Записи с темой: ркт: журавлик, приземлившийся на ладонь (список заголовков)
01:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрели Молодого Годара с Толиком и Олей, и это был очередной подарок, как «Мечтатели» на первом курсе.

Мне понравилось, с каким трепетом, с какой любовью здесь Мишель Хазанавичус относится к кино. Я имею в виду — к кино как к седьмому искусству. Только это не цитатность, как у Бертолуччи, а обращение уже к приемам, к методам создания. Закадровый голос, параллелизм со «Страстями Жанны д'Арк», субтитры в качестве подтекста, «Я считаю ужасным, когда люди в кино появляются голыми, а это не обосновано сюжетом», вот это все. Конечно, от Хазанавичуса нельзя было ожидать меньшего трепета, учитывая его фильмографию, включающую «Артиста».

Мне понравилась многословность, утяжеление картинки текстом не только звуковым, но и написанным: все эти лозунги, граффити, плакаты. Это такой ужасающий своим слепым безумием Париж-революционер, где университет прекращает работу при малейшем дуновении ветра, и все идут на баррикады.
А стилизация изображения! Это правда было похоже на хронику '68. Тот случай, когда уместно слово ламповое. Ламповое изображение. Думаю, да.
А Гаррелль! Каков! Чудесно сыграл, не перетягивая одеяло. В нем есть неистовство и меланхолия, и его Годар — это подводная лодка Редутабль.
А длинные проездки! О, эти длинные проездки! Одновременно параллель разных «Я не знаю, что делать» и несколько слоев коммуникации: диалог, монолог, надпись на стене.

Фильм оказался действительно комедией, хотя я до последнего сомневался, что это получится. Но здесь невозможно не смеяться, так по-доброму, иногда — над собой, часто — над удачной фразой или режиссерской находкой.
Фильм оказался и драмой, но удивительным образом эта драма отошла на второй план, потому то изначально была очевидной и в целом не произвела особого эффекта. Да, сюжет держался на ней, на трех вполне очевидных конфликтах (Годар — Анн, Годар — общество в контексте революционных процессов во Франции, Годар — Годар).
Но фильм-то не о Годаре, фильм — о кино.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ухх, моего преподавателя по телевизору показывают! До чего техника дошла!

Вот недавно собирались с одногруппниками, знаете, пятый курс, пар нет, встречаемся только послушать от руководства, что мы неоч. И вот наполнили бокалы — и выпили за Семибратова. Единогласно, в едином поры, единым духом. Представляете? Уже давно с ним не было практических, да и институт не то чтобы огонь в нашей груди. А все равно говорим за Семибратова тост, потому что вот он — огонь.

Тони как-то сказал про Каннингема, что это человек, исполнивший мечту студентов-филологов и ставший писателем; так вот Семибратов — это человек, исполнивший мечту всех тех, кто поступает на кинорежиссуру: он перевелся из нашего института во ВГИК и стал практикующим режиссером. Ну то есть не как это бывает; мы смотрели его фильмы, они очень крутые. И он сам крутой специалист.

Вообще Семибратов, наверное, лучшее, что случалось с нашей кафедрой со времен Гиберта (единственный киновед на Кубани, к тому же лично знавший Лени Рифеншталь). Что ни говори, а именно Семибратов научил нас всему тому, чему должны были учить остальные преподаватели. Он научил нас настоящему кино настолько, насколько этому вообще можно научить. Игровые приемы, документальная манера, вот это все.

В общем, смотрите интервью, оно очень интересное (нам он все это рассказывал на парах, вживую это, конечно, еще круче, но я рад, что теперь это можно пересмотреть, например).
КУЛСТОРИ ОДНА ВОСХИТИТЕЛЬНЕЕ ДРУГОЙ
НАПАДЕНИЕ МЕДВЕДИЦЫ НА СЪЕМОЧНУЮ ГРУППУ
КАК ОДНАЖДЫ МЫ ЧУТЬ НЕ ПОДОРВАЛИСЬ РАДИ КРАСИВОГО КАДРА
ТЫ — ДВЕНАДЦАТЫЙ
САМ Я НЕ ПЬЮ, НО ПРИХОДИТСЯ
...и многое другое. Enjoy!


@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, От чего умер твой последний раб?

