Процесс умирания не столь болезненный для того, кто умирает. Больше вреда он причиняет тому, кто за этим наблюдает.
Джеймс умирает каждую зиму, очень медленно, но неотвратимо, и всякий раз кажется, будто эта смерть навсегда. Будто на следующий день Джеймс уже не проснется, а так и останется сидеть в кресле, слишком огромном для его тощей физиономии.
(Коняш)

URL
21:32 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2018

Январь
15-22

23. Лед, 2018, реж. Олег Трофим
Я утром: Не буду же я плакать над мелодрамой с Петровым! *агрессивно крашу глаза*
Я спустя два часа: *плачу не моргая, чтобы не смыть лайнер*
"Лед" дал мне вообще все, ради чего стоило идти на него, и даже больше. Например, я не ждал, что будут петь! Да и вообще к поющему Петрову жизнь меня не готовила.
Или вот еще: шампанского кастинг-директору и локейшн менеджерам! Отличная сказка - без неуемной и неумелой эротики, как у нас часто пытаются сделать.
Монтаж такой, ровный вгиковский, как по писаному! Можно показывать как образец: вот, ребята, растянутое время, а вот сжатое, тут у нас искусственная топография и движение камеры, а здесь отраженное действие, каково?
Шутки про ЗВ! Уместные!! Вот это неожиданный поворот! Неожиданнее только внезапное десятисекундное камео Бондарчука :lol:
В конце не хватало только спеть From Now On.
Отличная история про упорную работу, поддержку, самоотдачу и вот это все. И про любовь, конечно.
Как же я рад тому, что я молод и эмоционален. Это моя суперсила.
запись создана: 01.01.2018 в 23:14

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

22:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Книгопост.

В этом посте со мной можно поговорить о книгах: обсудить уже прочитанные и посоветовать новые.

LiveLib

запись создана: 27.03.2014 в 20:00

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Анфи

22:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
книгопост-2018

январь

4. Завтра я всегда бывала львом, Арнхильд Лаувенг
Пока эта книга лежала у меня в айпаде, она успела стать мейнстримом и выйти из него, и вот наконец и у меня руки дошли.
Мне нравится почти терапевтическое действие, которая оказала книга, благодаря непрерывной рефлексии и детальному разбору причинно-следственных связей и мотиваций с обеих сторон: со стороны Арнхильд и со стороны тех, кто пытался ей помочь с разной степенью успеха.
Несмотря на то, что исходная точка — это шизофрения, почерпнуть можно гораздо больше, и это самое хорошее — расширение темы. Впрочем, читается скорее как длинная статья, чем как некая история, и в этом я вижу большой минус книги.

5. На западном фронте без перемен, Эрих Мария Ремарк
Я не ожидал от настолько мейнстримного явления чего-то выдающегося, а оказалось — оно того заслужило.
Неизбывная тоска внутри и звездное небо, отражающееся в лужах мертвых глаз.
Может, я потому так и не дочитал «Трех товарищей» в свое время, что не понимал, что такое вообще проза Ремарка, о чем она и зачем?
запись создана: 02.01.2018 в 23:36

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

00:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дверь снова хлопнула, холодный воздух неуверенно прошелся по кофейне. Бариста привычно поздоровался с вновь пришедшим, на что Булгарин не обратил внимания: любишь работать в Старбаксе, люби и дежурные приветствия всех встречных-поперечных.
Впрочем, на этот раз стоило проявить любопытство: новый посетитель, уверенно зайдя со спины, ловко выхватил из рук Булгарина айпад и сел напротив еще до того, как волна возмущения успела зародиться где-то в недрах польского сознания.
— Ты охуел? — Булгарин приподнял бровь.
— Да, — честно ответил Пушкин, проглядывая текст на экране планшета. — Но это не новость. Новость — парниша, чью драму ты изволишь читать, так?
— Отдай айпад, — потребовал Греч, сидевший по диагонали от Булгарина, а значит теперь — аккурат возле Пушкина. — Совсем совесть потерял. Что скажет Вяземский, когда узнает, с кем ты за одним столом сидел? Вали отсюда.
— Какие мы суровые! — ни капли не смутился Пушкин. Он заботливо вернул текст на нужную строчку и положил планшет возле стаканчика кофе. Правда, сам кофе взял взамен. — Это что, корица? Фу, как примитивно.
— Иди закажи себе кофе на свой вкус, — посоветовал Булгарин, поняв, что взывать к голосу разума тут не прокатит. — Вообще-то мы работаем.
— Так что, как тебе Белинский? — игнорируя все сказанное, поинтересовался Пушкин, даже причмокнув, предвкушая обсуждение.

читать дальше

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

16:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Проснулся в приятной неге с мыслью о том, что могу посвятить себя Булгарину и ко, модерн!ау фичкам и «Гоголю», обмазаться Лемке и Лотманом.
А потом вспомнил, что режиссерский диплом не смонтирован. Компьютер надрывается как может, а я сижу и думаю: на кой пень мы снимали в 4к? Ну знал же я, что это плохая идея. Но нет, Микк — глаза завидущие, надо ж КАК В КИНО, чай не семестровые задания снимаем. Мучайся теперь.

