• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Проблемы южных людей: в общественном транспорте слишком жарко, чтобы читать «Смиллу». Вообще сейчас жарко читать что бы то ни было (в тени +28, а в маршрутках все +60, я уверен), но «Смилла» с ее тридцатиградусным морозом совершенно не идет.

Обнаружил, что отвык от сюжетных романов. Модернизм и нон-фикшн приучили размеренно воспринимать информацию по мере поступления. Я даже полнометражные фильмы с четкой аристотелевской драматургией почти не смотрю в последнее время. Еще и фички-виньетки не способствуют концентрации внимания на связном повествовании в больших объемах.
Даже кирпич «Маленькой жизни» не был обременен связным сюжетом, может, поэтому было комфортно его читать (если вообще можно употреблять слова «Маленькая жизнь» и «комфорт» в одном предложении).

И вот «Смилла», где нужно постоянно держать в голове имена (я прочитал уже больше трех сотен страниц и все еще помню только три имени, остальных героев узнаю каждый раз из контекста), названия обществ и компаний (в половине наименований термины, которые надо гуглить), годы (с этим проще, цифры на фоне терминологии выглядят безобидно) — так еще и сюжет :D Чувствую себя беспомощно наедине с этой информацией.
Мозг у меня размяк, что ли.

@темы: Анфи, не душу делим, чай - постель всего лишь

23:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Изучая древнерусскую литературу на первом курсе, я читал мало оригинальных текстов. Было жарко, радостно, мало времени — да и, откровенно говоря, изучать офсетную печать мне тогда было куда интереснее.
Но за день до экзамена, как водится, и «Слово о полку Игореве» пришлось обновить в памяти, и чуть ли не переписку Грозного с Курбским по диагонали просмотреть.
Но был один текст, который я прочитал целиком без чувства вынужденности и необходимости. Это был апокриф, в котором рассказывалось о путешествии Марии в Ад, где страдали грешники. Кажется, она простила (попросила Бога простить) почти всех, но потом дошла до тех, кого Бог простить не мог — возможно, это были богопреступники, но сейчас я точно не помню.
Апокрифом этот текст стал по одной простой причине: все эти страдающие грешники не вписывались в картину мира, где царит Господь всепрощающий. Ведь выходило так, что он может и не простить.

Досматривая 2 сезон «Версаля», я вспомнил об этом апокрифе. Я называю это слитым финалом: столько необоснованного пафоса в сцене прощения, как будто все идет к обожествлению Луи. Конечно, эта тема красной нитью проходила через сезон, так что логика присутствует. Тем не менее, подчеркивалось, что Луи в первую очередь человек.

Вообще весь 2 сезон был достаточно болезненным, и на 9 эпизоде я мог только орать в Ривер, что веду прямой репортаж с самого дна, потому что весь этот феерических размахов пиздец достиг своей кульминации.
То, что они делали с Шевалье весь сезон — это просто ДА ВЫ ОХУЕЛИ ТАКОЕ ТВОРИТЬ.
Мне понравилось все: создатели вспомнили, что существует не только красивая картинка, но и сюжет, а герои живые и объемные.
Одно из огромных достоинств сезона: все мудаки все герои постепенно становятся человечными. И только ты привяжешься к персонажу, как выясняется, что он тоже не без скелетов в шкафу и тварь та еще. Фантастическая просто тварь. Вот с Касселем, например, эта схема на ура сработала (и с Софи).
На этом фоне ослепительно сверкает Лизелотта, звездочка Версаля. Что тут скажешь.
А еще я смотрел на французском, и это просто мед для моих ушей, идеалити <3

Так или иначе, я рад, что у меня нет времени смотреть сериалы единым духом, потому что я же не железный :"D
Смотрел на все эти панорамы Версаля и не мог поверить, что видел их своими глазами и топтал тот же паркет.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, обсессивно-компульсивное расстройство

00:13 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Вальхалла
Автор: mon petit LeFou
Фандом: Фантастические твари и где они обитают х Дюрарара!!
Размер: драббл
Персонажи: Геллерт Гриндевальд
Саммари: Конечно же, Геллерт верил в Вальхаллу.
Предупреждения: да ты ебанулась, ручечка

читать дальше

@темы: Drrr!!, Лимон-который-выжил, Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

17:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Прослушал аудиокнигу Harry Potter à l'École des Sorciers.
Сейчас, когда я могу воспринять эту историю более или менее отстраненно, я вижу, как все это сомнительно. Особенно этот квест по дороге к философскому камню в конце.
Представил себе волшебника уровня Гриндевальда, который пришел бы такой на третий этаж и лаек: «Дверь открывается простой Алохоморой, серьезно? Погодите, это что, шахматы? Да их можно простой Бомбардой в пыль раскрошить. Баночки, колбочки... Паспарту, сколько у нас ключей?» :facepalm:
В МАКУСА все не так уж и плохо :lol:

