Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Защитили сегодня проект про тележурналистике. Больше всего я рад даже не тому, что недельная работа увенчалась успехом, а тому, что вчерашние панические атаки и обстановка дома никак не повлияли на мою работу. Я взял на себя функцию ассистента режиссера, и помимо работы до «эфира» я говорил в ухо ведущему дебатов, и это было очень круто: фактически, модератором выступали мы с ведущим на пару. И тезисы мы прописали, и конфликтные точки, и вообще!
Мне кажется, факт того, что я даже после вчерашнего приступа могу выполнять возложенные на меня обязанности так, что даже Шнайдер похвалила работу за кадром, значит для меня даже слишком много. Контролировать эфир и не позволять мысли уйти, ах, славно как. В некотором роде, я взял на себя все эти образования и научные работы в первую очередь именно для того, чтобы контролировать свою нестабильность непрекращающимися дедлайнами и обязанностями. Как бы тебе ни было плохо, иди и делай, что называется.

Наслушавшись негативных отзывов о постановке Non Dolet в нашем театре драмы, уже не чаял найти единомышленника, кроме Сахарка. И тут Костя говорит сегодня, что ходил на Non Dolet трижды. До чего же славно.
Счастлив также, что Коняшу понравилась «Красавица и чудовище»; встреча с ним — один из самых светлых моментов в череде бесконечной занятости и шалящих нервов.

Наконец залил в сеть свой однокадровый. Он простой, но мне очень нравится та мысль, которую я в него вкладывал, нравится эта стена, нравится игра Толика и его же плашка с названием работы =)


@темы: Юлик внутривенно, Херовато у меня дела, Лафайет., Рихито-сама, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Спросил сегодня после пары зарубежки у Новиковой, что бы почитать из ирландской литературы кроме Джойса.
— И кроме Флэнна О'Брайена, — уточнил я, — а то все как-то Джойс да Джойс, а если не Джойс, то друг Джойса...
— Или Беккет, секретарь Джойса, — подхватила Новикова.
— Вот именно! — согласился я. — Было ли в Ирландии что-то кроме...
— А почитайте Дилана Томаса! — вспомнила Новикова. — Блестящий модернист... Современник Джойса, конечно.

Остается только разводить руками. Складывается ощущение, что вся ирландская литература (за исключением Свифта) случилась исключительно при Джойсе. Очень хочу пошутить на эту тему, но моя семья не слишком любит говорить про литературу.

Еще сегодня на зарубежке узнал потрясающую вещь.
Началось все с того, что была лекция про Просвещение в Англии, и оно настолько же интересное, насколько скучным была английская литература XVII века. Все так понятно и знакомо, про это рассказывал Луч, про это я учил билеты к экзамену: битва журналов, блестящие памфлеты, публицистика на волне, театр становится медиа.
И вот, где-то незадолго до «Оды позорному столбу» и «Сказки бочки», Новикова упоминает Джозефа Аддисона. Я аж засиял (знакомые все лица), но это было только начало. Мы привыкли, что в курсе истории журналистики упоминаются знакомые нам по курсу литературы писатели; каково же было мое удивление узнать, что знакомый мне по курсу истории журналистики Аддисон был еще и драматургом.
Самое прекрасное то, что без Аддисона не было бы американской войны за независимость. Потому что Аддисон — автор пьесы «Катон», после просмотра которой Джордж Вашингтон (единственный военный в революционной шайке-лейке) понял, что надо все-таки взять дело в свои руки и замутить отделение от Англии.

Повторяю: пьеса Аддисона повлияла на решение Вашингтона мутить революцию в США.

О, сколько нам открытий чудных.

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, не душу делим, чай - постель всего лишь

22:16 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец добрался до обстоятельной беседы с Олей, почему ей не понравилась «Красавица и чудовище». Разговор этот запомнился самыми разными происшествиями, среди которых:

1. В пылу спора касательно режиссерской работы в фильме подошла Яна, взяла меня за плечи, развернула к себе и сказала:
— На что ты тратишь свои нервы? Помнишь, что я говорила тебе о спорах и о Кончаловском?
Я ожидал, что Яна даст мне леща за спойлеры, поэтому опешил и не нашелся, что сказать. Мы ведь не столько спорили, сколько бурно обсуждали фильм с противоположных позиций, я вообще ради этого спросил мнение Оли.

2. Зато не растерялся Толик. Подошел ко мне, повторил жест Яны, взяв меня за плечи, и сказал, указав на Олю:
— Яна так подошла, типа говорит тебе: «Не мечи — бисер — перед — свиньями!»
Толик очень смешно повторил интонацию Яны. Оля обиделась на сравнение, но обсуждение мы продолжили.

