22:32 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня сказали, что моему дипломному фильму не хватает души; оно и неудивительно, ведь вся моя душа отдана Микадо.
У него сегодня день рождения (это официально), так что хочу сказать несколько слов.

Микадо, конечно, из тех, кого нельзя любить — из-за его слабости, из-за его невозможности что-то предпринять, из-за его страха.
Джей как-то сказал про отношение Изаи к Микадо, который так и не смог вырваться из повседневности, мол, он пытался и сдался — «и все, какая любовь». Это, конечно, определило действия и поступки Микадо на годы вперед, и я до сих пор это чувствую внутри себя, что и говорить.

Микадо, который плачет от невозможности что-либо предпринять и считает самым грозным орудием шариковую ручку, — это, конечно, очень жалкий Микадо.
Микадо, который приезжает на разборки банд, не умея даже драться и не имея за душой никакой поддержки, — это совсем потерянный Микадо.
Микадо, который ничего не делает, а только ждет, когда Изая снова назовет его Императором, — это Микадо, не достойный любви, потому что нельзя так приручать маленьких голубоглазых щенков.

Мой Микадо, конечно, вывернул себя наизнанку, потерял много человечного, взлелеял в себе много злости — в общем, сделал все, чтобы следовать главному завету Изаи о необходимости постоянно развиваться.
А вот коротенький отрывочек года этак 2012, может, даже начала 2013, когда Изая еще не пытался себя убить, а Микадо не пытался жить без него, и всем не хватало любви. Потому что наши вопли отчаяния превращаются в нежные мантры.

Микадо включает лампу, решает прилечь на диван — всего-то на пару минут....
Три с четвертью часа спустя придет Изая, сделает тише свет,
Почувствует что-то, похожее на вину,
Накинет Микадо на плечи любимый плед.

@музыка: Alai Oli - Прячься

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Drrr!!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

13:55 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Периодически встречаю в мемуарах первой половины XIX века комментарии типа «Он был не очень образованным: знал всего два языка, кроме русского» @ смотрю с высоты прогрессивного XXI века со сложным лицом на 200 лет назад.

Сделал сегодня в ночи вывод, что у меня в мозгу еще не образовались какие-то важные связи, которые позволяют воспринимать язык в любом состоянии.
Конечно, я прислушиваюсь внимательно к французскому, когда смотрю фильмы или слушаю что-то, но так я и к английскому прислушиваюсь гораздо активнее, чем к фоновому русскому. Но все не так просто! Вот, например, когда я засыпал под Найтвейл, я просто слушал-слушал, а потом понимал, что уже час как сплю, и в наушниках тихо. А когда я вчера засыпал под аудиокнигу Prisonnier d'Azkaban, последние минут пять различал только имена, кажется.

С чтением тоже американские горки. Вот я читаю целую страницу, все ясно понятно солнечно, я радуюсь, как-де славно, язык вышел на новый уровень! И тут же: несколько предложений, где знакомы только предлоги С: Не все сразу, мон ами, не все сразу.

Позвонила наконец ВВ, объявила, что вот-вот начнутся-таки курсы, которых я ждал с января. Казалось бы, живи да радуйся @ как бы не так. Группа собралась с уровнем В1 — на два уровня ниже того, чему я хочу учиться. Я не жалуюсь — мне все равно нужно непременно ходить на курсы, потому что не говорил по-французски, кажется, с начала октября, да и вообще самообучение — временная мера, мне нужен наставник.

Тем не менее, я вижу прогресс: и в том, как я лучше понимаю французскую речь, и в том, как я читаю на французском. В конце концов, и Булгарин с классным образованием и службой в армии Наполеона говорил по-французски с горем пополам.
Все еще испытываю неизъяснимую радость, имея дело с французским, и радуюсь, понимая его :heart:

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, I'll find her if I have to burn down all of Paris

21:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
- Подлизываться, как ты, приятель? – спросил маленький мальчик.
- Это просто мысли. Я делюсь с тобой опытом моей жизни.
Q____Q

19.03.2018 в 03:15
Пишет ~Rudolf~:

Приношу извинения за качество текста. Фрагменты из книги Хилари Мантел постоянно пропадают с моего компа и этот пришлось восстанавливать по написанной давно и наспех рукописи, в которой даже я мало что понимаю.

Первая встреча Камиля и Максима в колледже.