Но в конце последней главы я что-то так расчувствовался.
Рациональная часть меня кричала: ТАК НЕЧЕСТНО, ЧТО ЗА ФИГНЯ, — когда Дамблдор раздавал по полсотни баллов за здорово живешь. Не люблю Дамблдора и то, как он подсуживает любимчикам.
А сентиментальная часть меня прост Q____Q
Особенно на моменте, где Перси гордится Роном:
—C'est mon frère ! disait Percy aux autres préfets. Mon plus jeune frère ! Il a réussi à traverser l'échiquier géant de McGonagall !
MON GARÇON :weep3:

Касательно того, что все это было на французском :D С одной стороны, периодически я терял нить повествования, потому что чтение было очень быстрым и на разные голоса (шепелявый Рон, Карл!), а еще потому что у меня не такой богатый вокабуляр (":
С другой стороны, довольно часто ПОНИМАЛ, О ЧЕМ РЕЧЬ, вот это да! :nechto:

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Лимон-который-выжил, не душу делим, чай - постель всего лишь

21:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Гришку нужно начитать на камеру стихотворение о войне, для школы. Мать развернула дома активные действия по поиску подходящего стихотворения.
Я решил включиться в процесс на правах консультанта по литературе.

— А давайте, — сказал я, — Гришок прочитает стихи из песни Вертинского! «То, что я должен сказать».
Мать с подозрением посмотрела на меня, но так как разумной альтернативы пока не было, согласилась посмотреть слова.
— Даш! — через полминуты вздохнула мать с лицом «так я и знала». — Ну какое Гришку «и швырнула в священника обручальным кольцом»! Какое «целовала покойника в посиневшие губы»!
Тут подключился сам Гришок.
— Нашел! — закричал он. — «Светлый праздник, день Победы...»
Мне оставалось только капитулировать.

Потом уже для интереса поискал стихотворения Эренбурга о войне, потому что кто, как не он, напишет что-то... верное.
Первое же, что я у него нашел, заканчивалось так:

Все сто столиц кричали вдалеке,
В ладоши хлопали и танцевали.
И только в тихом русском городке
Две женщины как мертвые молчали.

@музыка: Александр Вертинский - То, что я должен сказать

@темы: Аматэрасу, Анфи, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

22:57 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
will you stay with me, my love
for another day?


«Что за фото? — Илай оставляет комментарий под постом в инстаграме, как ни в чем не бывало. И ладно бы только это, но в конце он добавляет: — родной».
Это простое фото рассвета. Пустые улицы, много неба в кадре. Какая-то лиричная подпись. Скорее грустная, чем лиричная, но так ли велика разница?
«Я же просил тебя не делать так», — думает Джоэл и ничего не отвечает.
*
Илай лежит в ванне, облепленный мокрой рубашкой, что ваш мистер Дарси, в окружении цветов и любви. Скоро он начнет замерзать, потому что вода имеет свойство выстуживаться, даже несмотря на профессиональный свет, от которого всем на площадке жарко. По крайней мере, Джоэл надеется, что это все свет.
— Давай, дорогой, — говорит он Илаю, склоняясь над ним с фотоаппаратом. — Ты же умеешь быть красивым, я знаю.
Девочка, которая стоит со светоотражателем возле лица Илая, отводит глаза. Джоэл улыбается самым краешком губ.
— Что ни сделаешь ради работы, — говорит Илай, доверительно глядя в объектив. Джоэл больше не улыбается.
*
Дома пусто. После того, как Джоэл съехал от Илая, всегда пусто. Ему не хватает Илая: не хватает шкафа, полного сорочек с тонким, едва заметным запахом дорогого парфюма; не хватает совместных просмотров странных фильмов, о которых знает полтора человека; не хватает длинных мятых рубашек, которые можно натянуть поутру под ворчание Илая.

Джоэл берет с книжной полки сборник стихов Кокто, чтобы хоть как-то отвлечься. Он все-таки лирик; до такой степени, что так и не простил Илаю, что он предпочел бизнес кинематографу.
— Ты мог бы стать режиссером, каких давно не было! — говорил ему Джоэл, когда Илай сказал ему о своем окончательном решении. — Ты мог бы перевернуть этот мир, Илай!
— Ах, родной, ты все такой же максималист, как когда я еще был твоим куратором в колледже, — ответил тогда Илай, натянуто улыбаясь. — Кино — это замечательно. Но я предпочитаю быть уверенным, что мне не придется возвращаться на дно.
Илай выбрал уверенность в завтрашнем дне, и это было непонятно Джоэлу.
Илай не пытался объяснить.