3. В ходе беседы вспомнили уже хрестоматийное «Никто не укусит вас так, как Гастон».
Толик, который фильм не смотрел, внимательно выслушал наши с Олей мнения по этому вопросу, и пояснил кому-то с передних рядов, кто тоже пытался слушать:
— ГАСТОН УКУСИЛ ЛЕФУ ЗА ЛОБОК.
Выяснилось, что в этот момент слушала уже вся группа :D

4. Периодически Толик пояснял моменты нашего обсуждения группе и в другие моменты. Предварительно проясняя что-то для себя.
— Так что, Гастон трахал Лефу? — в двадцать пятый раз за последние два дня спросил он.
— Гастон — натуральный натурал! — в двадцать пятый раз ответила Оля. — И любит только себя, так что...
— Натуральный натурал, А ПО ПЬЯНИ ОТСОСАЛ, — гнул свою линию Толик.
В этот момент тоже вся группа слушала :lol:

И чтоб два раза не вставать.
На конференции по Кэрроллу было так уютно и славно, я даже не ожидал. Новикова вообще солнышко, чудесно модерировала круглый стол. Зовет к себе учиться, говорит «третье высшее украшает человека», как же она мила <3
В свою очередь, я со своим докладах о специфике экранизаций кэрролловской прозы (та самая работа, где в полном варианте для публикации страницы полторы про Эйзенштейна вообще) очень переживал, что случайно использую непонятную литработникам лексику, поэтому в итоге рассказывал больше в формате живой речи, показывал примеры и пилил кулстори про Мельеса и братьев Люмьер. Профдеформация =) Но зато никого не загрузил, даже доволен, как получилось.

В последнее время держусь только на кофе, сплю все меньше, а дел все больше — как это вообще работает?

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

00:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Разбирали сегодня очень красивый и ладный французский текст, а потом преподавательница поморщилась: «Смотрите, как тут не по-французски сказано. Грубо. Переход недостаточно изящен. Это как, знаете, в той шутке: по улице шел дождь и два студента, один в институт, другой в галошах».
И я понимаю, что это просто избитый силлепс, но каждый раз, когда его слышу, вспоминаю стихотворение Кортасара, которое как-то раз читала Дана за чаем. Это было очень давно, а я помню ее голос и интонации, когда она заканчивала: «А ещё я люблю тебя, а на улице идёт дождь и время».

@темы: перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей, не душу делим, чай - постель всего лишь, Анфи, I'll find her if I have to burn down all of Paris

17:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Интернет и критики: «Красавица и чудовище» так себе! Первый открытый гей-персонаж Диснея заслуживает лучшего! Эмма Уотсон не актриса, а активистка!
Микк: *смотрит «Красавицу и чудовище»*
Микк:


Сказать, что мне понравилось, — ничего не сказать.
Это так здорово, вот буквально с первых кадров и до последних. Мне понравилось все: французские словечки, постановка массовых сцен, костюмы, графика, ЛЕФУ, ох Лефу.
В общем, это как с Песнями о любви — сначала тебе немного неловко за персонажа, а потом АХ, МОЙ ЛЮБИМЫЙ ПЕРСОНАЖ.
Я, как говорится, человек простой: манерный гей так манерный гей, почему нет, в конце концов. Когда Гастон взял его за подбородок, у меня вообще сердце екнуло и до конца фильма не вернулось на место. Сцена с толпой и факелами спровоцировала у меня ПА, но это лишь свидетельствует о том, до чего качественно и эффектно она сделана.



читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Третьего отделения на вас нет, негодяи

23:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хоуп приходила к ним в гости без приглашения так часто, как будто жила здесь же.
— Я всегда нервничаю, когда сдаю экзамены, — даже не пытаясь оправдываться, говорила она, выуживая из большой коробки, принесенной в качестве дружеской дани, кусок пиццы. — Но сейчас, сами понимаете, переживаю куда сильнее. Я же преподаватель.
Ее второе высшее стало притчей во языцех, и Тайлер с Джеймсом очень ей гордились. Как гордилась ей и Ханья — ее девушка вот уже больше трех лет. Хоуп, которую они помнили не то чтобы ветреной, но всегда ищущей, будто бы и не изменилась даже, но нашла свое место. Как часто на застольях Хоуп вспоминала: «А потом Ханья подошла ко мне и начала цитировать Гете». Этот не воспетый в былинах, но все равно важный день стал точкой отсчета для их отношений, о чем всегда помнили Тайлер с Джеймсом, но почему-то упорно забывали Хоуп с Ханьей, каждый раз бурно удивляясь подаркам на годовщину.

Скорее всего, даже если бы Хоуп не решила после своего любимого филологического поступать на совершенно неожиданный юрфак, они встретились бы с Ханьей, которая подрабатывала лаборанткой, и потому крутилась в университете и знала о преподавателях все слухи и факты. Меланхоличная и серьезная, Ханья уравновешивала Хоуп и готова была мириться с ее бесконечной преподавательской деятельностью, от которой Хоуп, бывало, засиживалась до глубокой ночи на своей аккуратно обставленной кафедре.
Сейчас, когда Хоуп настигла очередная сессия, она часто учила билеты у Тайлера с Джеймсом, потому что Ханья уехала на стажировку куда-то не то во Францию, не то во Фландрию. Почти как в старые добрые времена, только Тайлер писал на этот раз уже не курсовую, а диссертацию; Джеймс пачками носил для изучения в дом газеты и прочую макулатуру, как любила шутить Хоуп.

