Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: гости всыпали боярам звездюлей (список заголовков)
10:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дагенушка связала мне хаффлпаффский шарф, кричу второй день, до чего здорово! Просто волшебно! :D


Вообще выглядел вчера очаровательно, как Феденька Басманов ;D

фотопруфы того, что я волшебный и Феденька

Увлекательные истории из жизни в окружении добрых друзей. Во-первых, все пришли не вовремя со словами: «Ты же не будешь нарушать традиций опазданий на свой день рождения?» @ А Я НЕ ОПОЗДАЛ х) Но это норм. Скорее исключение, чем правило, поэтому люблю всех прошаренных друзей, который хорошо меня знают <3
Лучшее началось, когда Дагенушка (которая живет ближе всех) все никак не появлялась, и Джей начал шутить:
— Вот Дагенушка опоздала, место рядом с Микком занято Сахарком. И все, как теперь его душить?
— Смею тебя уверить, Сахарок не будет препятствовать смертоубийству. Вообще-то, она скорее подвинется, чтобы не сидеть на пути у Дагенушки, — возразил я.
— Если понадобится, я вообще встану и отойду, — подтвердила Сахарок.
— Бро ):
— Бро ¯\_( ツ )_/¯

Толик с Олей подарили мне белое сухое (зимой жаловался им, что все дарят книги, ставить их некуда, по нескольку экземпляров одного издания, почему не носки), на что Джей очень точно сформулировал всю мою суть:
— Да ты просто Дамблдор. Молодой Дамблдор. Поэтому тебе вместо носков дарят вино.
:lol:

Тут к слову история, как родители постарались всем привезти что-нибудь из отпуска. Спросили, что хочу я, на что мне оставалось ответить только «аленький цветочек», потому что откуда ж мне знать, что я хочу и как там все обернется? Не хочу ничего решать :D
Ну и привезли родители вино :-D
— Это, конечно, не на всю жизнь память, — развела руками мать, — но зато точно тебе понравится. Белое сухое.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Лимон-который-выжил, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Добрался до мемуаров Жана Маре и вспомнил, каково это — так сильно переживать за мертвых людей и хотеть вернуться туда, к ним, обнять их крепко-крепко, моих мальчиков.

Жан Маре напоминает мне Александрова — того молодого, богоподобного Александрова, который покорил Орлову этими своими голубыми глазами и светлыми волосами, стойкой на руках и шутками из босого прошлого, а Эйзена — и вовсе поразил в самое сердце, да так, что его до самой смерти не отпустило.
Жан Маре напоминает мне Александрова, который в молодых да зеленых постановках всегда играл Принца, в то время как Пырьев — Нищего.
Жан Маре напоминает мне Александрова, и у меня сердце не на месте.

Свою роль, конечно, играет и то, что в том же издании «Алгоритм», в той же серии «Мемуары великих» вышла «Моя жена Любовь Орлова. Переписка на лезвии ножа», которая в основном состояла из писем Эйзенштейну, Эйзенштейна или об Эйзенштейне (передаю привет Пере Аташевой), и я в магазине просто схватил томик «Парижских тайн», не обращая по опыту внимания на название (памятуя о той самой «переписке на лезвии ножа»), и не смог его выпустить из рук.
Может, еще дело в том, что как Александров был с Эйзеном, самым его верным другом и близким человеком, так и Жан Маре с Жаном Кокто — нашли друг друга и боялись отпустить.
То есть, конечно, Эйзен с Кокто боялись. Маре и Александров все несколько иначе воспринимали, но это тоже нельзя не замечать.

И вот еще, мне удивительным образом стали ближе «400 ударов» Трюффо, которые я невзлюбил с первого просмотра и не смог полюбить даже после «Мамочки» Долана.
Ровно перед тем, как взяться за мемуары Маре, я дочитал прекрасный «Замок из стекла», а до этого — гораздо менее прекрасного «Щегла», и тема непростого детства, какого-то бессмысленного воровства, всех этих перипетий, которые не должны выпадать на долю ребенка, — все это сложилось в логичную, грустную, но понятную картину, за что я этим книгам очень благодарен.

И вот я читаю про то, как Маре (красивый почти феминной красотой, богоподобный, кокетливый до бесстыдства, «маленькое чудовище с лицом ангела», но при этом искренний и неловкий) надевает тетины или мамины платья и идет к булочнику или мяснику («Я даже хотел пойти в таком виде к кинорежиссерам, убежденный, что меня пригласят сниматься в кино. После заключения контракта я бы им сказал: "Так вот, я мужчина". А они бы ответили: "Вы великий актер!"»), или как его одноклассник с ним дружественен до ласки, или как некий режиссер предлагает ему главные роли через постель, и все это так разнится со сложившимся образом Жана Маре, что я как будто его заново открываю, такого, немного комедианта, немного карьериста, и много-много — актера.
Конечно, Эйзенштейн научил меня не доверять мемуарам, а Булгарин — биографам, и уж тем более — актерам, но я верю письмам, а еще — верю в ту правду, которая так или иначе складывается в саму суть.

И вот, например, Маре пишет о том, как однажды застал Кокто, который отключился от передозировки опиума, и привел его в чувство.

