• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Нашел у себя в одном из текстов (где Аоба провел Микадо в Лимбо, это долгая история) такой пассаж:

Микадо на ум пришло сравнение с «Инферно» Данте (Алигьери, конечно, а не этого отморозка-нефилима): он попал в Ад и сопровождаем проводником. Начало многообещающее.
Ни один Вергилий не заслуживает небес.

Все-таки осталась во мне та злость, наверное. Даже странно.

Чтоб два раза не вставать: перед поездкой на море установил себе снова DmC, прошел миссий пять или около того, такое странное ощущение. Все-таки игры — это не мое, с какой стороны ни посмотри.
Но Вергилий все еще очень да.

@темы: DMC: счастливые дети тьмы, несчастные дети солнца, Микадо, сказка

20:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"

Пересмотрел «Моану», наконец в оригинале. Так люблю этот мультфильм, от начала до конца, все в нем.
На этот раз увидел сцену после титров! ТАМ ТАМАТОА ВСЕ ЕЩЕ ЛЕЖИТ НА СПИНЕ ААААААААА МА БОЙ, говорит, мол, I'm so shiny, didn't help me though, did it? Я по-прежнему, мол, лежу тут на своем блестящем панцире. Достаточно, мол, чутка подтолкнуть, но никто что-то не рвется. Вот если бы, говорит, меня звали Себастьян, и у меня был крутой ямайский акцент, вы бы мне сто пудов помогли!
читать дальше

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, От чего умер твой последний раб?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Добрался до мемуаров Жана Маре и вспомнил, каково это — так сильно переживать за мертвых людей и хотеть вернуться туда, к ним, обнять их крепко-крепко, моих мальчиков.

Жан Маре напоминает мне Александрова — того молодого, богоподобного Александрова, который покорил Орлову этими своими голубыми глазами и светлыми волосами, стойкой на руках и шутками из босого прошлого, а Эйзена — и вовсе поразил в самое сердце, да так, что его до самой смерти не отпустило.
Жан Маре напоминает мне Александрова, который в молодых да зеленых постановках всегда играл Принца, в то время как Пырьев — Нищего.
Жан Маре напоминает мне Александрова, и у меня сердце не на месте.

Свою роль, конечно, играет и то, что в том же издании «Алгоритм», в той же серии «Мемуары великих» вышла «Моя жена Любовь Орлова. Переписка на лезвии ножа», которая в основном состояла из писем Эйзенштейну, Эйзенштейна или об Эйзенштейне (передаю привет Пере Аташевой), и я в магазине просто схватил томик «Парижских тайн», не обращая по опыту внимания на название (памятуя о той самой «переписке на лезвии ножа»), и не смог его выпустить из рук.
Может, еще дело в том, что как Александров был с Эйзеном, самым его верным другом и близким человеком, так и Жан Маре с Жаном Кокто — нашли друг друга и боялись отпустить.
То есть, конечно, Эйзен с Кокто боялись. Маре и Александров все несколько иначе воспринимали, но это тоже нельзя не замечать.

И вот еще, мне удивительным образом стали ближе «400 ударов» Трюффо, которые я невзлюбил с первого просмотра и не смог полюбить даже после «Мамочки» Долана.
Ровно перед тем, как взяться за мемуары Маре, я дочитал прекрасный «Замок из стекла», а до этого — гораздо менее прекрасного «Щегла», и тема непростого детства, какого-то бессмысленного воровства, всех этих перипетий, которые не должны выпадать на долю ребенка, — все это сложилось в логичную, грустную, но понятную картину, за что я этим книгам очень благодарен.

И вот я читаю про то, как Маре (красивый почти феминной красотой, богоподобный, кокетливый до бесстыдства, «маленькое чудовище с лицом ангела», но при этом искренний и неловкий) надевает тетины или мамины платья и идет к булочнику или мяснику («Я даже хотел пойти в таком виде к кинорежиссерам, убежденный, что меня пригласят сниматься в кино. После заключения контракта я бы им сказал: "Так вот, я мужчина". А они бы ответили: "Вы великий актер!"»), или как его одноклассник с ним дружественен до ласки, или как некий режиссер предлагает ему главные роли через постель, и все это так разнится со сложившимся образом Жана Маре, что я как будто его заново открываю, такого, немного комедианта, немного карьериста, и много-много — актера.
Конечно, Эйзенштейн научил меня не доверять мемуарам, а Булгарин — биографам, и уж тем более — актерам, но я верю письмам, а еще — верю в ту правду, которая так или иначе складывается в саму суть.

И вот, например, Маре пишет о том, как однажды застал Кокто, который отключился от передозировки опиума, и привел его в чувство.

— Я хотел бы умереть.
Я молчу. На глаза наворачиваются слезы... Я хотел бы видеть его счастливым. Тут он замечает меня, просит прощения, обнимает.
— Жан, ты не хочешь умереть.
— Нет, теперь не хочу. Во сне я забыл, что счастлив. Старая привычка.


Прекрасный, прекрасный Жан Маре, в котором живет чувство совершенства, и прекрасный, прекрасный Жан Кокто, который говорит ему об этом, а потом обнимает, улыбаясь, потому что боялся показаться слишком претенциозным. :heart: :weep3:

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, гости всыпали боярам звездюлей, не душу делим, чай - постель всего лишь

19:52 

vita nostra brevis est, brevi finietur

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Несколько недель назад меня накрыло жутким осознанием того факта, что за слепой любовью к журналистике в целом и к журфаку в частности я потерял для себя режиссуру. Я тяжело переживал эту не новую, в общем, мысль: наверное, я недостаточно старался, наверное, я не заслужил столько классной учебы, наверное, мне уже не наверстать.

