Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Процесс умирания не столь болезненный для того, кто умирает. Больше вреда он причиняет тому, кто за этим наблюдает.
Джеймс умирает каждую зиму, очень медленно, но неотвратимо, и всякий раз кажется, будто эта смерть навсегда. Будто на следующий день Джеймс уже не проснется, а так и останется сидеть в кресле, слишком огромном для его тощей физиономии.
(Коняш)

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:48 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2017

Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
92-105

106. Северный отель, 1938, реж. Марсель Карне
Очень интересный фильм, начавшийся с попытки двойного самоубийства, а закончившийся осознанием невозможности убежать от самого себя.
Не могу сказать, что мне понравилась операторская, но при этом глаз оторвать невозможно: и актеры (Арлетти! Аннабелла!) отлично справляются, и диалоги какие-то естественные, и сюжет затягивает. Поэтические реализм, как-никак. Получил большое удовольствие!

107. Жюль и Джим, 1962, реж. Франсуа Трюффо
Удивительный фильм. Одновременно прекрасный и тяжелый, даже болезненный в чем-то, я как будто снова прочитал «Маленькую жизнь», в хорошем смысле. Поэтика во весь экран, столько грусти, любви, жизни и смерти, что в голове не укладывается возраст Трюффо на момент съемок фильма. Ему было 29 лет. А он снял такую поэму. Невероятно.
(А чего стоит песня в исполнении Жанны Моро!)

+1

108. Патерсон, 2016, реж. Джим Джармуш
So beautiful. Почти медитативный фильм, замечательная операторская: чудесные дальние планы, отличная работа со статикой. Каждая деталь на своем месте. Парность: повтор стихотворных строк, близнецы, понедельник. Очень драматургичный, спокойный, поэтический фильм.

запись создана: 01.01.2017 в 18:45

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

22:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня по канау Культура начался цикл передач «Звезды русского авангарда», и я всем его очень, очень советую.
Начался фильм с речи Григория Александрова, и как тут можно не проникнуться с первых же минут? Так люблю его, это же надо, даже забыл, как сильно люблю.

Испытываю слабость к этим небольшим, построенным на фильмах и хронике документалкам Культуры о режиссерах с тех пор, как увидел фильм про Пырьева (тот самый, в конце которого мы с матерью просто сидели и не могли перестать плакать).
Фильм про Экка получился отличный, потому что режиссер (он же автор сценария, он же продюсер, он же диктор) смог вложить максимум важного в те полчаса, что длился эфир. Конечно, за это время много не расскажешь, но почему-то у меня так сильно болело сердце несколько раз. Значит, драматургия соблюдена. Значит, фильм трогает.
Хотя, конечно, вообще этот период в истории кино меня поражает и вдохновляет. Спасибо Гиберту за то, что открыл его; спасибо Эйзену и Грише Александрову за то, что влюбили меня во все это.

Почему в советское время все так плохо было с министрами кинематографии, хочется спросить, почто они так бесоебили. Сначала Шумяцкий наделал дел (как простить ему «Бежин луг»?), а потом вот Большаков — умудрился снять Экка с режиссерской должности, не разбираясь, чем обрек его на 20 (!) лет вынужденной отставки, голода и попыток вернуться в профессию.
Вообще Экк потрясающе сильный: справлялся с запретами на работу, с вынужденными простоями, но главное — сражался за свои эксперименты. Первый звуковой советский фильм, первый цветной отечественный фильм, первый стереоскопический... Да много чего первого. Эта эпоха эксперимента, когда все было новое, совершенно покоряет меня своей страстностью и необъятностью. Когда появился первый аппарат для синхронной записи звука, народ на улицах не понимал, что это за коробка, и спрашивал, почем пирожки ;D

«Путевку в жизнь» сами итальянцы считали предтечей неореализма и до сих пор показывают в киношколах. В СССР активно праздновали каждый юбилей этого фильма, его возвращали в кинотеатры, переозвучивали, снова и снова запускали — и публика снова и снова шла смотреть.
Сам Экк в интервью говорил: да, общепризнано, что кино стареет вместе с режиссером, но если «Путевку в жизнь» смотрит уже четвертое поколение зрителей — значит, мы нашли правильный путь.
Это напомнило мне любимую присказку нашего декана про «Кубанских казаков», которых смотрят уже почти семьдесят лет с той же радостью, как тогда, в пятидесятом году. Значит, мол, подобрал Пырьев ключик к душам человеческим.

Так люблю историю отечественного кино.
Завтра выпуск про Дзигу Вертова.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

19:38 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сначала важное.

Я получил премию мэра для талантливой молодежи за научно-образовательную деятельность, чем очень горжусь. Обо мне даже написали на сайте института классную заметку. Эта премия для меня очень важна, потому что она как доказательство того, что все не зря, и нужно продолжать работать. В официальной формулировке при моем награждении упоминались гендерные исследования, что вдвойне приятно.