— Я хотел бы умереть.
Я молчу. На глаза наворачиваются слезы... Я хотел бы видеть его счастливым. Тут он замечает меня, просит прощения, обнимает.
— Жан, ты не хочешь умереть.
— Нет, теперь не хочу. Во сне я забыл, что счастлив. Старая привычка.


Прекрасный, прекрасный Жан Маре, в котором живет чувство совершенства, и прекрасный, прекрасный Жан Кокто, который говорит ему об этом, а потом обнимает, улыбаясь, потому что боялся показаться слишком претенциозным. :heart: :weep3:

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, гости всыпали боярам звездюлей, не душу делим, чай - постель всего лишь

19:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
29.06.2017 в 18:24
Пишет Белка Челли:

Когда-нибудь
когда-нибудь,
когда-нибудь, когда пройдет лето,
рыжим фениксом промелькнет осень,
упадет и растет зима,
и пройдет весна, снова пройдет лето,
и так наверно раз сорок,
когда-нибудь мы будем очень и очень счастливы.
когда-нибудь я поведу в зоопарк твоих внуков,
и мы будем, ползая на горячем асфальте,
рисовать мелом криволапых зверей,
пока дедушка их ездит получать «Оскар».
когда-нибудь, когда мои книжные полки
окончательно лопнут от книг,
и я отправлю всё это в сарай,
и заставлю освободившиеся места
«Мухой-Цокотухой» и «Дельфиной и Маринеттой»,
и заново стану считать, как когда-то,
зеленый крыжовник отличною штукой,
и каждый раз тырить,
по полчаса перекатывать на языке,
и хотеть, и не решаться никак раскусить,
потому что кислятина - очуметь…
когда-нибудь,
когда я забуду,
как поезда стучат ночью на стыках,
проходя через Пензу,
и вдруг обнаружу, что отцветшие кисти сирени -
точь-в-точь точно связки бананов для кукол,
и можно играть в мексиканские los tianguis,
когда-нибудь.
когда я стану уже таким старым,
что мне уже будет всё совсем пофигу,
до лампочки, по барабану и фиолетово,
и можно будет просто греться на солнышке,
и я стану старый и бородатый,
патлатый счастливый дед.
когда-нибудь, когда я сложу свои награды на полку,
и крепко задвину стекло,
и буду копить твои.
когда-нибудь,
когда мы будем есть яблоки с ножиком.
Когда-нибудь, Мишка,
мы будем до ужаса счастливы.
Ну а пока что конец перекуру!
Какая еще поясница, у всех всё болит,
но никто же пока что не помер,
а ну шагом марш под софиты!

URL записи
:weep3:

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, гости всыпали боярам звездюлей

00:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В четверг сдавали черновики фильмов-реконструкций, в связи с чем собрались доброй половиной группы.
Я рассказал Яне, как на днях наткнулся по ОТР на «Ивана Грозного» Эйзена и снова испытал это чувство огромной любви к режиссеру и человеку, который создал что-то настолько прекрасное, сильное, важное и просто гениальное.
И Яна сказала: «Эх, Даша-Даша. Гениальное остается гениальным, а ты должна расти».

Яна сказала, что я должен развиваться.
Почему в моей жизни все время появляются изаеподобные люди, которые выбивают меня из колеи?
Разве я не развиваюсь? Разве не расту? Неужели Джей прав, и растет только мое ЧСВ?

Сейчас наконец нашел полчаса хоть для одно серии «Юрия на льду», которого ждал с момента первого тизера и не мог смотреть на волне общего хайпа.
А там гг озвучивает Тосиюки Тоёнага. Ну вот тот самый, который озвучивал Микадо.
И что-то тяжеловато (а ведь мне уже не пятнадцать).

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Как Эйзенштейн проводил изыскания перед съемками «Ивана Грозного», так я сейчас в подготовительный период съемок реконструкции погрузился в историю — правда, начала XX века и очень локально. В который раз убеждаюсь, как люблю Краснодар и насколько горжусь тем, чем он был для белого движения.
Бегали сегодня с операторкой под проливным дождем и смотрели локации для съемок. Там провода, там сплиты, а вот тут смотри, прямо брусчатка, считай! А здесь современная архитектура вылазит — зато под таким ракурсом — любо-дорого смотреть, будто и не было этих ста лет.

С возвращением съемок в учебные будни стал снова чувствовать себя живым (но и мертвым тоже, потому что дедлайны горят, убийца плачет). Я бы хотел сосредоточиться на чем-то одном, а не распыляться одновременно на режиссуру, французский и журфак, чтобы погрузиться в это и не нервничать так сильно из-за нехватки времени на все и сразу. Но это, конечно, фантастика.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

23:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Как описать мои чувства к древнегреческим трагедиям?
Мне думается, что я читал их много; иногда же я думаю, что почти ничего не читал. Кажется, я полюбил их после "Медеи" и осознал после "Антигоны". Маэстро говорил нам: все сюжеты, что можно драматургически обосновать, уже написаны в древнегреческих трагедиях и в Библии. Пока что нет причин ему не верить.

