• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
За пять дней успели с бро раз десять поучаствовать в диалоге:
— Ой, а вы школьницы?
— На самом деле, мы студенты.
— Только поступили?
— Вообще-то скоро выпускаемся.
— ...
— ...
— Не на театральном учитесь?..
Во всех музеях нас принимали за милых пятнадцатилетних культурных петербурженок (хз почему петербурженок, раза четыре спросили, не оттуда ли мы).

В бесконечной очереди в Собор Василия Блаженного за нами стояла очаровательная пара: русскоязычная девушка и ее дейт/муж/партнер-француз. Они говорили друг с другом на английском с безумным акцентом, но очень быстро и понятно, и это было соу свит :3 У девушки сильный русский акцент, посреди разговора она звонила по телефону и кричала по-русски про то, что в мавзолей они не пошли, потому что там давно уже лежит кукла. А у мужчины был такой сильный французский акцент, с грассированием и крайними ударениями, что я сначала пытался разобрать французские слова :D
Пара оказалась не только милой, но и интеллигентной. Как обычно все было не для людей: стояли очередь от самых ворот, когда выяснилось, что это очередь (внимание) В СУВЕНИРНУЮ ЛАВКУ (???), и все об этом узнавали за два шага до лавки, разумеется, потому что из-за толпы людей впереди ничего не видно, и начинали перестраиваться в соседнюю очередь (потому что никто в своем уме не будет под жарящим солнцем стоять длинную очередь в сувенирную лавку). Конечно, все перемешивалось, и когда мы все осознали, что стоим не туда, и перегруппировались, русско-французская пара оказалась впереди нас.
Тут девушка обернулась, заметила нас, и тут же на смеси русского (для нас) и английского (для спутника) пригласила нас встать перед ними, как было изначально, потому что суета-маета, они все понимают.

История о том, как Микк делал французский в поезде.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, ты хочешь быть богом хотя бы в словах, вот и сходил за хлебушком

19:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Нормальные люди привозят из Москвы магнитики и хорошее настроение, я же по примеру Эйзенштейна привез «два чемодана книг».
По крайней мере, чемодан точно не закрывался, пришлось распихивать книги одни в рюкзак, другие в сумку с едой, так что в итоге уехал из Москвы, чуть не надорвав спину.
Какая ирония: большая часть книг — по киноведению или связана с Францией (дореволюционное издание о публицистике накануне ВФР и две книги с французскими текстами), и только случайно затесался сборник цитат из писем и публицистики Томаса Джефферсона :"D #отпустименяфандом

Дерзко решил сегодня утром взвеситься, памятуя о том, что из Парижа вернулся с двумя дополнительными фастфудными килограммами (даром что на ногах проводили по 14 часов). Ан нет, те же 45 кило, как будто и не питался исключительно в Маке и в КФС (не считая двух дерзких походов в элитные заведения с Принцессой). Видимо, на этот раз мы ходили еще больше — что неудивительно.
Как прелестно в Париже — все находится в историческом центре, ходи — не хочу, гуляй и любуйся окружающим. В Москве нам приходилось чуть ли не галопом скакать, чтобы посетить больше, чем одно место в день.

Самым ярким впечатлением в итоге обернулась Александрова слобода. В ней свободнее дышалось, в ней наконец отхлынула перманентная паника, в ней не надо было бежать или притворяться, что веришь в необходимость расставить по всем углам туристическое не пойми что (как в Соборе Василия Блаженного, например).
Все так красиво и так ухожено, и чувствуется дух места (которого нет в доме Есенина или на Патриарших прудах), дух XVI века.
Идешь и думаешь: вот здесь стоял Иван. И сразу так радостно на душе.

Это я счастливый еду в электричке в Александрову слободу.