Зато утро началось славно — с комментария в твиттере.
комментарий о том, что пять лет универа не пропали даром
Практически готов внести это отдельным пунктом в практическую значимость диплома про Булгарина. Крайне рад, что наши с Никошей изыскания не пропадают даром, а служат великой цели просвещения.

Вот еще давеча рецензию Булгарина на рок-поэмы Есенина репостнули в группу-событие. То ли смеяться, то ли гордиться.
Когда твой игровой аккаунт популярнее тебя :D

Снова хочется писать тексты, рассказывать о XIX веке и о том, что я вычитал у Манна.
Но неожиданно подкрался дедлайн, меньше двух недель до сдачи всех черновиков дипломов. Чувствуете, паленым пахнет? Это моя жопа.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

00:24 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Упомянул при матери, что вот, мол, день смерти Пушкина, какая дата! А мать в ответ и говорит: читала я давеча статью в Комсомолке про наше все, а там и говорится, что Дантес был геем, все сестры Гончаровы спали с Пушкиным, да и вообще в последние годы было ясно, что солнце русской поэзии закатилось, Александр Сергеич уже не торт и все в том же духе.
Я прям обмазался этим пересказом, говорю матери: ну на то это и Комсомолка, да, ты же понимаешь?
А мать говорит: не знаю, что ты там имеешь в виду, но статью я прочитала с большим интересом.
Так и работает желтая журналистика, как мы все тут понимаем, привет от сами знаете кого, и я даже не только про Херста.

Мне вся эту ситуация напомнила тот материал в «Аргументах и фактах» к юбилею Эйзенштейна, где про Эйзенштейна-то и не говорилось толком, только про «неоднозначные отношения» с Александровым. Одного поля ягоды, само собой, все массовые издания.
Я их уважаю, но иногда из-за них грущу.

Вот и к слову об Эйзене — хотелось бы написать, дескать, так и так, почему не отметили в медиа, какой был великий режиссер, но ведь тут же встает вопрос — а был ли мальчик?
Хоть меня на третьем курсе и поразили горячо «Иван Грозный» и «Потемкин», а все ж таки, положа руку на сердце, не могу сказать, что Эйзен — кинематографист. Он может снять фильм, как может поставить оперу — то есть будет ли это оперой или мюзиклом и найдется ли на это зритель остается открытым вопросом. Он всегда впадал в крайности: то у него вместо фильма театр, то лозунг, то формализм сплошной.
Вот Мороз говорил: да не потому у Эйзена в Америке с кино ничего не вышло, что он был из Советского союза, — просто режиссер он был такой, своеобразный. Может, даже вообще не режиссер.

Но все это не помешало Эйзену войти в историю, внести огромный вклад в киноискусство, в киноведение. Как же его работы про цвет в кино, про звук в кино, про символ в кино? Как же огромная внутренняя сила «Потемкина» и неистовство «Ивана Грозного»?
Меня Эйзен вдохновляет в том числе вот этой реализованной невозможностью. Он, несомненно, удивительный.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

19:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Трудно сказать однозначно, появилось ли раньше яйцо или курица — точнее, то ли я начинаю любить исторических личностей, с чьими методами работы схожи мои методы, то ли это все эффект Барнума и на самом деле я притягиваю все за уши. Но факт остается фактом: я часто чувствую определенное родство с завоевавшими мое сердце господами из прошлого не только по духу, но и по технике.

Вот например отсматриваю материал со съемок в музее и чувствую себя как Эйзен, который вроде снимал фильм про Революцию, а получилась какая-то экскурсия по красотам Зимнего дворца.
Тот момент, когда и план есть, и задумка в наличии, а снимаешь все равно люстры, рамы и часы.
Собственно, после добрых пятнадцати минут под люстрой, Яна нервно засмеялась и начала повторять, будто на грани кликушества: «А дыры будешь закрывать люстрами, везде люстры, просто перебивай все люстрами, да?»
Я уже не говорю про то, как Эйзен рвал волосы, что «в материале колоссальное количество брака» и «придется монтировать по непредусмотренному материалу». Жму руку дорогому Учителю. Жму руку и пускаю скупую слезу. Импровизация — наше все.

Главное, конечно, не заиграться и не ослепнуть за монтажным столом вслед за Стариком.
А то мне хватило шуток (вообще-то это были не шутки) про soft focus («Отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все. У нас почему-то дико много вещей без фокуса — не soft focus, а просто», — Эйзен.)

Ну и, конечно, всегда актуальное (ето я сегодня утром, увидев первые кадры): «Вообще, ни черта в этой кинематографии не понимаю! Смотришь — на съемках хорошо, на экране плохо, и наоборот!!!» (Эйзен писал так в 1927, а все еще каждое слово верно)

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

22:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
АПД. У нас получилось даже светлее, чем у Сокурова :D

Долго шли к получению от музея разрешения на съемку и согласования со всеми участниками съемочного процесса, и вот наконец все готово, пора бы и думать над раскадровкой и референсами.
Основная проблема в том, что в музейных залах запретили использовать свет, чтобы не повредить картинам — требование вполне логичное, но сильно затрудняющее собственно съемку, ведь съемка без света — это любительство и «сам себе режиссер».
Прошлись еще раз по залам, стало чуть легче, местами даже есть восхитительно яркие люстры — проблему света это не решает, потому что верхний свет — это не киносвет, но во всяком случае не в сумерках снимать будем, и то хлеб.