Вчера мы сходили на "Медею" в Один театр.
Один театр - это место, будто из тумблера Тони Лашдена. Старый завод, переоборудованный под арт-пространство. Место, где эстетика сочетается с подранными временем стенами и вынесенными станками. Пока Сахарок поднялась на нужный этаж, она чуть не повернула обратно, потому что это слишком для неё. Высоко, далеко, стоит ли оно того?
До себя я ответил почти сразу: стоит.
Как только вышел шут со словами Сенеки в устах. Как только зазвучала музыка. Как только герои начали петь. Как только стало ясно, что это блестящая условность.

Я люблю условность в театре так же сильно, как не люблю классический драматический театр. Я верю в то, что все эти люди в современной одежде (одни - братки из 90-х, другие напоминают узников Освенцима), говорящие гекзаметром, на самом деле существуют. Они реальнее для меня, чем герои "Пигмалиона" Шоу.
Меня заворожил танец Медеи с бубном. Это танец, полный ярости, слепой и беспощадной, рождённой самой сильной любовью. Меня покорил бегающий с камерой шут, благодаря которому действие развивалось не только на сцене, но и на плоскости экрана.

Я вспомнил, как мы на первом курсе ставили "На всякого мудреца довольно простоты".
Ковакин разбил нас на группы и каждой группе дал свой отрывок. Мы с ещё четырьмя ребятами решили нашу сцену не классически; наша сцена стала спиритическим сеансом. Мы пошили ведьминские плащи и репетировали под музыку из "Кояанискантси".
Оглядываясь сейчас на эту авантюру, я понимаю, что мог участвовать только в таком - условном - театре. Мне вспоминается Эйзенштейн и его "Мудрец" ("Всякого довольно"), весь держащийся на условности. У Эйзенштейна был цирк, была буффонада - то, за что я влюбился в его театральный метод. То, что потом нашло отражение, или даже родило его кинематографический творческий метод.
Все связано.

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

18:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Со скорбным лицом преподаватель по режиссуре посетовал, что у нас мало пишущих людей и позвал желающих в институтскую газету и телестудию.
Уточнил, что денежка выделяется только на телестудию, но ведь писать в газету — это для портфолио!..
Здорово, говорю, только в конце четвертого курса работать на портфолио — это извините меня. У меня и так это портфолио размером с баобаб.

Толик теперь шутит в духе: «Даше надо дать диплом за самое большое портфолио. Чтобы она положила его в портфолио».


**

Интересоваться историческими личностями — процесс, который всегда идет по одному сценарию.
Вспоминаю, как это было с Эйзеном: сначала осторожно прощупываешь Ивана Грозного, потом набрасываешься на статьи про Эйзенштейна и его творческий метод, потом воешь в подушку от переписки Эйзена с Александровым, потом обнаруживаешь себя за чтением книги с побасенками про Орлову, потому что там упомянут Эйзенштейн.
И в какой-то момент ты понимаешь, что вот эту истории в мемуарах Александрова ты уже читал в комментариях к избранным письмам, например, а вот эту кулстори рассказывал Гиберт, а вот об этом ты читал в интернете.

Вот и Булгарин с Гречем: я уже перешел ту стадию, где остается только скупать все книги и орать, что не хватает переизданий; прочел научные исследования, которые были опубликованы. Теперь, читая мемуары Греча, я вижу: о, а вот об этом писал Рейтблат в комментариях к переписке; об этом я читал в научной статье о польском самосознании Булгарина; а это я в учебнике по критике видел.

И в какой-то момент приходит осознание, что вся эта информация, которая кажется необъятной, имеет предел, и ты его, в общем-то, практически достиг, и теперь то и дело задеваешь стенки и скребешься о дно.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Третьего отделения на вас нет, негодяи, гости всыпали боярам звездюлей

00:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сводки с полей. Для начала, я жив.

Прошлой ночью написал научную работу, которой тяготился очень долго, и вздохнул так свободно, как если бы Сизиф обнаружил, что камень наконец стесал себе один бок и аккуратно пристроился на вершине горы.
Ачивмент анлокд: в научной работе про Кэрролла вставил страницу про Эйзенштейна КАК Я УМЕН КАК МОЩНЫ МОИ ЛАПИЩИ.

Созвонился с Беатриче насчет работы про моих дорогих мертвых журналистов, она меня узнала и засмеялась: точно, точно, Даша Булгарина!
Я: :heart:_______:heart:
Начали обсуждать план, и все так круто, но прямо очень много; говорю: смогу ли я уместить это в четыре страницы, которые требует неделя науки?
Беатриче: Так вы не про диплом?
Я: А ВЫ ПРО ДИПЛОМ? :inlove:
Короче, заодно и с темой и направлением диплома практически все решил :love:

Ездил сегодня к Оле с Толиком снимать задание по режиссуре.
— Знаешь, кто режиссер «Красавицы и Чудовища»? — хитро улыбнулась Оля. — Билл Кондон. Что он снял?
— «Пятую власть»! — радостно закричал я. — Вот это да!
— А еще? — Оля сделала мхатовскую паузу. — Последние части «Сумерек».
:buh:
А еще он гей и ЛГБТ-активист.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

18:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Идём сегодня с экзамена, и тут Коняш вспоминает, что я говорил на паре по критике.
— «Александров снизу, Эйзенштейн сверху», — захлёбываясь впечатлениями, кричал Коняш, — Ещё и руками махал, ДЕМОНСТРИРОВАЛ.
Чуть оба под трамвай не упали от хохота. Я-то про Пролеткульт рассказывал. Как люди из разной среды получили равные возможности.
— Я ещё хотел тебе сказать, но ты бы как всегда на весь факультет заорал. Лынова бы спросила: а что вы, девочки, смеётесь? И что бы мы ответили? Типа «ой простите, подумали о том, как мужики в жопу ебутся».

