• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Очередной день из рук вон, который спасли только Коняш и Мороз. Коняш через километры, Мороз рядом.

Пропустил пары в институте по уважительной причине, чтобы съездить на жур. Считал себя таким хитрым лисом, который все рассчитал и успеет убить всех зайцев этого леса разом.
Конечно же, все пошло не так, и я три часа стоял во всех пробках Краснодара (хотя обычно от института до журфака от силы полчаса, минут сорок). Прочитал за это время очень плохо написанную биографию Эйзена, которую спасли только эйзеновский рисунок Феденьки и две потрясающие фотографии Александрова.

В итоге опоздал везде, где только мог, включая обе пары Мороза. Совсем расстроился, тем более что в институте как всегда адок.
Думаю, хоть с Морозом до остановки пройдусь, что уж там. Хотя вдруг он будет мне не рад.

Мороз такой котя. Увидел меня, говорит: «Ты что сегодня так поздно, кофе будешь?» Стояли на курилке с кофе, болтали почти час <3
Рассказывал мне в том числе об отношениях Бродского с Басмановой, так смешно и больненько.

Когда выходили с кафедры покурить (по кружке кофе на брата :D ), встретили Зуева и Молчанову. Зуев просто усмехнулся, а Молчанова радостно прощебетала:
— О, Олег Николаевич, вы теперь и кофе угощаете?
— Кто к нам с кофе придет... — начал Мороз, тоже усмехаясь.
— ...Тот от кофе и помрет! — засмеялась Молчанова и убежала в закат.

Пытался выяснить у Мороза, кто такой рубашка и что он преподает.
— Да, знаешь, я половину преподавателей уже не идентифицирую, — отмахнулся Мороз. — Появляются тут...
— Ну, когда я буду преподавать, меня вы идентифицировать будете, — засмеялся я.
— Тебя-то да, — улыбнулся Мороз.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

22:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Добрались на факультет всем смертям назло, даже Дима убежал на автобус, бросив нас.
Доползли до кафедры.

— Ты аж светишься весь, когда на журфаке, — говорит мне Коняш через плечо.
А я спал за последние два дня семь часов, с утра до вечера в институте, лег в два, встал в пять, сосуды в глазах лопаются, как волокна каната — весь такой помятый и немного подыхающий.
Но, может, правда на факультете легче.

Когда за час до этого момента выяснилось, что наш разработанный в полвторого ночи план нереализуем, я был готов дезертировать и убежал плакать за угол. В беспамятстве набрал номер Мороза и дерзко соорудил новый план из пластиковой бутылки и проволоки.
План не сработал как надо, но нас хотя бы пока еще не отчислили, но завтра у нас последнее испытание последняя попытка (правда, теперь я буду один).

План заключался в том, чтобы дерзко напечатать наши отчеты на кафедре публицистического мастерства :D Что мы и сделали, притворившись своими (хотя я сам уже почти как к себе домой туда).
Теперь у меня долгоиграющий план — просто остаться на кафедре. Метод К. — становишься частью факультета, а когда все это понимают, ты уже работаешь тут :D

Встретил на факультете Павлова, ужасно рад этому. Павлов все просит меня писать, а я не могу — вот сейчас весь по уши в отчетах, научных работах и эссе, какое тут «пишите, Дарья». (За последние два дня в институте помимо прочего задали посмотреть 13 фильмов и снять 6 работ, не считая двух долгоиграющих, которые тоже нужно снимать.)
Зато исполнил свое маленькое желание и спросил Павлова, что он думает об Эйзенштейне.
— Гениальный человек, который шел в ногу со своим временем, — подумав, ответил Павлов. — Такой вот Маяковский от кинематографа, тоже людоед.
Я говорю ему, что вот, мол, много читаю исследований о том, что Эйзен не принимал революцию, и это видно, а уж что говорить об «Иване Грозном», где он публично осудил тиранию и Сталина.
— Да где же в «Иване Грозном» Сталин? — неожиданно удивился Павлов. — Так говорят те, кто пытается реабилитировать Эйзенштейна. Иван Грозный у него — это просто Иван Грозный. Великий правитель, хотя оболганный им.

Главный вывод из встречи с Павловым: Павлов признает гений Эйзена.
Дополнительный вывод: и к Ивану Грозному Павлов относится хорошо!

Встретили на факультете Мая и Иоанна с Дианой. Все такие светлые.
День настолько наперекосяк, насколько возможно, но Коняш и журфак сделали мне так хорошо и тепло на душе, что :heart:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

21:33 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В 1908 году Эйзен стал подписывать свои письма к матери — «Твой Котик».
Это все, что я хочу сказать.

@настроение: умираю от любви к мертвому гению

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

12:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Who's beautiful as Feden'ka? :D



*
Ну и чтоб два раза не вставать (с)

Выяснил, что после запрета «Бежина луга» у Эйзена было все так плохо, что его даже уволили из института. И он искал-искал-искал, но все темы современности были для него под запретом. Он туда — ему отказ. Он сюда — ему отказ.
Наконец появился замысел «Александра Невского», и все снова встало на свои места. Но что самое интересное, между «Невским» и «Иваном Грозным» Эйзен ставил... оперу!