— Тупая и сонная, — рассказывала Хоуп прямо в радиостудии, куда забежала во время музыкальной паузы, поймав по дороге Тайлера, — я вошла в аудиторию — и, вы не поверите, вытащила именно тот билет, который вчера рассказывала вам в три часа ночи!.. Ну, может, вы и не помните, вы-то спали. Но так даже лучше, ничего интересного. Совершенно ненужная информация о том, почему нельзя верить банкам и как добиться от них хоть чего-то...
— Хоуп, ты просто молодчина, — улыбнулся Тайлер, который действительно не первый раз за последние две недели засыпал под монотонное перечисление уставов и исключений. — Конечно, это все далеко не Шекспир.
— Да, Шекспиру и не снилась вся эта канитель! — Хоуп откинула назад свои до лопаток отросшие черные волосы. — Спасибо, что составили мне компанию! Снова.
— Посмотришь на твой неугасаемый энтузиазм, и тоже хочется снова на пары... в смысле, не только читать лекции, но и слушать их, — хмыкнул Джеймс.
— Будешь рассказывать по радио вместо новостей какую-нибудь гидродинамику, — улыбнулся Тайлер.
— А и вправду! Давай тоже на второе высшее! — засмеялась Хоуп.
— Твои мешки под глазами от вечного недосыпа выглядят крайне заманчиво, но на этот раз я откажусь от предложения.
— Это нужно будет отпраздновать, как только вернется Ханья, — предложил Тайлер.
— Тогда завтра вечером я жду вас в гости! — кажется, Хоуп пришла к ним только ради этого приглашения, так она сияла. — Ханья возвращается!
Глядя на ее светлую, пробивающуюся сквозь усталость и изможденность радость, Тайлер и Джеймс переглянулась и, конечно, согласились. Они были очень рады за Хоуп.

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

00:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сводки с полей. Для начала, я жив.

Прошлой ночью написал научную работу, которой тяготился очень долго, и вздохнул так свободно, как если бы Сизиф обнаружил, что камень наконец стесал себе один бок и аккуратно пристроился на вершине горы.
Ачивмент анлокд: в научной работе про Кэрролла вставил страницу про Эйзенштейна КАК Я УМЕН КАК МОЩНЫ МОИ ЛАПИЩИ.

Созвонился с Беатриче насчет работы про моих дорогих мертвых журналистов, она меня узнала и засмеялась: точно, точно, Даша Булгарина!
Я: :heart:_______:heart:
Начали обсуждать план, и все так круто, но прямо очень много; говорю: смогу ли я уместить это в четыре страницы, которые требует неделя науки?
Беатриче: Так вы не про диплом?
Я: А ВЫ ПРО ДИПЛОМ? :inlove:
Короче, заодно и с темой и направлением диплома практически все решил :love:

Ездил сегодня к Оле с Толиком снимать задание по режиссуре.
— Знаешь, кто режиссер «Красавицы и Чудовища»? — хитро улыбнулась Оля. — Билл Кондон. Что он снял?
— «Пятую власть»! — радостно закричал я. — Вот это да!
— А еще? — Оля сделала мхатовскую паузу. — Последние части «Сумерек».
:buh:
А еще он гей и ЛГБТ-активист.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, гости всыпали боярам звездюлей, Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

20:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«4. Реальность есть предметность. Имитация, коммуникация и гиперфункция реальности существует в порядке реального, по имманетным ей законам. Симуляция реальности есть отрыв от вещей, т.е. реальность вне предметной соотнесенности. Симуляция - единственный в современности способ представления трансцендентного (сверх-реальности). Таким образом, имитация реальности - это повторение реальности, коммуникация - замещение реальности порядком Другого, самоудвоение реальности превращается в гиперреальность. Симуляция - это существование в реальности того, что ей не принадлежит - нереального, сверх-реального;

5. Сущность искусства - не в репрезентации реальности, а воздействии на сознание. Искусство ставит зрителя на границу наличного. Репрезентация же есть явление знакового порядка, отсылающего к предметному миру. Искусство не отсылает к порядку наличного - настоящему, но к будущему. Искусство нерепрезентативно: оно существует вне порядка реального. Искусство есть возможность усомниться в объективной реальности, сопоставить ее с иллюзией. Мы заявляем, что искусство обладает таким же статусом реальности, как и предметная реальность, а также подчеркиваем, что сущность искусства состоит в апелляции к сверх-реальному;

6. Массовая культура действует на эмоции, искусство действует на сознание. Эмоциональное воздействие вызывает содержательность галлюцинации, интеллектуальное воздействие - пустоту сознания. Воздействие массового кино вызывает эмоции, воздействие же арт-кино вызывает торможение эмоции, при котором невозможен поиск «ближайших причин». Поскольку смысл искусства в том, чтобы подвести воспринимающего к границе невозможного, постольку торможение эмоции и является феноменом такого восприятия».