Но прошло время, и я понял, что ничего не потерял.
Я получил серьёзное, разносторонне, интересное для меня образование (даже три, если заглянуть в будущее, когда я доживу до дипломов). У меня было много инициатив, некоторые даже удавалось воплотить. Вот как-то раз я придумал, что буду снимать на задание «диалог без слов» по режиссуре, и поволок Толика к черту на рога, немного за город, где я договорился о разрешении на съёмку. И Толик сказал тогда, присвистнув: «Слушай, да многие для дипломов так не договариваются, как ты паришься с простыми заданиями». То есть я не совсем пропащий, а даже наоборот.

К концу четвёртого курса у меня вполне неплохой послужной список: я снимал в цирке (сегодня вот поздравлял Лёха, ассистент, сейчас работает со львами, в сентябре едет с гастролями в Минск), в музыкальном театре (главный режиссёр и балетмейстер недавно лично звал меня на предпремьерный показ своей новой постановки), в пивоварне даже, не говоря уже о том, что доводилось и договариваться о съёмках в драмтеатре (бесплатно и организованно), и работать с Анатолием Горгулем (один из мастодонтов в нашем театре), а уж практику я где только не проходил. Меня вон Антон Смертин поздравил, а Артём Беседин не только поздравил, но ещё и гифку с Гастоном и Лефу кинул вдовесок. Уровень!

Шутка ли - и на съемочной площадке профессионального полного метра побывал (не зевакой причём, а членом съёмочной группы!), и с кастингом помогал, и что только не делал. Не абы какой полный метр, а фильм Данилы Козловского. Тоже уровень.

И образования мои друг другу помогают. И стипендии моей хватает и на кафе, и на поездку в Париж раз в году - своим собственным умом заработал, бессонными ночами над научными работами и рецензиями, презентациями и монтажом. Уровень? Уровень.

Я много читаю, смотрю хорошее кино, умею видеть шире и глубже (спасибо Семибратову и его маленьким, но таким важным заданиям, которые постепенно меняли наш этот мелкий, скупой взгляд на мир вокруг). Я был среди тех, кто защищал институт, и свой факультет особенно, перед международной аттестационной комиссией (и с блеском защитил). Я люблю историю литературы, журналистики, кино и критики, но в то же время знаю законы композиции, правила монтажа, суть драматургии. Орудую английским гораздо увереннее однокурсников (на обоих факультетах). Учу французский с жадностью и любовью. Я все-таки ничего не потерял. Я не потерялся. И продолжаю идти вперёд, потому что помните же - всегда развиваться.

иду -
красивый, двадцатидвухлетний


@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Оказалось, что море - это ещё и петь вместе с бро Guns and Ships, потому что услышали бодрый англоязычный рэп из прибрежного кафе. Это слушать по дороге домой песню, которая стала заставкой Зачарованных. Это разыгрывать сценки из "Последнего испытания" в лицах ("Давай только без драматизма..." - "НЕТ БРАТА, НЕТ БРАТА У МЕНЯ"). Это обсуждать за ужином оттенки модернизма (""Бесплодная земля" даётся мне особенно тяжело. Это и неудивительно, все-таки манифест модернизма". - "Скажу тебе две вещи. Первое: это ты ещё "Улисса" не читала. Второе, это "Улисс" - манифест модернизма!").
Смотреть на закаты, а по ночам высматривать созвездия с помощью приложения на айфоне. Пытаться поймать интернет. Читать длинные книги. Кричать с нелогичности или эстетики сериалов.

Бро научила меня красивому немецкому слову sternkind - "звездное дитя". Впервые оно прозвучало в контексте "Кромешной тьмы" из "Бала вампиров". Так в немецком варианте хор (и фон Кролок) зовёт Сару (во французском она звучит как "ma belle", почему нет).
В первый день на море мы бегали по колено в воде (было холодно, солнце почти село, когда мы пришли на пляж), поднимая брызги вокруг, и пели отрывки из "Бала вампиров" на трёх языках, кто что вспомнил, и было радостно и весело просто отдыхать.

Сегодня мне приснилось, что мы с Есениным поехали на этот мюзикл, было 1 июля, заключительный показ, жарко, трамвай, пробка. читать дальше

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Сатаною жил, сатаною сдохнешь, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

17:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Я не знаю, почему у «Гадкого я 3» такой низкий рейтинг, потому что мультфильм получился совершенно чудесным — и по сравнению с сиквелом, и принимая во внимание, что это уже третья часть.

Я уже говорил, что в «Гадком я» мне больше всего нравится тема семьи, и тут она раскрыта отлично и со всех сторон: то, как Люси поступенно учится быть матерью, как миньоны скучают по Грю, а главное — как Грю взаимодействует с Дрю. Это удивительно точно, хотя и несколько утрированно, конечно: трогательный спойлер
Вообще тема токсичных отношений в семье тут очень правильно в целом выведена. И то, к чему они ведут; и то, как преодолевать все это наследие.

Если бы я ходил с кем-нибудь фандомным (особенно тем, кто одновременно слушал «Последнее испытание» и играл в DmC), я бы орал полфильма ЗАШИППЕРЕНО ЭТО ПОБЕДА БРАТ Я ЛЮБИЛ ТЕБЯ БРАТ БРАТ БРАТ, но я ходил с полным залом детей, многие из которых не доставали мне даже до пояса, и оказалось, что они вовсе не такая несносная публика, когда фильм действительно затягивает. И меня затянуло тоже.