Не знаю, кто удивился этому факту больше: я или сам Эйзенштейн, когда получил такое предложение :D
Вот воспоминания товарища С.А. Самосуда:

До сих пор еще звучит в ушах недоуменная интонация, какой откликнулся Сергей Михайлович на мой телефонный звонок, когда я ему без всяких дипломатических «подходов» предложил поставить в Большом театре вагнеровскую «Валькирию».
— Вагнер?! Опера?.. Никогда и ничего не ставил в опрере... Да еще Вагнера.
— Тем лучше. Зато вы ставили «Потемкина» и «Александра Невского».

Самое смешное, что Эйзен-то поставил никакую не оперу, а самый настоящий мюзикл. читать дальше

@темы: гости всыпали боярам звездюлей

22:16 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сцены из жизни богемы.

Представляли свои грядущие проекты на паре режиссуры. В частности будем делать фильм по фотографии, небольшую историю на грани очерка.
Костя-Есь показывает свою фотографию: подвал дома Ипатьева в Екатеринбурге, где была расстреляна царская семья. Рассказывает: обратите, мол, внимание на эти отверстия в стене; кровь находили вот здесь, за плинтусом, запекшуюся... У меня, говорит, мурашки идут по спине, когда я думаю о том, что именно здесь был пресечен царский род...

А потом обсуждение концептов плавно подходит в концу, обсуждаем быстро следующее задание. Незадолго до конца пары Костя-Есь отпрашивается бежать.
— А куда вы, Костя? — забывчиво пытается вырваться из режиссерской темы Семибратов.
— Так я предупреждал, я на концерт. Группа Ленинград.
— Ах да, — смеется Семибратов. — Только что вы рассказывали, как у вас сердце замирает от мыслей о расстреле царской семьи, а теперь бежите на концерт Шнура. Конечно :D

#творческая интеллигенция
*
читать дальше
*
Придумали с Коняшем модерн!АУ к «Гамильтону».

Приходит, значит, вся революционная тусовка в Мак.

На кассе: Делайте ваш заказ.
Берр: Нам, пожалуйста, 8 БигМаков, три колы и пять средних американо
Гамильтон: АМЕРИКАНО.
Все хором: AMERICA SINGS FOR YOU.
Все хором: TO THE REVOLUTION.
На кассе, невозмутимо: ...Картошку заказывать будете?
Берр: Спасибо. Две большие фри.
Лоуроенс: FREEEEEE.
Гамильтон: TO THE FREEDOM.
Все хором: TO THE REVOLUTION.
Лафайет: FREEDOM FOR AMERICA, FREEDOM FOR FRANCE!
На кассе: Ожидайте ваш заказ.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

19:09 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Посмотрел 9/16 сериала «Орлова и Александров», хотя казалось бы. Где я, а где Орлова и Александров.

Начиналось все действительно славно: помимо упоминаемых ранее эпизодов типа приемных экзаменов у Эйзена, творческий союз Эйзена и Александрова показан пусть и не во всей красе, но ровно настолько, чтобы поорать от любви. Меня аж перекосило, когда сериальный Эйзенштейн ушел из театра снимать сразу «Потемкина», ибо А КАК ЖЕ «СТАЧКА»???? Учитывая, что даже сам Эйзен (реальный, не сериальный) не раз упоминал о том, что считает «Стачку» своей более удачной работой, чем «Потемкин» — по большей части благодаря новаторству ее, благодаря экспериментам в области киноязыка, благодаря неистовости работы над ней.
Но оставим это на совести создателей сериала, которым нужно было семьдесят с гаком лет жизни Орловой уместить в 16 эпизодов.

Так вот сцена съемок «Потемкина» — брильянт моих очей. Я смеялся так громко, что слышно было, наверное, на Мосфильме.
На самом деле этот пост задумывался для того, чтобы покидать сюда моих криков из твиттера на эту тему, так что вот они:

Не могу простить этому сериалу, что не было Стачки, но Эйзен такой счастливый пирожочек, что я прост Q___Q
*
ВСЕ АКТЕРЫ ОТКАЗАЛИСЬ ПРЫГАТЬ В ВОДУ, И ГРИШУ ЗА БОРТ БРОСАЮТ .
ГРИША ЭЙЗЕНУ: ТОЛЬКО РАДИ ВАС.
А ПОТОМ: ЭДУАРД КАЗИМИРЫЧ, КАК БРАТА ПРОШУ, С ОДНОГО ДУБЛЯ
Александров уходит сигать в холодную воду, Эйзен так подождал и дает Тиссэ отмашку:
"Дубль один".

АХАХАХАХАХАХХАХАХ ОРУ АХАХАХАХ КАК СМЕШНО
*
- ...дайте ему новую одежду.
- ЗАЧЕМ?
- Как зачем. Еще два дубля снимать. Матроса же не одного утопили.
- ЗНАЕТЕ ЧТО, СЕРГЕЙ МИХАЛЫЧ, ДАВАЙТЕ ВЫ САМИ!
- Гриша, ты же знаешь, евреев на флот не принимали.
*
"Чай холодный! И падает он как-то неэстетично!" @ ААА хDDDDDDDD
*
Да если бы я снимал кино про съемки "Потемкина", бегущий с домонтированной буквально на соплях и честном слове последней частью Гриша был КУЛЬМИНАЦИЕЙ.
И еще Эйзен, который уехал в Мск монтажить, оставив Гришу самого разбираться с досъемками.