Ещё накануне пара К. была, и началась наша любимая игра «наведи К. на разговор о Ярославе». С первого курса все ещё не надоело, какие же мы ужасные. Коняш танцевал-танцевал вокруг, но все как-то уходило не туда, и я ЛОВКО спросил в лоб. К. МНОГОЗНАЧИТЕЛЬНО МОЛЧАЛ С МИНУТУ, что мы радостно приняли за подтверждение пейринга.
Коняш ещё ночью пишет (где-то за семь часов до экзамена), мол, причина шипперить преподов сегодня: были в одном здании. И притащил фичок про них.
Как легко понять, пребыванием в агонии. Нет таких слов.


@темы: гости всыпали боярам звездюлей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

22:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Началась СЕССИЯ НА ЖУРФАКЕ, счастливая пора, когда я ТАНЦУЮ ПО ФАКУЛЬТЕТУ И СИЯЮ от огромной, заполняющей от макушки до пят радости 💙✨
Небо голубое-голубое, солнце светит почти по-летнему, все снова светится, а ещё хоть краем глаза да удалось увидеть всех любимых преподавателей, которые делают журфак таким невероятным и чудесным.

На первых парах, правда, преподаватель по социологии нёс несусветную чушь о том, что запад манипулирует сознанием людей, осознанно пропагандируя гендерную теорию детям, тут даже я не выдержал (до этого я отвечал только на вопросы по дисциплине - про социологию, историю, журналистику, а в отвлеченные споры "я и мои друганы собрались за третьей стопкой перетереть за жизнь" не вступал), и мы на пару с Валерой пытались донести, что гендер, как и сексуальная ориентация, никак не зависят от авторитетов (что вообще за ересь?).
Не считая этого, было хорошо, как-то по-особенному хорошо, что я боялся расплескать эту радость оттого, что я дома, на журфаке.

На лекции по языку СМИ нам десять раз напомнили, что мы ЭЛИТА, а потом (барабанная дробь) что ВЫ ЧЕТВЁРТАЯ ВЛАСТЬ ЛЮДЯМ НАДО ЛГАТЬ ЭТО ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.
Я прост НАКОНЕЦ УСЛЫШАЛ В СТЕНАХ ЖУРФАКА, ЧТО НАДО ЛГАТЬ, думал, так и выпущусь без этого напутствия :D

Мимоходом вручили ДИПЛОМ ЗА ВЫСОКИЙ ВКЛАД В РАЗВИТИЕ МОЛОДЕЖНОЙ НАУКИ, безумно рад этому, потому что научные дипломы для заочника - это моя маленькая победа.

И Беатриче разрешила ходить на ее пары по истории отечественной журналистики, и даже Коняш пришёл, так что мы с ним вместе орали с второкурсников (молодёжь!) и с суперклассной лекции про русскую публицистику 16 века (ТОТ САМЫЙ МОМЕНТ КОГДА ТЫ КУРБСКИЙ И ХОРОШО УСТРОИЛСЯ В ЛИТВЕ, А ГОРОД, В КОТОРОМ ТЫ ОТСИЖИВАЛСЯ, БЕРУТ РУССКИЕ, И ИВАН ГРОЗНЫЙ ПИШЕТ ТЕБЕ ПОСЛАНИЕ "ЛАЛКА").
Беатриче такая классная и так здорово рассказывает с экскурсами в историю И С ЛЁГКОЙ ФОРМОЙ ПРЕЗРЕНИЯ И ДАЖЕ НЕНАВИСТИ К ПУШКИНУ АХАХАХАХАХА и ещё понимающе закатывает глаза, когда говорят про Павлова Х)
Лучший момент пары, конечно, когда Беатриче говорит, что Иван Грозный был ЗАПАДНИКОМ, и тут ВХОДИТ ПАВЛОВ.
Л У Ч Ш Е Е.

