• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Здравствуйте. Забор покраствуйте.
mon petit LeFou —> северная пчелка

Понял, что Пчелка занимает в моей жизни очень важную роль на данный момент. Любовь к Булгарину какая-то огромная, по-гоголевски искренняя, даже заинтересованная. Заметно.



Пользуясь случаем, напомню о прочих своих соцсетях (из которых любимыми остаются дайри):
твиттер (почти всегда активен, потому что я часто ору)
лайвлиб (книженьки с оценками, цитаты и рецензии)
инстаграм
вишлист (не соцсетка, но ссылка полезная)
аск (появляюсь тут нечасто, но если вопросы интересные/важные, отвечу)
Вк и в фейсбуке меня можно найти, вбив в поиске Даша Криштофская. Я могу не появляться в этих соцсетках неделями, потому что мне тяжеловато — это норма.

@темы: От чего умер твой последний раб?, Третьего отделения на вас нет, негодяи

21:13 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Очень хорошо структурированный пост про Феденьку в фандоме!

07.11.2017 в 20:26
Пишет Белка Челли:

Образ Федора Басманова в искусстве и источники становления фандома
Попросили меня как-то просветить нового в фандоме человека насчет Феденьки и Ивана Грозного… а когда это белка отказывалась про Грозного поговорить! А в результате, самой мне на удивление, получился довольно-таки связный текст... ну что за парадокс - за что бы ни бралась, все равно в итоге получается лекция. Так что я рассудила, что, чуток доработав, его можно будет повесить и сюда. Для давних моих ПЧ ничего нового тут не будет, но, может, кому-нибудь приятно будет вспомнить старые добрые времена.

Прежде всего, надо сказать, что этот самый образ в «официальном» искусстве, тем более если брать интересующий нас аспект (Сами-Знаете-Какой), представлен далеко не так широко, как можно было бы ожидать. По понятным причинам - сначала это считалось неприличным, а когда, к нашему времени, общество наконец до этого дозрело - тут-то и явился закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних!
Но пойдем сначала.
читать дальше

URL записи

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, гости всыпали боярам звездюлей

15:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Если прошлогодняя поездка в Париж, после нескольких десятков выпусков Coffee Break French со стандартными туристическими фразами, принесла мне огромную радость коммуникации (меня понимали! я понимал!), то в этот раз я понял, насколько мало вкладываюсь в язык.
Я все еще беспомощен, как слепой котенок, это грустно, но неоспоримо.

Мюнх рассказывала, как учила язык, насколько много занималась. Я вожусь в песочнице второй год, потому что до сих пор, может быть, не уверен ни в чем.
Еще обстоятельства: я так устал за последние годы учебы, когда на мне всегда висело по нескольку образований, бесконечные экзамены, пары литералли с утра до вечера и подъем без четверти шесть (в лучшем случае), что сейчас, когда ходить в институт можно раз в неделю, а перед французским есть целых полдня без занятий... я расслабился.
Я позволил себе расслабиться, позволил себе спать по 7-8 часов, смотреть по серии сериала на ночь, позволил себе читать по утрам на диване (не по-французски!), позволил себе соглашаться на все съемки Яны, потому что это тоже важно.

Оказалось, что без постоянной учебы, которая меня держала в тонусе и в ежовых рукавицах срывов, я совершенно не способен себя организовать и буксую, сдаю назад, теряю наработанное в простом желании отдыхать.
И сколько бы я ни твердил себе vita nostra brevis est, brevi finietur, это не работает, потому что у меня отключился страх, отключилась мотивация, осталась только бесконечная, накопившаяся за долгие годы усталость.