Второе, ничуть не менее, а то и более важное — мой текст про Булгарина опубликовали на сайте Культура.рф.
Во-первых, Булгарин! :heart: Я рад, что про него узнает кто-то, кроме моих друзей, которым не посчастливилось быть со мной в последние года полтора моего горения по журналистике второй четверти XIX века. Во-вторых, Культура.рф! Это отличный портал, который мне очень нравится. Мне бы, в целом, даже хотелось бы там работать.
Ну и, наконец, просто радуюсь публикации на общероссийском уровне :sunny:

Теперь о не таком главном.
Испытал неимоверное желание посмотреть второй сезон Дворецкого на французском, хотя бы одну серию, — в чем и преуспел. Убедился на википедии, что французский релиз был и пошел гуглить.
Не скажу, что мне нравится подбор голосов, но до чего же странное чувство — для начала, вообще Дворецкий. Это как тогда, в 2010, когда мы сидели в полупустом трамвае, жарким-жарким летом, ехали к черту на рога, и Джей говорил: «Сейчас ты в огне от Дворецкого, а через полгода так же будешь ждать выхода каждой новой серии второго сезона Дррр!!» И я смущался и качал головой, потому что не был в этом уверен. А второй сезон Дворецкого мы с Джеем и смотрели — поутру я хватал попкорн и бежал к нему, где ждала скачанная серия на японском, с пылу с жару. Эх, времена. Трава зеленее, небо голубее, никаких мертвых журналистов и режиссеров.

И вот смотрю я сейчас эту первую серию и думаю: до чего же я люблю Алоиса, этого одинокого, озлобленного на мир мальчика; и до чего я люблю Клода, мудака этого :"D Что тут скажешь.
Ближе к концу серии, если помните, есть такой момент: Себастьян роняет люстру, выбивает окно и уматывает из особняка, а Алоис издает совершенно нечеловеческий крик ужаса, когда становится темно, посылает слуг поймать Себастьяна, но не отпускает Клода: «Ne m'abandonne pas», — и вспоминает, как он так же держал на руках своего мертвого друга и говорил: «Ne me laisse pas seul. Je t'en prie».
И он повторяет то же самое Клоду снова: «Ne me laisse pas seul, Claude. Je t'en prie»
И я что-то прям :weep3: Mon garçon :weep:

Напоследок — не могу не.
Во французской версии «Темного дворецкого» Клод и Себастьян не дворецкие, а мажордомы — и это ОЧЕНЬ смешно.
Ну то есть дворецкий по-французски — мажордом.
Поэтому темный мажордом.
Хихикаю в кулачок.

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, Юлик внутривенно, Третьего отделения на вас нет, негодяи, Натаниэль, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Kevin the journalist, voice of Strex, I'll find her if I have to burn down all of Paris

18:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На «Медузе» сегодня вышел отличный материал «Я просыпалась и начинала рыдать» Как жить с депрессией и паническими атаками: рассказывают девушка с расстройством психики и ее муж.
Отличный это материал по многим причинам.

На днях мы с Яной закончили работу над фильмом-портретом, основной темой которого была жизнь человека с ментальными болезнями. Немалая часть фильма построена на поэтическом монтаже, на метафорах и создании атмосферы. Например, монолог о причинах зарождения депрессии сопровождал звук пустоты.
В начале этого монолога Коняш, который и является героем, говорит: «Основная проблема в том, как я считаю, что в русскоязычном пространстве недостаточно много говорят о том, что с тобой случается, когда ты переживаешь тяжелую утрату, когда ты расстаешься с любимым человеком, когда умирает твой родственник, когда тебя бросают, когда ты вдруг просыпаешься и понимаешь, что ты не можешь пойти на работу, потому что в тебе нет сил, абсолютно никаких».

Я знаю текст нашего фильма практически наизусть. Много раз слушая записи интервью, подбирая кадры под каждое слово, делая расшифровку, я снова и снова переживал то, что переживал Коняш. Когда мы с Яной сокращали монолог, приходилось бороться за каждое слово: это важно, это важно, это очень важно.
И вот эти слова я вижу в монологах, которые опубликовала «Медуза». У нас действительно не так много об этом говорят, тем более в публичном пространстве, где не вся аудитория знает, что такое паническая атака и чем клиническая депрессия отличается от меланхолии и грусти. Поэтому люди с ментальными заболеваниями вынуждены использовать скупой набор слов и образов, который будет понятен широкой публике. Чтобы быть услышанными, им приходится снова и снова обращаться к одним и тем же словам. И сначала — когда слышишь/читаешь об этом впервые — кажется, что их достаточно. А потом ты слышишь ту же историю от другого человека. И еще от одного. И снова.
И становится понятно, что, так или иначе, приходится все пояснять. Потому что этот язык только зарождается в русскоязычном пространстве, и в его лексиконе не так много слов.

«Медуза» расширяет пространство борьбы, выражаясь языком Уэльбека, потому что выносит эти темы на публику.
Черновым названием нашего фильма было «Маленькая жизнь», потому что это тоже попытка найти слова и выработать язык. Название мы поменяли.