Как раз ради референсов пересмотрел отрывками «Франкофонию» Сокурова — удивительный фильм, удивительный режиссер. Скидываю Яне скриншоты эпизодов, которые нас вдохновили.
И вот лучший комментарий Яны на свете:

:lol:

Собственно, кадры выглядят примерно так


запись создана: 02.02.2018 в 20:06

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читая Завтра я всегда бывала львом, я серьезно задумался над главой, где Арнхильд довелось после года в больнице выйти в город и встретиться с подругой. Все пошло не по плану: слишком много тем были табуированы, а нейтральных тем попросту не оказалось: Арнхильд не следила за событиями в мире, не слушала радио и, кажется, не читала; вся ее жизнь сводилась к болезни и лечению. И вот подругам было неловко, грустно и тяжело от невозможности просто общаться, и вскоре после этой встречи Арнхильд снова госпитализировали.
Но на следующий раз, спустя несколько лет, Арнхильд пришла на встречу подготовленной. У нее были темы для разговоров (рукоделие, например, и ставшее возможным будущее).

Я, конечно, не сидел год в больнице, отрезанный от мира, но часто учеба настолько меня увлекает, что я все равно отрываюсь от действительности и оказываюсь в положении человека, лишенного необходимых для общения исходных данных. Долгое время я думал, что это нормально, и невозможность общения связана с тем, что голова моя занята совсем другими вещами. Сейчас я понимаю, до чего это эгоцентричное понимание коммуникации как таковой, потому что в акте коммуникации всегда участвую два актора, и мне вообще-то тоже нужно приложить усилие, чтобы заинтересовать собеседника и выйти за пределы своей области знаний или хотя бы адаптировать ее под собеседника.
Мысль очевидная, но когда твоя жизнь на 70% состоит из дипломов, а на оставшиеся 30% — из еды и сна, тут не до рефлексии. А зря.
Конечно, тут есть и другие факторы — например, я привык к тому, что мои собеседники компетентнее меня, и потому мне долгое время было интереснее и важнее слушать, чем делиться чем-то своим. А потом свое стало мне тоже интересно, но инструментов для его выражения у меня-то и не оказалось.

Вчера я очень славно пообщался с одногруппниками, и для меня это знаковое событие, потому что я смог участвовать в общей беседе наравне с другими ребятами, и ни разу не упомянул темы своих дипломов и вообще что-либо несвоевременное и лишнее. Никаких «ой, это как в 1831, помните...» или «натурально, как Булгарин в том письме Гречу!».
Я подготовился, и смог, приложив небольшое усилие, стать частью коллектива. Уверенно поддерживал беседу и про Лободу, и про Смешариков, и про не смонтированные дипломы, и про искусство Возрождения, и про коридор, который Луна откроет 15 февраля. Чувствуете разброс? Считаю все это своим большим социальным успехом.

Это моя вторая победа на коммуникационной арене. На зимней сессии журфака Оля с Юлей снова предложили сходить в кафе после экзаменов, чтобы дружно отметить очередной пройденный этап. Они предлагают это уже добрый год, каждую сессию, но каждый раз я настолько устаю от необходимости находиться среди людей на протяжении длительного времени, настолько нервничаю из-за того, что сессия традиционно накладывается на режиссерскую учебу или экзамены, настолько выматываюсь морально, что остаюсь подобием снятой кожи и, конечно, под благовидным предлогом отказываюсь, отмечая конец сессии с Коняшем, ограничивая все свое общение одним человеком и успокаиваясь на несколько часов.
В этот раз, благодаря отсутствию пар и экзаменов на режиссуре, я чувствовал себя гораздо лучше и радостно согласился встретиться. И мы чудесно посидели, обсуждая то пары, то недавно вышедшие фильмы, то новости, то будущее с благословением Павлова. Это было не так страшно, и иногда можно было промолчать, не нанося ущерба общей беседе, а часто — участвовать наравне. Я не чувствовал себя вымотанным после общения, как это часто бывало на протяжении последних лет.
Все это меня радует и вселяет определенный оптимизм.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, обсессивно-компульсивное расстройство

00:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Понял, что дел на воскресенье осталось слишком много, чтобы их все успеть переделать, и радостно врубил DmC: Devil May Cry, потому что честно заслужил час отдыха. Стим услужливо сообщил мне, что последний раз в игре я был в конце декабря — да, геймер из меня что балерина, но я каждый раз борюсь с ужасом, что трачу время на беготню по Лимбо, а мог бы заниматься учебой, и радости игра приносит не слишком много.

Собственно, в конце же декабря Оля ни с того ни с сего спросил меня:
— В какую компьютерную игру ты последний раз играла, Даша?
— В Devil May Cry, — откликнулся Толик еще до того, как я на всякий случай решил подумать, хотя чего тут думать.
— Так и есть, — оставалось согласиться мне. Да, ребята тут меня хорошо знают.