Un cheval blanc sort de la mer
c'est Vénus*


Кокто много писал о воде, но еще больше — о смерти.
Джоэл читает его стихотворения и думает об Илае и о том, как для него много значили эти темы. Илай как-то показал ему ту свою работу: очень древнегреческую, слишком безысходную. Та работа Илая, которую никто не видел с тех пор, как он выпустился из колледжа. Где женщина (впрочем, какая женщина? однокурсница Илая, Мадлен — кто не знает Мадлен? кто же еще будет играть в студенческих фильмах, кроме таких же студентов?) вошла в море — и не вышла из него.
Джоэл так и не узнал, почему для Илая этот образ был так важен. Но в тот день понял, что он сам — важен для Илая. Иначе он не показал бы этот фильм.

Depuis je n'ai jamais revu la mer**

Нужно обработать фотографии для Илая. Это работа, работа, — повторяет себе Джоэл. Просто сделай это.
Фотографии очень красивые. Илай улыбается на камеру, и кажется, что он улыбается Джоэлу.

Je n'ai jamais rien vu de plus joli que toi***


_______
* Белая лошадь выходит из моря
это Венера
** С тех пор я больше не был на море
*** И краше тебя ничего не видел я никогда

@музыка: Daughter - Run

@темы: Рихито-сама, ангелы - всегда босые...

22:04 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В семье меня недолюбливают.
Сегодня, когда мы смотрели очередную серию «Министерства времени» (про XI век), я радостно закричал: ЭТО ЖЕ СИД, — и семья, поджав губы, спросила: кто такой Сид?
В прошлый раз закатили глаза на тему моей радости по поводу появления Лорки.

Я и научная деятельность — это «Калина красная». Я зарекаюсь участвовать в этом стрессовом аттракционе, стараясь сохранить остатки нервов, а потом ношусь, взмыленный, и собираю документы, готовлю доклады, «не забудь сделать презентацию к завтрашнему утру», етц.
(Люблю науку, люблю исследовать, не люблю «дедлайн был вчера».)

Параллельно читаю contes de fées français, спасибо французскому языку, что он у меня есть.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Херовато у меня дела, Лафайет.

20:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Досмотрели первый сезон «Министерства времени», до чего же славно!
Как я искренне радуюсь каждый раз, когда вижу Испанию 20-х годов прошлого века, это надо чувствовать. Люблю этот европейский дух, люблю Бунюэля, Лорку и Дали, люблю золотой век перед тем кошмаром, который ждал Испанию в 30-х, а всю Европу — в 40-х.



Люблю огромной любовью просветительский дух сериала (экскурсы в историю Испании!) и каждого персонажа, к финалу сезона все стали дорогими друзьями. А какие тут чудесные шутки (Алонсо и его реакция на _все_, например :D )!
Удивительно, но тут показано какое-то дюже идеальное современное общество с повсеместной equality (а так можно было?): абсолютно естественным считается, что у женщины есть жена, мужчина может быть не манерным геем, образование доступно для всех, руководить миссией или координировать ее могут как женщины, так и мужчины. Офигеть! Солидарен в удивлении с Алонсо (чувак из XVI века, ему положено удивляться). Как же это круто.

Помимо очевидного, очень здорово, что сериал, по сути, транслирует не банальную мысль «прошлое есть прошлое, его нельзя менять», а скорее учит жить с прошлым в гармонии. У всех героев есть в прошлом что-то, что их гнетет; что-то, что хочется изменить; что-то, к чему хочется вернуться. И суть не в том, что возвращаться не надо. Вам вовсе не нужно полностью отказываться от прошлого, чтобы жить в настоящем.
Это важно.

Перипетии и внутренние бунты в наличии, хороший сериал и конкурсы интересные.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

00:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Слышал бы тебя сейчас Греч, надавал бы тебе по щщам, — кокетливо хихикнул Пушкин, потрепав Булгарина по щеке, как бы обозначая место потенциального удара.
— Ah, vraiment, mon chouchou? — рассеянно переспросил Булгарин.
— Первое предложение, сказанное тобой на французском без ошибок! — Пушкин даже хлопнул в ладоши, изображая энтузиазм. — Это упоминание Греча тебя так мобилизует?
— Давай не будем про Греча? — Булгарин нахмурился. — Зачем все портить?
— И с каких же пор Греч все портит? — прищурился Пушкин.
— Не надо играть словами. Я сказал, что портишь все ты — как обычно, впрочем. Приплетая Греча.
— Вали все на Пушкина! — драматично взмахнув рукой, изрек поэт. — Это я злодей-разлучник!

