• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Наконец-то добрался до авторского разбора The Schuyler Sisters.
Меня действительно поражает, насколько гениально и емко Миранда смог вместить практически все механизмы гендерной теории (как и других теорий, направленных на равноправие) и показать их в действии. То есть в этой композиции буквально с первых строк идет ярчайший запал феминизма, и это так круто.
Все еще аж захлестывает восторгом, когда слышу “We hold these truths to be self-evident / That all men are created equal” / And when I meet Thomas Jefferson / I’m ‘a compel him to include women in the sequel! Work!



Но я пришел писать этот пост не ради

Why you slummin’ in the city in your fancy heels*

*Heels were popular in Western fashion in the mid-to-late eighteenth century for both women and men.


И даже не ради


Burr, you disgust me*

*According to Burr, Angelica wants an urchin to give her ideals. Angelica’s disgust here may be partly inspired by the fact that she already has ideals. It’s Burr, we find, who doesn’t.
Anyway, whether she wants an urchin or a mind that’s workin', she doesn’t want Burr.


А очень даже ради


[ANGELICA]
Burr, you disgust me

[BURR]
Ah, so you’ve discussed me*

*Using a homophone to evoke the philosophy of “all publicity is good publicity,” Burr employs wordplay to slip around a blatant turn-down. Sheesh.

This particular wording could be a reference to Eminem’s “Without Me,” which contains the lyric, “Everybody only wants to discuss me / so this must mean I’m disgusting.”

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

18:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
К концу 1787 года позиции федералистов и антифедералистов в целом уже определились, и споры в течение всего 1788 года в основном велись вокруг отдельных фрагментов, деталей, аспектов текста конституции. В этом контексте интерес вызывает такой любопытный феномен, как использование псевдонимов обеими сторонами и в периодике, и в отдельных изданиях.
В период «конституционной контроверзы» появилось огромное количество публикаций под псевдонимами, не вызванными цензурными соображениями, но носящими явно «говорящий» (знаковый) характер.
<...>
Наиболее распространенными были псевдонимы:
• античные («Брут», «Катон», «Цезарь», «Агриппа», «Фабий»);
• социальные («Землевладелец», «Федеральный фермер», «Плебей»);
• партийные («Колумбийский патриот», «Республиканец», «Американский гражданин», «Гражданин Нью-Хейвена»).
Выбор античного псевдонима, как правило, был связан с гражданской или политической позицией автора. Возникали даже устойчивые бинарные оппозиции. Например, «Цезарь» — «Брут», когда от имени «Цезаря» выступал убежденный сторонник сильной центральной власти, федералист Александр Гамильтон, а «Брутом» становился яростный поборник прав штатов и свободы личности, антифедералист Роберт Йетс.
<...>
«Партийные» псевдонимы также имели четкую линию раздела. Если в составе псевдонима появлялось слово «гражданин» («Американский гражданин», «Гражданин Нью-Хейвена», «Civis»), то оно служило маркером федералистской позиции автора.
Слово же «патриот» (покинув предреволюционную оппозицию лоялист/патриот) означало отныне сторонника антифедерализма.
<...>
Противостояние федералистов и антифедералистов не завершилось и после ратификации конституции к 1789 году большинством штатов. Центр борьбы сместился к проблеме принятия поправок к конституции, текст которой не давал в полной мере гарантий прав и свобод гражданам новой страны.

(Юрий Лучинский, «Масс-медиа США и Канады: динамика глобализации» / «От "американской мечты" до партийной прессы»)

++
про «американскую мечту» там же:

...А «неотчуждаемые права» уже представлялись не предметом полемики, а оказывались «самоочевидной истиной». Самоочевидность (self-evidence) естественных прав личности — это важнейший итог всего развития американского Просвещения, так как в общественном сознании концепт свободы и прав человека стал истиной, не требующей доказательств.
<...>
Однако много споров спровоцировала замена, сделанная Джефферсоном в локковской «триаде», когда «жизнь, свобода и имущество» («Трактат о государственном правлении») превратились в «жизнь, свободу и стремление к счастью» («Декларация независимости»). В отечественных исследованиях встречаются различные трактовки этой замены — от «вызова меркантилизму» до «политической демагогии».
<...>
Джефферсоновский вариант мифологемы не конкретизирован (имеется множество прочтений и интерпретаций), а потому предельно пластичен и обладает потенцией к саморазвитию.
Некоторые исследователи отмечают, что в отличие от большинства других наций американское самосознание строится на отождествлении не с концептами крови, религии, языка, географии или исторического наследия, а с набором идеалов, выраженных в «Декларации независимости» и закрепленных в Конституции.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

16:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Что мне нравится во французской культуре — так это постмодернистская тяга к истории внутри истории, ориентированной на историю.
Вот это самое



Недавно начал переслушивать первый акт 1789 : Les amants de la Bastille (прост), и в какой-то момент СЛУЧАЙНО глянул английский перевод композиции Au Palais Royal. Так горю с этой песни (с чего бы это, лол), и вот.
Там в конце припева есть строчка Ça ira, которую радостно пропевает Дантон.
Так вот в английском переводе было _примечание_.