Как раз пробежался сегодня по тем миссиям, где начинается самое пекло, все в огне и я такой: it's ok, this is fine.

Вергилий весь типа: мы команда, да, Данте, команда, правда, мы команда, рука в руке спиной к спине да да да Данте да???
И Данте: нуээээээ Верг слуш я тут ээээ опаздываю к демонам сорян
И мое сердечко: ебоньк!

Полет нормальный. Люблю это дерьмо, несмотря на то, что никогда бы с ним не связался, если бы не Джей, что и говорить.

Недавно решил провести эксперимент и оставить всех своих мальчиков автономными и свободными от моего наблюдения, никак к ним не возвращаться и вообще отстраниться, как какой-нибудь главный герой романтической поэмы, — но все мы знаем, что бывает с героями романтических поэм.
На самом деле, вышло никак — я не чувствую себя ни лучше, ни хуже, и потому считаю себя в полном праве вернуться ко всем этим поломанным дорогим ребятушкам и снова смотреть, как они там (спойлер: как всегда неоч). Потому что кровь цветов уже знает наизусть траекторию кометы С/2012 S1.

АПД. Вспомнил, почему мне так захотелось поиграть в DmC! Буквально за пару дней до конца сессии одна из одногруппниц неосторожно пошутила про Вергилия, одновременно задев крайне уважаемого мной преподавателя и собственно Вергилия, сказав, что Вергилий — проводник в ад, и я такой МИНУТОЧКУ БЛЯТЬ и очень агрессивно набросился на нее в общем чате, потому что нельзя так просто взять и перекрасить знамена Вергилию ради красного словца.
Одногруппница, конечно, поспешила засвидетельствовать, что читала «Божественную комедию» дважды, и я посоветовал ей в следующий раз почитать ее глазами, потому что как надо было читать Данте, чтобы решить, что Вергилий вел его в ад, я не представляю.

Анализируя свою вспышку гнева сейчас, да и тогда, я пришел к выводу, что меня триггернуло это как раз из-за того, что у моих мальчиков все как раз так, была даже конкретная цитата: Вергилий не вывел Данте из Ада, но насильно оставил его в самом пекле.
В общем, я радикально против смешения классики мировой литературы и того, что происходит в головах студентов. Как говорится, однажды придет день, когда кто-то начнет нести хуйню про «Божественную комедию» при мне ирл, и тогда тупые позавидуют мертвым.
запись создана: 05.02.2018 в 00:20

@темы: сказка, DMC: счастливые дети тьмы, несчастные дети солнца

00:42 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Просмотр «Уотергейта» вызвал во мне много чувств, и я считаю это достаточно важным. Ведь сам Уотергейт — это целая веха для меня, знаковое явление.
Вот я, первокурсник, глядящий на журфак сквозь розовые очки, влюблённый в журналистику так сильно, как дай бог каждому хоть раз любить что угодно. Читаю «Универсального журналиста» Дэвида Рэндалла, «Кисло-сладкую журналистику» Ганапольского, «Wikileaks изнутри» Домшайт-Берга и автобиографию Джулиана Ассанжа.
У нас было много окон на первом курсе: этот преподаватель не захотел приходить, этот в запое, а тут английский с двадцать пятой парой разбора present simple (я не ходил на английский с одногруппниками, у меня было пять пар допквалификации в неделю). И я шёл в кфс или в библиотеку и читал, читал, читал про журналистику и журналистов, обнимая этот мир всем своим естеством.

На этой сессии я читал доклад по психологии журналистики и сравнил дело Вайнштайна с Уотергейтом по степени журналистского влияния, упомянув, конечно, Рэндалла с его «Универсальным журналистом», где я впервые услышал об Уотергейте. И преподавательница, которая крайне далека от психологии журналистики, о чем она заявила на первой же паре, сказала в качестве комментария к докладу: «О, Рэндалл, он же приезжал к нам как-то с мастер-классом! Пришёл, сел на край сцены, открыл банку пива и начал рассказ».
И столько было пренебрежения и фамильярности в ее тоне, что я почему-то заплакал, вот так, с докладом наперевес, перед одногруппниками, потому что Рэндалл был для меня светочем во тьме и сохранял ореол возвышенной журналистской миссии, сейчас частично утерянной, но однажды обязательно бы вернувшейся.
И потом преподавательница добавила: «Впрочем, возможно, это был и не Рэндалл».

Не так важно, был ли это Рэндалл или нет, конечно.
«Всю президентскую рать» я смотрел перед началом лекций по истории зарубежной журналистики, было холодно, начиналась сессия на журфаке, и я был счастливый-счастливый. Я читал об этом деле, слышал о нем, изучал его и вот смотрел на работу журналистов, повлиявших на ход истории США и доказавших, что журналистика может быть четвёртой властью.
«Уотергейт», как и пресловутый «Карточный домик», показывает, что за всем этим стоит, и напоминает о существовании людей, которые дергают за ниточки. И это, конечно, печально, если учесть ту прекрасную историю о журналистском подвиге, которая кажется хрустальным замком на первом курсе журфака.