@темы: вот и сходил за хлебушком, Анфи, Kevin the journalist, voice of Strex, гости всыпали боярам звездюлей

19:10 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
По ночам Маргарита просыпалась; ей было душно, тошно, скучно. Она подолгу смотрела в окно и садилась писать письма, так что к утру стол покрывал неравномерный слой исписанной бумаги. Некоторое количество адресатов были вполне материальны, большая же часть корреспонденции должна была в будущем составить эпистолярное наследие Маргариты. Погрузившись в текст, она находила его единственной для себя возможной формой существования.
Временами Маргарита путала конверты, и тогда вслед очередному письму летела открытка: "Любезный Максим, не обращайте внимания на досадную оплошность, имевшую место с моей стороны...", "Дорогая Мадлен, не придавайте большого значения той несносной бумаге, это всего лишь нелепица, ко мне отношения не имеющая".
Сводки о завтраке соседствовали с описанием звездного неба над головой и морального закона внутри; Маргарита не пыталась приукрасить свою жизнь, но с удовольствием разноображивала жизнь своих далеких друзей и несуществующих товарищей. День ото дня она продумывала и бессловесно проживала судьбы тех, чьи имена ничего и никогда не скажут для истории, а затем страница за страницей соглашалась или опровергала не высказанные ими мысли.
По утрам у Маргариты болела голова, муторная конторская работа предвещала ещё одну ночь бессонницы, постоянный раздражающий гул человеческих окриков, вздохов и шорохов сливался в кошмарную какофонию, давая повод написать в очередном письме об иной судьбе, уготованной иным людям.
Скудный ужин позволял довольно скоро, но чрезвычайно непродуктивно уснуть, чтобы опять отчаянно предаваться жизни за пару часов до раннего в этих краях рассвета. Маргарита снова и снова смотрела в окно, передвигала к себе чистые листы бумаги и реализовывала своё право на существование.

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

12:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Посмотрели с бро цены на билеты в московские музеи и все еще не верим.
— Да мы за цену одного билета в парижский музей могли бы всю культурную жизнь Москвы осмотреть, еще бы и на метро осталось!
— Ага, вместо похода в Лувр могли бы КУПИТЬ ВСЮ КРАСНУЮ ПЛОЩАДЬ.
— ЗАБРАТЬ ЛЕНИНА С СОБОЙ КАК СУВЕНИР.

К слову о Ленине. Если верить интернету, в будние дни на него можно будет посмотреть только три дня из пяти, да еще и только с десяти утра до часу дня.
— Просто Ленин очень занятой.
— Именно. Три часа полежал — и дела-дела.
— Ленин ждет, а дела не ждут!
— На часы поглядывает еще: так, 12:59, немного осталось!..
— У последних посетителей спрашивает: а на ваших часах сколько? а то мои, кажется, отстают.

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex

18:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Кристоф Оноре очень практичен: если песня не пригодилась в одном фильме, почему бы не использовать ее в другом. Достаточно просто задать ту же тональность, собрать тех же актеров, да и вообще сильно ли что-то меняется от фильма к фильму, никто не заметит подмены :"D

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

10:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
броненосец в потемках —> je suis beau, jeune et breton

Je suis beau, jeune et breton
Je sens la pluie, l'océan et les crêpes au citron





@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris

17:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Да и за что мне было тогда иметь врагов! Тогда я не был ни журналистом, ни критиком, не писал статей о нравах, не знал, как блюстители честности благо-приобретают богатство, никому не стоял на дороге, не задевал ничьего самолюбия, не возбуждал ни в ком зависти! Приятели, напротив, заставляли меня писать сатирические стишки на себя и на других, и никто не только не гневался, а все хохотали и были довольны. Это было счастливое для меня время, и так бы протекла вся жизнь моя, если б судьба за грехи мои не бросила меня на литературное поприще. Если б мне пришлось выбирать для детей моих крайности, в самом несчастном положении я желал бы, чтоб они были лучше всю жизнь простыми солдатами или земледельцами, чем самыми счастливыми писателями, особенно журналистами! Кто хочет узнать вкус желчи с уксусом — милости просим к нам, под знамена Аполлона!