Я вижу параллели нашего фильма с материалом «Медузы» не только в словах (даже описание панической атаки начинается в обоих случаях практически дословно одинаково, и слова про жизнерадостность, и вообще очень многое, я выхватываю целые идентичные строки), но и в образах. Посмотрите на их иллюстрации: они метафоричны, нейтральны, но наполнены внутренней силой (точнее, внутренней слабостью), они передают атмосферу.
Мы с Яной ходили днями по городу, против ветра, зимой, в самый холод, и искали образы. Обветренные, уставшие, мы возвращались по домам, сливали материал и готовились идти снова.


Я помню тот день, когда Коняш впервые рассказал мне о том, как он себя ощущал: я помню день, помню температуру воздуха за окном, помню его выражение лица, помню его слова и дрожь голоса. Я тогда, конечно, не думал ничего такого снимать, но это было важно для меня, так важно.

мой опыт


Я рад, что постепенно ментальные болезни выходят из табуированной категории, что люди делятся опытом и помогают друг другу.
Все такое нестабильное. Хочется помочь, но как?

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

14:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Есть во французском языке такая штука (о существовании которой я только догадывался до недавнего времени) как h aspiré, она же «придыхательное h».
Начать с того, что одно из основных правил чтения и написания, которые ты учишь, это «h muet не читается. Никогда». И ты радостно признаешь, что да, h никогда не читается, стоит везде для красоты и по традиции, Эрмион Гранжер, Алоомора, Ари Поттер. К этому можно привыкнуть, потому что в этом есть постоянство. Ты смотришь на слова на h и понимаешь, что тут будешь ставить связку, как перед обычном словом, начинающимся на гласную: l'homme, l’hôtel, l’heure. Это одно из тех правил, которые вроде как более или менее стабильны, их нежно любишь и прощаешь за кажущиеся лишними буквы.

А потом я узнал, что h muet — это не полное название звукового (не)выражения h. Это просто одна из разновидностей. Ведь помимо немой h, есть h придыхательная.
И вот смотрю я на этот интересный термин @ смотрю.
Может, думаю, там надо придыхать? Не зря же в словаре часто пишут в скобках (придых.). Раньше я мало об этом задумывался, но потом недоумение достигло критической массы, и я обратился к Ривер, а затем зачел штук пять разных статей на эту тему.
И знаете что?
Ничего там не придыхается, не выдыхается и не выделяется голосом даже самую малость. Просто в таких словах артикли не сокращаются, и ты выговариваешь длинный поток гласных, как будто ты горная река. Даже тест проводили, провоцируя студентов на использование слов с h aspiré, чтобы узнать, кто как выкручивается :D

А я еще все думал: что за придых. такой, вроде сколько мюзиклов слушаю, там никакого придых.'а нет (и никакого h тоже не слышно). Все эти Les héros ne sont que des hommes / A côté de toi или там Ne plus avoir peur / D’être à la hauteur. Списывал это все на АКЦЕНТ, ох уж это отсутствие грамматической базы, что ж ты мне все аукаешься, я же стараюсь!

Короче, все ложь, буквы нужны для красоты, придыхательные не придыхаются, мир — театр, люди в нем актеры :eye:
(Можно ли любить язык сильнее, да что угодно любить сильнее, чем я люблю французский? :heart: )

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Здесь
Автор: mon petit LeFou
Фандом: ШНыр (таймлайн книги «Цветок трех миров»)
Размер: драббл
Персонажи: Гамов, Сашка
Саммари: Просто не возвращайся туда. Оставайся со мной.

— А я кто? — спросила Рина.
— Ты Рина, — ответила Оля почти не задумываясь, потому что она уже снова писала.
— А меня ты как узнала? Тоже характер прямой и искренний?
— Нет. По веснушкам, — ответила Оля. — А Сашку я узнала, потому что он всегда рядом с тобой. Ты же Сашка?
— Александр, — ответил Сашка строго. Неужели все, чем он знаменит, это то, что он всегда рядом с Риной?
(Дмитрий Емец, «ШНыр. Цветок трех миров»)


читать

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

23:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Книгопост.

В этом посте со мной можно поговорить о книгах: обсудить уже прочитанные и посоветовать новые.

LiveLib

запись создана: 27.03.2014 в 20:00

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Анфи

00:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Видели звездный дождь. Те самые Персеиды, о которых так много говорили в последние дни, — но я почти был уверен, что все пропущу, потому что так всегда бывает.
Но вышел ближе к полуночи на улицу, взглянул на север — и наблюдал, как падают звезды из созвездия Персея.

До этого мы смотрели с семьей «Любовь сквозь время», где чистые души превращались в звезды, потому что каждая душа уникальна и способна на чудо.
Я очень люблю звездное небо. Много летучих мышей у нас, так и носятся неверными траекториями. Завораживающе красиво вглядываться в синеву и огоньки далеко наверху, а потом раз — и золотые росчерки во весь небосвод. Иногда совсем короткие штрихи, иногда дуга от края до края. Хочется бежать ловить Кальцифера, только вокруг дома и заборы — далеко не убежишь.

@музыка: Wings - Birdy

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?

09:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Антониони — один из тех режиссеров, которых не любят прямо вот поголовно. Вообще, думая о нем, я вспоминаю полное ужаса лицо Оли, когда я предложил посмотреть «Блоу-ап»; а еще я вспоминаю полный злобы вопль Вики, когда я упомянул Антониони в ожидании пары в коридоре.