Однажды старший ученик подошел к нему, выставляя вперед маленького ребенка. «Вот, приятель» - сказал он (они часто притворялись, что забывали его имя). Максимилиан остановился. Он повернулся не сразу.
- Ты обращаешься ко мне? – спросил он тихо, полувежливо, но с нотами оскорбления. Он знал, как это делается.
- Ты должен не спускать глаз с этого ребенка, которого прислали без объяснений. Он из той же части страны, что и ты. Гиз, кажется.
Максим подумал, что неужели эти необразованные парижане думают, что это одно и то же? Он тихо ответил: «Гиз в Пикардии. Я из Арраса. Аррас в АРТУА".
- Это не имеет значения, не так ли? Я надеюсь, ты сможешь выкроить время из твоей успешной, по мнению всех, учебы и поможешь ему найти верный путь.
- Хорошо, - ответил Максим. Он повернулся, чтобы посмотреть на упомянутого ребенка. Он был очень хорошеньким, очень темненьким.
- В чем же ты хочешь найти себя? – спросил он.
В тот момент по коридору проходил отец Эриво. Он остановился.
- А, ты прибыл, Камиль Демулен, - сказал он. – И я надеюсь, что тебе уже десять лет?
Ребенок посмотрел на него и кивнул.
- И что ты в целом очень способный для своих лет?
- Да, - ответил ребенок, - так и есть.
Отец Эриво прикусил губу. Он сомневался. Максимилиан снял очки, которые был вынужден носить, и потер глаза.
- Попробуй.
- Хорошо, отец.
- Они ожидали такого. Не кивай им, они возмущаются от этого. Также, когда тебя спрашивают, насколько ты умен, отвечай скромнее. Например: «Я стараюсь изо всех сил» или что-то в этом роде.
- Подлизываться, как ты,. приятель? – спросил маленький мальчик.
- Это просто мысли. Я делюсь с тобой опытом моей жизни.
Он надел очки. Взгляд темных глаз ребенка заполнял его. На момент он подумал о птице в ловушке, в клетке. Он почувствовал безжизненные перья на руках, почувствовал маленькие косточки и отсутствие сердцебиения. Он спрятал руки в пальто.
Ребенок заикался, это его беспокоило. На самом деле во всей этой ситуации было что-то, что расстраивало его. Он почувствовал, что образ жизни, которого он достиг, находится под угрозой. Что жизнь усложняется, что его дела поворачиваются к худшему.

H. Mantel. A Place of Greater Safety.

URL записи

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

20:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читаю сейчас купленную осенью в Латинском квартале Le plaisir des yeux Франсуа Трюффо и постоянно ловлю себя на мысли, что очень многие мысли Трюффо о современном ему кинематографе остаются современными и сегодня, хотя писал он в 60-70-х гг. От очевидного сетования на то, что господство телевидения и любительской съемки убило магию кино до размышлений на тему «слишком долго мужчины-режиссеры снимали фильмы для мужчин-зрителей».

À chaque étape, à chaque progrès technique, à chaque nouvelle invention, le cinéma perd en poésie ce qu’il gagne en intelligence, il perd en mystère ce qu’il gagne en réalisme. Le son stéréoscopique, l’écran géant, les vibrations sonores ressenties directement sur les fauteuils ou encore les essais de relief peuvent aider l’industrie à vivre et survivre, rien de tout cela n’aidera le cinéma à demeurer un art.

Трюффо пишет немного ворчливо, как будто смотрит с вековой высоты на молодежь, хотя на момент написания статей ему около тридцати-сорока, в зависимости от конкретного текста. Это очень напоминает наши режиссерские диспуты, когда мы в свои двадцать рассуждаем за бокалом вина, что вот нынче юное поколение слишком зациклено на экшене, им не покажешь Антониони. И, конечно, Трюффо очень passionnant, захватывающий, страстный. Он пишет о кино, которым дышит, которое ощущает вокруг себя, и это вот его вдохновение вырывается с книжных страниц.
Я очень люблю Трюффо — не все его фильмы, правда, но этого и не требуется. В нем столько свободы новой волны, столько желания рассказать об этом максимально точно и емко, хотя очевидно, что слов тут всегда будет не хватать, — что поневоле проникаешься этим духом, даже если он от тебя далек, и на дворе совсем не шестидесятые и даже не Париж.

Но написать я хотел не об этом всем.
Трюффо часто упоминает Жана Кокто, и в какой-то момент я поймал себя на том, что смотрю в книгу, а вижу не очередное эссе, а историю жизни Кокто и Маре (с текстом Трюффо никак не связанную). Они чудесные, и до чего приятно, что Трюффо легкими штрихами как-то взял и напомнил о целых двух жизнях. Я даже скучаю по ним — по Кокто и Маре — и планирую, когда немного отодвинется свистопляска с дипломами, почитать еще Кокто и о Кокто, потому что мемуары Маре — одна из самых завораживающих книг, что я читал прошлым летом.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, не душу делим, чай - постель всего лишь

23:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Я так больше не могу! — Пушкин устало упал прямо на аккуратно застеленную кровать Булгарина и патетично закрыл лицо руками. — Забери Сомова обратно. Это уже ни в какие рамки!
Булгарин комментировать интервенцию Пушкина не стал, а только понимающе хмыкнул.
— Увели твоего Дельвига, м?
Пушкин, конечно, вскочил с видом оскорбленной гордости, замахал руками и, казалось, занял своими кудрями все свободное пространство комнаты. Булгарин подождал, прекрасно зная характер солнца русской поэзии. Наконец, приступ самонакручивания благополучно истощил себя.
— Ну, положим, не увели, — протянул Пушкин, схватив со стола красивый декоративный подсвечник, который немедленно принялся вертеть, занимая себя, — но процент участия Сомова в моей жизни мне не нравится совершенно.
— Он очень ответственный работник, а ты золотая молодежь, — отмахнулся Булгарин. — Человек работает не покладая рук, а тебе лишь бы лясы точить. Еще бы он не вызывает у тебя энтузиазма. Аукнется тебе твое бонвиванство, Пушкин.
— Фаддей, ну не начинай, — Пушкин снова опустился на кровать, уже напоминавшую поле боя. — Я просто не гонюсь за наживой!
— Поэтому и клянчишь деньги, — резонно заметил Булгарин. — Ничего, подрастешь, успокоишься...
— Ну мам!