*As I have previously noted, the phrase "Ça ira" has a bit of a backstory. "Ah! ça ira" was a song of the French Revolution which first appeared in 1790. The refrain "ça ira", meaning "it'll be fine", came from Benjamin Franklin, who was popular in France as a representative of the Continental Congress. When asked about the American Revolution, he would reply "ça ira, ça ira".

ВЫ ПОНИМАЕТЕ, ДА?
ОПЯТЬ.
ФРАНЦУЗЫ, какие же вы классненькие <3




*
Когда кажется, что рассказал уже все про журфак, но не можешь перестать вспоминать отдельные моменты.

Пошли как-то раз с Коняшем поговорить к Болтуц про курсовые (снова), и вот я как раз тогда кричал что-то про ОГОНЬ РЕВОЛЮЦИИ, ГОРЯЩИЙ В МОЕЙ ГРУДИ. Самое смешное в тот раз было следующее. Болуц нашла у меня в курсовой такую фразу: «У него нет модернистской растерянности Хемингуэя, фрустрация которого по поводу «потерянного поколения» проявляется в полной отстраненности от объектов повествования».
И знаете что?
Она задумалась, может ли третьекурсник использовать в курсовой слово «фрустрация»! Типа ПОДОЗРИТЕЛЬНО.

Хорошо, что рядом сидел Коняш, смешно покачавший головой со словами: «Да для нее это нормально, она так разговаривает».
И Болуц еще раз уточнила: «Какое у вас, говорите, второе образование?»
«Режиссура кино и телевидения». — «Тогда все ясно».

Мать недавно сказала мне следующее: «Ты говоришь сложным и слишком умным языком, поэтому на тебя смотрят, как на дуру! Простые люди так не говорят!»
???????
Испытал ФРУСТРАЦИЮ.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

01:02 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Досмотрели сегодня первый сезон Perception («Восприятие» дословно, «Нейродетектив» в переводе ТВ3)
Совершенно случайно наткнулись на него — во время рекламы «Матрицы» по тому же ТВ3 показывали главного героя на фоне Нотр-Дама, и я говорю: как чудесно! И мать добавляет: отлично, надо скачать! А это раз — и сериал.

Надо для начала сказать самое важное: я не очень люблю детективы. Я вряд ли догадаюсь, кто убийца/похититель, пока его/ее не покажут крупным планом со словами: «Это он_а убил_а *жертву*». Не знаю, есть ли хоть один детектив, который нравился мне, кроме «Десяти негритят». (Я даже «Шерлока» ВВС начал смотреть из-за шуток про борщ, о чем может идти речь.)

«Perception» прекрасен.
Главный герой ва кои-то веки не циничный социопат. Героиня из ФБР прелестна, но никто ни единого раза за все 10 эпизодов не сказал что-то типа «что такая хорошенькая девушка забыла в ФБР». Второплановые персонажи очаровательны и со своим характером.
После первых двух слов главного героя в первые пять секунд экранного времени я сказал: «Мне уже не нравится этот сериал», на втором предложении я понял, что этот сериал — то, что мне нужно сейчас. Главный герой (профессор колледжа!) говорил о том, что реальность иллюзорна и о нашем восприятии (привет, Мороз).

Главный герой — человек с mental illness (параноидальная шизофрения), а еще он умнейший преподаватель и просто хороший человек. Очень закрытый (что понятно и объяснимо), очень хрупкий, очень мягкий. Эрик МакКормак как-то очень точно передает это состояние боязни людей, какой-то отчаянной нестабильности и грустной обреченности. Его герой действенен, но не агрессивен; он трепетен и чувствителен.
Фактически, путем его расстройства, для нас вскрывают процесс мышления очередного консультанта ФБР, но это подано (особенно в первых эпизодах) так вхарактерно и незатерто, что не создается ощущения «я это уже видел».

Мне нравится все в этом сериале: то, как главный герой принимает свой диагноз; антураж колледжа; помощник главного героя и агентка ФБР, наделенные определенными характерами и сюжетными функциями; роль научного знания. Нравится, как максимально просто и незамысловато подаются дела — все время вспоминаю серию ПОИ про Уолл-стрит, где даже после финального объяснения ничего не стало понятно, в то время как в «Perception» упор сделан не на мастерских преступлениях-многоходовочках, а на том, как через эти преступления герои осознают и принимают себя.
Это и серия про принятие гомосексуальности (герои, осуждавшие ее, были злодеями; в то время как положительные герои просто и естественно объясняли, что это не болезнь и в этом нет ничего страшного или зазорного), и серия про согласие на лечение в больнице, и вообще практически все, что там есть.
Главный герой вызывает не сочувствие, но сопереживание, и это очень важно для меня.

Внутренний конфликт героя в итоге оказывается внешним — только не совсем конфликтом, но трагедией, которую он переживает. Это потрясающе — нас не оставили поправлять лапшу на ушах и рассуждать о незакрытых дырах. Это очень жизнеутверждающий, болезненный (то есть трогающий за душу), поддерживающий и вдохновляющий сериал, и я даже не думал, что сейчас такое снимают.