Итальянское кино — одно из моих любимых, от неореализма до Висконти и Антониони, и после непростых тем довоенного кино Англии и Америки у нас был целый семестр посвящен только Италии, и это было очень здорово и вовремя.

Финал «Затмения» Антониони — вообще квинтессенция для меня, и я помню, как нам его описывал Гиберт, почти дословно: «В финале Антониони вообще упраздняет своих героев. Камера показывает нам место, где они встречались и договаривались встретиться. Все на месте: чан с водой, штабель кирпичей, — а людей нет. А были ли они? А может, не было вовсе?»
Мне безумно нравится, как Антониони разрывает эту драматургическую цепь, где у каждой причины есть следствие, где происшествия становятся событиями, где мы всегда узнаем, кто убийца и почему появилась та или иная жертва. В этом я вижу отголоски того неореализма, который не столько про искусство как таковое, сколько про жизнь, которая совсем не обязательно выстроена по Аристотелю, даже несмотря на свою трехчастность рождение — жизнь — смерть.
И это разобщение, и эта некоммуникабельность, которые свойственны Антониони — это прямо ma passion. «Затмение» начинается с пустоты и с «ничего», «ничем» и пустотой оно и заканчивается.

Тетралогия некоммуникабельности Антониони завершается фильмом «Красная пустыня», и у меня есть блестящая история на эту тему. Свои рецензии по истории кино со второго курса я не писал от руки, а печатал и затем распечатывал, и, конечно же, в последнюю ночь перед сдачей, одним глазом кося в недосмотренный фильм (а затем еще один, а затем еще), я дописывал по пять-десять-двадцать рецензий (было непросто совмещать тир образования поначалу). Так вот в семестр итальянского кино я дописал рецензии под утро, запустил принтер, и все шло неплохо, как вдруг...
...в принтере кончилась краска.
У меня аж сердце пропустило удар, серьезно. Бежать в канцелярский около института не было времени, мне еще ехать неизвестно сколько, а в полдень староста несет тетради Гиберту.
Но тут я вспомнил, что цветная краска (почему-то без синего цвета) еще осталась (хотя тоже на исходе).
И распечатал последнюю рецензию красной.
Это была рецензия на «Красную пустыню» — первый цветной фильм Антониони, где роль цвета была примерно такой же огромной. как у Эйзенштейна (в Потемкине и, главное, в «Иване Грозном»).

— ...Это как кинуть тапком в кота, а попасть в тещу! — завершил я свой рассказ вчера.
— Слушай, ну Микк, эти твои присказки, — Коняш засмеялся. — Как в тебе вообще это умещается: почитаю, типа, Джойса, а потом ТЕЩИН ЯЗЫК.

Это я все к тому, что мы с Коняшем ходили в Кубанькино на «Затмение», и я очень, очень рад, что могу разделить с ним что-то такое важное для меня и такое далекое от многих, кого я знаю.
Два слова о сеансе. Сидим в зале вдвоем, думаем, что так и будет. Тут кто-то появляется в коридоре, слышен голос: «Что, там кто-то есть?» — и ответ администраторки: «У нас сегодня много молодежи!» (Сидим с Коняшем вдвоем, напоминаю.) Вошла пожилая женщина. Через какое-то время зашла девушка немногим старше нас с Коняшем.
Не прошло и трети фильма, как девушка ушла с головой в вотсап. А пожилая дама держалась долго, но за последние пять минут фильма она четыре раза произнесла тихо, но отчетливо, чтобы всем в зале было слышно и понятно: «Черт-те что. Ну зачем?»
И я сижу, как в сказке: мягкие кресла, Коняш рядом, Антониони на большом экране.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

21:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Конечно, основная причина, по которой я начал бегать по утрам — vita nostra brevis est, brevi finietur.

Я собирался бегать очень давно, кажется, еще со второго курса, когда первый раз прочитал «Vita nostra» Дяченко. Сашка Самохина оставалась и остается для меня одной из самых важных персонаже_к, которых я когда-либо встречал в книгах, и мне очень нравится, как вообще описана ее встреча с Фаритом, и как она постепенно приходит к выводу, что ненавидеть его — не просто нелепо, а даже неправильно.
И вот бег — начало, продолжение и логичная составляющая всего того, что было в книге.
Но еще бег (как подсказал мне интернет) — это помощь от депрессивных и подавленных состояний, хорошая физическая нагрузка, просто полезная штука.

Трудно начать бегать, когда ты просыпаешься без четверти шесть, чтобы поехать на учебу, а возвращаешься около десяти ночи, потому что после института французский в универе, например. И вот учебные будни я тратил на учебу, а каникулы — на то, чтобы оправиться от нервных срывов, и поэтому все как-то было не до того.
Сейчас я начинаю день с зарядки и бега, и это так же логично, как и слушать французское радио, например, или разбирать тексты в La France d'aujourd'hui. В том плане, что это чуть-чуть за пределами зоны комфорта, не всегда дается легко, но нравится мне как процесс.