18:53 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Последние несколько дней моя рефлексия движется в сторону подведения итогов года, и, сравнивая свои ощущения с предыдущими декабрями, я вижу огромную разницу.
Впервые за много-много лет декабрь не сопряжен для меня со стрессом, паникой и горящими дедлайнами. Даже опуская школу с ее полугодовыми, ведь были четыре года рецензий в последнюю ночь под Гражданскую оборону, были зачетные недели, приближающаяся сессия на журфаке и на режиссуре, экзамены и рефераты (а потом и ГОСы) на английском, судорожные досъемки, монтаж... Было много кофе и мало сна, а нервное желание ухватиться за что-то стабильное (за Тварей, например, в том году) только усугубляло все.
Прошлый декабрь, после череды панических атак в конце ноября, так меня вымотал, что Новый год я все еще встречал в напряжении, не веря, что можно отдохнуть. Позапрошлый тоже, только там были не столько ПА, сколько нервные срывы. В общем, накопившееся за год настигало и топило меня.

Этот декабрь вдруг пронизан спокойствием. На днях мне снилась гармония. И не нужно писать дюжину рецензий к первой паре.
В феврале буду бегать с горящей жопой вокруг компьютера и орать, что ничего не монтируется, но пока что, вот прямо сейчас (и довольно длительное время до этого временного якоря — сейчас), я чувствую себя много лучше, чем обычно. Читаю книги для журфаковского диплома, временами болтаю с Пушкиным и с Никошей, помогаю Яне со съемками. Готовлюсь к Новому году! В прошлом году начал чувствовать, как с души падает камень ужаса перед этим праздником; в этом году радуюсь огонечкам как никогда, везде по дому мишура, гирлянды, елки и елочки, на ногах праздничные носки и тапочки, а город — город сияет и искрится, и нет поводов не радоваться этому.

Не знаю, сколько все это продлится. Иногда грущу. Но грусть моя светла.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

22:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Отсняли сегодня интервью с Мацко, которого Яна ждала очень долго, а я все болел и болел.
Удивительно, насколько отличаются интервью для себя от интервью для Яны. Я вспоминаю тот священный ужас, который меня чуть ли не парализовывал, не давал спать накануне съемки и не отпускал, пока я задавал вопросы. Сейчас чувствую почти гармонию. И дело не в том даже, что не нужно думать о том, все ли арендовано, со всеми ли договорено; просто как-то спокойно уснул, спокойно проснулся, приехал, поговорил.
Мне интересно то, что скажет Мацко; беру интервью у него во второй раз, и это снова что-то потрясающее, и сейчас я думаю, что по ощущениям такие направленные монологи похожи на лекции Маэстро по кинодраматургии, когда сидишь, уши развесил, хорошо если не с открытым ртом случаешь, захваченный харизмой говорящего.

Конечно, он профессиональный интервьюируемый, я предупреждал об этом Яну. Все-таки, личность публичная, не на тв так для журнала, что называется. У него есть ряд заготовленных ответов, меньше себя на камеру. Он не боится, но он мумифицирован.
Но вот сегодня, например, когда мы с ним уже второй год в болезни и в здравии, в горе и в радости, он стал даже немного где-то правдивее, как мне показалось. Где-то вышел на другой, более живой уровень эмоций. Я думаю, это достижение.
Хотя много брешет, конечно :D Не без этого. Все-таки имидж.

Так или иначе, отличный опыт интервью. Обычно я после таких бесед лимон-который-выжил, хочу добраться до дома и упасть лицом в диван, а тут как будто зарядился энергией, знаете, такой доброй, светлой энергией творчества.
Вообще часть его ответов очень напомнила мне про Эйзенштейна: про то, как он проживает эти сцены в голове, потом ногами; как он берется за невыполнимое и выполняет; про патриотизм даже. Много таких деталей. Возможно, это какое-то особое творческое состояние души, мне близкое. Его я нашел в Эйзене, его же — в Мацко (может, поэтому он меня и не отпускает, а я и не думал в таком ключе).

Вот он говорил про то, как искусство должно не только развлекать, но и заставлять думать, сопереживать. Говорил, что вкладывает зрителю в рюкзачок нечто, что зритель найдет, может, не в тот же вечер, но непременно — вдруг на него наткнется.
Для меня творчество значит именно это, и я рад слышать такую позицию от человека уровня Мацко.