(Ф.В. Булгарин. «Воспоминания»)


АПД. Оказывается, сегодня еще и день рождения чудесного Поляка! :flower:
Вот, например, премилая статья о тенденциях современного булгариноведения: О Булгарине старом и новом <3

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Третьего отделения на вас нет, негодяи

14:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Infernale
Bacchanale
L'enfer noircit ma chair
Du péché de désir
Le ciel doit me punir



Je la trouverai, je l'aurai, même si je dois brûler tout Paris

Infernale
Bacchanale
Diabolique sorcière
Sois mienne ou
Ma passion
Te mènera en enfer

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
22:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Начали смотреть третий сезон Perception, первая серия называется «Париж» — это тот самый эпизод, из-за которого я вообще затеялся смотреть этот сериал.
ГГ читал лекцию в Сорбонне (!), и будто мало этого, рассказывал о так называемом Парижском синдроме — диссонансе между желаемым и действительным. Дескать, когда туристы приезжают в «самый красивый и романтичный город мира» (тм), они испытывают сильный стресс в связи с несоответствием между ожиданием и реальностью. И тут в действие вступают реакции психологической защиты.
(Примерно в этот момент, когда Пирс говорил об этом в Сорбонне, я понял, что у меня наконец перестала болеть грудная клетка, которой я маялся весь день.)

А я слушал это объяснение и думал о том, что меня это не то чтобы не коснулось, но отразилось это на мне иначе.
Я ведь никогда не хотел в Париж: считал его всегда приманкой для туристов с незаслуженно завышенными ценами. Я побывал много где в Европе и повидал немало — у меня в голове не укладывалось, что какая-то северная территория может то же самое продавать дороже и считаться при этом страной любви и вина.

А потом со мной случился Гюго. А дальше вы знаете.

Так вот за последний год я много рефлексировал на эту тему.
В середине прошлого семестра мы сидели на паре культурологии, кажется, и лекция была потоковой. Мы оказались в аудитории-амфитеатре на соседних рядах с Кэм (помните, та самая девушка с эполетами, слишком образованная и интеллигентная для нашего института?), и Кэм начала со мной общаться посреди пары. А я, как бы ни относился к предмету и преподавателю, стараюсь на лекциях слушать и писать лекции, а не взаимодействовать с людьми (тем более что мои социальные навыки сильно сдали за последний год).
Тогда Кэм взяла мой блокнот с Нотр-Дамом на обложке, повертела его в руках и сказала: «Вы же понимаете, что достоинство Собора Парижской Богоматери скорее в известности, чем в красоте?» До того момента я ни на секунду (!) не задумывался об этом. Повторяю, я побывал во многих городах Европы, был во многих храмах, соборах, костелах, и ни один не задел меня за живое настолько, насколько это сделал Нотр-Дам.
читать дальше

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, Херовато у меня дела, Лафайет., Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

22:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Есть у нас семейная шутка, которая базируется на том, что у меня странные и не самые очевидные вкусы.
Шутка эта пошла от какой-то киношно-советской цитаты, которую никто не может вспомнить, и обычно употребляется в форме «все семеро благодарных зрителей».

Пример употребления: «Даша пошла на новый фильм Вуди Аллена, который понравился всем семерым благодарным зрителям».

Я в принципе давно знал, что взятие Бастилии — не более чем символ, но буквально на днях сразу несколько источников напомнили мне, что, помимо прочего, там было всего семеро заключённых.
Так вот напрашивается шутка о санкюлотах, освободивших всех благодарных семерых заключённых... :D
*
Журфаковская Маша сказала мне: «ну какая Болтуц, Беатриче — это ты :3», — один из самых прелестных комплиментов на моей памяти :love:
*
И немного о грустном

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, обсессивно-компульсивное расстройство, I'll find her if I have to burn down all of Paris

22:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2016

Я сопротивлялся этому как мог, но мы по учебе смотрим столько крутых фильмов (хотя основной курс и зарубежного, и отечественного кино уже позади), что почему бы и да.
В этом году будет меньше, чем в предыдущих.