Потому что в итоге «Гадкий я 3» — это прекрасная история о том, как важно чувство семьи, как нужно порой оставить прошлое позади, а еще — как принимать мир таким, какой он есть, и при этом не терять в него веру (спасибо Агнес).

Но и тумблр уже прнс: грюдрю-арт

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

15:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В случае с французским пребываю в той стадии отношений с иноязычным текстом, когда смысл понимаешь, а качество текста — не совсем.
То есть в русском отличить фикбук от Чехова в целом не составляет труда. В английском сложнее, но тоже (спасибо ао3) более-менее понятно, где текст хороший, а где бульварщина-тараканщина.

Есть ряд косвенных признаков, по которым я могу более-менее признать за французским текстом те или иные качественные характеристики, вроде «много повторов — моветон», но все еще не различаю в тексте subjonctif. Это, конечно, дело наживное.
Так или иначе, просто испытываю радость, читая и понимая французский текст.

Это я к чему.
Понял сегодня утром, что все это время в фандоме Тварей мне не хватало текстов про Криденса на французском. И вот пока я еще не очень понимаю, насколько фикло годное, самое время восполнить этот пробел ;D
Ну и, собственно, отчаянно хорошо стало от Comme un oiseau blessé. Конечно, такие тексты на русском и английском кропали пачками, особенно первый месяц, пока Твари еще шли в прокате. Но французский же! <3

Il a promis de lui apprendre la magie. Il lui a promis de le faire partir loin d'ici, de lui faire découvrir une nouvelle vie, et rien que pour cela, Credence l'aimait plus qu'il n'avait jamais aimé personne.
Et puis les mains de Graves l'ont touché et il s'est rendu compte qu'il était bien au-delà de cela.
Le toucher guérisseur de Graves efface les plaies sur ses mains, sur son dos, sur son corps. Il voudrait lui demander de toucher son coeur, de réparer ce qui l'a blessé ici aussi. Il est certain qu'il le pourrait.

:heart: :small: :weep3:


хх

@музыка: Corde Oblique - Cantastorie

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, не душу делим, чай - постель всего лишь, Лимон-который-выжил

12:47 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"

«Герой Стивен» сделал, наверное, очень много для меня.

Для начала, он показал, в некотором роде, кухню Джойса. И отдельная благодарность составителям за эпифании, которые, по сути, являются способом расписать руку, поймать те детали, которые потом будут появляться снова и снова, пока не найдут своего места в чем-то цельном и завершенном во всех смыслах. Так приятно находить эпифании потом и в «Портрете художника», и в «Герое Стивене», и в «Портрете художника в юности», и в «Улиссе», конечно. Росчерки пера, более или менее образные, выхватывающие куски жизни.

Опять же, кто из нас не писал своего «Героя Стивена»? Это же так естественно: реконструировать свою собственную реальность в прозе, воссоздавать мир в том виде, в каком ты хочешь его запечатлеть. Это не столько переосмысление, сколько попытка пересоздать детали, чтобы более точно почувствовать самого себя.
Все мы там были и пребываем до сих пор.

Разумеется, Ирландия. Представить себе Ирландию без Джойса так же сложно, как Джойса без Ирландии, и когда Стивен прохаживается по улицам Дублина, выхватывает разговоры прохожих из общего шума, спорит с профессорами и размышляет об искусстве — все это создает ту Ирландию, которую мы себе представляем или какой мы ее ощущаем.
Ирландия Джойса не идеалистичный изумрудный остров. Напротив, она вырождается, и Стивену в ней тесно, все вокруг представляются ему неотесанными деревенщинами, которые не могут понять душу художника. Ирландия — это Церковь, робость, Гиннес и национализм, и все это сдобрено бульварными книжонками, ломаной латынью и дурными ирландскими стихотворениями про любовные томленья. И мы принимаем такую Ирландию.

Но самое главное, «Герой Стивен» сделал Джойса гораздо человечнее. В некотором роде, именно этот роман, дополненный эпифаниями и «Портретом художника», сделал из Писателя, чью последнюю книгу до сих пор не могут перевести, человека. Человека, который пишет о себе и о том, что его окружает. Человека, который допускает повторы, зачеркивает недостаточно красивые обороты, меняет местами слова и обкатывает в каждом новом тексте понравившийся оборот или удачный диалог.
«Улисс», конечно, высится непреступным Эверестом, который может быть покорен только смельчаком, но после «Героя Стивена», имея на руках часть ключей и не забывая о человеческом происхождении Джойса, филологическая благоговейность несколько отступает перед лицом спокойного литературного уважения и принятия.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

18:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня день рождения Фаддея Булгарина, и я так его люблю, что хочу плакать.
На всем факультете Булгарина любит только западнический триумвират, и это так, знаете, символично, что остается только орать и бегать по потолку. Вроде как, окрестив их триумвиратом, мы не ошиблись.

Когда я читал переписку Греча и Булгарина, мне больше всего (помимо кулстори, которые одна восхитительнее другой, разумеется) нравился стилевой переход от достаточно сухих, информативных писем Греча (купил молока, Алешке понравился Париж, Дезире все такая же холеная и говорит, что любит меня, а Вяземский с Дельвигом негодяи) к блестящему, яркому, живому эпистолярному наследию Булгарина. Как он писал письма! Образно, ярко, метко, всегда угадывая нужное настроение, точно передавая эмоции и суть. Он писал так сочно, что можно услышать его голос, интонации, смех, возмущение, извинения.
Не зря именно от него пошли фельетоны, и вся его редакторская политика во многом строилась на авторской журналистике (на текстах самого Фаддея) — потому что он был великолепен как автор. Своими материалами он насыщал читателя. Ему удавалось все: от анекдотов из светской жизни до нативной рекламы. Когда Беатриче впервые зачитала нам его рекламный текст, я чуть не побежал в Петербург, искать тот ресторан.