Начиная где-то с пятой серии глаза начали закатываться внутрь черепа, но ладно.
Зато была сцена, когда первая жена Александрова жаловалась Шумяцкому на то, что ее муж, дескать, НЕ ПРОСТО РАБОТАЕТ С ЭЙЗЕНШТЕЙНОМ. ЭТО ЖЕ ОЧЕВИДНО. ПИДОРЫ.
читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, гости всыпали боярам звездюлей

18:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Истории про Эйзена — одна болезненнее другой.
Вот, например, из сборника историй про Любовь Петровну «Неизвестная Орлова» Юрия Саакова.

После десяти лет дружной совместной работы уход Александрова в самостоятельное творчество С. Эйзенштейн воспринял очень болезненно. Его недовольство было усугублено сугубо личным мотивом. Получалось, что Александров оставил его в том числе и ради Орловой. «И она, — считает М. Кушниров, — платила Эйзенштейну равной неприязнью — такой, на которую решалась в жизни редко».
Л. Орлова не сразу осознала себя «злодейкой-разлучницей» С.Эйзенштейна и Г. Александрова. И на буклете «Веселых ребят», который Александров подарил Эйзенштейну с надписью: «Дорогому учителю, учившему меня другому», бесхитростно приписала: «И тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет.
Однажды режиссер Лео Арнштам оказался свидетелем мимолетной сценки в коридоре студии. Эйзенштейн настойчиво стучался в дверь просмотрового зала, где, как выяснилось позже, Орлова смотрела материал своей картины. Эйзенштейн нервничал, поглядывая на часы, и громко, чтобы слышали в зале, чертыхался. Вдруг дверь распахнулась, да так резко, что если бы Эйзенштейн случайно не отодвинулся, его бы отбросило ударом. Из зала выскочила Любовь Петровна и, ни на кого не глядя, рванулась по коридору, громко бормоча на ходу: «Наш гений от вежливости не умрет!»
Так же, как когда-то Мэри Пикфорд при появлении на голливудском приеме Чарли Чаплина с сарказмом шепнула сидящему рядом с ней Александрову:
— А вот и наш гений!

*
Меня удивляет, волнует и печалит другая история, на удивление не связанная ни с Орловой, ни даже с Александровым.
После «Броненосца "Потемкин"» у Эйзена выдалась тяжелая режиссерская пора — ему постоянно давали какие-то адовые по объему задания на очень короткий срок; времени снимать то, к чему у него лежала душа, не было. Он нервничал, не успевал, старался вести два проекта («Генеральную линию» и «Октябрь») параллельно, да еще и писал теоретические статьи и вел Дневник с творческими наработками. И это не говоря о том, что в случае чего он по просьбе Луначарского, например, писал статью в очередной журнал и что только вообще не делал.
И вот в этой бестолковой суете, конечно же, Эйзен устал. Устал настолько, что стал похож на неистового платоновского героя — того самого, живущего в прекрасном и яростном мире.
Во что на этот счет сказано в монографии Ростислава Юренева «Сергей Эйзенштейн. Замыслы. Фильмы. Метод. 1898-1929»:

И Эйзенштейн делал все возможное. Он сутками не выходил из монтажной. Почти все тонкие журналы выпустили свои предпраздничные и праздничные [приуроченные к 10-летию Октябрьской революции] номера с фотографиями из фильма на обложках.
Неожиданно 1 ноября в «Вечерней Москве» появилась заметка: «Заболел Эйзенштейн». «На почве крайнего переутомления заболел режиссер С. М. Эйзенштейн. Ввиду его болезни картина «Десять дней, которые потрясли мир» к октябрьским торжествам, вероятно, закончена не будет».
От крайнего перенапряжения Эйзенштейн... ослеп. Сидя за монтажным столом, он вдруг почувствовал, что ничего не видит. Врачи констатировали крайнее переутомление, уложили в постель, опустили темные занавески.
Чудовищное напряжение в течение последних месяцев, а может быть, и последних лет сказалось. Ведь помимо творческих и организационных забот и трудностей все время приходилось преодолевать трудности административные и финансовые.

читать дальше

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, не душу делим, чай - постель всего лишь, обсессивно-компульсивное расстройство

21:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Алло, Вава? Ты сейчас упадешь!

Сидим, значит, с Морозом на кафедре, пьем кофеек, говорим про Эйзена немного, а потом Мороз с видом человека, вежливо выдержавшего смысловую паузу перед главной новостью, и говорит:
— А все-таки что Кортасару не нравилось в Ницше?
И я такой: ?????
Настолько с панталыку он меня сбил этим вопросом, даже не к слову, вот совсем никуда.
Ну ничего, поговорили про Ницше, про идеологию гитлеровскую, ну и там слово за слово.
— Да я, понимаешь, по твоей вине, — наконец объясняет суть происходящего Мороз, — начал перечитывать Кортасара. И решил узнать, не голубым ли он был.
ЗАААААГУЛЯЛИ ПО БОЯРАМ ТОПОРЫ
— И что? — со смехом спрашиваю я.
— Я погуглил. Информации об этом почти нет. Но потом я наткнулся на книгу... что-то про известных личностей-геев.
(А, знаете, есть же такие книги, у которых девиз everyone is gay.)
Короче, Морозу так не терпелось рассказать мне эту радостную новость, что я прост : DDD Он аж сиял : DDDD
Потом еще говорит: не знаю, мол, как там все было, но отношение к тексту у него, конечно, очевидно педерастичное. Это прямо видно по всему, что он написал. Ну и хорошо, говорит.