А ещё читали нам литературную критику XIX века, СПАСИБО БУЛГАРИНУ ЗА СЧАСТЛИВЫЙ ВЕК, все так интересно, понятно и близко, КРИЧУ КРИКОМ ОТ ЛЮБВИ КО ВСЕМУ ЭТОМУ. По триумвирату КОНЕЧНО ЖЕ проехались, потому что Булагрина любят во всей стране три человека, включая меня, но от этого не менее интересно 🔥
Мой конспект такой же огонь, как и тема, так вот вот отрывок про моих любимых мальчиков Бенкендорфа 💫

"Официальная народность".
После поражения декабристов некоторые продажные авторы получили мощную поддержку НА СВОИ ПРОДАЖНЫЕ ЖУРНАЛЫ.
Представители БУЛГАРИН СОЛНЫШКО МОЁ ФАДДЕЙ ВЕНЕДИКТОВИЧ, редактор "Северной пчёлы" и "Северного архива", А ЕЩЁ ГРЕЧ ЗОЛОТЦЕ сначала издавал прогрессивный "Сын Отечества", а потом ПОШЁЛ ПО ОДНОЙ СТЕЗЕ С БУЛГАРИНЫМ.
Булгарин жанр фельетона ввёл, Греч развивает годовое литературное обозрение.
С подачи Булгарина было дано определение натуральной школе (обвинительно так сказал, а Белинский внезапно подхватил).
ПУШКИН ЗВАЛ БУЛГАРИНА И ГРЕЧА ГРАЧАМИ-РАЗБОЙНИКАМИ ААААААА.
А потом к ним присоединился Сенковский ("Библиотека для чтения"). Но он правил произведения, авторы, ясен пень, обижались и отказывались работать с ним. Ну и он сам свой журнал заполнял, золотце талантливое <3

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

22:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Если год назад на съемках в цирке нашу дрим-тим я бы охарактеризовал как трио Эйзенштейн-Александров-Тиссэ, со всеми этими криками «Гриша, отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все И СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ С ФРАКЦИЯМИ ГРИША КАК МОЖНО БЫЛО ТАК ПРОЕБАТЬСЯ» и тусичем на съемках с утра до глубокой ночи.

Наш с Яной тандем в этом году я охарактеризовал бы скорее как дуэт Малик-Любецки, причем в той самой форме, где Малик дает Любецки карт-бланш, тот снимает ВСЕ ВОКРУГ СЕБЯ АБСОЛЮТНО ВСЕ СЛОВНО АКЫН ОТ КИНО, а потом Малик пытается из этого посредством очень странного и совсем не соколовского монтажа сделать фильм.
Фанфакт: Яна посмотрела почти всего Малика и рассказывала мне сегодня, как выглядит «Рыцарь кубков». Я спрашиваю: этот тот фильм, где Аффлек ходит полтора часа грустный? Яна напоминает, что нет, это следующий фильм, где ходит Кристиан Бэйл, а оператор вокруг него И ВОТ ТАК, И ВОТ ЭДАК, А ПОТОМ ЕЩЕ ТАК, И ГОЛОВА У ТЕБЯ УЖЕ КРУЖИТСЯ, А КРИСТИАН БЭЙЛ ТАМ ГДЕ-ТО СТОИТ.

Получается у Яны действительно красиво (жаль, нет времени нормально организовать весь этот материал).


@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

17:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришла новая преподавательница чего-то телевизионного (два сложных названия, которые нам все равно не преподают). Начала знакомство со слов: «Я тоже поступала сюда на ваш факультет — слава богу, не поступила». Обнадеживающее начало.
Конечно, первое время трудно воспринимать всерьез человека, который говорит, что по словам Познера журналистика давно уже мертва. Что мы, в таком случае, тут делаем, как говорится.

Все эти слова о том, что глаза должны гореть, что ехать в Москву надо, ночевать в Останкино и набегами варваров влетать в общагу, слушать всех, кто готов говорить, и писать-писать-писать — ведите дневник, пишите тексты, отрабатывайте сценарии, — все это напоминает второй курс журфака, когда глаза еще правда горят и не все потеряно.

Это третий преподаватель за семестр, нам снова кардинально поменяли расписание, все планы дружно летят к чертям, съемки сорваны, надо снова униженно просить вернуть французский на час раньше со следующей недели.

— Практика-практика-практика, — кричала вся наша группа (вся — это проснувшиеся к первой паре восемь человек). Я молчал, потому что думал о не снятых заданиях по режиссуре.
— Давайте снимать сюжеты! — говорит преподаватель.
— А давайте не будем, — поспешно возражают все, тоже вспомнив про задания по режиссуре.
Просто никто не хочет в двадцать пятый раз писать классификацию интервью и виды репортажей.

Типичный институт:
— Вы умеете писать сценарии?
— Нет!
— Вы что, за четыре года еще не писали ни одного сценария?
— Обижаете! Уж сколько мы их написали!.. Просто никто не объяснил, как надо. Мы не умеем.
(От создателей: «Ждан тоже стоял у нас в расписании. Два года. — И что, скажешь, монтажить не умеешь?»)

Новую преподавательницу не приняли к нам в девяностых из-за фамилии Шнайдер (вступительные экзамены начались и кончились вопросом: «Как вы собираетесь работать на телевидении с такой фамилией?»). Как сама она сказала, тогда на Кубани были очень сильны антисемитские настроения.
Я почему-то вспомнил слова Эйзенштейна о том, что «все мы с прожидью».