Булгарин и сам не до конца простил Сомова, но посвящать Пушкина в свой глубокий внутренний мир считал излишним.
— Сомов вообще молодец, если не считать того, как он лихо сбежал в ваш лагерь. Даже Коленька Гоголь сделал это максимально галантно, до сих пор меня поминает добрым словом в печати. А Орест фактически был частью Пчелки. Нас вообще трое над ней работало тогда — мы с Гречем и Сомов. Ну казалось бы — связаны одной цепью, все, дружба на века! Нет, захотелось ему податься в высокое искусство. Ну вот теперь и пашет как сумасшедший — у вас заработать труднее, чем у нас.
— Честно говоря, не для того я к тебе пришел, чтобы послушать, какой Сомов замечательный, — кисло отозвался Пушкин.
— Вот мы и перешли к самому интересному — каким ветром тебя вообще сюда занесло? Мне еще репортаж дописывать. А если не объявится наш дорогой очеркист, то придется ночью спешно изображать фельетон. Принимаю тебя только по большой любви.
читать дальше

@темы: Рихито-сама, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ангелы - всегда босые...

23:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Все-таки подхватил простуду, и сразу же начал с ней бороться, потому что научен горьким гоголевским опытом, когда «ой, да само пройдет» осенью плавно вылилось в «я снова вижу гроб». Тут еще эти увлекательные истории из жизни литераторов XIX века, которые жили не тужили, готовились покорить Россию своим творчеством, а потом скоропостижно скончались в двадцать лет от простуды (((((: Спасибо, бодрит. В связи с этим, конечно, приостановил свои спортивные начинания после трехнедельного следования программе и вообще расстроился — все-таки верил, что спорт укрепляет иммунитет. Подумывал было оставить после выздоровления только йогу, потому что чувствую себя после нее на удивление хорошо.

Но вот сегодня пришлось вспомнить, зачем еще был спорт — когда заболело все, что только могло заболеть от нынешнего образа жизни.
По моему инстаграму может показаться, что в основном я сижу с собакой, готовлю дипломы и хожу по театрам; надо сказать, по большей части так и есть. Разве что по театрам сейчас хожу чуть меньше, зато почти все время сижу — читаю книги к журфаковскому диплому, монтирую режиссерский диплом, смотрю фильмы.
Так что, конечно, заболели шея и грудная клетка. Этого стоило ожидать — у меня давно проблемы с шеей, из-за чего нельзя прыгать на батуте, стоять на голове и долго читать. Отобрали все радости детства, короче. Ну вот и сейчас — подолгу сижу с наклоненной головой, все там в шее передавливается, постоянно болит голова, загривок, трудно дышать. Пока я дружил с приложением Найк, этого удавалось счастливо избежать. Собственно, когда я осенью первый раз брался за это спортивное дело, основными целями как раз и было компенсировать сидячий образ жизни и отвести душу из-за постоянного стресса, связанного с дипломами. Ну и иммунитет, но тут, как мы видим, провал.

Монтировал всю вторую половину дня, чтобы добить наконец хотя бы черновик, и обезболивающие не помогали, такое себе времяпрепровождение, 4/10, не рекомендую друзьям.
Зато сел ужинать, а по Пятому серия «Следа» с моими дорогими любимыми ФЭСовцами: Ванечка с Оксаной в лаборатории, Майский с Даниловым на выезде <3 Пока я радостно хлопал в ласты, что Майский с Ванечкой сидят рядом, и Ванечка опасно шутит, а Майский смешно пыхтит, — заметил, что перестало болеть вообще все. У меня так раньше только с журфаком было, который лечил все болезни.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

00:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пришла пора рассказать про мое guilty pleasure — «След».
Все началось с того, что в нашей семье есть традиция ужинать вместе и с телевизором. Раньше завтрак и ужин неизменно велись под новости (кроме редких перерывов, вроде того, как я в пятом классе на месяц отбил телевизор, чтобы смотреть за завтраком Черепашек-ниндзя), но постепенно ряд факторов (как-то: изменение качества и контента теленовостей, увеличение пробок в городе, не совсем понятный график работы матери) сложился в необходимость менять телеканал.
И вот тут победила мать, которая как-то включила «След» и отказалась переключать его.

Мы регулярно наблюдаем за работой ФЭС примерно с осени, и у меня с этим сериалом на тысячу семьсот с гаком серий какой-то стокгольмский синдром, потому что выбора особо не было, и тут либо ты постепенно влюбляешься, либо страдаешь. И ближе к зиме я начал узнавать оперативников в лицо, а под новогодние эпизоды лил слезы и пил шампанское за полковника Галину Николаевну Рогозину.
Я понял, что прикипел к «Следу», на зимней сессии журфака, когда на две недели остался без этого сериала, и вернулся к нему с чувством радости, что хоть что-то в этом неустойчивом мире (хаос!) стабильно. Спасибо, Пятый канал.