Булгарин только махнул рукой и сделал глоток улуна. Пушкин снова притащил его в какое-то дюже модное антикафе, мотивируя это тем, что тут-то Греча они точно не встретят. Сам Булгарин с большой долей уверенности предполагал, что Пушкин просто не может себе позволить встречаться в чебуречной — иначе некому будет оценить его одежку: дизайнерская худи и хайтопы требовали признания на высшем уровне.
читать дальше

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

23:36 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ребята-режиссеры потихоньку вбрасывают ностальгические нотки по еще не окончившейся учебе, а я не чувствую ровным счетом ничего по этому поводу.
«Только представьте, — говорят они, — мы больше не будем ходить на пары!»
А я что? У меня, вон, еще четыре сессии на журфаке, по две-три недели пар, зачетов, экзаменов.
Никак не можем закрыть режиссуру: последняя пара по расписанию была в пятницу, но сначала ее перенесли (из-за предзащиты пятого курса, на которую пришел с нашего курса я один) на сегодня, а сегодня, когда мы не успели посмотреть все работы, сделали учебным и вторник.
А потом будет еще дополнительная пара для сдачи долгов, пара сдачи черновиков по реконструкции, экзамены, предпредзащиты диплома, предзащита, защита. Столько всего впереди, куда вам ностальгировать, юные Тарковские?

Может, значительную роль сыграло и то, что последние недели я ношусь, как загнанная лошадь.
Мое тотемное животное, особенно на этой неделе:


В понедельник только открыл файл с курсовой вечерком, так позвонила зам по науке и сказала, что завтра научная конференция, не забудь приготовить презентацию.
Мое выражение лица в этот момент, конечно, было совершенно непередаваемым. В — вовремя.
Самое смешное, что я не только подготовил доклад, но и презентацию сделал. В час ночи. А встал в шесть. Люблю все это.
В девять утра выяснилось, что конференция начнется в десять-тридцать, а моя секция вообще — в четыре часа дня.
Конечно, в четыре осталось только семеро внимательных слушателей, которым я рассказывал про продюсерский и коммерческий аспекты реализации «Гамильтона». Очень актуально после докладов про гончарное искусство Мостовского района и пения псалтырей с кафедры. Н — наука.

Пары, съемки, французский, документы для аттестации института — все как-то заверте, и завершилось трехчасовым сном в пятницу и каким-то безумным, отчаянным, восторженным обожанием французского.
Я понимал слова (и конструкции) в мюзикле Нотр-Дам, понимал французские сказки, понимал публицистические статьи и exposé одногруппников, ПОДДЕРЖИВАЛ ДИАЛОГ на французском и вообще чувствовал прогресс. Вспомнил, как сильно люблю Клода Фролло <3
Сегодня весь день (включая пары по режиссуре) испытываю теплые чувства к журналистам и всей этой литературно-критической тусовке XIX века. Полез в воспоминания Греча, чтобы узнать, звали ли они лично Пушкина по имени или по фамилии, в итоге наткнулся на кулстори про Пушкина и Кюхельбекера и просто орал часа полтора. Почто так хорошо?

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Третьего отделения на вас нет, негодяи

00:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Старбакс!АУ, которую мы заслужили.
Вообще все началось с того, что бариста не смог написать на слух Лефу на моем стаканчике кофе, а дальше заверте

Название: Вторая Т
Автор: mon petit LeFou
Фандом: Красавица и чудовище 2017
Размер: драббл
Персонажи: Гастон, Лефу
Саммари: модерн!АУ про Старбакс — то, чего не хватало этому фандому, точно вам говорю.

— Гранд латте с ирландским кремом. Молоко обычное.
— Как вас зовут? — Лефу приготовил маркер и радостно (обязательное условие для всех бариста в Старбаксе) посмотрел на клиента.
— Гастон, — уверенным движением поправив прическу, ответил он.
— Г-А-С-Т... — Лефу запнулся. — Возможно, есть вторая Т...
Гастон поджал губы и произнес максимально четко, как будто разговаривал с умственно отсталым:
Гас-тон. Спасибо.

Лефу лицо не потерял. Напротив, улыбнулся еще шире:
— Просто отлично! Редкое имя. Есть в нем что-то... je ne sais quoi? Вспоминается «Призрак оперы». Вы читали?
— Ну, знаете... книги, — неопределенно махнул рукой Гастон, уловивший в болтовне бариста комплимент. — И я совершенно не понял, что вы сказали, кстати.
— С вас шесть-пятьдесят. Знаете, у меня дома как раз завалялся томик Леру. Приходите снова как-нибудь за кофе в мою смену, с удовольствием дам почитать.
Гастон хмыкнул и посмотрел на бейдж с именем бариста.
— Лефу, думаю, что это начало прекрасной дружбы.
— Я обожаю «Касабланку», — почти пропел Лефу.