А потом Мороз еще добавил: вспомнился мне, мол, другой латиноамериканский писатель-гомосексуал. Можешь глянуть кинцо Поцелуй женщины-паука.
Вышли, короче, на новый уровень дружбы с Морозом: советует мне кинишко с гомосексуальной тематикой. Обожаю его, ну!

Потом еще пошел к нему на следующую пару, к первому курсу, на русскую литературу 18 века.
На первом этаже одна преподавательница выходит из полной аудитории и говорит: «О, Олег Николаевич, я тут часть вашей группы задержу, не ругайте их, у нас важное обсуждение! Всего 30 человек!» МАЛЕНЬКАЯ ЧАСТЬ ГРУППЫ. (Нас режиссеров всего 20 :"D)
Идем с Морозом к аудитории, а весь коридор в людях. И я такой: хм, сколько же людей на _факультете_. И тут Мороз открывает аудиторию, А ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ — К НЕМУ НА ПАРУ.
Огромная толпа, просто ОГРОМНАЯ. И это еще без тех 30 человек. Ух. И все шумные такие. Но милые и активные, пытаются что-то отвечать.

Из всей потрясающей лекции один момент самый показательный (не считая трех попыток заработать себе самокат от щедрого Мороза :D ).
Мороз говорит о том, что любовь в России появилась только в 18 веке (в 1730 году). Ну и, ясное дело, задает вопрос, что же такое любовь. Вы, говорит, понимаете это слово в примитивном смысле. Или в пошлом. Наверняка же думаете, что любовь и секс — это одно и то же.
И одна девочка говорит: нет! Мы думаем, любовь — это диалог двух душ!

И Мороз _так_ лирично улыбнулся, у него аж глаза засветились. Как тогда, когда он вспоминал, как был влюблен в Болтуц.
Само собой, он начал кричать, что, мол, вы и ваш Шекспир — примитивно все понимаете.
Но его положительно тронул этот ответ. Такой чудесный, ай джяст кант <3

(Бэв, из всех возможных вариантов, я попал на пару по русской литературе 18 века ИМЕННО про Сумарокова, Ломоносова и Баркова :D СУДЬБА-СУДЬБИНУШКА.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

00:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Одни грехи с царем
Автор: броненосец в потемках
Размер: драббл, 734 слова
Персонажи: Федор Басманов, Иван IV Грозный
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Жизнь полна возможностей, но почему-то реализуется всегда самый отстойный вариант развития событий.
Примечания: никого не хотел оскорбить; сделаем вид, что исторических документов не существует, а от всего XVI века остались только переписка Ивана Васильевича с Курбским и роман А.К. Толстого о тех славных временах; читал и смотрел столько вариантов приговора Феденьке, что почему бы не предложить свой.



читать текст

@темы: гости всыпали боярам звездюлей, ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

21:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Столько незакрытых гештальтов, что я прямо чувствую, как будет гореть моя задница буквально через несколько дней.
Все бы ничего: миллион отчетов по практикам, научные работы, эссе и все такое — это можно пережить. Но к началу занятий нужно принести черновики фильмов и, скорее всего, начать нести задания по режиссуре, и я прост .____. Джяст кант .____. #tyazhelovato

Так и не смог толком отдохнуть за выходные, потому что два и три дня выходных, разделенные шестью рабочими днями, почти бессонными и просто сложными — это не отдых после бесконечной череды сессий, и у меня все еще нет сил что-то делать (можно показаться, что я только лежу на полу и ною, но это не так; тем не менее, я мог бы быть гораздо продуктивнее).

Как легко догадаться, вместо того, чтобы делать дела, пытаюсь привести себя в порядок на этих выходных — то есть стараюсь концентрированно отдохнуть между написанием планов и других жутких штук.
Так я остался наедине с сериалом Орлова и Александров. Кто бы мог подумать.
Когда Коняш кинул оттуда скриншот с Эйзеном, я еще подумал: странно, кажется, я слышал об этом сериале, и слышал немало. Но где? От кого?
Черт же меня дернул скачать этот сериал, начитавшись на него отрицательных рецензий (я старый солдат и не знаю слов логичность и рациональность).

В процессе просмотра первой же серии я вспомнил, где и от кого о сериале слышал.
А именно. Гиберт добрых полпары крыл этот несчастный сериал благим матом, особенно делая упор на фразе: «Если не можете снять сериал про Орлову и Александрова, то снимайте сериал про Сидорову и Петрова! Достоверности будет столько же, а дурости меньше!»
Как я мог так оплошать, спрашивается.

читать дальше



@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, гости всыпали боярам звездюлей

00:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Последний поэт деревни
Автор: броненосец в потемках
Размер: драббл, 720 слов
Персонажи: Николай Клюев, Сергей Есенин
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Есенин — вечно молодой, вечно пьяный комок боли и нервов, Клюев — всегда рядом, всегда в любви. Россия умирает, Есенин умирает, все умирают — да здравствует царство боли, пришедшее после окончания царства Романовых.
Примечание: Дерзко провожу параллель между Есениным и Феденькой Басмановым, потому что любишь рядиться в женское платье — люби и выдерживать сравнения с Феденькой. Но текст не о том.