В последнее время не только запомнили большую часть героев, но и четко определились с симпатиями и антипатиями.
Мать, например, терпеть не может Власову и Котова, испытывает предубеждение к Оксане. А я на дух не переношу Белую, зато Оксану и Ванечку полюбил всем сердцем. И Лисицына, кстати, тоже.
Перешагнул невидимую черту сегодня, нагуглив биографию Ванечки, рассказал матери (а кому еще?), мать пришла с работы, села за стол и говорит: «Да, у Ванечки история д р а м а т и ч н а я, конечно». Конечно! Надеясь достать денег на лечение сестры от наркомании, хакнул систему крупной компании, но в итоге и денег не получил, и сестра умерла, а Ивана посадили. Вытащила его Рогозина, взяла к себе в команду. А Ванечка все равно почти все время днюет и ночует на работе, потому что дома его ждет только приемная семья и экзистенциальная пустота.
:weep3:
В общем, Ванечка в последних сезонах с каждой серией все меньше хочет жить, как на него ни посмотришь, так непонятно, как ему до сих пор не прописали антидепрессанты. читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

18:31 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрел почти всех основных номинантов на «Оскар» в этом году, как-то неожиданно для самого себя. В последние годы совсем отошел от оскаровских номинантов, да и не было у меня времени с бесконечными парами. Сейчас я неделями вне зоны доступа, зато другими неделями могу позволить себе сходить в кино или посмотреть что-нибудь в ночи.
Вот есть движение вверх, а «Оскар» чем дальше, тем больше — движение назад. Не только в абстрактный «золотой век Голливуда», как заявлял в том году «Ла-ла-лэнд», а вот вообще назад, туда, где трава была зеленее, а небо голубее.
Самое интересное, что это не плохо. Это не попытка уцепиться за прошлое, а намеренное нежелание форсировать «прогресс», потому что, возможно, продюсеры и режиссеры наконец поняли, что, сколько ни беги вперед, там не ждет ничего кроме «Аватара» — то есть кино-аттракциона. И кинематограф осознанно замедляет ход и вспоминает те славные времена, когда качество кино измерялось не в количестве летящих в зрителя в формате 3D кусков арматуры, а в том, насколько это кино созвучно человеческой душе. Ну, знаете. Кино — это все-таки седьмое искусство, а не луна-парк в Айдахо.

Номинанты на «Оскар» в этом году очень сильные. С технической стороны я вижу прекрасную операторскую работу, умение выстраивать композицию, безусловно хорошую режиссуру, актерское мастерство, монтаж (!). Мы привыкли говорить о том, что вот-де советское кино было потрясающим, но мы все просрали, Юра, все просрали, прости нас, — однако позвольте напомнить, что популярное советское кино, которое приводят в пример к таким высказываниям, обычно очень слабо в плане операторской (просто ставят камеру и говорят на нее диалоги) и режиссерской работы. Все брали сценарием (с этим сегодня еще надо работать, что и говорить).
Со стороны содержания я также вижу много важного и явно хорошего для кинематографа вообще, не только сегодняшнего. Тут не нужно много говорить, достаточно посмотреть.

Мне бы очень хотелось, чтобы кино и дальше становилось больше искусством, нежели аттракционом. Не обособленным, закрытым для непосвященных искусством, а искусством, отзывающимся в душе.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Забыл зачетку сегодня, настолько увяз в отчетах по практике, и завтра придется ехать на жур снова.
— Даш, не расстраивайтесь, бывает! Ну а что вы хотите — два диплома! — попыталась успокоить меня Беатриче.
— Я хочу спать, — ответил я.

Два диплома, и все параллельно, и все через бой. В институте орут, что мы самый тупой пятый курс, потому что не можем сделать дипломный фильм по типу передачи на НТК, а мы каждый месяц все равно приходим отчитываться, что вместо мозгов у нас по-прежнему солома, и наши документалки далеки от телевизионных стандартов.

На журфаке поди достучись до дипломных руководителей: ребята сегодня брали Луча осадой, чтобы он хотя бы сказал, что они без всяких ориентиров и плана двигаются приблизительно в верном направлении.
Беатриче уделила мне добрых десять или пятнадцать минут. Сказала, что Фаддей Венедиктович, возможно, не знал более ярого защитника, напоследок произнесла кодовую фразу: «Ты, главное, не пропадай», — после которой, как известно, срабатывает принцип бермудского треугольника, и теперь я даже не уверен, что мы увидимся до защиты, хотя впереди как минимум научная конференция, совпадающая с нашей сессией.
Я бы с удовольствием не пропадал, но у нее нет времени буквально даже дочитать письмо до конца. Я бросил монтаж накануне сдачи черновиков в институт, чтобы скинуть Беатриче главу за несколько дней до сдачи практики; она ее так и не прочитала, а мне Архангел поставил «Нет фильма», потому что из 20 минут смонтированы 15.

Все жду, когда можно будет выдохнуть с полным правом, но все никак.

@музыка: The Strumbellas - Spirits

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Херовато у меня дела, Лафайет., журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

22:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«О чем поют воробушки в последний день зимы? Мы дожили, мы выжили, мы живы, живы мы!»

- Марина и Сергей Дяченко, Vita Nostra

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

URL
23:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Все началось с того, что Беатриче позвонила мне. Я как-то не привык, что она мне звонит, испугался, убежал с пары зарубежки (мы как раз обсуждали антиутопии), ответил на звонок.
А Беатриче, знаете, с этим своим голосом как перезвон колокольчиков, говорит: знаете, Даша, я сейчас читаю тут про Эйзенштейна, сразу вспомнила ту вашу колонку, и теперь мне интересно, что вы думаете про автора статьи...
Конечно, я не могу быть уверенным в мотиве этого звонка: Коняш утверждает, что после этого мне грех жаловаться на пропасть между мной и дипломной руководительницей, сам же я больше склоняюсь к признанию за Беатриче несомненного такта в попытке напомнить о приближающемся дедлайне сдачи первой главы диплома и выразить желание прочитать эту главу до сдачи практики.
Но факт остается фактом. Она позвонила и выказала участие к важным для меня темам.