(Постникова Т.В. «Антропология киноискусства: философский анализ проблемы репрезентации реальности»)

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

15:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хогвартс!АУ, которую мы заслужили.

— Ну конечно... — пробормотал Булгарин.
Сто сорок две лестницы, четыре гостиные, десятки аудиторий — но угораздило же Пушкина с Дельвигом выбрать именно эту дорогу. Лестница еще не успела замереть после совершенного пути, а все четверо уже поняли, что миром разойтись будет непросто.
— Опять вы! — растрепанность шевелюры вихрастого Пушкина могла сравниться разве что с небрежностью его одежды. Ни разу в жизни не заправленная рубашка, скособоченный ало-золотой галстук, помятая мантия; он как будто представлял полную противоположность одетого с иголочки Дельвига, который стоял на ступеньку ниже. — Не Хогвартс, а непонятно что. Куда не ступишь — наступишь в Булгарина...
— Я бы попросил! — обиженно надулся адресат оскорбления. Высокий нескладный Булгарин в отороченной зеленым атласом мантии напоминал символ своего факультета — змею. — Еще одно подобное замечание, и несчастным случаем в школе станет больше. Вон как высоко стоим, а перил-то тех...
— На кого ты тратишь свои силы, — предостерегающе приподнял руку Греч. Он наблюдал за перепалкой, поджав губы, и предпочел бы не доводить ситуацию до точки кипения. — Мое почтение, господа.

Но Пушкина было не остановить. Он не только не мог посторониться и дать дорогу слизеринцам, но напротив, казалось, занимал всю ширину лестницы.
— Что вы вообще делали в выходной день наверху? — поинтересовался Дельвиг, поправляя свои изящные очки. — Просто интересно.
— Мы были в библиотеке, — ответил Греч, стараясь не смотреть на готового броситься в атаку Пушкина, от которого у него рябило в глазах. — В отличие от некоторых, мы занимаемся здесь образованием, а не таскаем сливочное пиво из Хогсмида в факультетскую гостиную каждый божий день.
— Завидуешь? — поведя красивым круглым плечом, поинтересовался Дельвиг. — Можем и вас угостить бутылочкой.
— Возможно, в вашей накачанной пивом голове не задерживаются слова собеседников, — холодно парировал Греч, — так что я повторю: мы сюда учиться пришли, а не пьянствовать.
— То-то мы отлично посидели в том месяце в вашей гостиной, — вмешался Пушкин. — Или мне показалось, что сливочное пиво было самым слабым из алкогольных напитков на том празднике жизни?
— Смею напомнить, что мы славно провели время, а вас пришлось раскладывать по нашим кроватям, — язвительно напомнил Булгарин. — Вы же были не в состоянии дойти до своей гостиной. Пьянь.
— Думаешь, раз ты гречева собака, так и за языком следить не надо? — полным достоинства движением Дельвиг отодвинул Пушкина и поднялся на две ступеньки, чтобы оказаться на одном уровне с Булгариным. — Я буду ждать тебя сегодня в полночь у совятни. Это вопрос чести.
— Если ты только не зовешь меня на свидание, а пытаешься назначить дуэль, любезный Дельвиг, то увольте. Я на своем веку больше крови повидал, чем ты чернил. Лишнюю проливать мне ни к чему.

Легко проглотивший обиду Булгарин вызвал у Греча гримасу презрения. Он сухим жестом поправил свой галстук — настоящие серебряные нити эффектно сверкнули в свете ближайшего факела.
— Вы наигрались? Идите уже, куда шли. В отличие от вас, у нас еще есть дела, и мы не намерены торчать на лестнице весь день.
Дельвиг, который еще не все сказал, подчеркнуто официально наклонил голову, прощаясь, и гордо прошествовал мимо Греча и Булгарина. Пушкин побежал за ним.
— Сколько можно устраивать этот детский сад? — устало сказал Греч. — Я не прошу тебя с ними дружить, но хотя бы не нарывайся. Пушкин как тебя видит, так сразу начинает орать, как бы с ним удар от перевозбуждения не случился.
— Это больше не повторится, — заверил его Булгарин.

Тем вечером в гостиную Гриффиндора нагрянул декан. Обнаружив незаконные запасы сливочного пива, он сделал внушение всему факультету в целом и каждому из старост, среди которых отдувался и Дельвиг, в частности. Факультет потерял добрых две сотни баллов и обеспечил весь замок предметом для шуток и обсуждений на пару месяцев вперед.
Булгарину и Гречу вскоре позволили открыть газету «Хогвартс Миррор». Почти в каждом выпуске печатались Пушкин и Дельвиг.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама, Лимон-который-выжил

14:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
08.03.2017 в 11:52
Пишет Diary Spirit:

С 8 Марта!
Дорогие и уважаемые девушки!