Галя Бениславская, вспоминая одну из таких поездок вместе с Есениным, Сахаровым и Наседкиным, красочно расписывала дурное поведение Есенина в деревне. Дескать, пил без удержу, играл ряженого, одевшись в сестринское платье, издевался над стариками, таскал ее по всей деревне, то в кашинский сад, то еще куда-то… Он действительно был в угнетенном душевном состоянии, бродил по родным местам, прощался с молодостью. Снова и снова переживал, вглядываясь в изменившийся до полной неузнаваемости облик милой стороны.
(Ст. Куняев, С. Куняев, «Сергей Есенин»)


читать текст

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

20:49 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Одна из причин любить Мороза и Павлова — это то, что они выходят за рамки стандартных списков литературы.
Сегодняшняя пара Мороза: он изо всех сил пытается сориентировать нас в разных формалистских и постструктуралистских делах, сыпет фамилиями авторов из своей докторской диссертации, которых не читал никто, кроме него, и очень переживает, что вынужден переходить на более простой язык.
Начинает рассказывать про Белого и переходит на Маяковского. Говорит о Пильняке и переходит на Замятина.

Посреди пары, когда стало ясно, что ни Нельдихена мы не смогли почитать толком, ни месседж о синтезе и границе поэзии и прозы не понимаем, Мороз выдал свое любимое:
«По большому счету, вас все равно не существует, — а потом добавил: — Во всяком случае, я могу проходить сквозь вас безо всякого эффекта».

Начал пару с того, что сообщил о том, что умер Жулавски, но не получил никакого отклика от аудитории, и с надеждой посмотрел на меня.
Все, что я знаю о нем — Мороз что-то у него смотрел. И Иоанн тоже. Они в фейсбуке это обсуждали.
Все.
Король неловкости.
На режиссера учусь, ага. Зачем мне глаза и руки, если не могу даже погуглить хорошего человека?

Но дело даже не в этом. Обходя стороной пассаж Мороза о том, что прекрасного в смерти только то, что она помогает понять жизнь, — он начал длинную речь о том, что Жулавски потрясающий, очень глубокий, а просмотр его фильмов поможет нам попасть в Рай, если он есть (???), а потом зачтется на Страшном суде, после которого будут новое небо и новая земля (????).
А потом говорит: я вам, конечно, категорически не советую смотреть ничего у Жулавски. Это невероятное давление на психику. Но если все-таки посмотрите, а потом еще и подумаете о том, что посмотрели, то непременно что-то да поймете. А это — самое важное. Понимать.

Под конец Мороз как обычно начал разговор о том, что все мы одиноки и отчуждены, и литература — один из способов коммуникации, то есть связи с миром. То есть литература (как и речь) — попытка преодолеть собственное тотальное одиночество, отречься от отчуждения, притупить остроту оставленности человека в этом мире.
Конечно же, начал цитировать Платонова и внезапно Кортасара. Кортасару до Платонова, само собой, далеко, но это что-то новенькое.

Так люблю пары Мороза.

PS перед парой начал кричать Морозу, что посмотрел Non dolet в нашем Театре драмы. Мороз такой: и что в этом хорошего? А я такой: ВСЕ.
Рили все: спектакль по пьесе Жана Ануя, в музыкальном оформлении использована песня Даниэля Лавуа, спектакль сыгран очень хорошо, волшебные мизансцены... — Тут Мороз меня прервал смехом: «Мизансцены, говоришь, хорошие? Это в нашем-то драмтеатре имени Горького? Ты заставляешь меня пересмотреть взгляды на жизнь и на походы в театр!» :D
*
На практике сегодня было на удивление хорошо — шеф-редактором сегодня сидел котеюшка — глава интернет-дирекции, и поэтому было уютно, и я не чувствовал себя косоруким кретином, непонятно что забывшем на журфаке, например. Типа если я залажал новость, то это не: «Это же элементарная новость! Как можно было этого не понять?? Это же ОЧЕВИДНО!» — а: «Даш, ты неправильно написала новость. Помнишь принцип перевернутой пирамиды? Смотри, абзац после лида — дежурное восхваление администрации самой себя. А вот последний абзац — социально значимый. Поменяй их местами». И все понятно! И я _осознаю_! Как же славно <3
Утро началось с того, что у Фактов была обнаружена ошибка в увэшке, шеф позвонил им разбираться: «Зоя, а почему вы афалину афалином называете? Вы же не называете панду пандом!»

Потом случилась _новость_.
У нас в городе есть водохранилище (оно же Краснодарское море), при нем есть яхт-клуб. И сегодня пришла информация, что там собираются расформировывать клуб из-за якобы проблем с документами.
Одна из наших девочек начала звонить выяснять, что там как. Говорят, документы в порядке, все продлили. Другая сторона дела говорит, что по документам клуб давно закрыт, земля продана, идет конь бледный и Ад следует за ним.
Девочка звонит в новостную дирекцию, мол, вызывайте съемочную группу, там _прямо сейчас_ все нафиг оцепили и собираются сносить постройки яхт-клуба, детей выставляют, яхты не отдают, скоро все начнут превращаться в соляные столбы. А в Фактах отвечают: вот когда снесут, тогда и подъедем.
Мы такие: хмхмхм отлично новостники работают. Журналисты, мать их.