Я выдохнул, взял себя в руки и написал параграф диплома — хотя планировал все праздники посвятить монтажу. Что называется, do it for her.
Конечно, мне было в радость — я вообще все еще окрылен своей темой, которую мы вместе с Беатриче вырвали едва ли не зубами. Но мне было и тяжело. И из-за объема, и из-за количества источников, которые я успел прочесть до, но никак не мог уложить в один параграф.
Я вспоминал вчера, как я к этому пришел: как мы слушали с Коняшем лекцию Беатриче, пели «Гамильтона» и били себя кулаком в грудь (у меня был синяк немного выше сердца), и Булгарин как-то неожиданно взял за душу. Я потом часто говорил: Беатриче так читает лекции, что можно и Гитлера полюбить после ее аргументов. Но Беатриче читала и про Миллера, и про Полевого, и про кого только не — а в душу запал именно Булгарин (и Греч, кстати; как она читала лекцию про журналистику Отечественной войны!).

Вот есть такие преподаватели: когда лекции читает Мороз, хочется прочитать все, о чем он хоть вскользь упомянет, и понять это; когда лекции читает Гиберт, хочется посмотреть все кино; когда лекции читает Павлов, хочется обложиться журналами и газетами; и Беатриче, конечно, занимает достойное место в этом ряду колоссов.

И вот я много читаю про то время, про тех людей и про Булгарина особенно, и это умопомрачительно интересно и резонансно моей душе.
Вчера около трех часов ночи скачал «Русскую старину» за 1909 год, где опубликованы два письма Булгарина, которых нет у Рейтблата, и просто орал в ночи, потому что моему мальчику очень тяжело, грустно и плохо. Он устал от всех этих распрей, от воейковых и вяземских. Он так устал, что просто хотел бы все бросить и уехать смотреть, как растет виноград.
И хотя он по полгода жил в Карлове, он все равно не бросал журналистику, понимаете? Он просто не мог все это оставить. Хотя доход от Карлова равнялся доходу от Пчелки.

Может показаться, что я ору только от всяких сомнительных слухов, которые придумываю сам себе, и иногда я тоже боюсь, что так и есть. Но потом я вспоминаю о первом порыве души, тогда, на лекции Беатриче,и эту горячку чувств, испытанную на паре очников. И все это нервное возбуждение, когда я читаю про Булгарина. Это все выше того, как я презентую это в дайре, например, просто потому, что для меня все эти исследования играют огромную роль, но я понимаю, что роль эту они играют только для меня.
Впрочем, этот пронизанный духом культуры вывод не мешает мне шутить, что вот выйду я на защиту диплома и начну рассказывать про любовь Пушкина к Булгарину, что ты мне сделаешь, я в другом городе, за мат извени.
Отлично синхронизировались с Коняшем, который пилит кулстори про своих дипломных котанов Херста и Пулитцера, которых я люблю еще с первого просмотра «Гражданина Кейна», конечно же, и все это так близко к моим пирожочкам, что я периодически комментирую его цитаты как ТЫ КОПИРАЙТИШЬ МОЙ ДИПЛОМ, и кто после этого всегда скажет, что диплом не нужен?

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи

00:02 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Толику

В воздухе пахнет медом и имбирем, беспокойным днем, медом и серебром, и стихи – как песня, как фимиам, выедают дымом твои глаза, все равно во славу твоим богам.

Дотемна сидеть под мерцанье свеч, под глухую речь. От бравады встреч захмелеть слегка, и дрожит рука, и идут лета: через волны Леты спешит челнок, как тот лепесток, через запад и на восток, только все не в такт.

Отдается песня в чужих сердцах, да сверкнет в глазах.

Это значит – слово сильнее тьмы, это значит – можно не ждать беды, это значит – голос важней зимы. Лепесток ложится в ладоней горсть. Барабанит дождь. Не уходит гость.

…пахнет медом и имбирем, беспокойным днем, бузиной и сном. Закатилось солнце за грань миров, опустила ночь шерстяной покров.
Тишина.
Тепло.

@темы: Рихито-сама, возьми на кухне нож, разрежь меня на части

00:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Насколько сильно соскучился по Булгарину, понял в субботу. Хотел посвятить весь день монтажу, но вот уборка, а потом — полчаса до обеда, куда уж тут, проект будет грузиться дольше. Дай, думаю, посмотрю литературу ко второму параграфу журфаковского диплома, одним глазком только, так, чтобы потом легче было.
Очнулся в семь вечера на середине труда Вацуро про «Северные цветы» Дельвига, потому что случайно зацепился в каком-то источнике про работу Булгарина в альманахе барона и заверте.
Я вообще консультировался с этой работой частенько, но последовательно ее не читал, потому что ну когда, когда?

Провалился обратно в XIX век, как Алиса в кроличью нору.

Так люблю Булгарина, это же надо! Сегодня позволил себе посмотреть наконец ту документалку по Культуре, которая годами ждала своего часа в закладках. Двадцать шесть минут про Булгарина: элементы реконструкции, говорящие головы — я убедил себя, что это все для дела, для режиссерского диплома, референсы, так сказать. А там Рейтблат один из экспертов, с чьего НЛОшного сборника вообще все началось, я имею в виду, из серьезного исследования булгаринской темы.
Так-то я почти все знал из рассказанного, кроме, может, каких-то деталей, которые сложились в слово вечность из битого стекла, до того все это вгоняет в грусть.
Мне вот как-то врезались в память строчки из письма Елизаветы Телешевой Эйзенштейну в Алма-Ату: «узнала, что вы ехали веселым, а стали грустным, усталым и одиноким». Это я в фандоме XIX века. Серьезно.