Гастон был прав. Это действительно было началом прекрасной дружбы.

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

23:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Aujourd'hui, je suis heureux LeFou. Как сказать это иначе?
Проснулся утром под радио Дисней и подумал с какой-то тихой радостью, что увижу сегодня Коняша. Встретил его днем: светило солнце, небо было безоблачным, люди вокруг ходили веселые, — и Коняш включил песню Gaston и потрясающе красиво пропел первую строчку.
И мы пили удивительно вкусный латте в Старбаксе, смотрели праздничный концерт, ходили по этому почти лету и говорили.

Из смешного: рассказал Коняшу, что шипперю Грейвза с Абернетти, так еще и фичок круто написанный руфандом подогнал, и Коняш посмотрел на меня взглядом «ах-ты-больной-ублюдок» и сказал: «Они даже в одной комнате не находились!».
На что я гордо возразил, что они даже разговаривали :D

Из той же оперы:
— Мне не нравится Стэнли.
— Как может не нравится персонаж, который даже ни одной реплики не произнес за два часа фильма?
— Он рушит мой ОТП.
— Вопрос снят.

«Сфоткай типа я Гастон»

@музыка: Josh Gad — Gaston

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ходили сегодня в кино всей кафедрой. Как обычно, не обошлось без приключений, но это же мы.
Это очень классное чувство: мы сидели в большом темном зале, перед нами был космос, у меня на груди лежала Юля, по левую руку отпускал шутки Андреас, а по правую руку язвил Толик, и все это казалось немного ирреальным.
После сеанса Юля повторяла снова и снова: это наш последний поход в кино, можете ли вы себе это представить? Последний, последний поход в кино.
На пятом курсе нас уже не позовут.

И мы с Юлей плакали, обнявшись, в момент сильного эмоционального напряжения. Хороший фильм.

Я сегодня весь день думаю: когда последний раз я держал кого-то за руку во время похода в кино? Только Джея. Все остальное: дистанция, потому что не было необходимости ее преодолевать и идти на тактильный контакт. И тут Юля у меня на груди и на плече больше двух часов. А мне комфортно.
*
Смотрим с семьей сериал «Министерство времени», у нас к нему много вопросов, но в целом он неплохой. Мне очень нравится в нем (помимо чудесных штук типа счастливого Веласкеса, который встретил своего кумира, а тот — представьте себе! — ценит его) то, что там герои и героини как-то особенно равны. Не потому, что они действуют специально на равных, а просто есть во всем этом что-то не вымученное, не придуманное.
Есть Ирене, удивительная женщина из элиты министерства, которая в своем времени была замужем, а потом была жената, и в промежуточном периоде у нее была интрижка с девушкой, и это считается нормальным.

читать дальше

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Аматэрасу, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:32 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: Со мной
Автор: mon petit LeFou
Фандом: Красавица и чудовище 2017
Размер: драббл
Персонажи: Белль, Лефу
Саммари: «Подчас и униженье возвышает, А скромный путь приводит к славной цели». (Шекспир, «Буря»)

читать дальше

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

19:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
УЗНАЛ, ЧТО ГАСТОН ЦИТИРОВАЛ ШЕКСПИРА, И НЕ МОГУ ПЕРЕСТАТЬ ОРАТЬ.

Посмотрел чудесное видео (чесслово, случайно ткнул в превью на главной странице ютуба), а там столько КЛАССНЫХ ШТУК, хочу сначала процитировать свой полыхающий тивттер, а потом еще поорать на предмет начитанного Гастона.

«Why is it that Le Fou knows what “Je ne sais quoi” means but can’t spell Gaston?»

ГАСТОН ЦИТИРОВАЛ ШЕКСПИРА В THE MOB SONG УМЕЕШЬ УДИВЛЯТЬ АХ ЧТО ЗА ПАРЕНЬ ГАСТОН

[GASTON]
Screw your courage to the sticking place*
*It’s ironic that Gaston is “quoting” Shakespeare’s Macbeth here

«The point is Gaston HAS read some Shakespeare, so he's not lying to Bell when he says: "you know... books"».