Январь

Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

(продолжение тут)
запись создана: 02.01.2016 в 23:20

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

02:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец-то добрался до авторского разбора The Schuyler Sisters.
Меня действительно поражает, насколько гениально и емко Миранда смог вместить практически все механизмы гендерной теории (как и других теорий, направленных на равноправие) и показать их в действии. То есть в этой композиции буквально с первых строк идет ярчайший запал феминизма, и это так круто.
Все еще аж захлестывает восторгом, когда слышу “We hold these truths to be self-evident / That all men are created equal” / And when I meet Thomas Jefferson / I’m ‘a compel him to include women in the sequel! Work!



Но я пришел писать этот пост не ради

Why you slummin’ in the city in your fancy heels*

*Heels were popular in Western fashion in the mid-to-late eighteenth century for both women and men.


И даже не ради


Burr, you disgust me*

*According to Burr, Angelica wants an urchin to give her ideals. Angelica’s disgust here may be partly inspired by the fact that she already has ideals. It’s Burr, we find, who doesn’t.
Anyway, whether she wants an urchin or a mind that’s workin', she doesn’t want Burr.


А очень даже ради


[ANGELICA]
Burr, you disgust me

[BURR]
Ah, so you’ve discussed me*

*Using a homophone to evoke the philosophy of “all publicity is good publicity,” Burr employs wordplay to slip around a blatant turn-down. Sheesh.

This particular wording could be a reference to Eminem’s “Without Me,” which contains the lyric, “Everybody only wants to discuss me / so this must mean I’m disgusting.”

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

18:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
К концу 1787 года позиции федералистов и антифедералистов в целом уже определились, и споры в течение всего 1788 года в основном велись вокруг отдельных фрагментов, деталей, аспектов текста конституции. В этом контексте интерес вызывает такой любопытный феномен, как использование псевдонимов обеими сторонами и в периодике, и в отдельных изданиях.
В период «конституционной контроверзы» появилось огромное количество публикаций под псевдонимами, не вызванными цензурными соображениями, но носящими явно «говорящий» (знаковый) характер.
<...>
Наиболее распространенными были псевдонимы:
• античные («Брут», «Катон», «Цезарь», «Агриппа», «Фабий»);
• социальные («Землевладелец», «Федеральный фермер», «Плебей»);
• партийные («Колумбийский патриот», «Республиканец», «Американский гражданин», «Гражданин Нью-Хейвена»).
Выбор античного псевдонима, как правило, был связан с гражданской или политической позицией автора. Возникали даже устойчивые бинарные оппозиции. Например, «Цезарь» — «Брут», когда от имени «Цезаря» выступал убежденный сторонник сильной центральной власти, федералист Александр Гамильтон, а «Брутом» становился яростный поборник прав штатов и свободы личности, антифедералист Роберт Йетс.
<...>
«Партийные» псевдонимы также имели четкую линию раздела. Если в составе псевдонима появлялось слово «гражданин» («Американский гражданин», «Гражданин Нью-Хейвена», «Civis»), то оно служило маркером федералистской позиции автора.
Слово же «патриот» (покинув предреволюционную оппозицию лоялист/патриот) означало отныне сторонника антифедерализма.
<...>
Противостояние федералистов и антифедералистов не завершилось и после ратификации конституции к 1789 году большинством штатов. Центр борьбы сместился к проблеме принятия поправок к конституции, текст которой не давал в полной мере гарантий прав и свобод гражданам новой страны.