А это я счастливый осознанием самого факта существования Булгарина :heart:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи

14:02 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Приехал вчера утром на журфак, а навстречу из дверей факультета выбегает девочка с отчаянием на лице и кричит подругам, которые идут за мной:
— ТАМ ТАК ЖАРКО И НИКОГО НЕТ, — с интонацией «Бегите, глупцы!»
Так как для журфака подобная риторика в целом достаточно типична, я счел это хорошим знаком и зашел.

Беатриче такая красивая и такая замученная, сердце разрывается. Выглядит так, что может сразу после рабочего дня сниматься в экранизации «Рая» Данте, — а телефон разрывается от звонков миллиона студентов, у которых куча проблем.
— Ну как можно не сдать практику с февраля? — ломает руки Беатриче, положив трубку в очередной раз. — У нас же теперь за один долг отчисляют. Ну как?
Звонит чья-то староста, говорит, что ребята не могут сегодня собраться и сдать какие-то документы.
— Но весь факультет в отпуске уже третий день, мы специально ради таких как вы сегодня вышли на работу, что значит не могут? — не надеясь на ответ, говорит Беатриче. — В конце концов, это вопрос их учебы на факультете. Сделайте что-нибудь.

Пока мы ждем появления Луча, Беатриче дает мне почитать книгу «Формирование французской нации» и убегает ловить студентов и делать все, чтобы их не отчислили. К тому моменту, как приходит Луч, Беатриче все еще бегает, поэтому сидим с Лучом.
читать дальше

Наконец Беатриче немного освободилась и пришла. К этому времени явился и местный Сенковский, так что мою судьбу решал триумвират в полном составе <3
Да как решал! Собрались мы по поводу диплома, потому что моя тема про Булгарина никак не притягивается за уши к профилю «пресс-службы», а по ряду бюрократических причин сделать с профилем ничего нельзя, и отступить от него тоже.

Луча и Сенковского это не останавливало. Сенковский кричал, что Булгарин — лучший пример продвижения и информационной работы. Луч кричал, что из-за идиотов с мозгами набекрень нельзя лишать целое отделение факультета возможности сделать что-то нормальное. Сенковский добавлял, А КАК ЖЕ СВОБОДА И ПРАВО ВЫБОРА СТУДЕНТА, КАК ЖЕ ПРАВО НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ? Луч присоединялся к негодованию, что ПЛЮЙ НА ВСЕХ, ПИШИ ПРО БУЛГАРИНА. Они мерили кафедру шагами, трясли в воздухе кулаками и кричали так, что было слышно у замдекана, вестимо.
В этом революционном безумии Беатриче оставалась неуслышанной, но снова и снова клала перед коллегами бумаги с выписками по заочникам.
— Информационная работа в государственных и коммерческих структурах, — повторяла она каждому, стоило им взять паузу, чтобы перевести дыхание, — это пресс-службы. Только современное, деканат не переспоришь.
КОНСТИТУЦИЮ, кричал триумвират.

В итоге выяснилось, что всех заочников по факту сбросили именно на кафедру триумвирата, из-за чего на них навалилось очень много лишней работы, которая раньше была равномерно распределена между всем факультетом. («Но чистка же прошла, — заметила Беатриче. — Мы же теперь официально православные атеисты».) Профиль пресс-служб — привет от бывшего замдекана, который не любил не только западников, но и заочников (возможно, по созвучию).
Можно было бы устроить революцию, но Беатриче напомнила всем об опыте этого года, когда на умную девочку набросилась комиссия, где громче всех (!) кричал Мороз, что, мол, как ты могла пойти с темой про авангард к Лыновой, если это я специалист по авангарду. И, соответственно, разгромили по полной, напирая на то, что она путает понятия и вообще не оттуда пляшет, давили авторитетом и все такое. Девочка ушла с защиты в слезах, и Беатриче очень не хочет, чтобы такое повторилось.
— Какой-то Мороз совсем стал отмороженный, — прокомментировал Луч, и с предложением революции немного притормозил.
— Ну да, еще и Булгарин, — констатировала Беатриче. — Такая тема, сами знаете.
Триумвират знал.

На всякий случай предложили готовить две темы, а там видно будет.
В итоге то, что хотели, мы не решили, но теперь я знаю, что триумвират на моей стороне, и это очень приятно. Как говорится, еще повоюем.

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Как в Краснодаре вообще живут? — спросил ассистент режиссера, и не было ни одного человека на всей съемочной площадке, кто бы ни задался этим вопросом сегодня. Было настолько жарко, что мы сидели и обливались потом, просто потому что солнце палило нещадно, а в тени было +35.
Снимали сцену стычки футбольных фанатов и ОМОНа, и вот в перерыве кто-то из съемочной группы стал поливать одну из трибун (с людьми) из шланга, и вторая трибуна (где сидели актеры с наиболее агрессивными ролями) сначала просто возмутилась (они тоже хотели быть политыми из шланга), а потом взорвалась теми же криками, что единодушно издавали дубль назад. Такое отличное соединение кинореальноси и суровой действительностью.

Вообще сегодняшние съемки были очень эмоциональными, во многом благодаря накалу страстей на поле, которое должна была отразить массовка.
И вот собираем мы людей на проходной, с полвосьмого почти до девяти, и многие ребята (сегодня пускали только парней) выглядят настолько же агрессивно, насколько агрессивна их роль. И посреди этого царства маскулинности читал книгу Иоанн, космический юноша, окончивший журфак в этом году. Иоанн высокий, ни с кем не контактирует и просто ждет, пребывая в своем мире.
Я наблюдал за этой картиной и думал о том, что в извечном вопросе «Кого помиловать: Иешуа или Варравана?» ответ все еще остается очевидным. Потому что все эти парни не принесут миру столько потрясений и прозрений, сколько может принести один Иоанн.