То есть вот, например, однокашник Булгарина по шляхетскому корпусу (Аполлон Марин) в воспоминаниях писал, как кадеты били юного Фаддея со словами: "Бей Костюшку!" Q__________Q
После того, как его первый раз побили, Булгарин заявил обидчикам, что вырастет, выучится и отомстит.
Через несколько месяцев он подтянул русский язык, вскоре нагнал товарищей по всем предметам, начал писать стихи и ходить в православную церковь, сделавшись душой компании.
Без покровителей, семьи и состояния, сделал себя: еще до двадцати лет стал орденоносным офицером и героем (после битвы под Фридландом).
А потом все обрушилось — и пришлось начинать заново. А потом снова. И, конечно, ни 14 декабря, ни во время польского восстания, ни вообще когда-либо потом Булгарин не хотел начинать все опять заново.

А закончился фильм демонстрацией прижизненной гравюры Булгарина (выполненной за три года до смерти), где сам Булгарин написал: «Не поминайте лихом». Как удар под дых.
Моя мерцающая в непроглядной ночи звездочка :weep3:

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Третьего отделения на вас нет, негодяи

00:39 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Стараюсь раз в неделю смотреть фильм на французском, чтобы улучшить понимание. Работает так себе: до сих пор через раз понимаю даже дубляж; когда смотрю фильмы на французском в оригинале, вообще такое себе. Но верю в себя, как диснеевский персонаж, и продолжаю разгрызать железо и гранит.
Так вот в рамках французской практики пересмотрел первый эпизод первого сезона Шерлока ВВС, и не могу не сказать по этому поводу несколько слов.

Шерлок появился, когда я еще был в школе и не знал очень многого в большом мире. И я до сих пор помню это чувство открытых глаз и открытого сердца. Все эти шутки про борщ и пельмени, «на первом этаже есть еще одна комната, если вы предпочитаете жить раздельно»... Это было неожиданно видеть по Первому каналу, это было похоже на разошедшиеся облака, сквозь которые пробивается солнце.
А какие тогда это были неожиданные повороты! А шутки про понижение IQ всей улицы! А Майкрофт!
Обнимаю все это сейчас с такой нежностью.

Конечно, Тони Лашден и его фички, все эти «я сам», джонлок, «Джим Мориарти сидит в смирительной рубашке, затянутой на все ремни, чтобы он не мог освободить рук и найти себе еще один пистолет» и, конечно, «Одиночество проходит. / И вместо него приходит шумная гейская вечеринка».
Конечно.

Но сначала, еще до всего этого: до дайри, до Тони, даже до второго сезона, были
- пилотная серия,
- пересказ бро оригинала с цитатами на английском,
- Шерлок.

Это было неожиданно, как удар под дых от незнакомца, которого ты случайно встретил на улице — и потому, наверное, так сильно въелось и отозвалось. Все эти ролевки, Принцесса, Майкрофт и его дом (его крепость) — запружило, закружило. А помните, как мы подписывали смс инициалами SH? Помните?
Я смотрю эту первую серию и вспоминаю себя в 2010, смотрю на себя в 2018 и думаю, до чего же это хорошо, сквозь время.
Всегда и бесконечно — Майкрофт, готовый заботиться против воли, Майкрофт, чья забота похожа на угрозу, Майкрофт, с этими его зонтом и статью. Человек, который может контролировать все — кроме того, что ему по-настоящему важно.
Нежно и тихо — Джон, разве что не виляющий хвостом, Джон, терпящий все эти выходки социопата, Джон, готовый спать на полу, чтобы Шерлок не простудился. Его очаровательная мимика, резкие паузы в эмоциях, готовность убить, если того потребует дружба.
Беспричинно и опосредованно — Шерлок, с этими его подрагивающими губами, неловкой улыбкой, омерзительным чувством собственного превосходства. Шерлок, которого невозможно терпеть, но без которого нельзя обойтись.
Просто и бесшумно — Андерсон и Лестрейд, раз за разом возвращающиеся на Бейкер-стрит.
Раз за разом.
Раз за разом.

И мне так нравятся эти средние и — даже больше — первые планы, эти немного резкие восьмерки, эти подхваты, чтобы ухватить эмоции Шерлока во всех их проявлениях. Даже эти немного уже смешные, простые переходы через пол-экрана кажутся милыми сердцу.
Дедукция и надписи, роем кружащие вокруг людей, предметов, мест. Это все ворвалось тогда, в 2010, в мой мирок, и засело льдинкой в сердце.
Смотрю и улыбаюсь.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, обсессивно-компульсивное расстройство

00:19 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Дверь снова хлопнула, холодный воздух неуверенно прошелся по кофейне. Бариста привычно поздоровался с вновь пришедшим, на что Булгарин не обратил внимания: любишь работать в Старбаксе, люби и дежурные приветствия всех встречных-поперечных.
Впрочем, на этот раз стоило проявить любопытство: новый посетитель, уверенно зайдя со спины, ловко выхватил из рук Булгарина айпад и сел напротив еще до того, как волна возмущения успела зародиться где-то в недрах польского сознания.
— Ты охуел? — Булгарин приподнял бровь.
— Да, — честно ответил Пушкин, проглядывая текст на экране планшета. — Но это не новость. Новость — парниша, чью драму ты изволишь читать, так?
— Отдай айпад, — потребовал Греч, сидевший по диагонали от Булгарина, а значит теперь — аккурат возле Пушкина. — Совсем совесть потерял. Что скажет Вяземский, когда узнает, с кем ты за одним столом сидел? Вали отсюда.
— Какие мы суровые! — ни капли не смутился Пушкин. Он заботливо вернул текст на нужную строчку и положил планшет возле стаканчика кофе. Правда, сам кофе взял взамен. — Это что, корица? Фу, как примитивно.
— Иди закажи себе кофе на свой вкус, — посоветовал Булгарин, поняв, что взывать к голосу разума тут не прокатит. — Вообще-то мы работаем.
— Так что, как тебе Белинский? — игнорируя все сказанное, поинтересовался Пушкин, даже причмокнув, предвкушая обсуждение.