(Юрий Лучинский, «Масс-медиа США и Канады: динамика глобализации» / «От "американской мечты" до партийной прессы»)

++
про «американскую мечту» там же:

...А «неотчуждаемые права» уже представлялись не предметом полемики, а оказывались «самоочевидной истиной». Самоочевидность (self-evidence) естественных прав личности — это важнейший итог всего развития американского Просвещения, так как в общественном сознании концепт свободы и прав человека стал истиной, не требующей доказательств.
<...>
Однако много споров спровоцировала замена, сделанная Джефферсоном в локковской «триаде», когда «жизнь, свобода и имущество» («Трактат о государственном правлении») превратились в «жизнь, свободу и стремление к счастью» («Декларация независимости»). В отечественных исследованиях встречаются различные трактовки этой замены — от «вызова меркантилизму» до «политической демагогии».
<...>
Джефферсоновский вариант мифологемы не конкретизирован (имеется множество прочтений и интерпретаций), а потому предельно пластичен и обладает потенцией к саморазвитию.
Некоторые исследователи отмечают, что в отличие от большинства других наций американское самосознание строится на отождествлении не с концептами крови, религии, языка, географии или исторического наследия, а с набором идеалов, выраженных в «Декларации независимости» и закрепленных в Конституции.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

16:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Что мне нравится во французской культуре — так это постмодернистская тяга к истории внутри истории, ориентированной на историю.
Вот это самое



Недавно начал переслушивать первый акт 1789 : Les amants de la Bastille (прост), и в какой-то момент СЛУЧАЙНО глянул английский перевод композиции Au Palais Royal. Так горю с этой песни (с чего бы это, лол), и вот.
Там в конце припева есть строчка Ça ira, которую радостно пропевает Дантон.
Так вот в английском переводе было _примечание_.

*As I have previously noted, the phrase "Ça ira" has a bit of a backstory. "Ah! ça ira" was a song of the French Revolution which first appeared in 1790. The refrain "ça ira", meaning "it'll be fine", came from Benjamin Franklin, who was popular in France as a representative of the Continental Congress. When asked about the American Revolution, he would reply "ça ira, ça ira".

ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ДА?
ОПЯТЬ.
ФРАНЦУЗЫ, какие же вы классненькие <3




*
Когда кажется, что рассказал уже все про журфак, но не можешь перестать вспоминать отдельные моменты.

Пошли как-то раз с Коняшем поговорить к Болтуц про курсовые (снова), и вот я как раз тогда кричал что-то про ОГОНЬ РЕВОЛЮЦИИ, ГОРЯЩИЙ В МОЕЙ ГРУДИ. Самое смешное в тот раз было следующее. Болуц нашла у меня в курсовой такую фразу: «У него нет модернистской растерянности Хемингуэя, фрустрация которого по поводу «потерянного поколения» проявляется в полной отстраненности от объектов повествования».
И знаете что?
Она задумалась, может ли третьекурсник использовать в курсовой слово «фрустрация»! Типа ПОДОЗРИТЕЛЬНО.

Хорошо, что рядом сидел Коняш, смешно покачавший головой со словами: «Да для нее это нормально, она так разговаривает».
И Болуц еще раз уточнила: «Какое у вас, говорите, второе образование?»
«Режиссура кино и телевидения». — «Тогда все ясно».

Мать недавно сказала мне следующее: «Ты говоришь сложным и слишком умным языком, поэтому на тебя смотрят, как на дуру! Простые люди так не говорят!»
???????
Испытал ФРУСТРАЦИЮ.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

01:02 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Досмотрели сегодня первый сезон Perception («Восприятие» дословно, «Нейродетектив» в переводе ТВ3)
Совершенно случайно наткнулись на него — во время рекламы «Матрицы» по тому же ТВ3 показывали главного героя на фоне Нотр-Дама, и я говорю: как чудесно! И мать добавляет: отлично, надо скачать! А это раз — и сериал.

Надо для начала сказать самое важное: я не очень люблю детективы. Я вряд ли догадаюсь, кто убийца/похититель, пока его/ее не покажут крупным планом со словами: «Это он_а убил_а *жертву*». Не знаю, есть ли хоть один детектив, который нравился мне, кроме «Десяти негритят». (Я даже «Шерлока» ВВС начал смотреть из-за шуток про борщ, о чем может идти речь.)