@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, обсессивно-компульсивное расстройство

15:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Дочитал «Поцелуй женщины-паука», последние страниц сто меня как будто железным прутом били.
Думаю, фильм мне понравился больше — не потому, что он лучше, а потому, что он не провоцирует приступы тревожности и паники.
Меня пугает, насколько агрессивный мюзикл по сравнению с романом. Драматургия, конечно, вещь хорошая, но насколько это отходит от отношений Валентина и Молины в книге. Мюзикл начинается с того, как Валентин четко очерчивает свое личное пространство и агрессивно относится к Молине. И у Молины голос дрожит, напрягается и срывается от такого отношения.

Интересно, что главное в романе — как раз тема метаморфоз (привет, Кафка). Тема запертости в собственном теле. Тема невозможности что-то изменить.
Мне кажется, что Молина сам попался в паучью сеть: он следует социально сконструированным поведенческим паттернам. Когда Валентин говорит ему, что быть женщиной — не означает подчиняться или унижаться, Молина чувствует себя плохо. Молина не может завершить процесс превращения — поэтому он выбирает путь обходный: превращает свою жизнь в кино.
То, чего Молина хочет достичь, возможно only in the movies.

Вообще эта кафкианская тоска так огромна здесь, в романе, что это правда смахивает на «Превращение» изначальной обреченностью.
Фильм полон романтизации: романтизации отношений, героев, поступков, событий. Мне страшно, поэтому я выбираю фильм: он прекрасен и хрупок.

В романе, несмотря на попытки Пуига своим незримым присутствием в сносках заострить проблему гомосексуальности, больший акцент делается все-таки на трансгендерности, что ли. Телесная дисфория ближе к теме метаморфоз, раз уж на то пошло. Не все так буквально в рамках романа, но все же вернее двигаться в этом направлении.
То есть в центре не то, грубо говоря, что Молине нравятся мужчины — а что он чувствует себя женщиной. Но женщина в данном контексте — это человек подчиненный. Поэтому Молина виктимен и несвободен ни в одной из бинарных ипостасей. Это вызывает ужасающую грусть и тоску.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, обсессивно-компульсивное расстройство

17:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Все еще не могу поверить, что существую в одной реальности с этим романом. Пока что одна из лучших книг в моей жизни.




— А что в этом такого — быть мягким, как женщина? Почему мужчина, да кто угодно, любая собака, любой педик не может быть чувствительным, если ему хочется?
— Не знаю, но мужчине это может помешать.
— Когда? Когда дело доходит до пыток?
— Нет, когда нужно покончить с палачами.
— Если бы все мужчины вели себя как женщины, никаких палачей и не было бы.

Мануэль Пуиг, «Поцелуй женщины-паука»

@темы: Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, обсессивно-компульсивное расстройство, не душу делим, чай - постель всего лишь

17:09 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Встретил сегодня незнакомую очницу в пресс-кафе.
— Представляете, все отл в зачетке, и только у Павлова — вторая пересдача, — рассказала она.
— А вы... не либералка, часом? — осторожно поинтересовался я.
— Да что вы! — она замахала руками. — Павлов, конечно, назвал меня так однажды... Но это было давно! — в ее голосе проскользнул нотки отчаяния. — И неправда!
— Ох, ну вы же понимаете, — смеясь, пожал плечами я, — теперь вы можете говорить что угодно. А либералометр Павлова на вас будет реагировать.
Девушка обреченно закрыла лицо руками.
*
Как-то Оля стояла в коридоре и сетовала:
— Ну вы представляете, только отключила уведомления в «обожекогдаэтовсезакончится», как они начала трещать в «реальность иллюзорна». Скоро и в ней уведомления отключу.
А это наши беседы вк, одна другой краше.

«Реальность иллюзорна» — цитата Мороза, украшающая основную нашу беседу.
«Обожекогдаэтовсезакончится» — беседа, созданная для обсуждения экзаменационных билетов.
Вот с такой аватаркой:

*
Одногруппница пересдавала историю отечественной журналистики и назвала «позорный триумвират» «БЕЗУМНЫМ ТРИУМВИРАТОМ».
Мы прост.
Безумный триумвират: ДОРОГА ЯРОСТИ.
Все еще смешно.
*
Много дурдома сегодня случилось в институте, я ехал на жур, опаздывая, разбитый, расстроенный, нервно вымотанный.
А потом приехал — и на душе так легко, так светло. И я как-то снова подумал о том, как же сильно люблю журфак и как мне он близок.
(Просто пост любви к журфаку, как обычно.)

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вспомнил, как перед экзаменом Мороза бледная паникующая Оля спрашивала нас с Коняшем: «Я немного не дочитала "В ожидании Годо" и ничего не поняла! Кто такой Годо? ОНИ ЕГО ДОЖДУТСЯ?!»
Такая милая :lol:

Самым смешным на экзамене Мороза был ответ Маши, которая в принципе не очень умная, и тут ей попался «УЛИСС» ДЖОЙСА, мы просто решили сидеть до конца экзамена, если потребуется, чтобы послушать ее ответ.
Само собой, скатала что-то из интернета, но самое смешное, что скатала явно не то х) Начала свой ответ так:
— «Улисс» — это реалистический роман. Я его, к сожалению, прочла только до середины...