Может, конечно, еще мне задали настроение Дельвиг с Пушкиным. Опять — ехал в троллейбусе и улыбался себе в шарф, приехал в студию счастливый, внутренне в состоянии мира с собой. Давно не испытывал такого, тем более по дороге на съемку.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей, сказка

20:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Съездили с Яной в театр с одной только целью — договориться об интервью с Мацко.
С этим проблем не возникло. Зато — внимание! — Мацко обиделся на меня за то, что я не прочел его пост на фейсбуке.
О дивный новый мир!

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

14:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
С каждым годом все больше переселяюсь в маршрутки: езжу по всему городу часто, подолгу и с большим количеством пересадок. Эта езда на перекладных так прочно вошла в мою жизнь, что поездка в Париж с теми же пересадками не вызывала ни вопросов, ни особого дискомфорта.
На машине ехали до Ростова, там летели до Москвы, а после семи часов ожидания попали в Брюссель, где на арендованном уже авто ехали в Брюгге, и после суток передышки уже — в Париж. Через Сент-Женевьев-де-Буа, но это детали.

В Москве встретился с Никошей, и это удивительная, чудесная, теплая встреча.
Я все еще боюсь людей, мне всегда страшно, что я не смогу поддерживать беседу и погрязну в чужом презрении (да, вербализировать страхи неоч). С Никошей говорили часа два, и это был какой-то идеальный уровень общения, когда можно переходить с темы мюзиклов на кулстори про Булгарина и Гоголя, и я вижу, что собеседница понимает, делится в ответ данными из смежных источников, переносит тему в Англию и обратно, я тоже понимаю, и нам взаимно интересно.
:heart::heart::heart:
Как-то раз, после пятого коктейля Джей сказал: «Однажды и ты найдешь человека, с которым сможешь пить за революцию», — и сейчас у меня такое ламповое чувство, что я нашел человека даже лучше: с кем можно пить за Булгарина. :jump3:

А в Париже меня встретила Мюнхлер (увлекательная кулстори о наших планах), которая помогла мне снять часть диплома (ради чего я и ездил за границу). :rezh:
У меня мало съемочного опыта, потому что я стараюсь кооперироваться с операторами (это тоже было непросто — научиться делегировать полномочия), и необходимость несколько сцен снимать без Яны меня пугала до дрожи в пальцах и белых кругов перед глазами. И хоть два дня я снимал сам (боюсь отсматривать материал, честное слово), основную реконструкцию (и часть визуалки) мы снимали с Мюнхом, и это очень круто. У Мюнха кинообразование, и местами можно было объясняться терминами, а местами — руками и мычанием, и все было понимаемо, обсуждаемо и исполняемо. Плачу от радости! :weep3:
А потом мы бродили по парку Тюильри, мимо Лувра, по Елисейским полям, рядом с мерцающей Эйфелевой башней, говорили о кино, об учебе, о дайри, о Краснодаре, и было так здорово, так здорово, я все еще не верю, что поездка в Париж принесла мне такую гармонию и такого человека ирл.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Kevin the journalist, voice of Strex, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

12:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вышли вчера с Яной из Пушкинки какие-то просветленные, возбужденные, радостные:
— Смотри, какие деревья красивые!
— А небо-то какое!
— И фонарь красивый!
Сняли интервью с Беатриче; сняли так красиво, что дух захватывает. И говорила она ровно то, что нужно — в плане структуры, языка, построения фраз. Минимум лишнего, все важное и интересное. А как говорила! Как на лекциях — я заслушивался, почти забыв о том, что все это часть совсем другой работы, а не просто интересный разговор.
Я так воодушевлен, что Беатриче согласилась. Мне очень хотелось, чтобы фильм строился именно вокруг ее рассказа, чтобы люди услышали этот завораживающий, увлекающий голос, как когда-то слушал его я и влюблялся в каждое время, куда этот голос заводил. XVI век — с головой. XIX век — без оглядки. И то, что Беатриче смогла в своем бешеном графике выделить мне время, — это очень, очень здорово.
Вот Павлов не выделил, и я все еще расстроен и немного обижен, потому что мне очень не хватает правого в дипломе.