8 Марта — прекрасный повод, чтобы отметить разнообразный женский вклад в жизнь общества и поблагодарить за все, что вы делаете. Спасибо вам! В этот день мы также вспоминаем о первоначальном значении этой даты и женщинах, благодаря которым современные девушки получили свободу и возможность строить свою жизнь самостоятельно. Право на образование, избирательное право, право работать и самореализовываться, получать достойную оплату за это, право на путешествия и прогулки без сопровождения, право на личную неприкосновенность и др. — все это стало возможно благодаря деятельности активисток в борьбе за равные права для всех.

Желаем вам всего наилучшего, и пусть у каждой будет то, к чему она стремится. С Международным женским днем!



URL записи

@темы: От чего умер твой последний раб?

21:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Хочется за пивом обсудить с кем-нибудь журналистику, но вот беда — мне неинтересно никого слушать про журналистику. Меня не интересует ничье мнение по этому поводу. Либо у меня есть своя позиция, либо я как минимум все это уже слышал.
По таинственной причине в желании фигурирует пиво, которое я не слишком люблю. Но обсуждать журналистику за вином кажется чем-то совершенно нелепым и даже неприемлемым. Сначала даже хотел сформулировать мысль в духе «все равно что обсуждать революцию за пирожными», но это слишком прямо и не совсем верно. Просто журналистика — это принципиально иная система координат. Это стукающиеся о стол пивные кружки, полные пепельницы и рядки кружек разной степени опустошенности с ободками от кофе. Раньше я хотел бы быть частью этого, теперь провожу вечера за бокалом-другим белого сухого, какая уж тут четвертая власть.

Одно из лучших решений журфака — давать информационные войны и язык СМИ в одном блоке. Не знаю, как с этим дела обстоят у очников, но у нас эти два предмета шли две сессии, а экзамены шли через день (между ними затесалась история литературной критики), и сопоставлять те доводы и наметки, которыми нас снабжали преподаватели этих двух дисциплин, было не просто классно, это вообще не то слово. Это было то, что надо. Это было то, чего я ждал. Это было важно и правильно.
Хотя на парах иногда мысль терялась (а чаще — повторялась раз за разом, теряя в цене), сейчас я часто возвращаюсь мыслями ко всему тому, что подразумевалось и имелось в виду, что мы должны были вынести.

На днях наконец прочитал «1984». Опуская мое отношение к книге в целом (руководствуясь старым добрым принципом хорошо или ничего), мне очень понравилась мысль о новоязе. Не все, конечно, но некоторые суждения крайне зравые даже в рамках романа. Собственно, после пар по языку СМИ и инфовойнам все как-то само собой становится на свои места и воспринимается одновременно более критично и адекватно.

неужели вам непонятно, что задача новояза — сузить горизонты мысли? В конце концов мы сделаем мыслепреступление попросту невозможным — для него не останется слов. Каждое необходимое понятие будет выражаться одним-единственным словом, значение слова будет строго определено, а побочные значения упразднены и забыты.
<...> Даже лозунги изменятся. Откуда взяться лозунгу «Свобода — это рабство», если упразднено само понятие свободы? Атмосфера мышления станет иной. Мышления в нашем современном значении вообще не будет. Правоверный не мыслит — не нуждается в мышлении. Правоверность — состояние бессознательное.


Помимо очевидного. Как много мы используем слов, чтобы передать злобу, недоверие, отчаяние, растерянность, гнев, ненависть. И как мало слов, чтобы выразить радость, восторг, счастье, уважение. Все слова из последней категории кажутся то слишком вычурными, то чересчур громкими, а то и попросту нелепыми. И их становится меньше — не у кого-то конкретного, а вообще. В СМИ особенно, а так как мы во многом зависим от масс-медиа (в том числе от Интернет-СМИ, само собой), то и у нас отпадает... практика языка, что ли.

*

И оффтопом, чтоб два раз не вставать.
Случайно открыл аську (иконка на панели задач рядом с браузером, почему она вообще тут висит — не знаю, но не могу заставить себя убрать ее); все, конечно, оффлайн (сто лет, наверное, никто не заходил), а в списке важных контактов Джей. Дай, думаю, гляну, что там из былого и дум. В конце концов, это поздно установленная аська, где истории не больше нескольких десятков страниц. Агония мессенджера, если угодно.
И вот что-то буквально немного проскроллил архив и наткнулся на беседу времен еще ФБ и ЗФБ 2013, когда я бетил тексты Джея.
И там встретился совершенный бриллиант, после которого я решил больше не скроллить аську во избежание х) Кто старое помянет, как говорится.

"Данте сжимает его бедра до боли и втрахивает в стол".
Я уже шутил про мальчика, который вгладил кота в пол? Кажется, тебя шутка впечатлила :D

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, Kevin the journalist, voice of Strex

13:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Допилил клип!
Снимали в музыкальном театре, умудрившись договориться со всеми вплоть до световиков — горжусь организацией процесса.

Как всегда — внутренний конфликт, крупные планы, все непросто, но красиво.