По стадиону некоторые члены съемочной группы приноровились ходить босиком, потому что трава тут первосортная, а солнце беспощадное. Во время каждого перерыва многие просто ложатся на газон и закрывают глаза. Может, надеются, что проспят лето, не знаю.

В какой-то момент бригадир говорит отправляющимся на перерыв актерам массовки, что кто-то наснимал видео и отказывается удалять, несмотря на запрет снимать на съемочной площадке.
— Я сам не могу ничего с ним сделать, — зычным голосом констатирует бригадир, — поэтому давайте вместе его вежливо попросим...
— А давайте! — потирая кулаки, соглашается массовка.
Уж не знаю, чем закончилось все, но, кажется, проблему все-таки решили.

Непросто жить с детским лицом: выводили массовку на обед, Армен начал кричать, что ему нужен в помощь бригадир, СРОЧНО БРИГАДИР В АКВАРИУМ.
Я как самый близкий к аквариуму бригадир рванул через толпу наверх, пытаясь докричаться: «Иду, ИДУ, ПРИЕМ, ИДЕТ БРИГАДИР».
Массовка так опешила, что глаза на лоб полезли (а еще все резко расступились): «Ты бригадир? Самый милый бригадир на площадке!»
К концу дня выяснил, что почти все бригадиры считали, что мне около 16-17. Мне-то не привыкать, а у них глаза смешно округлялись, когда я их просвещал на предмет своего реального возраста.

Кто-то из московской части группы сказал на дежурное прощание, что больше не увидится с ними всеми, потому что куда-то переводится или уходит. Его решили поддержать:
— Еще увидимся, мир кино тесен!..
— Да нАхУй этот мир!
— …особенно наш.
— ОСОБЕННО ВАШ.
Как-то так.

А Данила Козловский в жизни ровно такой, как на экране: с таким же голосом и такой же внешностью :D Не знаю, почему меня это даже удивило. Привык к какому-то рассинхрону со всеми этими Джошами Гадами, Эзрами Миллерами, Колинами Фарреллами и Люками Эвансами :D

В общем, отличный опыт участия в большом игровом кино. А говорили, что не найду себе работу по профессии, хех.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

19:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
29.06.2017 в 18:24
Пишет Белка Челли:

Когда-нибудь
когда-нибудь,
когда-нибудь, когда пройдет лето,
рыжим фениксом промелькнет осень,
упадет и растет зима,
и пройдет весна, снова пройдет лето,
и так наверно раз сорок,
когда-нибудь мы будем очень и очень счастливы.
когда-нибудь я поведу в зоопарк твоих внуков,
и мы будем, ползая на горячем асфальте,
рисовать мелом криволапых зверей,
пока дедушка их ездит получать «Оскар».
когда-нибудь, когда мои книжные полки
окончательно лопнут от книг,
и я отправлю всё это в сарай,
и заставлю освободившиеся места
«Мухой-Цокотухой» и «Дельфиной и Маринеттой»,
и заново стану считать, как когда-то,
зеленый крыжовник отличною штукой,
и каждый раз тырить,
по полчаса перекатывать на языке,
и хотеть, и не решаться никак раскусить,
потому что кислятина - очуметь…
когда-нибудь,
когда я забуду,
как поезда стучат ночью на стыках,
проходя через Пензу,
и вдруг обнаружу, что отцветшие кисти сирени -
точь-в-точь точно связки бананов для кукол,
и можно играть в мексиканские los tianguis,
когда-нибудь.
когда я стану уже таким старым,
что мне уже будет всё совсем пофигу,
до лампочки, по барабану и фиолетово,
и можно будет просто греться на солнышке,
и я стану старый и бородатый,
патлатый счастливый дед.
когда-нибудь, когда я сложу свои награды на полку,
и крепко задвину стекло,
и буду копить твои.
когда-нибудь,
когда мы будем есть яблоки с ножиком.
Когда-нибудь, Мишка,
мы будем до ужаса счастливы.
Ну а пока что конец перекуру!
Какая еще поясница, у всех всё болит,
но никто же пока что не помер,
а ну шагом марш под софиты!

URL записи
:weep3:

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, гости всыпали боярам звездюлей

21:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Увлекательные истории о моем умении рационально делать покупки.
Сабж: я часто говорю о себе, что являюсь жертвой маркетинга. На самом деле, для меня важно оценивать работу маркетологов, которые старались, чтобы именно их товар заметили и купили. Так что я — тот человек, который покупает в Маке Колу Макфизз Ваниль, потому что СТАКАН ВЫГЛЯДИТ КАК КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ ТАКОЙ КРАСИВЫЙ НЕ МОГУ.

Так вот давеча зашел в Магнит, а там не было моего любимого сыра. Но как же вино без сыра, подумал я, и начал выбирать из наличествующего ассортимента.
Главное, думаю, не вестись на названия, главное не вестись на... СЫР ПОШЕХОНСКИЙ, СОВСЕМ КАК «УЕДИНЕННЫЙ ПОШЕХОНЕЦ», ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ, ПОЯВИВШИЙСЯ ПОСЛЕ УКАЗА ЕКАТЕРИНЫ О ВОЛЬНЫХ ТИПОГРАФИЯХ, ТАМ ЖЕ ЕЩЕ ПЕРЕВОДЫ БЕНДЖАМИНА ФРАНКЛИНА ПЕЧАТАЛИ ААААА.
В общем, сегодня я могу авторитетно заявить, что Пошехонский сыр очень вкусный. Кхм.