Сегодня весь наш курс наблюдал счастливого меня с только что полученной из Лабиринта ЖЗЛ про Эйзенштейна. Всем вдруг тоже захотелось почитать то, что заставляет чьи-то (мои) глаза так гореть.
И в предисловии Кушниров пишет, что Эйзенштейн бесконечен. Это очень точно.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

01:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: эксперимент
Фандом: советский кинематограф
Размер: виньетка, 644 слова
Персонажи: Григорий Александров, Сергей Эйзенштейн
Краткое содержание: это были съемки «Генералки», съемочная группа развлекалась как могла.
Примечание: Александров действительно из всей железной пятерки Эйзена подходил на женские роли больше всех. Позже он еще и роль роженицы исполнил в фильме о важности абортов, который они снимали с Тиссэ в Швейцарии. Его тогда еще медсестра спросила: «В какой раз рожаете?» — и вся съемочная группа легла от смеха.

текст

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

20:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
ЖЗЛ ПРО ЭЙЗЕНА ВЫШЛА ЖЗЛ ПРО ЭЙЗЕНА
ПРО ЭЙЗЕНА
ЖЗЛ
КАК Я ЖДАЛ

12 ЛЕТ
В АЗКАБАНЕ


(Кушниров, причем :smirk: )
Заказать райт нау

(Спасибо Даше за наводку <3)


@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, гости всыпали боярам звездюлей

15:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера произошла курьезная и нелепая ситуация на паре Гиберта.
Эдгар рассказывал про Бекмамбетова. Дойдя в биографической справке до крупного рекламного проекта для банка Империал, он решил продемонстрировать нам несколько роликов, которые режиссировал Бекмамбетов. И первый ролик был знаете чем? Отрывком из фильм «Царь Иван Грозный» Васильева (того самого, где Феденьку играет Писаренко).

Гиберт попросил не пускать второй ролик сразу.
— Бекмамбетов, — прокомментировал он, — приглашает звезд первой величины. Скажите, кого вы увидели в этом ролике?
Я, простите, увидел сцену с Дружиной Морозовым, которого сделали шутом. При чем тут Бекмамбетов? Какие актеры?

— Ладно вы не узнаете Кахи Кавсадзе, ЛАДНО, — неистовствовал Гиберт. — Но не узнать Любшина в роли Морозова? ЛЮБШИНА?!
А еще Гиберт сказал, что роль Басманова играет кто-то не Писаренко, и трудно, конечно, передать, насколько сложное у меня было лицо.

В общем, на зачет Гиберт пообещал принести фотографии отечественных актеров и гонять нас по ним. Узнал меньше половины — на пересдачу.
У нас у всех, ясное дело, похолодело сердце, потому что все послевоенное отечественное кино прошло мимо нас (потому что его вел не Гиберт), и актеров мы знаем мало. Не все, конечно, — некоторые наши ребятки очень хорошо подкованы (те же Яна, Костя, Эрик), но тут нельзя быть уверенным, пока не увидишь, кто примерно нас будет ждать на зачете.
Дружно скачали себе приложение «Угадай российского актера» и играли на перемене, пока у всех не кончились подсказки :"D

Теперь еще выяснилось, что, вопреки обыкновению, у нас в этом семестре у Гиберта не зачет и экзамен, а два зачета. Что это значит? Что зачетная неделя будет из разряда «как бы не умереть».
(Еще девочки вчера читали лекцию про Ким Ки Дука, и Яна кричала на них: «ЭКЗАМЕН, нас ждет ЭКЗАМЕН. Какой, к черту, Чо Джэ-хён???? КАК ЭТО УЧИТЬ???»)

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

21:33 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
После этого поста, прооравшись, придумали с Марией кроссовер, где директором Хогвартса был Иван Грозный.
Вот для чего нужны знания истории, киноведения, современной литературы.


@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, лимон-который-выжил, гости всыпали боярам звездюлей

17:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим


Иногда может показаться, что книги об Александрове и Орловой (либо самого Александрова) я читаю по принципу «сдается мне, сударь, вы сюда не только в шахматы играть приходите», но это не совсем так :"D
Одна история восхитительнее другой, и вот сейчас, вместо того, чтобы досмотреть наконец фильм Ангелопулоса, я читал «Эпоху и кино», потому что помимо давно известной канвы повествования (из разряда родился-крестился-встретил Эйзена-театр-Стачка) Александров приводит совершенно очаровательные подробности, которые не относятся напрямую к творческому пути режиссеров (будь то Эйзен или сам Александров), и потому мало всплывают в других источниках.

Меня удивила история о том, как Александров чуть не навернулся как-то раз на промасленной проволоке во время «Всякого довольно» (я ждал сего-то подобного!), но еще больше — история о том, как однажды во время его трюкачества проволока порвалась (!), в результате чего один из железных брусьев, между которыми была эта проволока натянута, упал прямо в зал, и в этот момент в зале был Тиссэ (!), который И БРОВЬЮ НЕ ПОВЕЛ, когда ровнехонько на соседнее кресло свалился брус, так еще и полез на сцену помогать Александрову встать. Александров пишет, что приземлился удачно, но с четырехметровой высоты. Well.