@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Рихито-сама

20:55 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Джеймс иногда шутил, что работает в министерстве правды. Тайлер, конечно, в таких случаях напоминал, что рано или поздно за такие шутки его уволят, но вообще относился к идейным порывам Джеймса благожелательно.
После выпуска из университета прошло больше года, а сложившаяся ситуация все еще казалась ирреальной и вызывала смятение. Например, никто не верил, что Джеймс действительно будет работать журналистом. Не только преподаватели или студенты, но даже Тайлер иногда ловил себя на мысли, что до последнего ждал иной развязки. Угрюмый неразговорчивый Джеймс никак не вязался с представлениями о полных энтузиазма выпускниках журфаков, заполнявших СМИ на правах вечных стажеров. Но вот он здесь, пропадал постоянно не пойми где, собирал какие-то факты, а дома зарывался в бумажки, стенограммы, расшифровки диктофонных записей.
Перед Тайлером вопроса о работе не стояло: он со своими мертвыми языками пошел преподавать, потому что чувствовал себя более чем уверенно, рассказывая студентам о том, что было так давно или даже не было вовсе. В этом он полностью отличался от Джеймса, для которого важность имело то, что есть.

Первая зима после выпуска запомнилась Тайлеру тем, что Джеймс не умирал. Это было странное ощущение: без необходимости возвращать его к жизни Тайлер будто потерял целое время года за ненадобностью. Теперь, вне стен альма-матер, Джеймс жил, может, даже наслаждался жизнью.
А потом его уволили. Потому что министерству правды не нужна правда, — отстраненно подумал тогда Тайлер, не сомневавшийся в подобном исходе. Всю заботу о Джеймсе взяла на себя Хоуп, решительно переехавшая к ним в квартиру на целую неделю. Она гневно кричала о продажных журналистах, о нелепой корпоративной политике, о гнусных собственниках медиа. Хоуп будто бы заполняла все обычно тихое пространство, стараясь шумом и суетой отвлечь Джеймса от надвигающегося умирания.
Но Джеймс не умирал.
Впрочем, и не жил.

Хоуп скупала все газеты с объявлениями о работе и принимала такое участие в судьбе Джеймса, что Тайлер даже устыдился своего бездействия. Везде неизменно шел отказ, Джеймс стал персоной нон-грата в каждый мало-мальской редакции, от него шарахались, как от прокаженного. Никто не хотел проблем. Джеймс — идеальный сотрудник — не подходил по всем параметрам.
Поэтому, когда ему предложили работать в университете, он не отказался. Когда он впервые вошел в университетскую радиорубку, он почувствовал, что не уйдет оттуда. Не то чтобы его не могли выгнать — наоборот, его бы уже не отпустили.
Тайлер продолжал говорить о прошедшем. Джеймс начал творить историю, которой не было.

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

23:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сигал сегодня сайгаком между корпусами института, — четвертый курс, а все еще чувствую себя беспомощным кафкианским героем перед лицом бюрократии. Дома удивился, почему больно стоять на ногах, и обнаружил, что натер себе ступни и пальцы до ужасного состояния.
Вспомнил первую поездку в Париж: как я ложился на кровать, вытягивал стертые в кровь ноги, брал стакан с белым вином, купленном за углом в Nicolas, и чувствовал себя счастливым.

Наконец-то вернулись пары французского, чему я очень рад. Крайне тяжело без грамматической базы, но это не самое страшное.
Страшно — что экзамен через два месяца.
Я напоминаю себе, что пошел на эти занятия не для того, чтобы сдавать экзамен, а просто чтобы учить французский с преподавателем. Вообще-то говоря, я могу даже не прийти на экзамен, ничего страшного не случится.
Но синдром отличницы заставляет меня паниковать и нервничать, конечно же.

Вчера на журфаке была пара про Булгарина, пришел Коняш, и я впал в состояние эйфории, как на лучших парах нашей скромной заочки.
Наверное, очники больше не пустят меня к себе на пары, после моих восторженных криков, что Булгарин золотце и вообще лучший.
Беатриче рассказывала о нем с таким придыханием, с таким трепетом, с такой любовью, у меня даже голова кругом пошла от того, до чего же все _хорошо_.

Мы с Коняшем, когда речь идет о Булгарине:

— Где Булгарин?


@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris, перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей

00:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Как же он меня заебал! — закричал Булгарин, отбрасывая айпад на другой конец дивана. — Даже уволить его страшно, там же снова начнется бурление говн.
— Очередная простыня от Зотова? — проницательно поинтересовался Греч.
— От этого самого, — застонал Булгарин. — Опять его задел тон моего сообщения. Ну какой тон может быть у сообщения? Он просто неадекватно реагирует на критику. Сколько можно видеть кругом происки врагов? Да его глазами на мир посмотришь — это ж удавиться можно.
— Посоветуй ему высказать свои претензии словами через рот. Еще одна пропущенная летучка — и я начну вычитать прогулы из его зарплаты.
— Иногда мне кажется, что ему и денег никаких не надо, дай только поныть вволю. Греч, поговори с ним ты, а? Это невыносимо.
— Уволь меня еще и вести с ним беседы, — хмыкнул Греч. — Мне хватает корректуры его перлов — даже ты пишешь грамотнее. Не говоря уже о знании языков. Что-то мне подсказывает, что все его переводы — результат работы гугл-транслейта. У меня и так дел по горло, а тут еще полностью за ним все переписывать.
— Пиздец, — резюмировал Булгарин.