читать дальше




ТАК ВОТ, просто представьте себе ситуацию: Гастон пытается произвести впечатление на Белль, потому что она такая умная, в отличие от остальных недалеких жителей Вилльнёва. Побывав на войне (12 лет назад, ага) и повидав мир, Гастон все еще с трудом выносит это примитивное общество, и ясен пень чувствует себя выше всех: кроме него о Шекспире знают три человека (падре Робер, Морис на правах столичного месье и Белль) и возможно Лефу (вы ведь тоже читаете книги, которые нравятся вашим крашам, да?).
И вот Гастон идет разговаривать с Белль, видит у нее в руках «Ромео и Джульетту» и такой типа nice book. А Белль ему: о, ты читал ее?
И Гастон у себя в голове орет: КАК ЗНАЛ ЧТО НАДО ЭТУ МУТЬ ВСЕ-ТАКИ ОСИЛИТЬ, КАК Я МОГ ТАК ОПЛОШАТЬ, КОНЕЧНО ЖЕ ЕЙ НРАВИТСЯ РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА, ЭТО ЖЕ ПРЯМО КЛАССИКА, ИСТОРИЯ ЛЮБВИ И ВСЕ ДЕЛА.
А потом Гастон еще думает: Ну почему она не могла читать Макбета, или Бурю, или блять что угодно, только не эту сопливую историю а-ля мы будем жить долго и счастливо во взаимных чувствах, если умрем завтра.
И наконец, Гастон говорит: you know... books.

:heart::heart::heart:

КОРОЧЕ, Гастон рили заслуживал второго шанса, он не просто какой-то глупенький антагонист. Учитывая, что у него не было библиотеки, как у принца Адама, он вообще молодец — и подругу себе искал не среди вульгарных девиц, а в узком интеллектуальном кругу из одного человека.
Тяжело.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Максим видит его впервые в холле: он проходит мимо него, как несколько десятков других студентов, а у него за ухом — одуванчик. Желтый, солнечный, весенний одуванчик. Максим думает, что у него есть девушка, которая заправила ему за ухо цветок, потому что это объяснение — самое простое, самое естественное. И забывает о нем.
Когда Максим видит его снова, у него за ухом какой-то сорняк. Цветок, по всему городу поднявший голову по весне. Максим не придает этому значения, но почему-то понимает, что среди одинаковых лиц с оттенком индивидуальности он различает чье-то отдельное лицо.

Вскоре Максим узнает, что он с театрального. Веселый рубаха-парень, Антон сам срывает понравившийся цветок, чтобы заправить его себе за ухо. И Максим, привыкший не пересекаться с коллегами по институту, подходит к Антону, чтобы поинтересоваться, не снимется ли он в интересном экспериментальном фильме. Конечно, Максим знает, что театралы не любят сниматься в кино, но почему-то он не видит никого другого в своем новом фильме. И Антон соглашается.
Сначала Антон подхватывает на полуслове шутки про Джонатана Свифта, потом так запросто высказывает мнение о судьбе Джойса — все это кажется Максиму нереальным и сценарно обусловленным; он не верит в существование Антона, пока не видит его своими глазами на пленке.
Пленка очень дооргая; фильм остается незаконченным.

Фильм Максима получает первую премию на фестивале.
Антон говорит ему: когда я был на кладбище Пер-Лашез, я не мог отвести глаз от могилы Уайльда. Десятки отпечатков губ, — говорил он, — но нужно ли все это было старине Оскару. Все, что имеет значение — луны изменной и солнц вращающихся ход.
Максиму нечего сказать: он не бывал за границей. Антон, бывает, тоже подолгу молчит. Максим говорит, что Антон злой. Антон не возражает. И они снова молчат.
Они любят молчать.

Они оплакивают нас и всех оплакивают тщетно.

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

17:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Название: L'histoire éternelle
Автор: mon petit LeFou
Фандом: Красавица и чудовище 2017
Размер: драббл
Персонажи: Лефу, Гастон
Саммари: l'amour est plus fort, bien plus fort que la mort

Принцу Адаму потребовалось провести десять лет в заточении, чтобы однажды полюбить не только себя. Жители деревни не могли нарадоваться: надо же, как изменился их князек, как подобрел. Он был чудовищем, это Белль сделала из него прекрасного принца.
Это несправедливо, думал Лефу, меняя перевязки на искалеченном теле Гастона. Почему Адаму был дан шанс на искупление, а для Гастона не нашлось хотя бы толики волшебства?

Конечно, тот факт, что он выжил, можно назвать чудом — но с такой большой натяжкой, что стоит ли даже упоминать это? Гастон — как один большой перелом, и где Агата, когда она нужна? Лефу не понадобится десяти лет, чтобы расколдовать Гастона, но вот беда — его никто не собирался заколдовывать. Он просто лежал день за днем на постели, иногда приходя в сознание и начиная бредить. А Лефу его выхаживал. Вот так просто: был рядом, когда вся деревня решила, что новообретенный принц — куда более достойная фигура для обожания.