Со следующим интервью все прошло не так гладко, и с журфака мы выходили со всей тяжестью недосыпа на плечах. Хотелось спать и горевать, но мне еще по всему городу развозить технику (что-то в аренду, что-то однокурсникам — скребем по сусекам, как можем), а потом на французский (который все-таки возобновился, чему я отчаянно рад).
— Ну, тут у нас два варианта, — рассуждала Яна в ожидании маршрутки. — Либо мы переснимаем мужиков, потому что у них все некрасиво...
— Либо?..
— ...либо переснимаем Болтуц, чтобы тоже сделать некрасиво! Потому что она выделяется!
¯\_( ツ )_/¯

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Заезжал к Толику и Оле брать зум на завтрашнюю съемку.
— А на что вы будете писать звук? — уточнил Толик.
— На Янину петличку, — гордо ответил я.
— Это которая сторублевая? — поинтересовалась Оля.
— Вообще-то, двухсотрублевая!
Толик вздохнул и одолжил еще и хорошую петлю.
Прощался я с ними словами: «Впервые ухожу от вас трезвой. Так себе этот ваш пятый курс».

Мой отп сегодня на репетиции танцевал вместе, сначала один показывал партию мальчика, второй девочки, потом наоборот. Я сидел, смотрел на них и на всех, кто танцует и хохмит вокруг них, и чувствовал такую большую радость, которую абсолютно точно не чувствовал в цирке.
Гиперактивный Сережа, который с бешеной скоростью отжимался чуть ли не каждые десять минут, подтягивался на станке и прыгал через весь большой балетный. Так и не поймавший драматургию Михаил («Миша, хватит прыгать, сядь попой!», «Мишенька, быстрее своими ножками переступай!»). Постоянные напоминания о чувстве пространства: «Лен, ну ты что, двигайся. Ты все станцевала на трех метрах. Мы ж не корпоратив готовим!» Не дающие покоя воспоминания о костюмах («Я все костюмы видел — и ничего, сплю спокойно!», «Я на последней примерке только досюда руки смог поднять. — Костюм из поролона. Не из металла. Поднимешь!»)
Репетируют новогоднюю сказку, постоянно переживают, что будет перегруз хореографии, но все равно хотят сделать красиво. Режиссер завораживающе хорошо сказал сегодня про искусство, которое выше простой работы, и которое чувствуют артисты. Артистам было приятно.

На этой неделе так часто ездил в маршрутках, что успел прочитать книгу на 700 с гаком страниц с ридера. А еще только четверг.
Шли с Яной сегодня после съемок сдавать одно оборудование и брать в аренду другое, а город вокруг — как из песчаника, как собор или ратуша, красивый до невозможности — от желтых, золотых листьев в темноте. Они образуют арки, переливаются градиентом от зеленого к лимонному и кажутся нереальными после заката. Яна умеет видеть эту красоту и учит видеть меня.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

23:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В театре все по-прежнему. Снимали сегодня прогон «Анны Карениной» и немного — «Королевства кривых зеркал».

В перерыве между первым и вторым актами Артем ходил по большому балетному залу, иронично напевая своим громким оперным голосом «Я бью женщин и детей, потому что я красавчик» Стрыкало.
Пока одни артисты исполняли свои партии, Николай разминался у дальней стенки зала: шея, кисти, ноги, поясница. Руки в замок. Ноги на шпагат. мое сердечко сделало *ебоньк*
Казалось бы, зачем «Анна Каренина», если партию Вронского исполняет не Николай. А Кити — не Соня.
Зато Каренин — Владимир. Отличный Каренин, надо признать, у него. В «Мастере» у Владимира роль Понтия Пилата.

В малом балетном зале оказалось очень холодно. Мацко пил чай, девочки сидели в куртках, а между батареями почему-то лежала труба — та труба, которая музыкальный инструмент, а не просто железяка. Яна обмоталась шарфом по самый нос.
«Артем, не страдай! Иди, вон, сядь на тряпочку», — напутствовал Мацко уставшего Артема.
Мацко заценил мою кофту, и Яна смертельно обиделась, пошутила на этот счет уже шесть раз, потом кричала «ЭТО МОЙ ДИПЛОМ, ЯСНО» :"D

По пути домой сделал фото, Женя сказала: как будто в Ночном Рыцаре. Классное сравнение!

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

23:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришел на зарубежку в первый раз после сессии на журе. Перед тем, как уезжать, убедился, что не попаду на два семинара по романам, которые я не читал, и ровнехонько успею на лекцию о французских декадентах.

Прихожу, а там семинар.
— Ты «Ярмарку тщеславия» читала? — с надеждой смотрят на меня литработники.
Ах вы, думаю, псы, если бы ее читали вы, мы бы тут не играли в гляделки, а слушали лекцию про декадентов, которую вам прочитали на прошлой неделе без меня.