В итоге девочка сказала, что хочет делать материал, шеф дал добро, и редактор начала звонить по поводу машины. С машиной зачем-то прислали и оператора. Мы такие: схуяли? Мы ж интернет, нам не нужен оператор.
А нам отвечают: котаны, СОКРАЩЕНИЯ НА КАНАЛЕ, НЕКОГО ПОСЛАТЬ, ДАВАЙТЕ ВАША ДЕВОЧКА ПОРАБОТАЕТ КОРРЕСПОНДЕНТОМ? Хотя бы просто микрофон подержать, а оператор уж сам все спросит...
Мы такие: ясно понятно.
Занавес.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

19:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Пост любви к Коняшу


Коняш вызывает во мне чувство, будто я стал героем мюзикла, книги или фильма.
Двухчасового мюзикла с потрясающе красивыми репризами. Книгой на 400 страниц или 27 глав, в мягкой плотной обложке. Фильмом, который длится час-сорок семь, друг с другом монтируются длинные общие статичные планы, а потом — крупные и средние, все снятые движущейся камерой, иногда — с рук.

Что происходит обычно: я рассыпаюсь в любви к Франции с тех пор, как познакомился с творчеством Гюго; Коняш порывается устроить революцию, будто мы на пороге войны за независимость, как США в конце 18 века.
Что происходит сейчас: Коняш читает «Отверженных» и кричит в меня; я послушал «Гамильтона» (и не раз) и кричу в Коняша.

«Да здравствует революция, мы красивы и умрем!» — как говорит Коняш.

(реприза)

@темы: Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

18:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Пришло время рассказать о моей практике.
Три недели на телеканале — звучит круто, наверное.
Уточнение: три недели на интернет-портале крупнейшего краевого телеканала. Так-то лучше.
(На дорогу туда-обратно в день уходит около четырех часов, столько же сижу в редакции.)

Сегодня был день открытий какой-то:
1) стало ясно, что странный бородатый чувак, который на той неделе время от времени забегал в редакцию в поисках постоянно теряющихся вещей самого разного предназначения — шеф-редактор, причем типа главный :"D А я был почти уверен, что это местное приведение;
2) до меня наконец дошло, что странный долговязый юноша из очень странной общественной организации, который постоянно тусуется здесь же — тот самый юноша, которого я читаю в инстаграме и твиттере уже года два как.

Просто небольшой кусочек жизни в редакции, где постоянно стоит звук ударов по клавиатуре и бесконечно пьют кофе:

- Почему у нас по тегу "еноты" только сегодняшняя новость?
- Может, потому, что до сегодняшнего дня у нас не было тега "еноты"?
- Предлагаю к выходу второй части "Стражей галактики" сделать подборку новостей про енотов!

- Чем мне нравится, что у нас на сайте теперь две бегущие строки... вообще ничем, но хотя бы тем, что в одну минуту может совпасть новость про енота Бусю и Дональда Трампа.
читать дальше


Но чтоб вы не обольщались — вот как выглядит дверь редакции С":
читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Юлик внутривенно, гости всыпали боярам звездюлей, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

20:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Когда я выбегал с пары антички у литературных работников, в аудиторию неожиданно зашла Третьякова.
Третьякова — пушкинистка, которая вела у нас в институте русскую литературу, которая в ее пушкиноцентричном сознании сводилась к — угадайте — Пушкину. До Пушкина литература вынашивала Пушкина, все вело к его рождению, после него же — так, последыш длиной в несколько веков, который все никак не извлекут из чрева. Такая постмодернистская концепция немного.
И вот Третьякова увидела меня и радостно вскинула брови:
— Дарья, а вы что тут делаете? Перевелись на литературное поприще?

Ох уж эта традиция преподавателей литературы видеть во мне литературный потанцевал потенциал.
Все думаю о том, как Павлов, встретив меня на журфаке впервые после поступления, удивился:
— Здравствуйте, Дарья, а я думал, вы поступили в Литературный институт...

Но больше меня забавит, что Третьякова все еще помнит мое имя, меня в принципе. Так она еще и начала рассказывать Новиковой, что вот, мол, девочка-то хорошая, а уж литературу-то как любит, учебу как любит, ну золото, а не ребенок.
Третьякова-то!
Это на первой паре русской литературы с Третьяковой у меня случилась ПА такой силы, что одногруппники вызывали скорую. Это у Третьяковой я отчаянно просился не ходить на ее пары, потому что ничего нового не узнавал. Это у Третьяковой я не пошел на зачет, прикрывшись журфаком, и был единственным человеком с не до конца написанным дневником чтения и с самозачетом.

На ее месте я посоветовал бы Новиковой гнать меня в шею.
Вообще все чаще думаю, что, будь я преподавателем, — таких, как я, с первого же курса палками бил, как Филипп Орлеанский свою первую жену. Чтоб наверняка. Чтоб сразу.
*
После пары поехал в филармонию, толком не зная, что там будет проходить.
Как выяснилось, проходил съезд всех работников культуры края :D Точнее — церемония закрытия года литературы и открытия года российского кино.
Министр культуры Краснодарского края вручала медали, отраслевые почетные звания etc, и в какой-то момент на одной сцене с новоиспеченными (и давно) заслуженными артистами и работниками культуры края оказались мы с аспиранткой нашего института — получали свои грамоты молодых ученых.