А еще я купил йогурт с малиновым вкусом (не люблю малиновый вкус), потому что он по акции стоил на два рубля дешевле остальных йогуртов этой линейки.
Два рубля.

В завершение расскажу историю, которой в перерыве экзамена по режиссуре поделилась Вика.
Вика покупала вино, и перед тем как расплачиваться, стоя на кассе, потянулась за паспортом в рюкзак, так что ее лицо было скрыто длинными волосами. Продавец как раз в этот момент пробивал вино и сказал:
— Покажите, паспорт... — Тут Вика подняла голову от рюкзака, чтобы сказать, что как раз за паспортом и полезла. И продавец, увидев ее лицо, протянул: — А нет, не надо.
Мы так смеялись с лица Вики, когда она закончила эту леденящую кровь историю, просто до истерики.
(Вика на год младше нас, но вот.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

00:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец решился вступить в Клуб неудачников, можете помахать помпонами и поддержать меня в комментариях.
В конце концов, почему бы не помечтать.

@темы: От чего умер твой последний раб?, I'll find her if I have to burn down all of Paris

23:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
20 лет ГП, и я в смятении.
«Философский камень» был первой книгой, которую я мог читать для себя в первом классе, и она стала для меня пропуском в мир книг вообще. Я не ждал письма из Хогвартса. Я не плакал, когда умер профессор Дамблдор. Но, конечно, я очень любил этот мир, потому что его нельзя было не любить. И я знал первые книги почти дословно, включая свойства безоара, количество кнатов в сикле и сиклей в галеоне, число лестниц в Хогвартсе и его девиз на латыни.
После определенного перерыва я снова вернулся к ГП тогда же, когда к нему обратился Джей (я был в старших классах), и перечитал все книги, и прильнул к фандому, и разбирал все эти теории о том, как Ро ничего не продумала.

Я слушал аудиокниги, которые начитал Стивен Фрай, когда нужно было улучшить навык понимания английского на слух. Смотрел фильмы в оригинале.
Сегодня читал статью в Фигаро, где говорилось, что француженка прочитала все вышедшие на тот момент книги, а затем обратилась к языку Шекспира, чтобы читать дальше, не дожидаясь перевода.
Думаю, магия ГП именно в этом.

Конечно, что меня поразило, так это «Фантастические твари». Фильм, от которого я не ждал ничего, кроме магии, и который сделал меня счастливым посреди всех этих ПА, тревог и стресса. Фильм, который успокоил и умиротворил меня, и все одногруппники знают, сколько раз я на него ходил и сколько раз смотрел его дома на разных языках, потому что он по-настоящему хорош. Хорош не столько как фильм в целом, но как идея, которая прорастает из этого волшебства.
Потому что там не надо сталкиваться с условностями, которые Ро принимает за истину. Потому что там действуют взрослые люди. Потому что нам не нужно смотреть на описываемый мир с точки зрения подростка, который все видит в ч/б.

Говорят, что люди, выросшие на ГП, так или иначе воспринимают мир лучше: они более толерантны, мыслят шире. Не думаю, что это так, но, в конце концов, я тоже представитель поколения Гарри Поттера, о котором столько говорят. И я тоже имею значение.
И я, конечно, благодарен.
При всех недостатках, смысловых дырах и логических лакунах, ГП — это веха.
Спасибо, Ро.
Спасибо.

@темы: Лимон-который-выжил

23:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семибратов говорит: «Девочка одного с вами возраста, студентка четвертого курса!.. Наша с вами землячка, учится у моего мастера. Ее полнометражный документальный фильм в конкурсной программе ММКФ».
Он, конечно, в нас разочарован. Мы не стремимся снимать полный метр, не ищем спонсоров и инвесторов, не берем валяющиеся на дороге суперинтересные темы (а те темы, что мы берем, все слишком простые и вроде как на дороге валяются, кто хочет подберет, могли бы и поинтереснее подобрать).
Из 16 человек работы на экзамен принесли только шестеро? Семеро? Очень мало. Одна работа даже не фильм, а минута нелепой попытки слепить из того, что было. Вторая работа обрывается на середине. Третья — без начала.
Семибратов говорит: «Те, кто не принес работы... Я не могу поставить вам оценку. Вы, может, донесете мне что-то в ближайшие дни?.. — Потом он делает паузу и качает головой, не глядя на нас. — Я, конечно, могу поставить тройки, если вы хотите...» Он не считает тройки оценками, и поэтому его следующая фраза обрывается на полуслове, когда первый из студентов кладет ему зачетку на стол, чтобы получить тройку. А потом все остальные из не принесших фильмы — тоже кладут зачетки на тройки.
Фразу Семибратов так и не заканчивает. Да и что тут говорить.
Мы облажались.

Я принес фильм, который хотел бы видеть, и считаю его достойным. Получил заслуженную отл. Но я, и Яна, и Настя, и вообще все, кто принес и кто не принес работы, слушали те грустные речи, который сводились к образцово-показательной порке.
Как говорил Маэстро: если бы у меня было все то, что я сейчас рассказываю вам, то в моем возрасте я был бы нобелевским лауреатом.

Я делал все вовремя и в соответствии с заданиями. Всегда, даже когда знал, что Маэстро не прочитает мой сценарий, Костик не будет слушать наши новости, а Семибратов не увидит метафору в видео.
Сессия на режиссуре закрыта.
Мы — это четыре года разочарования.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:07 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"

хх

Первую половину «Покахонтас» я смотрел почти в ужасе, потому что кому вообще может в голову прийти идея снимать детский мультфильм на такую жестокую тему? Это даже более мрачный сюжет, чем «Нотр-Дам», потому что у Гюго частная трагедия, а в «Покахонтас» — трагедия целого народа.