Но если, думал Лефу, если хотя бы на минуточку поверить, что чудовища действительно превращаются в прекрасных принцев, великодушных и влюбленных, то почему бы не представить такой исход для Гастона? Сила любви победила не заклятье — она победила дурной характер, проблемы с агрессией и эгоизм.
Скоро Гастону станет лучше, думал Лефу, поправляя компресс у него на лбу.
Скоро еще одно чудовище станет прекрасным принцем.
Уж чего-чего, а любви у него хватит.

@темы: ангелы - всегда босые..., Рихито-сама

16:48 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера прошла научная конференция на журфаке. Обожаю такие мероприятия именно на журфаке: видно, как все выкладываются и стараются, все как-то празднично и с отдачей <3

Беатриче пришла такая красивая КАК НИМФА, ТОЧНО ВАМ ГОВОРЮ, Мороз ограничился своей (любимой) футболкой, Луч вообще как будто только с рыбалки, весь такой неофициальный и встрепанный :"D А посреди конференции он пропал минут на пятнадцать, устав слушать очень слабые выступления, а потом вернулся с зачесанными назад волосами, модный стильный молодежный :D
Вообще с официальной частью было непросто: Луч попытался толкнуть речь, но все закончилось на словах:
— Рад приветствовать всех вас в секции... А как там называется наша секция?
— А она как-то называется? — засмеялась Беатриче.
— Назовем это секцией кафедры истории и правового регулирования массовых коммуникаций, — нашлась Шахбазян.
На том и порешили, а официальная часть как-то незаметно отменилась :D

Луч еще попытался сделать вид, что он тут главный, рассадил опаздывающих, в том числе магистрантку — у открытого окна.
— А ее не продует? — заботливо осведомилась Беатриче, и после этого вопроса руководящий запал Луча иссяк.
— Если вас продует, не садитесь. А если не продует — садитесь, — изрек он.
— ¯\_( ツ )_/¯ — как бы сказала Беатриче, показывая, что тут ее власть заканчивается :lol:

читать дальше

@музыка: Операция пластилин — Маяк

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

18:43 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Со скорбным лицом преподаватель по режиссуре посетовал, что у нас мало пишущих людей и позвал желающих в институтскую газету и телестудию.
Уточнил, что денежка выделяется только на телестудию, но ведь писать в газету — это для портфолио!..
Здорово, говорю, только в конце четвертого курса работать на портфолио — это извините меня. У меня и так это портфолио размером с баобаб.

Толик теперь шутит в духе: «Даше надо дать диплом за самое большое портфолио. Чтобы она положила его в портфолио».


**

Интересоваться историческими личностями — процесс, который всегда идет по одному сценарию.
Вспоминаю, как это было с Эйзеном: сначала осторожно прощупываешь Ивана Грозного, потом набрасываешься на статьи про Эйзенштейна и его творческий метод, потом воешь в подушку от переписки Эйзена с Александровым, потом обнаруживаешь себя за чтением книги с побасенками про Орлову, потому что там упомянут Эйзенштейн.
И в какой-то момент ты понимаешь, что вот эту истории в мемуарах Александрова ты уже читал в комментариях к избранным письмам, например, а вот эту кулстори рассказывал Гиберт, а вот об этом ты читал в интернете.

Вот и Булгарин с Гречем: я уже перешел ту стадию, где остается только скупать все книги и орать, что не хватает переизданий; прочел научные исследования, которые были опубликованы. Теперь, читая мемуары Греча, я вижу: о, а вот об этом писал Рейтблат в комментариях к переписке; об этом я читал в научной статье о польском самосознании Булгарина; а это я в учебнике по критике видел.

И в какой-то момент приходит осознание, что вся эта информация, которая кажется необъятной, имеет предел, и ты его, в общем-то, практически достиг, и теперь то и дело задеваешь стенки и скребешься о дно.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Третьего отделения на вас нет, негодяи, гости всыпали боярам звездюлей

17:05 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Работа над научной статьей шла хорошо, но мимо.