Мне нравится, как Эйзен и Александров поначалу взаимодействовали при совершенно разных социальных условиях, которые сформировали их до революции. Эйзен, весь такой Котик — первый ученик класса, из богатой семьи, в хорошей рижской школе учившийся, при себе имевший бонну все детство и так далее — и Александров, которому родители не могли даже дать образования, но который с младых ногтей крутился в театре, и потому в этом вопросе был подкован, как никто. Обмен опытом между этими двоими — это такая ламповая обстановка, что у меня аж на душе теплеет, как представлю это: знающий репертуар театра наизусть Гриша и читающий на четырех языках Сергей Михайлович, не привыкший к такой золотой (во всех смыслах) голове рядом.
И не знаю, что очаровывает больше: тот факт, что снимавшийся за год до «Всякого довольно» в киномассовке Александров считал себя на съемках «Дневника Глумова» ветераном кино, или собранный и всегда одетый с иголочки Тиссэ, который по-настоящему учил всему Эйзена и его «железную пятерку» на съемках «Стачки»: от основ перспективы до устройства камеры.

Александров рассказал чудесную историю, которую, кажется, я где-то слышал раньше:
на съемках «Стачки» был эпизод, где толпу утихомиривали, поливая из пожарных брандспойтов. Ясен пень, скажи массовке, что ее будут так поливать — все откажутся сниматься. Заведующий этим делом Александров решил не говорить. Поэтому когда толпу начали поливать, все по-настоящему взбунтовались, орали и порывались побить Гришу :D В итоге сошлись на том, что поливали из тех же брандспойтов всю шайку-лейку: и Александрова, и Тиссэ, и Эйзена, пока толпа не смилостивилась и не простила их :lol:

Еще вчера перед сном случайно глаз упал на ждущую своего часа «Чарли и Спенсер», рука сама потянулась за ней, Я ПРОСТО ХОТЕЛ УЗНАТЬ, ПОЧЕМУ АЛЕКСАНДРОВ ВЫБРАЛ ИМЕННО ТАКОЙ ПСЕВДОНИМ, но наткнулся на фамилию Эйзена. Ю ноу. Это было выше меня.
Просмотре по диагонали, напоминая себе, что скоро уже вставать, а я его не лег, но комментарии Кушнирова, конечно, россыпь алмазов. В духе «Они смотрелись "парой" и в известном смысле даже афишировали свою "парность". "Измена" Александрова была воспринята Эйзенштейном именно как измена. И не случайно, наверное, тема измены становится с этого времени навязчивым лейтмотивом творчества Эйзенштейна», или «посмотрите "Ивана Грозного" и попробуйте сказать, не кривя душой, что Эйзен натурал» (это не цитата, но суть буквально такая), или даже совершенно удивительная для меня история о том, как Телешева по поводу ранних концептов Ивана Грозного в шутку предлагала позвать Александрова на съемки, потому что уж больно описание точно соответствовало :"D
Не могу, аж сердечко защемило.

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, гости всыпали боярам звездюлей

21:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Свободное время у меня появляется, когда компьютер зависает, что он и делает последние месяца два с завидной регулярностью. Чтобы переждать очередной приступ у основного средства учебы, решил прочитать страницу-другую книги некого гражданина Мормоненко о кино :D
Как водится, ЗАВЕРТЕ

Не могу не запилить восхитительную кулстори о молодом Александрове.
Сразу после Революции во всем Екатеринбурге начался вдохновенный подъем, не обошедший Александрова. Возник клуб «ХЛАМ» (Художники, Литераторы, Артисты, Музыканты). За неимением обуви и головных уборов члены «ХЛАМа» возвели в принцип хождение босиком и без шапок.
«ХЛАМ» в основном занимался кухонными дискуссиями и беспорядками на классических постановках в театре, однако умудрился пойти и по созидательному пути, поставив «Мистерию-буфф» Маяковского в цирке, за что их очень ругали, но смотреть ходили всем городом и с большим удовольствием.
В 1920 году в губнаробразе (губернский отдел народного образования) организовался театральный отдел, куда Александрова взяли инструктором.
Вот что пишет по этому поводу Александров в лихой сноске:

Находясь под впечатлением от рассказов о Маяковском, мы ходили босиком с ранней весны до поздней осени. Носили длинные волосы, щеголяли в синей блузе и широченных штанах. Театральные труппы, приезжавшие на гастроли в Екатеринбург, разумеется, не знали инструктора губнаробраза в лицо и, когда я появлялся с начальственным видом, бурно возмущались: «Почему этот мальчишка да еще босой, утверждает спектакли?» За принципиальное хождение босиком меня звали в театре «босоногим комиссаром».

:D

А еще чуть дальше ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ история о том, как Эйзен овладевал своими голосовыми связками (чтобы исправить «мамин» голос), с листа переводя Александрову «Фантомаса» Аллена и «Хрустальную пробку» Леблана.
Просто представьте себе это :heart:
SO CUTE, я не могу :love:

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

22:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ничему меня жизнь не учит, ничему. Опять неистово спорили с преподавателем :facepalm:
То есть ладно Семибратов, там дискуссии приветствуются если только дискутирую не я со своими вечными защитами прав всех и вся, что чревато в случае с преподавателем-сексистом и гомофобом, но это важно.
Почему я не вынес никакого урока из споров с Павловым по поводу Маяковского, когда Павлов чуть не кинул в меня стул?