Самый смак в том, что сами литработники, кажется, тоже не читали, судя по их ответам и не прекращающимся первые полчаса (после которых надежда была окончательно потеряна) взглядам в мою сторону. Потому что кто работает на семинарах литработников обычно? Я.
Минут через пять после начала семинара не выдержала и Новикова:
— Даш, вы не читали?
Развожу руками. Сессия была.
Новикова вздыхает. Литработники тоже.

— На следующей неделе опять семинар, — подводит черту Новикова. — «Мадам Бовари».
Потом она смотрит на меня и подмигивает:
— Французская литература!
«ВОТ ВАМ МОИ СЕРДЦА :heart::heart::heart:», — взглядом отвечаю я.

После пары Новикова поинтересовалась, как сессия, как жизнь, как дипломы! Каждый раз удивляюсь, что очередной филолог не хочет от меня поскорее избавиться! Маленькие радости :D

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришли снимать прогон «Мастера и Маргариты», одного из самых потрясающих балетов на моей памяти. Вроде три четверти костюмов отсутствуют, все пока неровно и не идеально, а все равно опять мурашки, как когда я смотрел балет как он есть, во всей красе.

Первый акт заканчивается сценой распятия Иешуа: его привязывают к кресту, и крест взмывает вверх.
Сегодня на прогоне была страшная суета, и монтажеры забыли вынести страховочный матрас. И Иешуа не распяли. Он просто посидел с Левием Матвеем, пока крест поднимали без него, посмотрел на беснующуюся толпу и на полный агонии танец Пилата.

Мне кажется это потрясающе символичным, и вспоминается тот отрывок из письма Кокто Маре: «Может быть, ты сможешь не приговорить Христа и не умыть руки. Попытайся, поскольку прошлое, настоящее и будущее не существуют».
Вот в балете и, шире, в искусстве тоже не существуют прошлое, настоящее и будущее. В этом красота.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Люди так боятся камеры, как будто я прошу их перед объективом жрать говно. Но ведь мой диплом не про Сорокина.

— Яна, Павлов все еще отказывается!
— На колени ты падала?
@
вся суть этой канители с уговорами

Слежу за дипломом Яны как за собственным дитем: «Яна, у тебя завтра съемка», «Не забудь штатив», «Мне писать герою по поводу завтрашних репетиций?», «Спектакль в среду».
Яна иногда забывает о предстоящих съемках и испытывает трепет перед героем.
На неделе из-за сессии я не смог поехать с ней на съемки; она рассказывала, что очень нервничала, а в режиссерской ее спросили: «А где Даша?» So sweet!
Дело, конечно, не в Яне. Знаю это еще со съемок в цирке: воспринимается тот человек, который ведет переговоры. Остальные члены съемочной группы кажутся дополнением. Это иллюзия: ассистент не будет говорить ничего, что не обговорено с режиссером. Так Юля говорила от моего лица в цирке, а я говорю от лица Яны. Не более того.

Договариваюсь с героем Яниного диплома: «Добрый день, Александр Викторович! Как Сьюша? Карише привет! Что там с репетициями? Ждите нас, придем снимать! хохо»
Договариваюсь со своими экспертами:
1. Дыхательная гимнастика
2. Закинуться таблетками от паники
3. Взять телефон
4. Глубокий вдох
5. Переждать темноту перед глазами
6. Набрать номер
7. Мучительно переживать

Просто у Яны я ассистент, а у меня ассистента нет. Почему чужим героям звонить легче, чем своим, я пока не понял. Каждый раз кажется, что я победил в себе все, а потом снова кровь от головы отливает, когда надо сязываться с потенциальным экспертом. Хотя сейчас-то что — после такого количества отказов я могу звонить кому угодно без страха, зная, что меня снова отфутболят.
Каждый раз вспоминаю свои серьезные щщи, с которыми я уверял Семибратова, что у меня есть эксперты по теме Тэффи, просто вот не знаю кого выбрать, столько вариантов, в очередь выстроятся, стоит только услышать, что меня тут намечается проект.
А мне просто казалось, что свои меня не бросят, забыв, что нет никаких своих. Теперь вот верчусь ужом. Надо вертеться еще активнее, конечно, никто не говорил, что будет легко.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет.

22:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В последнее время меня такое количество людей послали в далекое эротическое путешествие с моим дипломом, что я сбился со счёту.
Как сказала Беатриче, на журфаке люди творческие, а у вас там ещё более творческие. Так вот все эти творческие имеют огромное количество творческих отмазок: у меня глаза не горят, у меня специализация по другому веку, а я вообще хочу тебе кофе в лицо плеснуть. Ну, знаете, что угодно, только уберите камеру.

Большую часть времени я проводу в ужасе и панике, и не спасает даже факт сессии на журе, что всегда служило панацеей. То есть я рад, конечно, что мы можем шутить с Беатриче про Гарри Поттера, а она сама зовёт нас лучом света в своём расписании, но мы же все прекрасно понимаем, что вне расписания мы станем просто ещё одной проблемой.

С Павловым тоже непонятно - я притаранил ему аналитическую статью про "Гоголя", а в итоге все меня хвалили, в том числе Павлов, но где же махач, где же неистовство? Где страсть, покажите мне страсть!
Все это накладывается на факт отказа Павлова от съемок, причём отказа после данного за неделю до согласия. Теперь бегаю как укушенный горегубкой (с пламенем из ануса) и ищу ему замену, потому что на какое-то время позволил себе поверить, что его участие в принципе возможно. Вот это я фантазёр.

Можно сколько угодно делать вид, что усидеть на двух стульях не составляет проблемы, если ты достаточно орёл и любишь своё дело, но совместить в одной работе два факультета с натянутыми отношениями, кажется, вне моей компетенции.
Дашин приезд на какое-то время сбил меня с толку: трудно всерьёз думать о потере чувства журфака (Микк и его чувство журфака - это как Смилла и ее чувство снега), когда Даша пишет этажом ниже: "Иди к нам на кафедру западников, тут сплит и печенье". Но это кафедра западников, а не моя.
Даша может звать ее своей, а у меня вроде и нет больше кафедры, с тех пор, как я перестал быть частью кафедры славянофилов.
Я как лирический герой Меладзе: повсюду иностранец, и повсюду вроде бы свой.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

17:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В двадцать пятый раз поменяли форму заявки на режиссерский диплом. Это реально выглядело последние полгода так: «Несите заявки! Пример найдете сами! Сделайте как там, только по-другому! И еще по-другому! Ну не настолько по-другому... Короче, фигня какая-то выходит!»
И мы прост: ???????
Наконец спустили более-менее официальную бумагу, которая должна уже быть правильным образцом (но это не точно). Переподписывать снова у дипломных руководителей и у декана, снова переформулировать, ехать в институт, дергать всех. Толик там ворчит, что руководитель его в следующий раз вообще нахер пошлет, потому что еще с прежней формой заявки Толик ухитрился сменить тему.

К слову о теме. Наконец-то развели название и тему в заявке, да неужели. Сабж в том, что нам нельзя было менять тему дипломной, а тема была (внимание) названием. То есть это выглядело как «Тема дипломной работы: Линия реки», к примеру. Какая линия? Какой реки? О чем фильм будет? А вот так.
Ну и теперь, спустя сколько-то лет существования факультета, название и тема — это разные пункты в заявке.

И еще к слову о теме.
Вчера нас собирали («хоть в институт не приходи, тут китайцы, там пятый курс...» — встретил нас завкафедрой) на профилактическую беседу «почему вы до сих пор не подписали заявки?» (потому что вы нам дали правильный образец заявки только сегодня, а спрашивали об этом вчера, возможно?) и напомнили, что тему после утверждения менять нельзя под страхом смертной казни.
— А то Серебренников меня-менял и доменялся... — с мрачной иронией сверкнул глазами Архангел.
— А он что, тоже тему диплома менял? — послышалось с задних парт.
— Партнеров он менял! — зловеще расхохотался Архангел и заговорил о другом.
Цирк с конями, чесслово.

И вот слушаешь разговоры одногруппников о теме диплома (не о названии, а о настоящей теме) и поражаешься, до чего все идеи к пятому курсу в большинстве своем измельчали. Кто-то собирался по всему Кавказу ездить снимать, кто-то туда, кто-то сюда. А в итоге берут темы поблизости, как их называет Семибратов, в пределах Садового кольца.
С другой стороны, те хоть снимут свое, а мне вчера тот же Семибратов прямом текстом сказал, что если я на выезд не найду оператора (Яна не может со мной ехать на выездные съемки), то хорошего диплома у меня не получится, хоть ты на ред снимай. Руки-то не тренированные, глаз не набитый. Я не оператор, в конце концов.
Так грустно вчера было. Так грустно.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Лента неожиданно угорела по Гоголю как по исторической личности. Люди читают письма, мемуары и воспоминания реального Гоголя и его современников, а я ору в ночи, потому что наконец мой дорогой XIX век пошёл в массы. Конечно, я не эксперт и не филолог, меня интересует только то, что связано с Булгариным, но все-таки я почти привык считать первую половину девятнадцатого столетия чем-то очень близким и родным. И мне радостно, что теперь не нужно быть филологом, чтобы разделять мои тёплые чувства.