Бегаю с приложением Nike+, которое посоветовала Сахарок (у нее на айфоне еще с прошлого лета четыре приложения для бега, но сама она не бегает), и вот в один из первых дней приложение решило устроить проверку на выносливость, чтобы знать, с какой стороны ко мне подойти. Виртуального тренера я представляю себе этаким Ли Шангом из «Мулан», который потирает шею и говорит, глядя на новобранцев: Nous avons un long chemin à faire. Потому что я давненько не бегал дальше, чем за маршруткой, отъезжающей от остановки. (Vous êtes plus fragiles que des fillettes / Jusqu'au bout et coup par coup / Je saurai faire de vrais hommes de vous, — мог бы спеть тренерский голос из приложения, если бы умел петь.)

Ближе к концу первой бегательной недели твиттер принес вот эту инфу про Джефферсона, и так как я все еще люблю его больше всех отцов-основателей (он единственный из них, чью биографию я целиком прочитал в ЖЗЛ, ого! а все что? — а все Луч и его потрясающая лекция, кульминацией которой была Декларация независимости и право на жизнь, свободу и стремление к счастью). Мне нравится думать, что вот Джефферсон пробегал милю в день, и я пробегаю милю в день <3 И знания, конечно, лучший капитал.

Comme un homme
Sois plus violent que le cours du torrent
Comme un homme
Sois plus puissant que les ouragans
Comme un homme
Sois plus ardent que le feu des volcans
Secret comme les nuits de lune de l'Orient

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Kevin the journalist, voice of Strex

10:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дагенушка связала мне хаффлпаффский шарф, кричу второй день, до чего здорово! Просто волшебно! :D


Вообще выглядел вчера очаровательно, как Феденька Басманов ;D

фотопруфы того, что я волшебный и Феденька

Увлекательные истории из жизни в окружении добрых друзей. Во-первых, все пришли не вовремя со словами: «Ты же не будешь нарушать традиций опазданий на свой день рождения?» @ А Я НЕ ОПОЗДАЛ х) Но это норм. Скорее исключение, чем правило, поэтому люблю всех прошаренных друзей, который хорошо меня знают <3
Лучшее началось, когда Дагенушка (которая живет ближе всех) все никак не появлялась, и Джей начал шутить:
— Вот Дагенушка опоздала, место рядом с Микком занято Сахарком. И все, как теперь его душить?
— Смею тебя уверить, Сахарок не будет препятствовать смертоубийству. Вообще-то, она скорее подвинется, чтобы не сидеть на пути у Дагенушки, — возразил я.
— Если понадобится, я вообще встану и отойду, — подтвердила Сахарок.
— Бро ):
— Бро ¯\_( ツ )_/¯

Толик с Олей подарили мне белое сухое (зимой жаловался им, что все дарят книги, ставить их некуда, по нескольку экземпляров одного издания, почему не носки), на что Джей очень точно сформулировал всю мою суть:
— Да ты просто Дамблдор. Молодой Дамблдор. Поэтому тебе вместо носков дарят вино.
:lol:

Тут к слову история, как родители постарались всем привезти что-нибудь из отпуска. Спросили, что хочу я, на что мне оставалось ответить только «аленький цветочек», потому что откуда ж мне знать, что я хочу и как там все обернется? Не хочу ничего решать :D
Ну и привезли родители вино :-D
— Это, конечно, не на всю жизнь память, — развела руками мать, — но зато точно тебе понравится. Белое сухое.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Лимон-который-выжил, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Ты возвращаешься, — Джоэл констатирует факт.
— Ты узнал бы это раньше, если бы не отписался от моего инстаграма, — замечает Илай. Всего лишь снова преподает в колледже. Откуда ушел совсем недавно, вслед за Джоэлом. Такой себе свежести новость.
Это замечание так нелепо и так верно; Джоэл не находит, что ответить. Он сделал все, чтобы жить без Илая: нашел новую работу, сменил всю музыку в плеере, выбрал новый фотоаппарат.
— Ладно, — тянет Илай, — расскажи, как ты?
— Здесь слишком шумно, — почти кричит Джоэл. Чья-то свадьба, все гудит, от софитов можно ослепнуть, всюду снуют операторы.
— Так пошли отсюда! — тянет его за локоть Илай.

Илаю нельзя уходить, но как-нибудь полчаса переживут без него. Все достаточно пьяны, чтобы обойтись без задорных криков со сцены; сам Илай не пьет ни капли. Чего не скажешь о Джоэле.
Илай узнает в нем того, кого знал когда-то наизусть: слишком высокий, и от этого не совсем твердо стоящий на ногах Джоэл кажется ему не то Петром Первым, не то мачтой корабля; сам Илай так часто видит море в последнее время, что сам не знает, как до сих пор не поддался соблазну войти в него и пешком отправиться за золотым руном. Это было бы так логично.
Стоит им выйти за двери, как шум веселящейся толпы остается там, почти что далеко, и Илай только успевает это осознать, как Джоэл зажимает его в каком-то углу, совсем не возвышенно и не романтично. Не так Илай представлял себе их встречу наедине после всего того, что им пришлось пережить. Он поднимает голову и смотрит на Джоэла недовольно, осуждающе; Джоэл игнорирует намеки. Он наклоняется к лицу Илая, и от него разит дешевым пойлом.
— Джо, прекрати! — отталкивает его Илай, резко почувствовавший себя смертным возле бога-олимпийца. Сколь бы он ни был хорош, до Олимпа не дотянуться. Как и до Джоэла.
читать дальше