Я, кажется, не рассказывал широкому кругу лиц эту увлекательную историю о том, как мы должны были лететь за этими грамотами в Москву, чтобы нам их вручили во ВГИКе (чуть ли не лично Мединский). И как накануне вылета институт зажал денег и не пустил нас. И вот грамоты дошли до нас через сколько-то месяцев.

Ворчу, конечно, но было по-настоящему здорово чувствовать себя причастным к этому. В кои-то веки сидели в филармонии не на балконе, а в партере :D
Наша филармония такая красивая, что я каждый раз чувствую себя почти как в Опера Гарнье, вот правда.
И само шоу было по-настоящему классным. Перед нами выступали представители всех театров и ТО города: тетра кукол, театра оперетты, балета, а также наш знаменитый Кубанский казачий хор и победители проекта Хор. И это было здорово и красиво. А уж цыганские танцы-то какие :nechto: (я и мои кинки хд)

А еще прямо за мной неожиданно сидел весь цвет преподавательского состава нашей кафедры (тк все — тоже заслуженные работники культуры с кучей титулов и огромным вкладом в культуру). И все они радостно поздравляли меня. Даже наш декан :vict:

Сижу, значит, сейчас в филармонии, за мной Архангел звонит Гиберу:
— Гриша, ну и где твои пять минут? Сидим, ждем тебя.
— Место держим, — добавляет Рунов с соседнего кресла.
— Гиберт же со всеми перецеловаться должен, понимаешь, — разводит руками Архангел.
— И в первую очередь с памятником Пономаренко, — кивает Рунов.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

14:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Когда кажется, что тебя отпустило и ты вырвался из сансары нежно любимого фандома, потому что там начинает твориться какой-то ад — это только кажется.

Предыдущие серии Drrr!! были очень _странные_ в том плане, что если бы я хотел посмотреть кино про человека-паука, я включил бы кино про человека-паука, а не дюрару. И я уж подумал, что все, приехали, пять лет в Азкабане ради этого?
Но тут Дррр!! совершает финт ушами и делает мне подарок на день св. Валентина, потому что почему бы и да.

Пара слов перед отчаянным пикспамом (всю серию бы заскриншотил, но).
6 эпизод похож то ли на экранизацию фем-паблика, то ли на японский дисней, то ли на звездные войны — что-то такое простое и качественное в плане морали и событий.
Аоба и Микадо ведут себя как съехавшаяся перед свадьбой парочка, ТАК СМЕШНО И МИЛО, так люблю их.
Ран признается в _чувствах_ к Микадо, ЕЩЕ БОЛЕЕ МИЛО, так люблю его.
Изая и его монологи про Микадо — это ж вообще все фички мира в одном эпизоде :heart:
Вообще Микадо в этом эпизоде — идеальный Микадо. Такой, какой он есть на все сто. Ужасно люблю его оффтоп
Отвлекаясь от Микадо: Саки такая _очаровательная_, тоже люблю ее давно и нежно. А еще в этом эпизоде не было ни одного персонажа, кто вызывает во мне раздражение справедливое негодование и отторжение, и я прост. Рождество какое-то :love:

А теперь пикспам, пушто КАК Я ГОРЕЛ
КАК К Р И Ч А Л


@темы: Drrr!!, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Микадо

11:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Пост имени Павлова. Про ностальгиюшку и последнюю пару по русской литературе 20 века.

Мороз и Павлов — два человека, которые являют собой образец преподавателей: как будто только что из книги какой-нибудь, не иначе.
Их особенность в том, что они призывают _думать_, осознавать, мыслить, критически относиться к привычному и смотреть всегда с иной стороны. Они учат иметь свое мнение, но не абы какое, а четко сформированное, осознанное, аргументированное. Они учат, и это очень здорово.

Прекрасно помню, как мы познакомились с Павловым: у нас была сильная подгруппа на подкурсах журфака, и за учебный год еженедельных занятий по паре-другой с Павловым мы узнали едва ли не больше, чем я узнал в институте и на заочке журфака вкупе.
Павлов не мелочился и читал нам литературу так же, как читает очникам (не сказать, чтобы нам сильно помогли его пары на ЕГЭ), но это было так ново и так сильно, что я был в бешеном восторге. Тогда я любил журфак больше всего на свете, и меня вдохновляло каждое воскресенье: потому что постоянно хохмы выдавал Зуев, потому что зарывались в стилистику с Утковым, потому что ПАВЛОВ.
Помню, как я за субботу прочитал наконец целиком «Мертвые души», чтобы к воскресенью написать сочинение Павлову.

Накануне экзамена по 20 веку я перечитал свои лекции Павлова с подкурсов, а там на полях — заметки, цитаты, кулстори. Чудесная привычка оставлять приятные мелочи вечности.
Например, короткая заметка о том, как шумели в коридоре. Как сейчас помню: прерывается на середине фразы Павлов, поджимает губы, вздыхает, идет мимо меня к двери, неторопливо, с уверенностью ангела Апокалипсиса выходит в коридор, не отпуская дверную ручку, и говорит:
— Да чтоб вы мне так 19 век сдавали, как сейчас кричите.
И тишина.
Загробная такая, захлебнувшаяся на полуслове тишина.
читать дальше

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

22:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Показал Коняшу на этот раз «Царя Ивана Грозного» (1991).
Фанфакт: немалая часть исторических книг об Иване Грозном включает в себя фразы наподобие «Многие знают о времени правления этого царя только то, что написано в повести А.К.Толстого "Князь Серебряный", что, разумеется, сплошная фантазия автора...»