Пока мы с Коняшем давились смехом, у Мороза было ВОТ ТАКОЕ ЛИЦО, лаек «ну давай, расскажи мне еще, как ты дочитала реалистичный роман "Улисс" до середины»

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

13:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Перед экзаменом по истории отечественной журналистики все сходили с ума по-своему.
За двадцать минут до начала экзамена нас было от силы семеро — не было никаких шансов в последний момент включить заднюю и выйти из первой пятерки. Попытки читать что-то недочитанное или забытое пресекались на корню — нервы у всех были расстроены, так что стоял стабильный шум вперемешку из смеха и журналов Сумарокова.

Коняш кричал что-то вроде: «Отличная вода, хочу вылить ее на себя! И лучше бы в бутылке была кислота: простите, не смог ответить на экзамене, ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ НЕТ ЛИЦА».
Я вспомнил про Герцена и его «Полярную звезду»: он назвал так альманах в дань уважения декабристам. «Мое увожение», — прокомментировал Коняш, снимая воображаемую шляпу, и я минут пять не мог успокоиться с этого «увожения», заодно воскрешая в памяти шутейку «кокои ты зоголовок — ты новостной зоголовок новерное». (Садишься такой перед Болуц отвечать на билет и снимаешь воображаемую шляпу: «Мое увожение».)

Еще шутейка про Герцена: в какой-то момент он подумал о том, что его «Полярная звезда» недостаточно оперативная.
Возможно, пораскинул мозгами Герцен, это из-за того, что «Полярная звезда» — АЛЬМАНАХ, КОТОРЫЙ ВЫХОДИТ РАЗ В ГОД.
Eto my с Коняшем, когда прочитали в первый раз про неоперативность альманаха, которую к третьему номеру осознал Герцен:


Еще одна кулстори про отечественную журналистику (рассказываю словами Коняша, потому что когда я сам наткнулся на это в учебнике, так смеялся, что даже не смог пересказать).
Дельвиг анонимно и не очень положительно оценил в своей «Литературной газете» роман Булгарина. Тот прочел об этом, решил, что дело рук негодяя Пушкина, и написал в своей «Северной пчеле», какой Пушкин негодяй. Пушкин это прочел, страшно возмутился и ответил уже тим-апом с Дельвигом, на всякий случай обвинив Булгарина в плагиате.
Как известно, с тех пор Пушкин и Булгарин не очень ладили.

Это история не была бы такой смешной, если бы не Гамильтон (#the real hamilton, как принято нынче выражаться на тумбе).
За подписью «Аристид» появились публикации в защиту Джефферсона и Френо. Под этим псевдонимом выступил республиканец Джордж Логан, но Гамильтон, посчитав, что под маской Аристида скрывается сам Джефферсон и вооружившись новым псевдонимом «Катулл», бросился в очередную атаку на «The National Gazette». Яростная война между двумя изданиями продолжалась около двух лет.
:D

Еще одна Ham-стори про экзамен.
Первым вопросом мне попалась околореформенная сатирическая пресса XIX века, в частности «Искра», про которую я как раз читал накануне, когда объезжал пробки в трамвае. Суть в том, что учебник у нас очень советский, и там весь девятнадцатый век с позиции предчувствия появления Ленина описывается. И чем дальше в лес, понятное дело, тем толще партизаны.
Ну и, значит, надо было на экзамене сказать, что 60-70-е гг. — время расцвета революционно-демократической периодики.
Говорю: время демократически-республиканской... ой, то есть социал-демократической... Да что же такое, я хочу сказать, революционной... в смысле, революционно-демократической периодики!
Кто бы мог подумать, что это окАЖЕТСЯ ТАК СЛОЖНО.
И вы знаете, почему.
Southern motherfuckin’ democratic-republicans!

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня был зачёт у Павлова, он такой чудесный. Так славно, что мы обманом перешли в первую подгруппу, чтобы на его пары ходить по разработке информационного продукта!
Дима совсем себя не бережёт и принёс вместо критической статьи рецензию НА ЧЕРЕПАШЕК-НИНДЗЯ 2.
Сидели с очень сложными лицами и сползали под парты, глядя на ЛИЦО ПАВЛОВА. Так любим его <3

На прошлой паре Павлова что было.
Коняш говорит ему: со временем становится понятно, кто какой направленности статью принесёт. Ну там, Дима про кино, Даша революционное что-нибудь...
- КАКОЕ? - говорит Павлов.
- Ну, - неловко смеётся Коняш, - знаете, как в тот раз, про Эйзенштейна... Ориентируясь, так сказать...
- Ты же понимаешь, что только что подставил меня? - смеюсь я. - На прошлой паре Юрий Михайлович мог подумать, что ЭТО ИСКЛЮЧЕНИЕ. :D

Ну вот и Дима с его Черепашками из той же оперы хд
*
Пришёл к Болтуц, нашей чудесной местной Беатриче, поговорить по поводу курсовой. Как-то НЕЗАМЕТНО консультация переросла в мои крики про ЛЮБОВЬ К РЕВОЛЮЦИИ.
- А как Эренбург писал про революцию! - не замечая ничего вокруг (литералли! - Коняш сказал, что пока я изливал чувства, заходил Зуев хд), говорю я. - Даже Демулен так не писал про революцию!
На меня посмотрели две пары понимающих глаз:
- Ничего себе заявка!