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

16:26 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«Вечное возвращение» с Жаном Маре — следствие того, что Жан Кокто как-то сказал: «Жанно, ты же вылитый Тристан, ты просто обязан сыграть Тристана!» И написал сценарий.
Фильм настолько красивый, вот серьезно, красивый, что можно только непрерывно жаль alt+i. Каждый кадр — картина, искусство. Не зря недавно вспоминали с одногруппниками итальянских каллиграфистов.

Мне нравится, что фильм скорее мифологичен, чем мелодраматичен, потому что обращается к одному из вечных сюжетов. Мадлен Солонь совершенно удивительно красива, как будто сошла с полотен Уотерхауса — тот тип романтизированной средневековой красоты, который так подходит именно к идее «вечного возвращения» как такового.

И в итоге фильм настолько же про Любовь, насколько и про Искусство, которое определяет нашу жизнь.
А кто лучше Жана Кокто знал, что такое Любовь и что такое Искусство?

Когда Жан Маре ушел на войну, Жан Кокто написал ему в одном из многочисленных писем:
«Повторяй себе без конца, что мое сердце бьется в твоей груди, твоя кровь течет в моих венах, что я гораздо менее одинок, чем многие другие, поскольку мы с тобой одно целое, несмотря на разделяющее нас расстояние».


@темы: От чего умер твой последний раб?, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

14:32 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вокруг было громко. И ярко. Эти ощущения настолько доминировали над остальными, что Булгарин не был даже уверен, какое количество людей создавали этот убийственный гул и были ли среди них те, кто мог огреть его стулом по спине, например.
Сидеть бы сейчас Фаддею дома, а лучше лежать, причем желательно видеть при этом третий сон. Но увы — Пушкин вытащил его в какое-то свое лофт-кафе (антикафе? крафт-кафе? это могло быть что угодно максимально модное, Булгарин не вникал), не спрашивая мнения и планов.

— Что, спать охота? — с такой ироничной заботой поинтересовался Пушкин, что Булгарину сразу стало неуютно.
— Это ты верно подметил, Острый глаз, — последовало осторожное согласие.
— Все ночь читал, весь день писал, м? — Пушкин даже подался вперед, сокращая конфликтное расстояние до минимума.
— Предположим, что ты прав. И что с того?
— А то, что мои повести ты до утра не читаешь!
Булгарин тяжело вздохнул. Ну конечно. Рецензия на роман Лермонтова. Слишком хорошая для рецензии на кого-то, кто не Пушкин.

— Ты хоть представляешь, как отреагировал Дельвиг? — Пушкин ударил ладонью по хлипкому столику, чудом его не перевернув. — Он распечатал эту твою статейку только для того, чтобы оставить на ней — нет, ну ты подумай, Фаддей! — след губной помады! Он повесил этот лист на холодильник со словами: наконец Булгарин научился писать. Ты понимаешь? Понимаешь?
Булгарин понимал. Дельвиг, прекрасно знавший принцип «разделяй и властвуй», выбрал удивительно точную стратегию: показал Пушкину, что Булгарин может писать восторженно про никому не известного поэтика. Что Булгарин может ночей не спать за первым романом этого самого дебютанта. Что Булгарин может кого-то ценить ничуть не меньше солнца русской поэзии.
И вот Пушкин — сама ревность, уязвленное самолюбие во плоти, вытащил Булгарина, не успевшего и получаса поспать после заряда вдохновения, полученного от чтения «Героя нашего времени», в место, где невозможно защититься. Булгарину было чуждо это заведение, которое, с его точки зрения, полнилось дармоедами; ему был чужд шум и вся эта мишура непроизносимых названий в меню. Но он пошел с Пушкиным, потому что не мог не пойти, и это тоже вносило в распаленное злобой сознание Пушкина определенную сумятицу.

— Пушкин-Пушкин, — Булгарин снова вздохнул, шевельнул пальцами — подавил желание устало потереть переносицу. — Горе ты луковое. Вот как ты можешь прекрасно осознавать, чего этот твой Антон-гандон, уж прости, добивается, и при этом действовать строго по сценарию?
Пушкин хотел возмутиться. Это читалось в его лице, в поджавшихся при нелестной характеристике Дельвига губах, в повороте головы.
Но он не возмутился.
Булгарин каким-то почти отеческим жестом похлопал его по плечу.
— В отличие от Дельвига, я стараюсь быть объективным. Ведь в первую очередь я журналист, — он мягко улыбнулся. — Роман правда очень хорош, чего от него нельзя было ожидать после того нелепого, хилого опуса Белинского, чтоб ему пусто было. И если из-под твоего пера выйдет что-нибудь, достойное чтения при луне и целой полосы в нашей «Пчелке», я с не меньшим удовольствием напишу о твоей книге. Или о книге Дельвига. Или даже о книге Вяземского. Да хоть Белинского, понимаешь? Я журналист, я критик, в конце концов! Мне не нужно ничего доказывать.
Пушкин отстранился. Провел пятерней по своим кудряшкам.
— Вот увидишь, я напишу такое, что придется в Пчеле резервировать целый разворот под твои крики о моей гениальности. Чтоб потом Белинский мог в ответ возразить только, что негоже ставить по десять восклицательных знаков в одном предложении.
— Не сомневаюсь, что ты справишься, — довольно хмыкнул Булгарин.