Но я все равно рад тому, что есть такой фильм. Что было такое дело. Что писали материалы Вудворд и Бернстайн.

@темы: Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

17:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В начале сессии был очень смешной момент, когда мы сидели уютной либерафанской подгруппой и ждали Беатриче.
Как водится, зашла речь о дипломах, а я весь сижу такой в футболке с Пушкиным и со значком с Северной пчелкой и говорю, мол, всего параграф, барышни и Дмитрий, всего параграф, и голову пеплом посыпаю. Целый месяц из жизни у меня выпал с этим бронхитом.
Тут активизируется Юля:
— У меня тоже бронхит был! — радостно кричит она. — Даша, у нас с тобой столько общего!
— Лучше бы у тебя количество написанного для диплома было с Дашей общим, — качает головой Коняш, — а не бронхит.
:lol:
(Потому что я со своим параграфом уверенно вырвался вперед по сравнению с одногруппниками, у которых прогресс был, как они сказали, «нулевой».)

Вообще-то говоря, все так хлопают меня по плечу в связи с тем, что у меня диплом на тему, которая мне нравится, и вообще человек-маяк просто.
А я вот так ждал, что приду на жур, а там все шутят шутки про Булгарина со мной и Пушкина ругают, а ничего подобного, конечно же.

В один из первых дней сессии прочитал какую-то кулстори про Булгарина, который где-то там крупно проебался, что ли, и начал даже фичок на эту тему писать, лол, в лекциях по организации работы пресс-служб, потом пришлось его судорожно вырезать, когда лекции просили одногруппницы и Сопкин на экзамене проверял.
Ну так вот я настолько потерялся в сессии, что забыл напрочь и что за история, и где я ее прочитал, и кто там были участвующие лица. Пушкин — не Пушкин? Надеждин — не Надеждин? Абонент не абонент, короче.
Меня почему-то именно это выбивает из колеи сильнее всего, вот эта потерянность, как будто стою, держу в руках что-то, а оказывается, что ничего.

Погрузился в дела института, разумеется, сразу после сессии, не отдохнув и не переведя дыхание, и только вот на днях сел почитать хоть главу Манна, а там среди филологического анализа романтических поэм встречаются неожиданно мысли, от которых у меня в голове щелкает и проясняется (про первичную роль автора, а не персонажа, например), и я снова чувствую себя Сашкой Самохиной, которая из абракадабры текста наконец считывает смысл. Это здорово. Гораздо лучше, чем можно описать или представить.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи

17:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Во время сессии оставил себе в отложенных два материала «Новой газеты»: один оказался кичливым и малосодержательным, а второй — потрясающим.
После БАМа Елены Рачевой напомнил мне материал еще одной спецкора «Новой» — «Жизнь на обочине "Сапсана"» Елены Костюченко. Остов не нов, но дело-то не в остове.

Материал безупречно выстроен, очень хорошо написан; в нем есть вот эта документальная видимость, ощутимость, фактурность.
Несмотря на всю эту безысходность и бесчеловечность, люди живут, живут, и кажется даже, что это тот самый случай, когда растут цветами сквозь асфальт. Когда пожары, отсутствие денег, вышедшая из строя котельная: поют, пьют или не пьют, живут.

Не могу не вспомнить Фарцу, где Андрей возвращается с комсомольской стройки, счастливый и светлый, и окунается во всю эту грязь в Москве; а тут наоборот — люди едут на стройку БАМа, счастливые возможностью приложить к ней руку, и несут этот огонек, освещая разве что тайгу и разваливающийся дом культуры.
Очень нравится, как этот огонек в тексте видно.

Вообще в плане текстов «Новая» для меня очень ценна, что и говорить.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Kevin the journalist, voice of Strex

00:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Сессия, конечно, выдалась неоднородной. Началась она совсем худо, четыре удивительно скучных пары, как будто мы на пятом курсе можем не знать, в чем разница между новостями по телевидению и в газетах (информация эта играет новыми красками, если уточнить, что интернет в лекциях не упоминался, ведь методичка хорошо если девяностых). Вместо пары в основном слушали, как Павлов орет за стенкой, наш лучик света в темном царстве. К тому же, я не смог поймать Беатриче, чтобы поговорить о дипломе, потому что она бесконечно принимала экзамен у многострадального второго курса, про чьи подвиги на ниве бездарности и малограмотности нам рассказывали все две недели. Ну как же тут не расстроиться — смысл был идти писать диплом к Беатриче, если в итоге у нее нет на меня времени даже тогда, когда мы добрых шесть часов под одной крышей. Грустил весь день, мучительно переживая нереализованные возможности — будь я умнее и адекватнее, писал бы диплом у Мороза или у Павлова и горя бы не знал.