В тот момент я понял, как счастлив быть там, где подобное высказывание встречает такую реакцию.
*
После пар Коняш говорит:
- Ты никогда не думал, что ты человек романтизма?
- Скажу даже больше: я почти в этом уверен, - кивнул я.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

00:09 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Так люблю процесс нашего с Коняшем обучения на журфаке.
Разбирали с ним давеча первые вопросы к экзамену по истории отечественной журналистики.
— Расскажи мне про Грозного с Курбским, — говорит Коняш. — А то Болтуц, видимо, посмотрела на наши с тобой рожи и решила не распинаться про них. Про Ермолая-Еразма есть, про Ивана Пересветова есть... А про тех двоих всего два предложения: «Переписка Грозного с Курбским. Вот пидоры, а».

Я рассказал, а теперь открываю свой конспект той же лекции.
Тоже два предложения про этих двоих.
«Самыми яркими публицистами XVI в. являлись Иван Грозный и Андрей Курбский, которые выступают в жанре открытого послания.
"Вот я-то истинный христианин, а ты вообще собака".
»
:D

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей

23:56 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
После того, как Лучинский дочитал нам курс истории зарубежной журналистики, мы уже не думали-не гадали о том, что «Гамильтон» когда-либо еще придется к месту на парах. Прошлые лекции по истории отечественной журналистики несколько поколебали нашу уверенность, но это могло быть совпадением.

Сегодня чудесная Болтуц рассказывала нам о Булгарине и Дорошевиче, так вот даже на зарубежке мы не чувствовали такого единства с «Гамильтоном» (опуская тот факт, что в то время о «Гамильтоне» вообще знал только Коняш, а я от него краем уха слышал).

Начать надо с того, что Фаддей Булгарин — огонь.
Он поляк с сомнительной репутацией, который учился в самом престижном учебном заведении в Петербурге (в том самом шляхетском корпусе, где еще Херасков вовсю поднимал журналистику, бзв), постоянно выслушивал насмешки из-за этой самой репутации (его отец как-то то ли на дуэли, то ли так застрелил русского генерала). Был таким субтильным, нескладным — Лермонтов прямо.
В 1806-1807 гг. так активно воевал с французами, будучи в составе русской армии, что был награжден лично императором. КАЗАЛОСЬ БЫ, карьера пошла в гору, репутация исправлена, только радость впереди.
И тут на глаза военному начальству попадается сатира Булгарина на это самое начальство :"D
Булгарина ссылают в Зажопинск какой-то заштатный полк, где он какое-то время кукует в скуке и в итоге бросает военную службу. В 1811 г.
Ну вы поняли :D
Короче, Наполеон проводит такую мощную пиар-кампанию, что Булгарин радостно идет к нему БОРОТЬСЯ ЗА СВОБОДУ ПОЛЬШИ. И на этот раз воюет с русской армией в составе французской :D
О ЭТОТ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ДУХ.
Окрестили Булгарина Курбским и нежно разместили его в своих сердцах <3

Опуская тот факт, что Булгарин успел повоевать еще и в Испании (!), после чего написал суперпопулярные мемуары об этом, скажу еще следующее.
читать дальше

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей, Третьего отделения на вас нет, негодяи, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

23:48 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Иногда мне кажется, что для осознания французского кинематографа нужно обладать каким-то сакральным знанием или очень определенным опытом.
Почему я могу прочувствовать кино итальянского неореализма и Вима Вендерса, кино Вернера Херцога и Козинцева с Траубергом, — но не могу проникнуться французским кино? Что за закрытый клуб? Я хочу членский билет. Пожалуйста.

Люблю французскую литературу: от Гюго до Бегбедера, от Песни о Роланде до Уэльбека — литералли, все люблю. Но французский кинематограф так тяжел для моего восприятия, что остается только разводить руками. Как так получилось?

Есть ли что-то во французском кинематографе за рамками классики?
Расширю вопрос: есть ли во франкоязычном кинематографе (привет, Канада) что-то за рамками классики?
Посмотрел «Мамочку» Ксавье Долана — а это «400 ударов» Франсуа Трюффо. Посмотрел «Мужчину и женщину» Клода Лелуша — а это «Хиросима, моя любовь» Алена Рене (только с небольшим хвостом за финальными кадрами).

Все такое фестивальное и элитарное, что у меня монокль трескается, не выдерживая накала.
Но, например, я уверен, что просто слишком юн и неопытен, чтобы почувствовать тот же «Мужчина и женщина» (как будто Ремарка прочитал, а не фильм посмотрел). Я люблю фильмы Ксавье Долана — хотя они мне не нравятся (я весь такой диалектичный и нестабильный).

Не знаю, будет ли у французского кинематографа что-то, что можно будет противопоставить «На последнем дыхании» Годара.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

11:42 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Кулсторей тайм!