Собственно, фильм-то этот как раз по «Князю Серебряному», но кому нужен Никита Романыч Серебряный, когда ФЕДЕНЬКА.
Я уже орал об этом фильме в дайрь, но.
Видел, как горит Коняш. Как он останавливает фильм, чтобы ПОДЫШАТЬ.
Перематывает эпизоды с Феденькой по миллиону раз.
Кричит SOOOO G A Y на весь Старбакс :D
«Нет, ты, конечно, говорил, что Феденька тут пидор, НО ЧТОБ НАСТОЛЬКО, ПОГОДИ, МНЕ НУЖНО ПОДЫШАТЬ»

«И сильно ли помогла тебе эта ладанка, СТОИЛО ЛИ ТАК РИСКОВАТЬ, ФЕДЮШ?» — и другие риторические вопросы в процессе просмотра фильма.
«ЕГО ВОЛОСЫ. КАК ЕГО ЦАРЬ-ТО ЗА РУКУ... А УЖ МАЛЬЧИШКИ — СТАРШЕМУ И СЕМНАДЦАТИ НЕТ», — и другие отрывочные мысли по ходу просмотра.
«Нужна мне твоя... БАРЫНЯ».
«Я и забыл, что Серебряный — главный герой. Но зачем? Сняли бы про этих пидоров, ВСЕ РАВНО ФИЛЬМ О НИХ».
«Это что, МЕДВЕДЬ?»
«Федя Я НЕ ПИДОР, НО МОГУ Басманов».

«Бля ЛИЦО СЕРЕБРЯНОГО. Лайк как же все заебало ептвоюмать. Привяжи — отвяжи. Петлю приготовь — петлю сверни. В цепи закуй — цепи сними. В темницу брось — из темницы вытаскивай. #whyme»
«Видно уж день такой выпал», — и другие цитаты царя на все случаи жизни :D

(Отметили окончание сессии на ура.)

PS Коняш на волне умирания попросил показать своих пидоров, включил Терн, дал посмотреть эти несколько минут пребывания в кадре Лафайета и Вашингтона :heart:


@темы: гости всыпали боярам звездюлей

19:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец-то закончилась череда сессий.

За этот семестр я:

• помимо пар в институте и пар по переводу, ездил на жур на семинары Мороза по современному литературному процессу;
• уложился во все сроки по режиссуре, включая сдачу черновика черновика фильма и просто черновика;
• сдал диплом и госы по переводу на отлично;
• закрыл режиссерскую сессию на отлично (так горжусь собой);
• закрыл журналистскую сессию на отлично (даже Павлова!)

Было тяжеловато, но я справился. Сам себя не похвалишь, никто тебя не похвалит.
Нервы теперь вообще ни к черту, конечно, но это мой выбор и все такое. Не могу писать тексты и поддерживать беседу с людьми вне круга доверия, но надеюсь, что это временное явление.

Со следующего семестра не всегда буду попадать к Морозу, но начну ходить к нашей институтской преподавательнице по литературе на пары зарубежной литературы для литературных работников — расширенный курс, рассчитанный на 2,5 года.
Зачем? А вот кто его знает.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

21:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Удивительное рядом.
Не так давно обнаружил, что в Париже есть улица Мазарини. Когда мы были с бро в Париже, я даже не догадывался об этом, но, откровенно говоря, стой я рядом с табличкой «ул. Мазарини», едва ли бы меня это как-то всколыхнуло, ведь я понятия не имел, кто это (ладно, имел, но весьма смутное).
Теперь-то я прошаренный :D

Сейчас в рамках подготовки к экзамену по истории зарубежной журналистики читаю заново очерки Лучинского, И ЧТО ЖЕ Я ВИЖУ, господь всемогущий.

Первый европейский журнал — "Journal des Savants" ("Журнал ученых", 1665-1828) был создан по инициативе французского министра финансов Жана-Батиста Кольбера, которого часто сравнивают с кардиналом Ришелье.


Тот самый Кольбер, который был при Людовике XIV. Как тесен мир.
О сколько нам открытий чудных — и далее по тексту.

Еще Кольбера сравнивают с Ришелье, а Ришелье, как известно, был инициатором создания «La Gazette» — первой национальной французской газеты (хотя он курировал еще «Mercure français»).
Все еще моя любимая история — о том, что Ришелье был строг и суров, а любил только кошек, и у него была кошка по имени La Gazette.
Соу свит :heart:
*
На этой сессии я окончательно обезумел и зачем-то взял себе две темы для рефератов, при том, что экзамены какие-то адически сложные. Но просто французская пресса такая замечательная, и я взял две темы из трех, которые вообще есть :"D



Небо спасло меня от того, чтобы взять все три темы, но скрепя сердце пришлось ограничиться публицистикой Великой Французской революции и французской прессе при Наполеоне.
(Хотел вообще взять тему про Ренодо и его «La Gazette», но сошел с ума.)

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Юлик внутривенно, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

Mea culpa

главная