Но постепенно становилось лучше, дышалось легче, журфак захватил меня в плен, как он это любит делать, и не отпускал до самого финала.
Павлов-бинго мы не выбили целиком ни разу, но сессия все равно прошла под знаком Павлова. То ли из-за того, что я несколько недель до этого делал домашку на Павлова, то ли просто мы все давно и прочно свидетели Павлова, кто знает, — но любое слово уводило нас в павловское мировосприятие, и нас аж трясло от осознания этого отклонения.
Я не шучу: как-то сидели с Коняшем, Юлей и Олей в пресс-кафе, ели пироженки, ничто не предвещало беды, как я в беседе о глазах упомянул, что вот мол левый глаз поцарапал, так что правым...
— ЛЕВЫЙ ГЛАЗ, ПРАВЫЙ ГЛАЗ, — закричал Коняш, и мы зашлись нервным хохотом, потому что теперь ничего не поделаешь, все у нас либо либеральное, либо сами понимаете. — А ЦЕНТРИСТСКИЙ ГЛАЗ У ТЕБЯ ЕСТЬ?
— ТРЕТИЙ ГЛАЗ, — захрипел я в агонии, показывая на лоб. — ОН ВИДИТ, ЧТО БУДЕТ З А В Т Р А.
Ради таких моментов и живу, наверное.

читать дальше

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет.

18:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я и моя домашка на журфак — это, конечно, отдельная история.
Вот вчера был юбилей Эйзена, который я очень ждал и провел с нежностью в душе, а сегодня юбилей Гриши Александрова, и это тоже чудесный праздник.

Юля дрогнувшим голосом сказала, что это один из самых трогательных текстов, которые ей доводилось слышать, так что я решил его кинуть в дайрь на память.
(Гриша, конечно, не был благодарен Советам так уж по гроб жизни, это меня занесло, что и говорить.)

9 C258727 2 E4 A 494 E BB0 B 8 D8 FA370 AF20

Орфей Революции

Несколько месяцев назад страна с размахом (напрашивается даже уточнение - с барским размахом) отметила юбилей Великой Октябрьской революции. Круглые столы, документальные фильмы, лекции, книги - чего только не было подготовлено к этому празднику жизни.
И вот настал следующий год, юбилейный для певца Революции, который одним уже красным флагом, реющим над броненосцем, сделал для запечатление силы и величия победы Советов больше, чем все нынешние мероприятия, вместе взятые. 22 января исполнилось 120 лет со дня рождения Сергея Эйзенштейна, одного из самых хрестоматийных и неоднозначных режиссеров в истории не только отечественного, но и мирового кино.
Только вспомнили ли об этом? Где мастер-классы, показы его фильмов, круглые столы и конференции, переиздания трудов и новые исследования? Где статьи в официальных газетах, где афиши, где хоть малейшая тень признания? Откликнулся только Гугл.
Ну что вы, это же не Высоцкий. Что вы.
Все это, конечно, неудивительно. Эйзенштейн и при жизни не был никогда достаточно «массовым».

Да и кто такой, в конце концов, Эйзенштейн? Певец Революции, этот Орфей, который всё-таки оглянулся (в своём «Иване Грозном») назад на Эвридику и потерял ее навсегда. Орфей, чьё левое дело «случайно оказалось правым». Орфей, спустившийся в Ад и на секунду испугавшийся, что позади него не идёт никто.

читать дальше

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, Юлик внутривенно, Рихито-сама

23:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Пьют и едят все люди, а напиваются и нажираются только дикари! — Сава хлопнул обеими ладонями по столу, расплескав остатки вина на скатерть.
— Если ты сейчас же не прекратишь цитировать Белинского, я тебе бутылку об голову разобью, — мрачно предупредил Юра. — Я даже не знаю, почему до сих пор не ушёл отсюда.
— Из уважения к имениннику, конечно же, — услужливо подсказал Сава, послушно садясь на место. Он был пьян, как и все гости на этом празднике жизни, и понимал, что очень сердит этим Юру.
Шумная музыка мешала сосредоточиться даже на собственных мыслях. Люди вокруг танцевали или тактично доедали остатки роскоши былой, справедливо рассудив, что оставлять еду в ресторане — плохой тон и неуважение к поварам. За столом оставались только Сава с Юрой, потому что Юра не любил танцевать, а Сава любил Юру.
В полутьме декор ресторана расплывался, и могло даже показаться, что гости пляшут в каком-то космосе, а точнее — в соседней галактике.
— Я дикарь, дикарь, — слезно проговорил Сава, ластясь к Юре и заглядывая в его злые глаза. — Прости меня, Юрочка.
— Я не понимаю, сколько раз тебя просить не звать меня так? — не выдержал Юра. — Ни один именинник этого не стоит. Я ухожу.
Он решительно встал, отодвинув стул с неистовством Голиафа.
Саве в этот момент показалось, что музыка совсем затихла, оборвавшись на особенно пронзительной ноте, и его тонкая поэтическая душа даже уловила звон бьющегося стекла.
— Не надо, останься, — испугался он, — я больше не буду. Не уходи только!
— Савелий, да ты посмотри на себя, — Юра брезгливо поджал губы. — Ты просто жалок.
— Тогда возьми меня с собой. Не оставляй меня одного, — Сава ухватил Юру за рукав пиджака.
— Тут добрая дюжина человек, ты не один.
— Один, совсем один без тебя, Юрочка...
Юра, конечно, не выдержал очередного уменьшительно-ласкательного и рванулся уже всерьез, рассчитывая вырвать руку. Правда, силу Савы он не учёл (а может, силу его любви), так что Сава свалился со стула, чудом не прихватив с собой пару тарелок, — но зато прихватив Юру. Они свалились грузно и нелепо, и Юра был почти в ярости, а Сава смотрел на него испуганно, с наивной нежностью.
Музыка отбила несколько тактов, и Сава наконец пришёл в себя, вскочил на колени и подхватил Юру под локоть, помогая подняться. Юра отмахивался и материл его на чем свет стоит, а потом тяжело вздохнул, глядя, как Сава торопливо отряхивает брюки.
— Ну, пить тебе сегодня точно больше не нужно, — наконец, полуприказным тоном сказал Юра, как бы не признавая свою капитуляцию.
И Сава понял, что он берет его с собой.