1.
Последняя пара современного литературного процесса с издателями вышла очень странной и даже немного абсурдной. Поднимаясь по лестнице к пресс-центру, обсуждали с Морозом «Поцелуй женщины-паука» («А вы слушали бродвейский мюзикл?» — «Нет. Скажу даже больше — я и фильм не смотрел». — «НО ВЫ ЖЕ ЕГО МНЕ СОВЕТОВАЛИ»). Обсуждение необходимости и (не)важности экранизаций в частности и кино вообще («кино устарело») продолжилось и в аудитории, и тогда издатели присоединились к обсуждению.
Мороз так очарователен, когда говорит о чем-то личном и важном. Он светится (как тогда, когда вспоминал свою влюбленность в Болтуц). Видели у него эту искреннюю бальзачью улыбку на той паре.
Мороз рассказывал, что не очень в эмоции, зато через какое-то время после затронувшего его события (например, после фильма) к нему в голову приходят _мысли_, и он вынужден их думать. Так фильм «Blowup» он смотрел три раза, но окончательно осознал его только при просмотре «Профессии репортер».

Поправляя монокли, больше половины пары обсуждали кино: Эйзенштейна, Тарковского, Антониони, Жулавски.
Очень важную мысль Мороз высказал по поводу творчества Херцога: «Может быть только приятие или неприятие. В той или иной степени, но только так. Херцог показывает нам патологии, и мы априори не можем испытывать к ним приятие. Возможно некое очарование патологией. Но не приятие». Это, наверное, наиболее точно характеризует творчество Херцога (надо посмотреть его больше, потому что мне все еще не дает покоя «Человек гризли»).

И вот после этого высокоинтеллектуального разговора о жемчужинах мирового кинематографа, об индивидуальном (его нет и не может быть в этом коллективном искусстве, вписанном в структуру экономических отношений) и социальном, о фон Триере и Бабенко — Мороз рассказал, как однажды его поломала песня Жени Отрадной.
*ба дам тсс*
читать дальше

2.
Сидели на паре истории отечественной журналистики в огне с Коняшем, потому что все было так славно и чудесно.
Болтуц рассказала, как Пушкин в одном из памфлетов написал: «В этом здании куда ни ступи, везде наступишь в Булгарина».
Задыхаясь от смеха, спели с Коняшем The Reynolds Pamphlet.

В какой-то момент, когда речь в лекции зашла о ВФР и переосмыслении ее последствий, Коняш начал напевать Do you hear the people sing? :"D

3.
На паре Павлова УСТРОИЛИ РЕВОЛЮЦИЮ.
Сначала повесили на стену с фотографиями больших шишек, посетивших журфак, фото Захара Прилепина вместо какого-то либерала :D Потом Павлов очень долго и старательно вешал фото Смеюхи вниз головой :D
Кричали с Коняшем FOR THE REVOLUTION, счастливые происходящим.

Павлов рассказал, что ЖИЛ В ОДНОЙ КОМНАТЕ С ГИБЕРТОМ В ОБЩАГЕ, КОГДА ОНИ УЧИЛИСЬ, как же я проорал.
«Он числился в нашей комнате третьим. Числился — потому что снимал квартиру и приходил к нам раз в месяц — постирать одежду и рассказать истории о своей жизни. Этого одного дня мне хватало...» ЧТО ОН ЕМУ РАССКАЗЫВАЛ, ИНТЕРЕСНО. А еще, оказывается, Гиберт оставался на второй год (!)

Дима признался, что интересуется кино.
— Что же вы не поступаете к Дарье в кулек? — кисло интересуется Павлов.
— Да вот что-то... — разводит руками Дима. — Может быть...
— А впрочем, не стоит, — коварно улыбается Павлов. — Там же Гиберт. Будет еще к вам приставать...
— Тогда воздержусь, — оценил предостережение Дима.
И тут наша одногруппница говорит:
— А ты что, Дима, еще сомневаешься?
ТАКОЙ ИСТЕРИКИ ЖУРФАК НЕ ЗНАЛ ЗА ВСЕ СВОИ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА СУЩЕСТВОВАНИЯ.
Мы смеялись громко, истошно, неистово. Павлов в приступе хохота начал БИТЬ ШКАФ КУЛАКОМ, потому что он выражает эмоции очень сенсорно :"D

4.
Буду, наверное, внукам рассказывать эту историю: как общался с преподавательницей по античке в смс гекзаметром <3
Дай Б-г в следующем семестре именно она будет читать литработникам литературу Средних веков и Возрождения — и я смогу попадать на ее пары. Тогда, наверное, нужно будет в конце сообщений писать «Аой!» :D (Новикова просто медиевист, поэтому я бы очень хотел целый семестр слушать у нее именно Средние века и Возрождение.)
скрин

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:20 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Когда снимаешь документальный фильм, начинаешь испытывать странное чувство — не родства, но чего-то около.
Если в первые дни еще неловко говорить с героем и отвлекать его от работы, то на пятый раз ты заходишь к нему как к себе домой, просишь его переодеться, а потом бодро шутишь с ним несколько часов, время от времени пересаживая его с места на место. Герой к тебе привыкает, ты привыкаешь к герою: вначале это не очень чувствуется, а потом ты осознаешь, что только что виртуозно обогнул торчащее в пустоту сверло, на которое чуть не нанизался в день первой съемки. И еще в этот момент чувствуешь себя почти как дома или в институте (или на факультете).
Чувствуешь себя частью этого места.