читать дальше

@темы: Рихито-сама, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ангелы - всегда босые...

16:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Проснулся в приятной неге с мыслью о том, что могу посвятить себя Булгарину и ко, модерн!ау фичкам и «Гоголю», обмазаться Лемке и Лотманом.
А потом вспомнил, что режиссерский диплом не смонтирован. Компьютер надрывается как может, а я сижу и думаю: на кой пень мы снимали в 4к? Ну знал же я, что это плохая идея. Но нет, Микк — глаза завидущие, надо ж КАК В КИНО, чай не семестровые задания снимаем. Мучайся теперь.

Зато утро началось славно — с комментария в твиттере.
комментарий о том, что пять лет универа не пропали даром
Практически готов внести это отдельным пунктом в практическую значимость диплома про Булгарина. Крайне рад, что наши с Никошей изыскания не пропадают даром, а служат великой цели просвещения.

Вот еще давеча рецензию Булгарина на рок-поэмы Есенина репостнули в группу-событие. То ли смеяться, то ли гордиться.
Когда твой игровой аккаунт популярнее тебя :D

Снова хочется писать тексты, рассказывать о XIX веке и о том, что я вычитал у Манна.
Но неожиданно подкрался дедлайн, меньше двух недель до сдачи всех черновиков дипломов. Чувствуете, паленым пахнет? Это моя жопа.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

00:24 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Упомянул при матери, что вот, мол, день смерти Пушкина, какая дата! А мать в ответ и говорит: читала я давеча статью в Комсомолке про наше все, а там и говорится, что Дантес был геем, все сестры Гончаровы спали с Пушкиным, да и вообще в последние годы было ясно, что солнце русской поэзии закатилось, Александр Сергеич уже не торт и все в том же духе.
Я прям обмазался этим пересказом, говорю матери: ну на то это и Комсомолка, да, ты же понимаешь?
А мать говорит: не знаю, что ты там имеешь в виду, но статью я прочитала с большим интересом.
Так и работает желтая журналистика, как мы все тут понимаем, привет от сами знаете кого, и я даже не только про Херста.

Мне вся эту ситуация напомнила тот материал в «Аргументах и фактах» к юбилею Эйзенштейна, где про Эйзенштейна-то и не говорилось толком, только про «неоднозначные отношения» с Александровым. Одного поля ягоды, само собой, все массовые издания.
Я их уважаю, но иногда из-за них грущу.

Вот и к слову об Эйзене — хотелось бы написать, дескать, так и так, почему не отметили в медиа, какой был великий режиссер, но ведь тут же встает вопрос — а был ли мальчик?
Хоть меня на третьем курсе и поразили горячо «Иван Грозный» и «Потемкин», а все ж таки, положа руку на сердце, не могу сказать, что Эйзен — кинематографист. Он может снять фильм, как может поставить оперу — то есть будет ли это оперой или мюзиклом и найдется ли на это зритель остается открытым вопросом. Он всегда впадал в крайности: то у него вместо фильма театр, то лозунг, то формализм сплошной.
Вот Мороз говорил: да не потому у Эйзена в Америке с кино ничего не вышло, что он был из Советского союза, — просто режиссер он был такой, своеобразный. Может, даже вообще не режиссер.

Но все это не помешало Эйзену войти в историю, внести огромный вклад в киноискусство, в киноведение. Как же его работы про цвет в кино, про звук в кино, про символ в кино? Как же огромная внутренняя сила «Потемкина» и неистовство «Ивана Грозного»?
Меня Эйзен вдохновляет в том числе вот этой реализованной невозможностью. Он, несомненно, удивительный.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Третьего отделения на вас нет, негодяи

19:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Трудно сказать однозначно, появилось ли раньше яйцо или курица — точнее, то ли я начинаю любить исторических личностей, с чьими методами работы схожи мои методы, то ли это все эффект Барнума и на самом деле я притягиваю все за уши. Но факт остается фактом: я часто чувствую определенное родство с завоевавшими мое сердце господами из прошлого не только по духу, но и по технике.

Вот например отсматриваю материал со съемок в музее и чувствую себя как Эйзен, который вроде снимал фильм про Революцию, а получилась какая-то экскурсия по красотам Зимнего дворца.
Тот момент, когда и план есть, и задумка в наличии, а снимаешь все равно люстры, рамы и часы.
Собственно, после добрых пятнадцати минут под люстрой, Яна нервно засмеялась и начала повторять, будто на грани кликушества: «А дыры будешь закрывать люстрами, везде люстры, просто перебивай все люстрами, да?»
Я уже не говорю про то, как Эйзен рвал волосы, что «в материале колоссальное количество брака» и «придется монтировать по непредусмотренному материалу». Жму руку дорогому Учителю. Жму руку и пускаю скупую слезу. Импровизация — наше все.

