осоловелым: то ли от количества выпивки, то ли от обилия впечатлений. Из кармана торчали острые уголки визиток издателей, редакторов и книгопродавцев; какая-то разудалая девица оставила свой номер помадой на рукаве рубашки; под мышкой будто сама собой оказалась книга со стихами кого-то из гостей: на первом же развороте торжественно чернел автограф поэта. Все это казалось почти нереальным: свет, гул голосов, всеобщее веселье.
Гоголь остановился посреди улицы, вспомнив, что денег на такси у него отродясь не водилось. Осознание этого не принесло особенного горя; едва ли не в первый раз за долгое время в Петербурге дышалось легко.
Он перевел взгляд в сторону Невы. Занимался рассвет.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

23:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Лента как-то резко отхлестала по щекам таинственными гифками со Стычкиным, и вот я уже смотрю в полдвенадцатого сериал Фарца со сложным лицом.

Оказалось, что прильнуть к проектам Егора Баранова — что-то вроде увлечения Вуди Алленом. Вы же знаете, как это: все время смотришь на Вуди Аллена и его жен; только там хоть жены меняются, а у Баранова разве что Меньшиков появился, на радость или на беду.
Тот же Петров, та же Вилкова, ТОТ ЖЕ СТЫЧКИН, а вот тут надо продышаться.

Вообще-то сегодня я нашел архив «Северной пчелы» на десять с гаком тысяч номеров, это стало последней каплей, теперь мне не нужно разрешение, чтобы эмигрировать в XIX век, тем более что утром я как раз начал читать чудесную книгу с прозой Булгарина, а Мороз посоветовал литературу по интересующему меня периоду. :heart:
И среди всего этого упоения на днях твиттер подкинул вот такие и такие штуки:


У меня, вообще-то, слабое сердце! Проблемы с дыханием! Склонность к эмоциональной нестабильности!

Возвращаясь к сериалу. Герой Стычкина зовет Хемингуэя Хэм, а знаете, ко еще его так зовет?
БЕАТРИЧЕ.


Цитируя Булгарина, «во славу просвещения мы выпьем за ужином».

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

01:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Час ночи, завтра рано вставать и ехать на съемку, но что это тут у нас?
Мои крики. (И подливающая масла в огонь Даша.)



Я невероятно рад, что плохо знаю шестидесятые; настолько плохо, что смотрю «Фарцу» очень спокойно. Когда я смотрел «Орлову и Александрова», мое возмущение было слышно на Мосфильме, типа ВСЕ БЫЛО НЕ ТАК, а тут прямо хорошо.
При этом именно «Орлова и Александров» стал первым проектам, который вселил в меня робкую любовь к сериалам Первого канала, особенно про XX век.

«Фарца» идет на удивление хорошо: она потрясающе динамичная, у нее прекрасный темпоритм, перипетии хороши, герои живые, а еще я ничего не могу поделать с любовью к драматичному слоумо. Тем более если этот слоумо не выглядит неуместно в контексте шестидесятых.
Ага, в «Гоголя» слоумо тоже норм выглядел, даром что XIX век.
Как говорит Яна, «ну у тебя же и правда странный вкус в кино!»

Я даже не знаю. кто больше солнышко: Петров или Стычкин, оба такие очаровательные, не могу.
Как известно, новая любовь — это не забытая и навсегда отпечатавшаяся в сердце старая любовь. Понял, что Понт напоминает мне Изаю, но не напрямую, а отдельными штрихами. Вот, например, Изая появлялся, что называется, на полкадра, делал свое грязное дело и менял на 180 градусов сюжет, судьбы героев и иже с ними. Так и Понт появляется на минуту, но как появляется! Эти его беззастенчивая манипуляция и теплая улыбка — бесценны :heart:
Я последний раз так на актера смотрел, как на Стычкина нынче, когда Толик выкатил мне ирландских рекомендаций на Фаррелла.

Люблю постоянство, стабильность, твердую опору под ногами. Поэтому, например, не слишком жалую Скорцезе — у него каждый новый фильм совершенно иной, нежели предыдущие, и это сбивает с толку и не дает уцепиться за что-то. У него нет единства стиля, он не просто развивается, а кардинально меняется, мутирует от фильма к фильму.
У Баранова есть стиль, и после «Гоголя», собственно, «Фарца» идет хорошо, потому что она вызывает у меня чувство узнавания, а это значит — спокойствия, размеренности и радости.

Напоследок мои крики по мере просмотра, лучше я уже не пошучу про этот сериал:

Смотрю 2 эпизод Фарцы и прямо вижу съемочный процесс.
- ЖОПА, ПОВТОРЯЮ, Ж О П А.
- Егор, ты что??
- ЖОПА ПЕТРОВА В КАДРЕ ДОЛЖНА БЫТЬ, ГОВОРЮ
- МОЖЕТ, ВАМ ЕЩЕ И ХУЙ ПЕТРОВА СНЯТЬ?
- Это в следующей сцене в бассейне, не тороп-
- ДА ТЫ ЗАЕБАЛ ЕГОР

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Микадо, Третьего отделения на вас нет, негодяи

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

Mea culpa

главная