Так же было и с цирком — мы ходили туда как к себе домой, знали большинство чуваков и как куда пройти. Но цирк большой, людей там много, герой один — все это не до конца _часть тебя_.
В сапожной мастерской мы выучили каждую деталь и каждую трещинку, а в какой-то момент наш герой оставил на нас мастерскую и ушел за другом :D

Уж сколько паники и нервов связано с этим фильмом, и как странно оставлять весь этот перманентный стресс за пределами этой будочки в несколько квадратных метров.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

23:48 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Смотрели вчера черновую сборку нашего альманаха по профессиям — так горжусь всеми нами! Пятьдесят минут пролетели действительно незаметно (а ведь я не спал с пяти утра пятницы).
Ребята такие молодцы. Не знаю, как бы мы эволюционировали без Семибратова, но с его приходом мы так выросли.

Вчера вместо двух пар было четыре, и потихоньку ребята отсеивались — бежали снимать.
— Какие все деловые, сплошные съемки! — смеялся Семибратов, отпуская понемногу людей.
— Так конец семестра, Дмитрий Николаевич! — разводили руками мы.

Жизнь превращается в квест, где нужно просто выжить в период повсеместной катастрофы и экзистенциального кризиса. После отказа двух пивоварен, которые два месяца кормили меня обещаниями о разрешении на съемку, я совсем было пал духом — дедлайнушка уже разлила масло, что называется. И все было как-то из рук вон, тем более что в последний момент одногруппник, который согласился помочь в съемках, попросил найти ему замену — накануне окончательной даты похода в пивоварню он только-только возвращался с фестиваля экспериментального кино «Золотая бабочка» (после такого нужно отдохнуть и отоспаться).
Бзв, он взял приз за лучшую режиссерскую работу, а еще его фильм получил приз за лучшую операторскую работу. Вчера и мы посмотрели — это очень, очень круто. На «бабочке» такого еще не было. Качественный продукт, интересный, технически выверенный — на уровне хорошего многосерийного фильма с федеральных каналов. Долго думали, почему хочется добавить приставку теле- к его работе, и тут Костя-Есь сказал очень важную мысль: «Для меня кинематографичность кадра — это в первую очередь свет». Стало яснее.

И вот в день съемок я все-таки собрал целую съемочную группу: утром мне помогали Костя-Есь и Толик, к обеду подъезжала Яна, а за неделю до мы наснимали перебивок с Андеасом. (Вообще Костя отказывался, но я все равно убедил его подстраховать нас и не прогадал — Толик проспал нужную остановку и опоздал в итоге на полчаса. Начало полностью снимал Костя.) Фанфакт: Яна приехала аккурат между двумя пивоваренными процессами, промежуток между которыми длился ни много ни мало два с половиной-три часа. Чтобы не терять времени, продегустировали местное пиво :D (уж насколько не люблю пиво, и какое оно было вкусное!)
Пивовар при съемках шел навстречу, это было так приятно и славно!
Вообще в этом ресторане утром, когда еще нет посетителей, света и даже менеджера, только пивовар и вы, так красиво.



А вот так на самом деле выглядит процесс съемок двумя камерами :D



Но беда пришла, откуда не ждали: четыре дня съемок сапожника обернулись полным провалом: у Яны с флешек исчез почти весь материал. Это так обидно и катастрофично, что даже нет сил горевать. Остается только гнетущая опустошенность из-за того, что проделанная работа канула в небытие. Мы как Сизифы или Танталы от режиссуры.
*
В последнее время меня радуют две фразы:
«Херово у меня дела, Лафайет» и «Лоуренс, купи мне шляпу в Филадельфии».

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Рихито-сама, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

11:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Буду вручать этот пост людям вместо визитки.
Не очень разбираюсь в типизациях, поэтому доверяю тем, кто в этом мастер — и вот с тех пор, как мы с Коняшем пораскинули мозгами и решили, что я ЭЛФВ, жизнь стала не то чтобы очевидно понятной, но чуточку яснее.

22.05.2016 в 01:21
Пишет Маэ Траум:

Маэ внезапно вкурил и ему понравилась эта ваша психософия
Первая Эмоция

Вторая Логика

Третья Физика

Четвертая Воля

отсюдочки

URL записи

@темы: Аматэрасу, От чего умер твой последний раб?, не душу делим, чай - постель всего лишь

18:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Очень нравится слово oublier, но все время его забываю!
*(играет проигрыш Ералаша) пара-пара-пам пам*

Пока готовил проект по мультикамерной съемке, случайно выучил Le Bien Qui Fait Mal и теперь знаю, как по-французски БОЛЬ, РАНА, БЕДА, СТРАДАНИЕ, СЛЕЗЫ, ПЫТКА, ДНО. Вокабуляр всей моей жизни, кажется. Спасибо, Мозар.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris

20:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Получил самый нелепый самозачет в своей жизни.
Поставили автомат по истории режиссуры отечественного театра за мои познания в гомосексуальной составляющей древнегреческого общества :facepalm3:
На самом деле не совсем, но почти. Сегодня на лекции преподавательница спросила (знаете, такие вопросы в аудиторию, мол, вдруг кто-то знает) про Лесбос, я естественно рассказал про Сапфо и все такое, потом еще ответил на вопрос с подвохом про эфебии.
— Вы так хорошо всегда отвечаете! Поставлю вам автомат! — радостно прощебетала преподавательница. — А нет, постойте, он давно у вас стоит...
Интересно, это за то, что я отвечал на вопросы по «Фаусту» или за другие рандомные вопросы на лекциях? :D
А ведь я хотел сдать зачет! Так готовился к нему! Несколько месяцев, рили.
*
Неожиданно списались с Шизуо (":
Шизуо рассказал про себя, что он такой же алкоголик, как и в старые времена хд Вся суть.
*
Че-т все еще с нежной нежностью слушаю песню Израиля с Евровидения <3


*
Не могу перестать думать о «Человеке гризли» Вернера Херцога.
Вот уж насколько он не понравился одногруппникам как фильм и тем более как человек (ай мин Тимоти Тредвелл как человек) и насколько он запал мне в душу. У меня просто каждый день стоит перед глазами его лицо и я слышу его голос: его крики и плач от невозможности что-то изменить, на что-то повлиять, хотя он сделал абсолютно все, что мог, и даже больше.
Вообще я не люблю природу и животных, поэтому такая болезненная привязанность к Тредвеллу — одна из самых странных эмоций, что я когда-либо испытывал.

И «Kiss Of The Spider Woman» постоянно в голове. Чувствую такое удивительное единение с фильмом. Как когда я первый раз посмотрел «Амадеус», только еще сильнее.
Жду, когда наконец перестану испытывать перманентный стресс и смогу прочесть книгу.
Так чувствую Молину, как весь мир не чувствую.

"Viva la guerra!"
"Viva la revolucion!"
"Viva whatever it is!"

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Микадо, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Встал в пять утра (как и вчера), вернулся домой поздно вечером.
Документалистская шутка: четвертый раз встречаемся с героем @ наконец нашли драматургию.

Не знаю, о чем больше хочется сказать: о том, как Мороз смешно восхищается феминистским итальянским кинематографом семидесятых годов, или о том, как Новикова просит меня писать ей смски гекзаметром, или о том, как литработники послушали очередную кулстори Новиковой о невозможности сдать ее экзамен без моей помощи (!) и попросили мои тетради по античке.
Слишком хочется спать (сейчас сяду монтировать хотя бы одно задание к завтрашним парам по режиссуре), слишком устал от отказов (две пивоварни послали, третья подозрительно филонит, а дедлайн был вчера, буквально), слушаю мюзикл Kiss Of The Spider Woman раз за разом.

Очень боялся, что недостаточно хорошо разобрал расстановку камер в выбранных сценах своего проекта по мультикамерной съемке и случайно целый час (литералли!) рассказывал в качестве практического задания про мюзиклы (в рамках мультикамерки — и не только .__. ). Из них добрых сорок минут — про «Гамильтона» :facepalm:

Одногруппник скинул восхитительную песню про РЕВОЛЮЦИЮ (одногруппники просекли фишку, короче), чуть не побежал на баррикады уже на первом припеве.
(Кукрыниксы — Viva la Revolution)

Херовато у меня дела, Лафайет.

*
Прочитал пьесу Дяченко «Последний Дон-Кихот». Постфактум обнаружил, что есть другая версия того же произведения — в форме повести.
Так люблю Дяченко и так скучал по ним. Но Дон-Кихота люблю, наверное, все же больше.
Вспомнил то странное чувство, когда вроде бы все понравилось, а вроде бы ровно на четверку — не потому, что недостаточно хорошо. А непонятно почему.

Но там есть такие пассажи, от которых хочется упасть лицом в доспехи и расплакаться.

АЛЬДОНСА: "Красота ее сверхчеловеческая, ибо все невозможные и химерические атрибуты красоты, которыми поэты наделяют своих дам, в ней стали действительностью: ее волосы - золото, чело - Елисейские поля, брови - небесные радуги, очи - солнца, ланиты - розы, уста - кораллы, зубы - жемчуг, шея - алебастр, перси - мрамор, руки - слоновая кость, белизна кожи - снег..." Именем прекрасной Дульсинеи нам, - Альдонсам, Терезам, Люсиндам, - суждено быть когда-то покинутыми. Это несправедливо, но, возможно, это правильно. Мы - это мы, а Дульсинея - воплощенная тоска по недостижимому... Они все (Альдонса широким жестом обводит портреты) помнили о Дульсинее. Которой нет. А донкихотство - человек с копьем, бредущий по дороге... да это та же Дульсинея для человечества. То, бессмысленное и прекрасное... без которого не может жить человек, если он, конечно, не скотина. Алонсо, если ты не вернешься, мне незачем будет жить - вот все, что я хотела сказать. Еще будут вопросы?

Все молчат.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Да здравствует революция, мы красивы и умрем!

Mea culpa

главная