«Perception» прекрасен.
Главный герой ва кои-то веки не циничный социопат. Героиня из ФБР прелестна, но никто ни единого раза за все 10 эпизодов не сказал что-то типа «что такая хорошенькая девушка забыла в ФБР». Второплановые персонажи очаровательны и со своим характером.
После первых двух слов главного героя в первые пять секунд экранного времени я сказал: «Мне уже не нравится этот сериал», на втором предложении я понял, что этот сериал — то, что мне нужно сейчас. Главный герой (профессор колледжа!) говорил о том, что реальность иллюзорна и о нашем восприятии (привет, Мороз).

Главный герой — человек с mental illness (параноидальная шизофрения), а еще он умнейший преподаватель и просто хороший человек. Очень закрытый (что понятно и объяснимо), очень хрупкий, очень мягкий. Эрик МакКормак как-то очень точно передает это состояние боязни людей, какой-то отчаянной нестабильности и грустной обреченности. Его герой действенен, но не агрессивен; он трепетен и чувствителен.
Фактически, путем его расстройства, для нас вскрывают процесс мышления очередного консультанта ФБР, но это подано (особенно в первых эпизодах) так вхарактерно и незатерто, что не создается ощущения «я это уже видел».

Мне нравится все в этом сериале: то, как главный герой принимает свой диагноз; антураж колледжа; помощник главного героя и агентка ФБР, наделенные определенными характерами и сюжетными функциями; роль научного знания. Нравится, как максимально просто и незамысловато подаются дела — все время вспоминаю серию ПОИ про Уолл-стрит, где даже после финального объяснения ничего не стало понятно, в то время как в «Perception» упор сделан не на мастерских преступлениях-многоходовочках, а на том, как через эти преступления герои осознают и принимают себя.
Это и серия про принятие гомосексуальности (герои, осуждавшие ее, были злодеями; в то время как положительные герои просто и естественно объясняли, что это не болезнь и в этом нет ничего страшного или зазорного), и серия про согласие на лечение в больнице, и вообще практически все, что там есть.
Главный герой вызывает не сочувствие, но сопереживание, и это очень важно для меня.

Внутренний конфликт героя в итоге оказывается внешним — только не совсем конфликтом, но трагедией, которую он переживает. Это потрясающе — нас не оставили поправлять лапшу на ушах и рассуждать о незакрытых дырах. Это очень жизнеутверждающий, болезненный (то есть трогающий за душу), поддерживающий и вдохновляющий сериал, и я даже не думал, что сейчас такое снимают.


@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, обсессивно-компульсивное расстройство

15:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Дочитал «Поцелуй женщины-паука», последние страниц сто меня как будто железным прутом били.
Думаю, фильм мне понравился больше — не потому, что он лучше, а потому, что он не провоцирует приступы тревожности и паники.
Меня пугает, насколько агрессивный мюзикл по сравнению с романом. Драматургия, конечно, вещь хорошая, но насколько это отходит от отношений Валентина и Молины в книге. Мюзикл начинается с того, как Валентин четко очерчивает свое личное пространство и агрессивно относится к Молине. И у Молины голос дрожит, напрягается и срывается от такого отношения.

Интересно, что главное в романе — как раз тема метаморфоз (привет, Кафка). Тема запертости в собственном теле. Тема невозможности что-то изменить.
Мне кажется, что Молина сам попался в паучью сеть: он следует социально сконструированным поведенческим паттернам. Когда Валентин говорит ему, что быть женщиной — не означает подчиняться или унижаться, Молина чувствует себя плохо. Молина не может завершить процесс превращения — поэтому он выбирает путь обходный: превращает свою жизнь в кино.
То, чего Молина хочет достичь, возможно only in the movies.

Вообще эта кафкианская тоска так огромна здесь, в романе, что это правда смахивает на «Превращение» изначальной обреченностью.
Фильм полон романтизации: романтизации отношений, героев, поступков, событий. Мне страшно, поэтому я выбираю фильм: он прекрасен и хрупок.