Зотов был отменным театральным критиком, а другой работы он получить не мог из-за страшного скандала, который по прошествии добрых пяти лет все еще не утих. Неизвестно, что в сложившейся ситуации было хуже: тот факт, что Зотову приходилось все объяснять по двадцать раз, или все-таки его ужасный характер.
Булгарин стер себе пальцы, печатая раз за разом: дирекцию театра не трогать, зарубежную литературу не делить на нравственную и безнравственную (XXI век на дворе, как вообще можно писать о том, что девушкам прилично читать, а что неприлично? какое вообще твое собачье дело, что читают девушки?), а сам Булгарин, покорный-де слуга, не имеет никакого злого умысла, а лишь представляет мнение редакции.
Булгарин старался изо всех сил и помещал статьи Зотова практически без корректуры, за исключением банальной вычитки, — но неизменно на той же полосе обозначал свое мнение, в восьми из десяти случаев отличное от мнения Зотова. Принцип этот представлялся даже самым ярым оппонентам «Пчелы» крайне демократичным и даже (добавляли шепотом) либеральным, но Зотова это страшно обижало.
Греч шутил, что наконец нашла коса на камень, а вот Булгарину было совсем не смешно получать гигантские письма с обвинениями, не смешно было наблюдать за тем, как Зотов то удалял страницы в соцсетях, то снова восстанавливал и писал загадочные посты о том, что все вокруг гнилое, один он в белом плаще стоит красивый.

— Да плюнь ты на него, Фаддей, — миролюбиво посоветовал Греч. — Нашел на кого нервы тратить.
— Нас из-за театрального отдела только за последний квартал обещали закрыть трижды. Трижды!
— Но не закрыли, потому что кое-кто горазд лизать жопу Волконскому. Сам напортачил, сам извинился. Премного, мол, благодарен.
— Вот именно, вечно его кидает из огня да в полымя. Мне, что ли, приятно каждый раз писать, что мнение редакции может не совпадать с мнением отдельно взятых авторов? Развели демократию. Ссаными тряпками его надо гнать отсюда. Только найдется толковый театральный рецензент, я Зотову все скажу.
— Конечно, конечно. Все скажешь. А пока напомни нашему единственному и неповторимому, чтобы он не трогал, блядь, дирекцию, или я ему сам лично въебу.
Булгарин вздохнул и в двадцать первый раз принялся повторять Зотову, что наше дело простое: писать об игре актеров и о пьесе. И не трогать, черт побери, дирекцию.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

21:57 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Так долго ждал выходных, что, разумеется, толком ничего не сделал. В основном читал научные статьи про Булгарина, смотрел мультики на французском и пил. Еще вот научную работу написал. Вообще-то говоря, звучит даже неплохо.
Умудрился и на съемки съездить, и с людьми увидеться (общался так активно, что на год вперед исчерпал все лимиты, кажется).

В процессе написания научной работы обнаружил, как много у меня скопилось киноведческой литературы за последние годы. Учитывая, что еще в 2013 я был далек от кино настолько, насколько сейчас далек от спорта, например, это говорит о степени вовлеченности в учебный процесс. Конечно, большая часть таких книг у меня связаны с Эйзеном — это и его биография, и книги Александрова и про Александрова, и собрание сочинений Эйзена, и что только не. Но помимо этого, есть и просто достаточно много изданий об эстетике кино, осмыслении кино. Так странно осознавать, как много это все стало для меня значить.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Аматэрасу

10:33 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
- Ходят слухи, - невзначай начал Греч, не отрываясь от макбука, - что вы с Пушкиным по подворотням прячетесь.
- М-м-м? - лениво протянул Булгарин. - А ты слушай больше слухов, и не такое расскажут. Может, я ещё с Дельвигом на брудершафт пью?
- Мне просто интересно, - игнорируя сказанное, добавил Греч, - чья это инициатива. Прятаться по углам, я имею в виду.
- Эти слухи, любезный Греч, совершенно беспочвенны и...
- А если я скажу, - перебил его Греч, - что я своими глазами, проходя мимо, видел вас с Пушкиным?