Сегодня литералли орали друг на друга с Гибертом, когда я читал лекцию по Лунгину. Самое эпик — когда спорили по поводу Ивана Грозного, потому что если до этого отдельные реплики и монологи Гиберта я никак не комментировал, возвращаясь к основной части лекции, то тут Я НЕ МОГ МОЛЧАТЬ, в результате мы сыпали источниками, мнениями и всем, что имело отношение к XVI веку в запасниках нашей памяти, а студенты сидели и вначале пытались погасить диспут словами: «Да вы понимаете, ей просто нравится Иван Грозный...» — а потом просто молча ждали, когда конфликт разрешится :"D
Когда мы спорили по поводу образа Федора Басманова, ссылаясь на документы, логику и реалии времени, Гиберт ВНЕЗАПНО, литералли внезапно, совершенно ни к чему заявил:
— И вообще, Федор Басманов был любовником царя.
— Так я знаю, — под шум аудитории ответил я. — Отличный был парень.
(Вообще с моей легкой руки вся группа об этом знает, почему-то кроме грека, который озадаченно почесал макушку и громким шепотом поинтересовался: «Так что, иван грозный тоже был... того?» :lol: )

Интересную мысль Гиберт высказал по поводу «Ветки сирени», взявшись защищать ее от моей (подкрепленной ссылками на критиков) негативной оценки.
Он сказал, что это катастрофическое перигрывание и сомнительный сюжет, на самом деле, есть попытка обрисовать время модерна, время кокаинистов и кокаинеток, пропущенный сквозь диссидентское лунгиновкое восприятие. Ссылался на Гиппиус хорошо не на Мандельштама и «теорию выпитого стакана». Сказал, что мы ничего не знаем и не можем этого понять.
Это было особенно обидно потому, что я-то это знаю, просто считаю, что если Лунгин вдруг и ставил перед собой такую художественную задачу, то он, очевидно, провалился. Об этом, правда, Гиберт тоже упомянул: продюсерское кино, мол, такая вещь, где режиссер мало что решает. Увы.

Вообще все сегодня шло наперекосяк. Какие-то особенно смачные пробки поутру, одногруппники (и я, соответственно) все ходят совершенно не в себе из-за недосыпа и огромного объема заданий (тревожность бьет рекорды).
Вчера вечером (!) нам поменяли расписание. Оно стало кошмарным, но все бы ничего, если бы не разброд и шатания.
1. Договорились с третьим курсом (у них пара Маэстро) в начале семестра, что мы не будем переходить после двух пар Гиберта в соседнюю аудиторию, чтобы не перенастраивать технику и не носиться с вещами, — в той аудитории будут сидеть они. Все шло хорошо, но именно сегодня Маэстро не нашел ключа от той аудитории и грубо выгнал нас, причем не на перемене, а на десятой минуте пары. При том, что сам Маэстро приходит минут на 20 сфоткаться с курсом и отпустить их по домам.
2. В той аудитории, где мы должны были обитать по расписанию, стояли пары еще двух курсов в одно и то же время (!), так что нас не пустил завкафедры — один из тех, у кого в новом расписании там же поставили пару.
3. Мы хотели пойти в студию, где достаточно места и нормальный телевизор, но тут из дверей кафедры гордой походкой вышел Солодовник и заявил, что в студии сейчас будет он (шла двадцатая минута пары), потому что в расписании ему поставили чуть ли не чулан под лестницей, а как он будет преподавать киноосвещение там, где из освещения одна лампочка Ильича? У меня, говорит, осветительные приборы в студии, и я вам ее не уступлю.
4. Сели в итоге в самой маленькой, темной, душной аудитории, как сельди в банке, и еще минут десять воевали с подключением компа к телевизору, потому что все это изначально мы настроили в первой самой аудитории, на что убили почти всю перемену. Мммм, данон.
В результате время моей лекции сократилось до часа, это было обидно, неприятно и очень типично для института. #whyme
5. Из года в год, и на этот раз тоже, операторы в нечетном семестре изучают зарубежное кино, а мы — и отечественное тоже. Операторов это ждет в следующем семестре. Так у нас весь сентябрь были совестные пары зарубежного кино, а отечественное читали только режиссеры. Но в новом расписании у операторов только отечественное в этом семестре. И надо все переделывать??? Новые лекции??? В два раза больше фильмов зададут??? #трудно

Но это не все. Буквально пару часов назад написала в чате староста.
Написала, что завтра новый преподаватель, из-за которого перелопатили расписание, ждет нас в восемь утра, и староста убьет каждого, кто не придет.
Все бы ничего, но по расписанию у нас пары завтра с часу дня, а лекция нового преподавателя — в три.
«Он сказал, что в три ему неудобно».

Немая сцена.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

16:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Одна из тех журфаковских историй, которая долго еще будет вызывать нежную улыбку.

Когда я принес Павлову статью про Эйзена, Павлов (монархист и просто хороший человек) во время очередного комментария выдал потрясающее:
«Значит, господин... простите, Дарья, товарищ Эйзенштейн...»
:-D

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

Mea culpa

главная