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

01:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрели Молодого Годара с Толиком и Олей, и это был очередной подарок, как «Мечтатели» на первом курсе.

Мне понравилось, с каким трепетом, с какой любовью здесь Мишель Хазанавичус относится к кино. Я имею в виду — к кино как к седьмому искусству. Только это не цитатность, как у Бертолуччи, а обращение уже к приемам, к методам создания. Закадровый голос, параллелизм со «Страстями Жанны д'Арк», субтитры в качестве подтекста, «Я считаю ужасным, когда люди в кино появляются голыми, а это не обосновано сюжетом», вот это все. Конечно, от Хазанавичуса нельзя было ожидать меньшего трепета, учитывая его фильмографию, включающую «Артиста».

Мне понравилась многословность, утяжеление картинки текстом не только звуковым, но и написанным: все эти лозунги, граффити, плакаты. Это такой ужасающий своим слепым безумием Париж-революционер, где университет прекращает работу при малейшем дуновении ветра, и все идут на баррикады.
А стилизация изображения! Это правда было похоже на хронику '68. Тот случай, когда уместно слово ламповое. Ламповое изображение. Думаю, да.
А Гаррелль! Каков! Чудесно сыграл, не перетягивая одеяло. В нем есть неистовство и меланхолия, и его Годар — это подводная лодка Редутабль.
А длинные проездки! О, эти длинные проездки! Одновременно параллель разных «Я не знаю, что делать» и несколько слоев коммуникации: диалог, монолог, надпись на стене.

Фильм оказался действительно комедией, хотя я до последнего сомневался, что это получится. Но здесь невозможно не смеяться, так по-доброму, иногда — над собой, часто — над удачной фразой или режиссерской находкой.
Фильм оказался и драмой, но удивительным образом эта драма отошла на второй план, потому то изначально была очевидной и в целом не произвела особого эффекта. Да, сюжет держался на ней, на трех вполне очевидных конфликтах (Годар — Анн, Годар — общество в контексте революционных процессов во Франции, Годар — Годар).
Но фильм-то не о Годаре, фильм — о кино.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Джеймс все ещё умирает каждую зиму. С наступлением первых морозов Тайлер снова начинает замечать это по отдельным деталям: недопитый кофе, недоеденный сандвич, отложенная в сторону газета.
Смазанное «До вечера», когда ещё не рассвело, разделяет их на весь день: Джеймс на работе по двенадцать часов в сутки семь дней в неделю. «Очень много дел, навалили на меня все подряд», - он пожимает плечами и исчезает в предрассветном мраке.
Он отощал и будто бы стал занимать меньше места в пространстве, испаряясь на глазах. Из него вышел бы плохой Архимед: едва ли он вытолкнет сколько-то воды из ванной.

Тайлер подолгу стоит перед расписанием, глядя в черно-белое месиво из букв, столбцов и строк, и никогда не смотрит в глаза тем, с кем разговаривает - до тех пор, пока игнорировать наличие проблемы становится невозможным. Тогда он сморит в глаза Джеймсу. Это непросто - приходится поймать его в коридоре, затащить в пустующую аудиторию и запереться изнутри, сказав возмущённым студентам, что ключ останется у него, пока не придёт их преподаватель.
Тайлер знает, что преподаватель не придёт.
- У меня очень много работы, пусти, - Джеймс смотрит исподлобья, как загнанный зверь.
- Нет, - просто говорит Тайлер и скрещивает руки на груди.
- И как это понимать?
- Я отпускаю тебя каждое утро. Каждую неделю. Каждый месяц. - Джеймс замечает, что Тайлер зол - но не на него, не на занятого Джеймса со сверхурочной работой. Тайлер очень зол, что Джеймс смеет умирать.

Тайлер расцепляет руки и подходит к Джеймсу, загоняя его в угол. Он давно не видел его при свете дня; Джеймс не выглядит измождённым, но в то же время кажется, что перед ним стоит призрак. Не к месту Тайлер вспоминает студенческие байки о привидении, живущем именно в этой аудитории.
Он тянет Джеймса за запястье, чтобы убедиться, что перед ним все ещё человек из плоти и крови; пальцы чувствуют обветрившуюся кожу.
«Однажды я проснусь, а рядом со мной будет едва примятая подушка и остывшая простынь», - хочет сказать Тайлер, но вместо этого у него почему-то получается только: - У тебя руки холодные.
- Студенты стащили перчатки, которые ты мне дарил, - Джеймс может и хочет отстраниться, но для этого придётся перелезть через крепко сбитую парту. - Те, рокерские, без пальцев.
Тайлер закидывает голову назад и смеётся, как молодой лев, будто за окном саванна и жаркое лето, и никто не думает умирать. Он смеётся, как смеются перепуганные до самого нутра люди, узнавшие, что испугались тени.
- Я куплю тебе новые, - отсмеявшись, говорит он и переводит дыхание.
Джеймс несмело улыбается.
Тайлер знает, что позади ещё одна маленькая смерть.