Булгарин замялся. Секундной паузы Гречу хватило, чтобы убедиться в своей правоте.
- Так чья это инициатива? - повторил он. - Потому что если его, то это должно быть для тебя по меньшей мере унизительно.
- Где хочу, там с друзьями и встречаюсь, - заметно тише парировал Булгарин.
- Ах, так вы теперь друзья? - иронично выгнул бровь Греч. - Снова? Фаддей, ты совсем ебнутый?
- Я бы попросил!
- Ой, да брось. Он тебе на людях разве что в лицо не плюет, а ты все вспоминаешь совместные обеды и крики: "Конституцию!". Это ведь не я тебя сейчас обижаю. Это он тебя своим отношением...
- Да что ты до меня доебался, Греч? Это не твоё дело, ясно?
- Что ж, прекрасно. Прекрасно! Делайте что хотите. Когда этот мудозвон в следующий раз напишет про тебя очередное говно в своей илитарной газетенке, я не стану ни печатать ответ, ни выслушивать твои жалобы. Как скажешь! Не мое дело. Замётано.

Греч поджал губы и уставился в макбук. Некоторое время единственным звуком в комнате оставался стук клавиатуры. Наконец, Булгарин не выдержал.
- Греч... Слушай, ну я же все понимаю. Но он хороший парень, это все Дельвиг с Вяземским. Когда их нет, он снова тот Пушкин, который печатался у нас, помнишь? Он читает свои стихи и говорит о "Пчеле", он...
- Да выеби ты наконец несчастного поэтического мальчика, и пусть он оставит тебя в покое, - сухо предложил Греч.
- Так, знаешь что? Иди нахуй! - Булгарин встал так резко, что стул чудом не опрокинулся. - Что я вообще тебе объясняю.
Объяснять Гречу тонкие материи вроде дружбы было действительно бесполезно. Не обременённый большим количеством друзей, он делил общество на "полезных", "бесполезных" и Булгарина. Поэтому романтические свидания в подворотнях оценивались им сугубо отрицательно и даже представляли собой некоторую опасность.
Услышав, как громко хлопнула дверь в прихожей, Греч устало откинулся на спинку кресла. Закрыв глаза, он неторопливо стал обдумывать материал о том, какой же Пушкин все-таки негодяй.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

23:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня была лекция по отечественной журналистике в 1812 году, я прямо хорошо попал. Все такое ЗНАКОМОЕ И РОДНОЕ, от Дельвига до Шишкова.
Опять чуть не разревелся прямо на паре от этой истории с братом Греча :weep3: Напоминаю: Греч сделал названием своего журнала цитату из письма брата «пусть я умру, но умру как истинный сын Отечества», — а брат его умер в той войне.
Вообще Беатриче так тепло отзывалась о Грече на лекции, с такой любовью, ах, мои филины :heart:

В отчаянии пожаловался Беатриче, что Мороз второй год отказывается утверждать мне тему научной про Булгарина. «Так идите к нам в секцию!» — закричала Беатриче, и я тоже закричал АААААААААААААААААТЛИЧНО, потому что только этого и ждал.
БОЛЕЕ ТОГО, Беатриче дала добро на исследование отношений Булгарина и Греча, и я прост :eyebrow: :smirk:

И когда Беатриче в пустом коридоре понижает голос, говоря мне как понимающему и сочувствующему, что Пушкин был очень посредственным журналистом — вот прямо до шепота опускатеся, — я:


А еще Беатриче так всегда мне улыбается, когда заходит в аудиторию, как будто мы компаньоны под прикрытием из детективного модернистского романа!
Сегодня на журфаке был день открытых лекций, так что к Беатриче пришел Лучинский, а они же бро, наши местные Булгарин и Греч. Так что Луч раза три пошутил (своим нечленораздельным грудным голосом с задних парт), а потом убежал со словами: «Дальше вы и без меня справитесь!» Беатриче в ответ крикнула: «Я вас тоже так завтра проверю на открытой лекции!» ТОВАРИЩИ.

Ну и посты из твиттера на долгую память, потому что Павлов того заслуживает ;D

Сквозь плотно закрытую железную дверь и бетонную стену слышу крики Павлова.
Интересно, на доске будет снова написано ВСХСОН? :D

Э нет, слышу крик ТРУБУ ПОДЗОРНУЮ ПОД НАЗВАНИЕМ УНИТАЗ.
Вознесенского рассказывает ;D

На открытой лекции Павлова про Вознесенского сидел МОРОЗ, очень смеюсь внутри себя.

Очники осторожно спросили меня: "А почему вы ходите на Болтуц? В смысле... почему не ходите на Павлова?"
Второй курс, а уже секут фишку ;D

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи

23:48 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец-то залил в интернет мою прелесть — задание ПРО ВОЛШЕБСТВО и общее благо.
Нежно люблю эту работу, потому что создавать магию — одно из огромных достоинств кинематографа. Это просто отработка осей, даже не короткий метр, но все равно люблю очень <3


@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Рихито-сама

23:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Лучшее объяснение Толика со времен растолковывания принципа осей на упаковке майонеза:

«Разницу между джедаями и ситхами понять просто. С джедаями такая тема. Вот знаешь, бывает так: мама — женщина, папа — мужчина, а ребенок — гей. А у ситхов мечи красные».

10/10, просто 10/10.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

Mea culpa

главная