Главное, конечно, не заиграться и не ослепнуть за монтажным столом вслед за Стариком.
А то мне хватило шуток (вообще-то это были не шутки) про soft focus («Отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все. У нас почему-то дико много вещей без фокуса — не soft focus, а просто», — Эйзен.)

Ну и, конечно, всегда актуальное (ето я сегодня утром, увидев первые кадры): «Вообще, ни черта в этой кинематографии не понимаю! Смотришь — на съемках хорошо, на экране плохо, и наоборот!!!» (Эйзен писал так в 1927, а все еще каждое слово верно)

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
АПД. У нас получилось даже светлее, чем у Сокурова :D

Долго шли к получению от музея разрешения на съемку и согласования со всеми участниками съемочного процесса, и вот наконец все готово, пора бы и думать над раскадровкой и референсами.
Основная проблема в том, что в музейных залах запретили использовать свет, чтобы не повредить картинам — требование вполне логичное, но сильно затрудняющее собственно съемку, ведь съемка без света — это любительство и «сам себе режиссер».
Прошлись еще раз по залам, стало чуть легче, местами даже есть восхитительно яркие люстры — проблему света это не решает, потому что верхний свет — это не киносвет, но во всяком случае не в сумерках снимать будем, и то хлеб.

Как раз ради референсов пересмотрел отрывками «Франкофонию» Сокурова — удивительный фильм, удивительный режиссер. Скидываю Яне скриншоты эпизодов, которые нас вдохновили.
И вот лучший комментарий Яны на свете:

:lol:

Собственно, кадры выглядят примерно так


запись создана: 02.02.2018 в 20:06

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

12:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Читая Завтра я всегда бывала львом, я серьезно задумался над главой, где Арнхильд довелось после года в больнице выйти в город и встретиться с подругой. Все пошло не по плану: слишком много тем были табуированы, а нейтральных тем попросту не оказалось: Арнхильд не следила за событиями в мире, не слушала радио и, кажется, не читала; вся ее жизнь сводилась к болезни и лечению. И вот подругам было неловко, грустно и тяжело от невозможности просто общаться, и вскоре после этой встречи Арнхильд снова госпитализировали.
Но на следующий раз, спустя несколько лет, Арнхильд пришла на встречу подготовленной. У нее были темы для разговоров (рукоделие, например, и ставшее возможным будущее).

Я, конечно, не сидел год в больнице, отрезанный от мира, но часто учеба настолько меня увлекает, что я все равно отрываюсь от действительности и оказываюсь в положении человека, лишенного необходимых для общения исходных данных. Долгое время я думал, что это нормально, и невозможность общения связана с тем, что голова моя занята совсем другими вещами. Сейчас я понимаю, до чего это эгоцентричное понимание коммуникации как таковой, потому что в акте коммуникации всегда участвую два актора, и мне вообще-то тоже нужно приложить усилие, чтобы заинтересовать собеседника и выйти за пределы своей области знаний или хотя бы адаптировать ее под собеседника.
Мысль очевидная, но когда твоя жизнь на 70% состоит из дипломов, а на оставшиеся 30% — из еды и сна, тут не до рефлексии. А зря.
Конечно, тут есть и другие факторы — например, я привык к тому, что мои собеседники компетентнее меня, и потому мне долгое время было интереснее и важнее слушать, чем делиться чем-то своим. А потом свое стало мне тоже интересно, но инструментов для его выражения у меня-то и не оказалось.

Вчера я очень славно пообщался с одногруппниками, и для меня это знаковое событие, потому что я смог участвовать в общей беседе наравне с другими ребятами, и ни разу не упомянул темы своих дипломов и вообще что-либо несвоевременное и лишнее. Никаких «ой, это как в 1831, помните...» или «натурально, как Булгарин в том письме Гречу!».
Я подготовился, и смог, приложив небольшое усилие, стать частью коллектива. Уверенно поддерживал беседу и про Лободу, и про Смешариков, и про не смонтированные дипломы, и про искусство Возрождения, и про коридор, который Луна откроет 15 февраля. Чувствуете разброс? Считаю все это своим большим социальным успехом.

Это моя вторая победа на коммуникационной арене. На зимней сессии журфака Оля с Юлей снова предложили сходить в кафе после экзаменов, чтобы дружно отметить очередной пройденный этап. Они предлагают это уже добрый год, каждую сессию, но каждый раз я настолько устаю от необходимости находиться среди людей на протяжении длительного времени, настолько нервничаю из-за того, что сессия традиционно накладывается на режиссерскую учебу или экзамены, настолько выматываюсь морально, что остаюсь подобием снятой кожи и, конечно, под благовидным предлогом отказываюсь, отмечая конец сессии с Коняшем, ограничивая все свое общение одним человеком и успокаиваясь на несколько часов.
В этот раз, благодаря отсутствию пар и экзаменов на режиссуре, я чувствовал себя гораздо лучше и радостно согласился встретиться. И мы чудесно посидели, обсуждая то пары, то недавно вышедшие фильмы, то новости, то будущее с благословением Павлова. Это было не так страшно, и иногда можно было промолчать, не нанося ущерба общей беседе, а часто — участвовать наравне. Я не чувствовал себя вымотанным после общения, как это часто бывало на протяжении последних лет.
Все это меня радует и вселяет определенный оптимизм.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, обсессивно-компульсивное расстройство

Mea culpa

главная