Можно сказать, что Дисней решил взять фабульный скелет «Красавицы и чудовища» и переиграть его с Новым Светом, хотя заметил я это только в конце, когда началась песня антагониста, которая и по тексту, и по картинке практически точь-в-точь повторяет «Песню толпы» в BatB. То есть Гастон поет: «Tuons la Bête!» — и толпа с вилами подхватывает призыв, потому что «мы боимся того, чего не знаем»; а губернатор поет «Il faut tuer cette Bête !» — после чего все англичане хватаются за ружья. И тот же огонь, то же безумие толпы. Дисней вообще любит эту тему: в «Горбуне из Нотр-Дама» даже в песне Клопена прямым текстом пелось что-то вроде «кто тут монстр, а кто человек, сами видите», в «Красавице и чудовище» очевидный мотив «на вид чудовище, а внутри булочка с корицей — на вид булочка с корицей, а внутри чудовище», а в «Покахонтас» ясно видно, кто дикари, а кто люди (и это тоже проговаривается, но потом еще закрепляется в финальной песне «Des sauvages»).
Покахонтас в момент пика этого безумия сказала очень простые и очень правильные слова: « Regarde-les tous ! Voilà où conduit le chemin de la haine et de la violence ! Voici le chemin que je veux suivre Père ! A toi de choisir le tien !» Вот эта дорога ненависти и насилия, о которой она говорит, это как раз та дорога, по которой идем мы все сегодня, и это самое ужасное.

И, опять же, модель «антагонист — подпевала» очень похожа на Гастона и Лефу, тут помощник губернатора бегает за ним верным псом и повторяет: «Moi, je vous adore !» Правда, у Уиггинса роль сюжетно еще менее значимая, чем у Лефу.
Я уже не говорю о прочих плоттвистах (которые не очень-то и твисты).

А теперь о хорошем.
читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Луч ходит по кафедре, разговаривая то ли с нами всеми, то ли с самим собой.
— Сейчас отвечу этой негодяю из Хельсинки... — бормочет он себе под нос, близоруко глядя в экран айпада. — А то все пишет мне и пишет!
Даша печатает за компьютером последние детали диплома. Ш. уступила ей место, пересев в кресло и взяв ноутбук.
Луч подходит к настежь раскрытому окну:
— Обещают дождь вечером. Правда, утром обещали дождь днем, — говорит он, сверяя картинку с айпада с безоблачным небом за окном.
— Завтра-то точно польет, — авторитетно заявляет Ш., отрываясь от ноутбука.
— А если нет, это будет уже просто неприлично! — Луч комично вздыхает. — Ведь я второй день ношу зонт!
— А я вот сегодня без зонта, — улыбается Ш.
— И вас это не красит! — смеется Луч.
И мы все тоже смеемся.

Кафедра истории СМИ — очень уютная. Она больше, чем кафедра публицистического мастерства, но вся какая-то похожая то ли на антикварную лавку, то ли на Отдел Чудес. На дверце книжного шкафа висят крылья летучей мыши, а на стене — карта Екатеринодара образца начала прошлого века. Книги на английском соседствуют с брошюрами об истории Кубани. Большие альбомы по истории искусства делят полку с экземплярами «Кубанских новостей».
Вообще-то я пришел совсем не сюда, но Луч зазвал меня на кафедру, чтоб я не ждал Дашу в коридоре, усадил на стул и начал расспрашивать, как там поживает бездельник Гиберт, кто у нас нынче декан и как мне пришло в голову поступать в институт культуры на очку. Потом он угощает нас с Дашей бананами, которые ждут своего часа на столе.
— Ну что вы! Станем мы вас объедать! — протестую я.
— Да я вообще бананы не ем! — смеется Луч. — Поэтому с радостью угощаю ими всех желающих! Люблю смотреть, как люди едят.

Без Беатриче мне очень неуютно. Все такие милые и такие чужие. Даша рассказывает, как они накануне весело тусили на кафедре, а я не могу представить себя в такой же ситуации, потому что мне страшно. Я чужак. Я не свой.
На кафедре публицистического мастерства я тоже чувствовал себя чужим, но ощущал это иначе. Там я имел право находиться, потому что Мороз мог написать мне среди дня о том, что вот, мол, в букинистическом магазине меня ждет собрание сочинений А.К. Толстого, а мог посоветовать хороший фильм, а мог сказать мне на паре, что я не улавливаю суть модернизма. И все это в равной степени было уместным и логичным.
А еще Мороз угощал меня кофе из своей кружки, давал чайник в руки и отправлял за водой, а Павлов ловил меня в коридоре и кричал: «Дарья, вы все еще любите Эйзенштейна?»
С кафедрой истории журналистики не так, они ведь вещь-в-себе, а я всегда гость.

Несмотря ни на что, люблю журфак так же сильно, как любил его еще до поступления, проезжая его в 8 классе, по дороге на курсы японского; как любил его в 11 классе, свой единственный выходной после бесконечной учебы проводя здесь, в учебе, считая более уместным прочитать за день «Мертвые души» осознанно и не для галочки, нежели поспать и поучить какие-нибудь съезды партий; как любил его на первом курсе, когда факультет сиял и завораживал, и я был самым счастливым человеком, переступая его порог.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

00:47 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Вот это прямо очень меня характеризует (сегодня и всегда).