@темы: Рихито-сама, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ангелы - всегда босые...

22:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я теперь андалузский пес.
Умудрился порезать себе глаз — внимание! — кулоном с дарами смерти. Случайно.

Болит неистово. Врачиня сказала — обширная царапина: первые дни буду страдать, но за неделю должно пройти.

По возможности постарайтесь не быть мной.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex

22:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера ужинали на улице, во дворе, и к нам прилетела сова. Посидела на проводах, покрутила головой и улетела.
Сегодня день рождения Гарри Поттера, а 26 лет назад он получил свое письмо из Хогвартса.
Еще сегодня день рождения Ро.

Я купил себе шоколадную лягушку, и мне попался Дамблдор, совсем как Гарри в поезде, и на обороте написано ровно то же, что и на той самой карточке:

Albus Dumbledore
Currently Headmaster of Hogwarts

Considered by many the greatest wizard of modern times, Dumbledore is particularly famous for his defeat of the dark wizard Grindelwald in 1945, for the discovery of the twelve uses of dragon's blood, and his work on alchemy with his partner, Nicolas Flamel. Professor Dumbledore enjoys chamber music and tenpin bowling.


Пересмотрел снова Тварей, скачал по-барски в высоком качестве, прямо хорошо. (Отчетливо слышу, как Фаррелл говорит DumbleWHORE в сцене допроса, даже перемотал, чтобы убедиться. Хе-хе.)
Все-таки технически фильм потрясающий: мне нравится каждый элемент, от монтажа до графики. От кадров первого представления МАКУСА до сих пор трепет.
Здорово.

@темы: Лимон-который-выжил

17:37 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Гуглил вчера, как по-французски сказать шиппер, пока не наткнулся на статью из Le Monde на эту тему, после чего все заверте.
Кульминацией этой феерии стала ссылка Монд на материал о том, что народ шипперит Вальса и Олланда (валланд). Я так заорал в ночи, что было слышно в Елисейском дворце, точно вам говорю. То есть знаете, Монд, весь такой серьезный и леволиберальный, раскидывается статьями «все видят слэш в Шерлоке, а если вы не видите, то смотрите». Зе фьюча зет либералз вонт :-D

Сегодня надо было съездить в институт, а это полдня жизни в маршрутках, где из-за жаркой погоды и попытки бороться с ней сквозняками книги читать нет ни сил, ни возможности. Так что в пути я читал фикло, и казалось бы, что тут необычного, нечем гордиться, но ВООБЩЕ-ТО ЕСТЬ ЧЕМ.

Сначала увидел, что у French Gods (кроссовер «Красавицы и чудовища» 2017 и «Американских богов») появилась вторая глава. Этот текст нашла Сахарок, когда искала фикло Пасха/Медиа совершенно случайно, кинула его мне, и я так удивился, что решил почитать.
читать дальше
Но это я все к чему.
К тому, что текст очень легко читается. Прямо очень. Я так долго обходил стороной все англоязычное, что не требуется для учебы и научных работ, что каждый раз теперь невероятно удивляюсь, когда читать текст не составляет труда. Фантастическое чувство, совершенно фантастическое.

И вот, возвращаясь к началу поста, перейду к вишенке на торте. Решил я, значит, посмотреть, что там нового на АО3 по вакрону, потому что меня все еще не отпустило.
И нашел Хогвартс!АУ.

СЛОЖНО
В смысле, мне сложно было это уложить в голове, и, не будь я в маршрутке, орал бы опять отсюда и до Лувра.

Короче, текст очень классный, мне дико зашел сеттинг, весь этот продуманный автором контекст про то, как слизеринец Макрон после блестящего окончания Хога сначала работал в Гринготтсе (мы ж помним, да, Макрон-финансист, все дела), чтобы не идти зеленым юнцом в аврорат.
Ах да, аврорат. Макрон в этом фичке хочет стать аврором, а глава аврората — Манюэль Вальс.
Тан дан ДАААААН.
Восхитительно, просто восхитительно.

Но знаете, что еще более восхитительно?
Я ПОНИМАЮ ТЕКСТ.
Я понимаю почти все, прямо слежу за сюжетом и за деталями, иногда смотрю в словаре глаголы, и то многие уже знакомы.
В какой-то момент захлестнуло радостью, что я могу, что упорство и труд, наверное, и вправду все перетрут.
:nechto:

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Лимон-который-выжил, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

21:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Нашел у себя в одном из текстов (где Аоба провел Микадо в Лимбо, это долгая история) такой пассаж:

Микадо на ум пришло сравнение с «Инферно» Данте (Алигьери, конечно, а не этого отморозка-нефилима): он попал в Ад и сопровождаем проводником. Начало многообещающее.
Ни один Вергилий не заслуживает небес.