— Да больно же! — практически подвывал Булгарин, отчего Греч не мог отделаться от ощущения наигранности.
— А ты меньше дергайся. Фаддей, ну взрослый же мужик, что за замашки воинственного пятилетки? — с упреком сказал Греч, отложив в сторону йод и поправляя пакет со льдом, возлежащий на особо подозрительном фингале.
Булгарин выглядел так, будто на днях вернулся с войны. Его синяки уже наливались чернильным цветом, да и вообще найти на его упитанном теле живое место надо было еще постараться.
— Ну чисто красавица и чудовище, — неожиданно хохотнул он. Замечание вызвало у Греча такую гримасу, что Булгарин уже в голос рассмеялся, охая от боли.
— Этот твой сарматский задор — да в полезное русло, — устало констатировал Греч. — Вот я давеча встретил Сенковского, еще одну польскую морду в моей тихой и мирной жизни, так он как начнет нарываться: думал, мол, побьешь меня сейчас, любезный Греч.
— Так и сказал: любезный? — ревниво поинтересовался Булгарин, тяжело перевалившись на спину.
— Положим, не совсем так, — отмахнулся Греч, недовольный излишним вниманием к деталям истории вместо ее комплексного восприятия. — В общем, так я ему и сказал: ты, Сенковский, палок не стоишь.
— Да ты ж этот... пацифист, — усмехнулся Булгарин. — Животных не ешь, мудаков не бьешь. Золото, а не человек.
— Чего и тебе советую, — холодно процедил Греч.
— Ну-ну, не дуйся. Я еще не поблагодарил тебя, что ты меня вытащил из этого адского котла, — Булгарин попытался положить руку Гречу на плечо, но лежа дотянулся только до колена. — Спасибо, mein alter Gretsch. Я всегда знал, что на тебя можно положиться.

— Ты так и не ответил, за что тебя избили, — напомнил Греч, не делая попыток подыграть возвышенному тону друга.
— Это было не избиение! Это была полноценная драка! — возмутился Булгарин. — Поверь, Песоцкому тоже досталось на орехи.
— Только уносить на своем горбу пришлось тебя.
— Не без этого, — не теряя достоинства, кивнул Булгарин, глядя на Греча снизу вверх. — Но у него был железный болт — чудо, что у меня все кости целы. И то я до конца не уверен.
Гречу очень хотелось сказать, что любовь к даровым обедам в рекламируемых корчмах сделала Булгарина неуязвимым для побоев, потому что теперь до костей добраться было непросто. Но это могло прозвучать обидно, а Фаддей и так переживал последствия передряги.

— Короче, — наконец сформулировал мысль Булгарин, — Песоцкий заявил, что я недостаточно усерден. Я ему, можно сказать, журнал поднял с колен, а он мне: недостаточно усерден. Ну и пошел ты в жопу, подумал я, о чем вежливо ему сообщил, когда мы с ним случайно встретились в книжном.
— Вежливо, — повторил Греч.
— Натурально! Разве что ножкой не шаркнул. Но, может быть, что-то читалось в моих глазах... Что-то вжопупосылательное...
— То есть его оскорбило твое обычное лицо, — подвел итог Греч, не удержавшись от смешка.
— Типа того, — не стал спорить Булгарин. — Ну и, знаешь, слово за слово, у него этот убийственного вида железный болт, у меня палка какая-то... Настоящая дуэль, только, слава богу, без жертв — не считая меня, конечно.
— Я иногда тебя не понимаю, Фаддей, — покачал головой Греч. — Ты всегда был против смертоубийства, даже вон Дельвигу тогда отказал в любезном приглашении на стрелку или как там это нынче у молодежи зовется.
— Да что там Дельвиг. Я, что ли, ирод какой, детей колотить? Вот ты сам говоришь, что Сенковский палок не стоит. А у меня другая позиция: если можно избежать кровопролития, его нужно избежать. Вот и все. А полемика эта вся — дело совсем другое. Но Песоцкий, во-первых, сам напросился, а во-вторых, его ничем не подкрепленные обвинения — это вообще ни в какие ворота. Мы же с ним сотрудничали, понимаешь? Это ж какой надо быть сволочью, чтобы на своего сотрудника наговаривать? Да я ради него статьи в «Пчелку» задерживал, а он...
— Ладно, ладно, остынь. Я понял, Песоцкий та еще мразь. А тебе еще месяца два ничьи пороги не обивать, пока на ноги не встанешь.
— Грубо!
— Как есть.
Они помолчали. Внезапно Булгарин почувствовал, как его руку, которая так и покоилась на колене друга, накрыла ладонь Греча.
— Ты, главное, поправляйся. А я обо всем позабочусь, Фаддей.

Песоцкий, и без того не слишком умный издатель, который вздумал, что ему удастся повторить успех Смирдина, вскоре окончательно разорился. Булгарин потом еще гордо потрясал кулаком, утверждая, что нечего было затевать с ним ссору, даром что журнал держался на честном слове и материалах самого Булгарина. Греч против такой трактовки не возражал.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

Mea culpa

главная