Сабж: мне очень долго не давало покоя, почто французский тумблер так шипперит некий таинственный пейринг вакрон, поэтому я ничтоже сумняшеся посреди подготовки к экзамену по телепроизводству (99 вопросов до вторника!!1!) спросил у ясеня «манюэль вальс почему его шипперят с макроном», потому что могу.
Ясень принес мне столько инфы из новостных сайтов разной степени государственности, что я не только убедился в уместности тега вакрон на АО3, но даже задумался, а так ли он нужен, когда они сами себе уже создали прекрасную драму, хоть нанимай Фуллера документировать их жизнь, евпочя :smirk:

На самом деле, по заголовкам можно устраивать тест «насколько ты остросоциальное СМИ по шкале от "Манюэль Вальс: "Я голосую за Макрона не сердцем, а разумом!"" до "Вальс на полусогнутых: экс-премьеру Франции не засчитали «прогиб» в сторону Макрона"». Я бы сказал, что мой уровень — "Вальс мечтает станцевать с Макроном". :eyebrow:

Как у всякого пейринга в любом нормальном фандоме, у вакрона есть свои перифразы и заместительные синонимы, клички и домашние прозвища (которые навешивают на них в основном СМИ по пока что ускользающей от меня причине).
Мои фавориты — это полные эмоций определения Вальса: «Манюэль(не дорос до Эммануэля) Вальс» (отсюда) и «брутальный политический волк» (отсюда), а тройку лидеров завершает «Вальс, этот тертый политический калач» (с того же РФИ).
Вальс, конечно, не отставал, и решил включиться в эту гонку блестящих прозвищ, и, по сообщениям Le Monde, называл Макрона «микробом», что, конечно, вызвало у меня ор выше гор, надеюсь, у вас тоже.

Драма отношений этих котов, как я понял из попахивающих прямо-таки херстовской желтизной статей самых разных масс-медиа, в следующем.
Вальс был премьер-министром при Олланде, выступая от партии социалистов, к которой он относился с 17 лет. Хотя народ недолюбливал Вальса, перенося на него немалую часть вины за проблемы, с которыми не могла справиться администрация Олланда (а Вальс как премьер был правой рукой и принимал эту ответственность), Вальс не отчаивался и даже считался одним из потенциальных кандидатов на президентское кресло в 2017. Но не прошел даже праймериз от своей социалистической партии. Упс. :nope:
Но вот четыре года назад, став премьер-министром, Вальс провел никому тогда не известного молодого Макрона на роль министра экономики. Мой мальчик. То есть весьма явно поспособствовал началу активной фазы политической карьеры Макрона. Вальс не отчаялся и уже во время выборной гонки поддержал своего протеже. Такой вот неожиданный поворот от социалистов к неолиберальному Наполеону.
Ну и, как мы все тут знаем, Макрон выиграл, и тут Вальс публично заявил, что хочет к нему в партию «En Marche !»
А Макрон его не взял.
ТА ДА ДА ДАААААААААН :bricks:
:weep3:

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Kevin the journalist, voice of Strex, Юлик внутривенно

18:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вы же знаете этих поэтов: сначала говорят, что под стихи — тут уж либо вино, либо водка, — а потом хлещут коньяк за здорово живешь, нараспев, низким с хрипотцой голосом читая не Есенина и не Маяковского уже, а свое, выстраданное, отрезанное от себя. Они говорят: я разочарован в себе, говорят, что нужен талант, а без таланта ты всегда будешь Сальери.
Завешивают окна плотной тканью, чтобы сделать вид, что ночь, и не включают никакой свет до самого заката, только иногда отдергивая занавеску, чтобы затянуться сигаретой. А когда совсем темнеет, включают гирлянду и зажигают свечи, а если после вина и коньяка трудно разобрать буквы, то достают фонарик.
Воск свечи снизу расплавляют, чтобы нахлобучить ее на пустую бутылку из-под красного вина, рядом стоит бутылка с парой глотков белого, рядом — пухлая емкость с коньяком и целая россыпь бокалов, потому что как же можно пить вино и коньяк из одного и того же бокала?

Вы же знаете этих поэтов: у Толика длинные вьющиеся волосы, забранные в светлый хвост; у Насти короткая стильная стрижка, от которой трудно оторвать глаз. Поначалу Толик постоянно включает компьютер, чтобы гуглить разное, от гекзаметра до Стоппарда, и говорит: «Хорошо, что в комнате есть Анубис, я хоть не самый тупой», — и мы смеемся.
Толик показывает нам свой фильм-портрет, а после мы слушаем Вертинского, губами повторяя слова песни, и смотрим все куда-то немного вбок и вверх, как будто читаем Мандельштама перед приемной комиссией в театральном.

— Ну знаете, поэзия, — говорит Толик, пожимая плечами. — Вряд ли Пушкин сидел над бумагой и высчитывал строфы, ритм, ямб...
— Высчитывал, — хором говорим мы с Настей.
— Ну вот, — огорчается Толик, — теперь Пушкин нравится мне гораздо меньше.
Мы снова смеемся. У самого Толика ритм всегда строго соблюден. У Насти тоже. Мы вспоминаем конкурсы поэтов, в которых участвовали когда-то.

На большой кровати лежат томики Есенина, Бунина, Байрона, Маяковского, Уитмена. Настя на память с легкостью читает Гете и Лермонтова.
— Где же Лермонтов? — тут же повторяет Толик, который не может найти томик его стихов.
— Миша! — кричим мы с Настей. — А Миша выйдет?

@настроение: за тучи тянется моя рука, бурею шумит песнь, небесного молока даждь мне днесь.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, не душу делим, чай - постель всего лишь, Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

Mea culpa

главная