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

17:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрел документалку про Петра Павленского «Голая жизнь» и пребываю в сложных чувствах.
Большую часть фильма я не видел в нем особого смысла: почти вся информация более или менее общеизвестна, работа с архивными записями с непрофессиональных камер, документальная трясочка — все это хорошо, но ни о чем.
И вот финал, эта песня про Павленского, на ее фоне отливают скульптуру, потом этот концерт из одного шума, и выход Павленского на свободу с речью о том, что угроза питается страхом. И его адвокат, и его партнерка, и его паства.

Фильм оказался отличным с точки зрения режиссуры, нарисовали нам святого Рылеева, сына божьего, неверных обращающего в последователей.
Меня это так удивило, так сбило с толку, потому что очень долго картина представляла собой чуть ли не репортаж, такой сводный материал, а тут раз — и все складывается в нечто единое, сакральное. Дарья Хренова совершенно потрясающе справилась с задачей.

Из замечательных моментов: когда полицейские смотрят записи его акций, и одна из них говорит: «А я хотела ребенка в художественную школу отдать…» Вообще, надо сказать, эти полицейские — блестящая находка режиссерки, потому что мы видим блестящий контраст между взглядом людей, близких к Павленскому и его искусству, и людей, бесконечно от него далеких. Они сидят, обсуждают что-то, комментируют, удивляются — и ничего не делают. Да, мол, он что-то хочет нам сказать, но нам что, делать нечего, сидеть тут и думать.
Или вот еще, комментарий его друга-скульптора: «Власть имеет право нас бить. Они помазанники <…> А этого кто помазал? Как он имеет право взять и за яйца прибить себя на Красной площади? Там же Ленин лежит! Ленин, вечно живой! А вдруг он гвоздём заденет ему третий глаз? Откроет третий глаз и скажет: "Ну ни хрена себе, ребят!"»

Так вышло, что у меня достаточно левый взгляд на искусство и на режиссуру в частности. И когда я смотрел «Броненосец "Потемкин"» Эйзенштейна, у меня внутри аж все замерло, и для меня это очень высокая ступень режиссуры. Может, даже ее зерно.
Ведь зерно имеет свойство прорастать.
И вот «Голая жизнь» — это как раз что-то такое прорастающее, если, конечно, зерно не упало на мерзлую почву.

И если вначале ты слушаешь интервью Павленского, его пресс-конференции (например, такие), противопоставление искусства власти, то в конце из области говорения фильм переходит в пластику и чувственность, естественно продолжающие высказанные в начале мысли. И все сошлось.

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Kevin the journalist, voice of Strex

18:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Фанфактов вам в ленту!

Вот я раньше думал, что когда романтические поэты характеризовали друганов как ленивцев, это было такое, типа как сейчас «бро, ну ты и ленивая жопа».
А ОКАЗАЛОСЬ, ЭТО КОМПЛИМЕНТ.
Реально комплимент!

Ю.Манн пишет, что «деловитость — это зачастую карьеризм, угодливость, услужливость молчалинского типа. А лень — несогласие души стремиться к тому, чего домогаются многие: к богатству, чинам, почестям и т.д. Лень — уклонение от торной, привычной дороги большинства».
ИШЬ ЗАВЕРНУЛИ.
Кстати, по этому же принципу в романтической поэзии существовала расхожая оппозиция «халат» — «мундир»/«ливрея». Ну опять же — вольная жизнь Vs несвобода и прислужничество.

НО И ЭТО НЕ ВСЕ
Батюшков примерно в 1815-16 написал «Похвальное слово сну», где нарисована картина заседания Общества ленивых.
Так вот, раз уж есть общество, должны быть и авторитеты. Таким авторитетом утверждается Крылов.
А В НОВОЙ ПОЭЗИИ СХОДНОЕ АМПЛУА ОТДАНО ДЕЛЬВИГУ.

ТОХА, И ТУТ ТЫ
здравствуйте пидараствуйте

Короче, когда Дельвига зовут сыном лени (Пушкин), братом по музам и лени (Баратынский) и вот это все — это комплимент комплиментов и мое увожение бунтарю и Поэту с большой буквы.

В рамках такой оппозиции «деловитость — лень» становится гораздо понятнее презрение к Булгарину, кстати. Ну то есть если даже брать тот период, когда Вяземский еще не слил инфу про Третье отделение, и аристократы просто не очень любили Фаддея Венедиктовича (хотя и тусили с ним, лол). Он же был деловитый, вот уж о ком точно не скажешь сын лени. Пчелка моя трудолюбивая <3

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи

Mea culpa

главная