Последние месяца этак полтора меня мучают кошмары по ночам, и вот сегодня я с трудом проваливался в беспокойный сон (что связано исключительно с недостаточным количеством учебы и работы, я знаю), когда Твиттер начал пиликать у самого уха. Так, собственно, я и обнаружил новое испытание,
- твиттерских, угоревших по Гоголю. Ведь я все лето старался отвадить себя от XIX века, сосредоточившись на начале XX, диплом же.
Надо держать себя в руках, но как же хочется прильнуть снова к Булгарину и всей этой шайке-лейке, кто бы знал.

Одним из мурчавших меня кошмаров сегодня стал сон, где настала золотая осень, и я стою на площади и кричу: "Яна, мы опоздали! Все листья пожелтели! Они золотые, Яна!" А Яна говорит в ответ: "Надо было раньше думать".
Мне надо доснять перебивки для летних съемок, сейчас самое время, но осень постепенно вступает в свои права, я все больше желтых листьев вижу, отсюда и неспокойные сновидения.

Ходили сегодня отсматривать локации, приурочив это к моей поездке в город (на пару зарубежки к Новиковой - французский реализм!). Сначала заехали в музыкальный театр поговорить с героем диплома Яны - у него была репетиция, и я услышал песню из "Бала вампиров", это было потрясающе. Это часть новогоднего спектакля, на который я теперь хочу попасть ещё больше, чем до этого. Серьёзно, прыгал от радости в коридоре театра, слыша музыку, под которую репетировали артисты балета.

Дожидаясь, пока герой Яны освободится, пошли смотреть локации для моего диплома. В частности, Пушкинскую библиотеку. Прошли все круги ада, о которых живописал Данте, пока получили свои читательские билеты и доступ во все залы. Зато - читательский зал совершенно потрясающий, очень тумблр. Надо пройти ещё пару кругов бюрократического ада, чтобы получить разрешение на съемку, но к этому уже нам не привыкать. Это вам не гасать по абсолютно пустой библиотеке, потому что "касса закрывается через две минуты - ой, закрылась, ну идите в краеведческий отдел - да и касса не особо-то нужна".
Пушкинка поразила не только своим очень красивым читальным залом (кроме него там особо не на что смотреть, я и про книги тоже), но и обилием бюстов и портретов Пушкина (логично, это же библиотека имени гашего всего :D ) Но мне больше всего запомнилась попытка маркетинга. Уголок Гоголя, приуроченный к выходу фильма - идея хороша, да? Только зачем делать его в самом тёмном месте библиотеки? Я кроме фамилии Гоголя не увидел ровным счётом ничего, а там чуть ли не целая экспозиция. Что ж, они пытались.

Ходили по библиотеке, по музею, по театру - я думал о том, как здорово просто иметь такую возможность.
Как здорово.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Сатаною жил, Сатаною сдохнешь, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:24 

lock Доступ к записи ограничен

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Продержался юбилейные 10 недель в Клубе неудачников, а это значит — больше двух месяцев более или менее стабильных занятий французским! Обычно я такие штуки сворачиваю неделе на седьмой, но это потому что начинаю в августе, а в сентябре тону в учебе. Посмотрим, что будет в этом учебном году.
Так или иначе, я молодец, хотя все это и можно назвать щадящим режимом. Не могу дождаться пар в университете — как раз на днях поступила информация, что, может, начнем заниматься языком уже в середине сентября. Конечно, с 18 числа у меня сессия на журе с полной загрузкой и без выходных, но, как справедливо заметила Лера, вряд ли мы прямо в середине сентября и начнем с: Но я так рад, что уже скоро будет французский! :inlove:

Новикова поздравила с днем знаний и в том же сообщении сказала, когда приходить на ее пары литературы :rotate: Ура, она все еще рада меня видеть на своих лекциях для литработников! Все жду, когда и она поймет, что я не очень умный, но вроде пока пронесло, обсуждали летом Джойса и Пруста (мое любимое: «Да и чего уж там, когда я несколько лет назад взялась перечитывать "Под сенью девушек в цвету", для меня самым счастливым моментом стал тот, когда роман, наконец, закончился))» :D )
Не знаю, реализм, конечно, не слишком-то моя ниша, я скорее жду XX век, но он аж в следующем семестре (все вспоминаю ее угрозу литработникам, дескать, вы у меня еще все прочитаете «Улисса» :lol: ).
В прошлом году улетел в Париж ровно на французском Возрождении; интересно, в этом году пролечу, скажем, Бальзака, КАК ФАНЕРА НАД ПАРИЖЕМ? *ба дум тсс*

Начал читать «Перси Джексона» на французском после мотивации Мюнха. Текст незнакомый (на русском не читал, на английском продержался пару глав сто лет назад), но в целом я его не так боюсь, потому что (тоже сто лет назад) смотрел фильм.
В общем, интересный челлендж: смогу ли я понять полностью незнакомый, но адаптированный под подростков переводной текст. Первая глава пошла неплохо, хотя в словарь смотрю чаще, чем читая ГП (оно и понятно). Виш ми лак, как говорится ;D

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей

12:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Начал утро с чтения отличного материала — беседы с Мариной Разбежкиной. Мне кажется, что-то вроде такого текста нужно давать читать в обязательном порядке студентам конца первого — начала второго курса, причем как на режиссерском, так и на журфаке. Что-то наподобие всем поголовно рекомендуемого «Универсального журналиста» Рэнделла.

Вот, например, вопрос о языке, который меняется и упрощается. Рождественская очень точно это формулирует: «Вообще, мне становится очень не по себе, когда я наблюдаю, как меняется язык. Метафоры тупеют, и мне за них страшно, потому что они явно стали другими, они болеют и умирают. Я понимаю, что эти изменения не хороши и не плохи, они просто происходят, но чувствую себя каким-то динозавром, который вот-вот вымрет». И Разбежкина озвучивает не новые, но по-прежнему актуальные тезисы о монологичности современного языка, о бесконечной самопрезентации в рамках любого разговора.
И еще Разбежкина говорит про абитуриентов ее Школы документального кино и театра: «Но их язык примитивен настолько… Хотя, может быть, какие-то знаки времени возвращаются и в этих знаках времени возвращается этот язык. Он пустой, он тебя этой пустотой уничтожает — очень страшно в пустоту попадать, да?»
Вот эта пустота — везде. И это действительно страшно.

Очень точное замечание про Кончаловского, который «совершенно не чувствует реальности» и формирует все равно свое, исходящее от себя, необратимо художественное, игровое.
«Так что такое документальность? Это ни в коем случае не документ. Это все-таки не тот слепок реальности, который мы фиксируем. Потому что мы можем зафиксировать реальность — и она окажется фальшивой. А можем придумать реальность — и она покажется абсолютно правдивой».

Мне очень важно, как Разбежкина проводит разницу между документалистикой и журналистикой, потому что это часто становится камнем преткновения, например, у меня в семье.
Помню то чувство, когда я понял, как беспомощна и поверхностна журналистика в своей массе. Мне было обидно за годы попыток стать частью чего-то настолько мелкого. Но меня успокаивало, что пока есть такие издания, как, например, «Новая газета», еще не все потеряно. Потеряно — это про телевидение. Там вот точно: оператор снял, что увидел, и унес на монтаж. А что было не самом деле — это пусть документалисты месяцами тусуются непонятно где и непонятно ради чего. Вот как Дзига Вертов говорил: «Как я могу написать в сценарии, что Петров утонул, когда я даже не знаю собирается ли он плавать?» То же самое, какая ирония, работает для журналистики: как я могу ждать, что Петров убьет старушку, если я даже не знаю, что у Петрова есть топор?
А документалисту не нужно знать.

У нас есть ребята, которые живут документальным кино. Костя, кажется, чуть ли не год игровое кино смотрел только из числа заданного Гибертом, и то со скрипом.
Я часто говорю о том, как меня поражает Яна, потому что она умеет видеть, и это потрясающе ценно. Она чувствует окружающее и окружающих.
Может быть, я сам герметичен. Не знаю.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

Mea culpa

главная