В романе, несмотря на попытки Пуига своим незримым присутствием в сносках заострить проблему гомосексуальности, больший акцент делается все-таки на трансгендерности, что ли. Телесная дисфория ближе к теме метаморфоз, раз уж на то пошло. Не все так буквально в рамках романа, но все же вернее двигаться в этом направлении.
То есть в центре не то, грубо говоря, что Молине нравятся мужчины — а что он чувствует себя женщиной. Но женщина в данном контексте — это человек подчиненный. Поэтому Молина виктимен и несвободен ни в одной из бинарных ипостасей. Это вызывает ужасающую грусть и тоску.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, обсессивно-компульсивное расстройство

17:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Все еще не могу поверить, что существую в одной реальности с этим романом. Пока что одна из лучших книг в моей жизни.




— А что в этом такого — быть мягким, как женщина? Почему мужчина, да кто угодно, любая собака, любой педик не может быть чувствительным, если ему хочется?
— Не знаю, но мужчине это может помешать.
— Когда? Когда дело доходит до пыток?
— Нет, когда нужно покончить с палачами.
— Если бы все мужчины вели себя как женщины, никаких палачей и не было бы.

Мануэль Пуиг, «Поцелуй женщины-паука»

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь

17:09 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Встретил сегодня незнакомую очницу в пресс-кафе.
— Представляете, все отл в зачетке, и только у Павлова — вторая пересдача, — рассказала она.
— А вы... не либералка, часом? — осторожно поинтересовался я.
— Да что вы! — она замахала руками. — Павлов, конечно, назвал меня так однажды... Но это было давно! — в ее голосе проскользнул нотки отчаяния. — И неправда!
— Ох, ну вы же понимаете, — смеясь, пожал плечами я, — теперь вы можете говорить что угодно. А либералометр Павлова на вас будет реагировать.
Девушка обреченно закрыла лицо руками.
*
Как-то Оля стояла в коридоре и сетовала:
— Ну вы представляете, только отключила уведомления в «обожекогдаэтовсезакончится», как они начала трещать в «реальность иллюзорна». Скоро и в ней уведомления отключу.
А это наши беседы вк, одна другой краше.

«Реальность иллюзорна» — цитата Мороза, украшающая основную нашу беседу.
«Обожекогдаэтовсезакончится» — беседа, созданная для обсуждения экзаменационных билетов.
Вот с такой аватаркой:

*
Одногруппница пересдавала историю отечественной журналистики и назвала «позорный триумвират» «БЕЗУМНЫМ ТРИУМВИРАТОМ».
Мы прост.
Безумный триумвират: ДОРОГА ЯРОСТИ.
Все еще смешно.
*
Много дурдома сегодня случилось в институте, я ехал на жур, опаздывая, разбитый, расстроенный, нервно вымотанный.
А потом приехал — и на душе так легко, так светло. И я как-то снова подумал о том, как же сильно люблю журфак и как мне он близок.
(Просто пост любви к журфаку, как обычно.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вспомнил, как перед экзаменом Мороза бледная паникующая Оля спрашивала нас с Коняшем: «Я немного не дочитала "В ожидании Годо" и ничего не поняла! Кто такой Годо? ОНИ ЕГО ДОЖДУТСЯ?!»
Такая милая :lol:

Самым смешным на экзамене Мороза был ответ Маши, которая в принципе не очень умная, и тут ей попался «УЛИСС» ДЖОЙСА, мы просто решили сидеть до конца экзамена, если потребуется, чтобы послушать ее ответ.
Само собой, скатала что-то из интернета, но самое смешное, что скатала явно не то х) Начала свой ответ так:
— «Улисс» — это реалистический роман. Я его, к сожалению, прочла только до середины...

Пока мы с Коняшем давились смехом, у Мороза было ВОТ ТАКОЕ ЛИЦО, лаек «ну давай, расскажи мне еще, как ты дочитала реалистичный роман "Улисс" до середины»

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

Mea culpa

главная