Все-таки осталась во мне та злость, наверное. Даже странно.

Чтоб два раза не вставать: перед поездкой на море установил себе снова DmC, прошел миссий пять или около того, такое странное ощущение. Все-таки игры — это не мое, с какой стороны ни посмотри.
Но Вергилий все еще очень да.

@темы: DMC: счастливые дети тьмы, несчастные дети солнца, Микадо, сказка

20:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"

Пересмотрел «Моану», наконец в оригинале. Так люблю этот мультфильм, от начала до конца, все в нем.
На этот раз увидел сцену после титров! ТАМ ТАМАТОА ВСЕ ЕЩЕ ЛЕЖИТ НА СПИНЕ ААААААААА МА БОЙ, говорит, мол, I'm so shiny, didn't help me though, did it? Я по-прежнему, мол, лежу тут на своем блестящем панцире. Достаточно, мол, чутка подтолкнуть, но никто что-то не рвется. Вот если бы, говорит, меня звали Себастьян, и у меня был крутой ямайский акцент, вы бы мне сто пудов помогли!
читать дальше

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, От чего умер твой последний раб?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Добрался до мемуаров Жана Маре и вспомнил, каково это — так сильно переживать за мертвых людей и хотеть вернуться туда, к ним, обнять их крепко-крепко, моих мальчиков.

Жан Маре напоминает мне Александрова — того молодого, богоподобного Александрова, который покорил Орлову этими своими голубыми глазами и светлыми волосами, стойкой на руках и шутками из босого прошлого, а Эйзена — и вовсе поразил в самое сердце, да так, что его до самой смерти не отпустило.
Жан Маре напоминает мне Александрова, который в молодых да зеленых постановках всегда играл Принца, в то время как Пырьев — Нищего.
Жан Маре напоминает мне Александрова, и у меня сердце не на месте.

Свою роль, конечно, играет и то, что в том же издании «Алгоритм», в той же серии «Мемуары великих» вышла «Моя жена Любовь Орлова. Переписка на лезвии ножа», которая в основном состояла из писем Эйзенштейну, Эйзенштейна или об Эйзенштейне (передаю привет Пере Аташевой), и я в магазине просто схватил томик «Парижских тайн», не обращая по опыту внимания на название (памятуя о той самой «переписке на лезвии ножа»), и не смог его выпустить из рук.
Может, еще дело в том, что как Александров был с Эйзеном, самым его верным другом и близким человеком, так и Жан Маре с Жаном Кокто — нашли друг друга и боялись отпустить.
То есть, конечно, Эйзен с Кокто боялись. Маре и Александров все несколько иначе воспринимали, но это тоже нельзя не замечать.

И вот еще, мне удивительным образом стали ближе «400 ударов» Трюффо, которые я невзлюбил с первого просмотра и не смог полюбить даже после «Мамочки» Долана.
Ровно перед тем, как взяться за мемуары Маре, я дочитал прекрасный «Замок из стекла», а до этого — гораздо менее прекрасного «Щегла», и тема непростого детства, какого-то бессмысленного воровства, всех этих перипетий, которые не должны выпадать на долю ребенка, — все это сложилось в логичную, грустную, но понятную картину, за что я этим книгам очень благодарен.

И вот я читаю про то, как Маре (красивый почти феминной красотой, богоподобный, кокетливый до бесстыдства, «маленькое чудовище с лицом ангела», но при этом искренний и неловкий) надевает тетины или мамины платья и идет к булочнику или мяснику («Я даже хотел пойти в таком виде к кинорежиссерам, убежденный, что меня пригласят сниматься в кино. После заключения контракта я бы им сказал: "Так вот, я мужчина". А они бы ответили: "Вы великий актер!"»), или как его одноклассник с ним дружественен до ласки, или как некий режиссер предлагает ему главные роли через постель, и все это так разнится со сложившимся образом Жана Маре, что я как будто его заново открываю, такого, немного комедианта, немного карьериста, и много-много — актера.
Конечно, Эйзенштейн научил меня не доверять мемуарам, а Булгарин — биографам, и уж тем более — актерам, но я верю письмам, а еще — верю в ту правду, которая так или иначе складывается в саму суть.

И вот, например, Маре пишет о том, как однажды застал Кокто, который отключился от передозировки опиума, и привел его в чувство.

— Я хотел бы умереть.
Я молчу. На глаза наворачиваются слезы... Я хотел бы видеть его счастливым. Тут он замечает меня, просит прощения, обнимает.
— Жан, ты не хочешь умереть.
— Нет, теперь не хочу. Во сне я забыл, что счастлив. Старая привычка.


Прекрасный, прекрасный Жан Маре, в котором живет чувство совершенства, и прекрасный, прекрасный Жан Кокто, который говорит ему об этом, а потом обнимает, улыбаясь, потому что боялся показаться слишком претенциозным. :heart: :weep3:

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, гости всыпали боярам звездюлей, не душу делим, чай - постель всего лишь

Mea culpa

главная