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., I'll find her if I have to burn down all of Paris

14:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
С каждым годом все больше переселяюсь в маршрутки: езжу по всему городу часто, подолгу и с большим количеством пересадок. Эта езда на перекладных так прочно вошла в мою жизнь, что поездка в Париж с теми же пересадками не вызывала ни вопросов, ни особого дискомфорта.
На машине ехали до Ростова, там летели до Москвы, а после семи часов ожидания попали в Брюссель, где на арендованном уже авто ехали в Брюгге, и после суток передышки уже — в Париж. Через Сент-Женевьев-де-Буа, но это детали.

В Москве встретился с Никошей, и это удивительная, чудесная, теплая встреча.
Я все еще боюсь людей, мне всегда страшно, что я не смогу поддерживать беседу и погрязну в чужом презрении (да, вербализировать страхи неоч). С Никошей говорили часа два, и это был какой-то идеальный уровень общения, когда можно переходить с темы мюзиклов на кулстори про Булгарина и Гоголя, и я вижу, что собеседница понимает, делится в ответ данными из смежных источников, переносит тему в Англию и обратно, я тоже понимаю, и нам взаимно интересно.
:heart::heart::heart:
Как-то раз, после пятого коктейля Джей сказал: «Однажды и ты найдешь человека, с которым сможешь пить за революцию», — и сейчас у меня такое ламповое чувство, что я нашел человека даже лучше: с кем можно пить за Булгарина. :jump3:

А в Париже меня встретила Мюнхлер (увлекательная кулстори о наших планах), которая помогла мне снять часть диплома (ради чего я и ездил за границу). :rezh:
У меня мало съемочного опыта, потому что я стараюсь кооперироваться с операторами (это тоже было непросто — научиться делегировать полномочия), и необходимость несколько сцен снимать без Яны меня пугала до дрожи в пальцах и белых кругов перед глазами. И хоть два дня я снимал сам (боюсь отсматривать материал, честное слово), основную реконструкцию (и часть визуалки) мы снимали с Мюнхом, и это очень круто. У Мюнха кинообразование, и местами можно было объясняться терминами, а местами — руками и мычанием, и все было понимаемо, обсуждаемо и исполняемо. Плачу от радости! :weep3:
А потом мы бродили по парку Тюильри, мимо Лувра, по Елисейским полям, рядом с мерцающей Эйфелевой башней, говорили о кино, об учебе, о дайри, о Краснодаре, и было так здорово, так здорово, я все еще не верю, что поездка в Париж принесла мне такую гармонию и такого человека ирл.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Kevin the journalist, voice of Strex, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

14:21 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Нормандия кажется мне похожей на Ирландию: те же бескрайние поля, везде зелень, а баров в городках больше, чем буланжерий (возможно, и чем местных жителей тоже).
Эмма Бовари могла жить в любом из этих северных провинциальных виллей в полторы улицы, и вообще-то идея отдаться кому-нибудь под кустом и заесть горе мышьяком уже не кажется такой уж странной.

Никто не говорит по-английски, и я очень быстро исчерпал весь свой запас бытового французского, дальше начиналась область кулстори про плюсы и минусы телевидения и проблемы молодежи. Но местные не знали ни пощады, ни других языков.

Спецкурс по Флоберу можно было бы ограничить чтением «Мадам Бовари» и поездкой в любой городок Нормандии, где учащихся бросали бы на неделю: с тобой только твой французский и немного денег. Зачет получают те, кто через неделю не спивается в местном баре.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

19:16 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"

беседа

Бойз-бэнд, который мы заслужили. С шутки про Толкина я как-то очень нервно засмеялся, потому что да :"D

После долгой рефлексии пришел к выводу, что мне очень близка позиция Булгарина (и, возможно, это одна из причин, почему я его так защищаю и продвигаю) по вопросу массового искусства.
Вот, например, Грибоедов очень прозрачно намекал Булгарину, что газета его какая-то низовая больно, ссылаясь на факт чтения Пчелки своим слугой. Зато 10 тысяч экземпляров массовой газеты прививали элементарную культуру — культуру чтения, культуру поведения, культуру во всех ее проявлениях — чуть ли не всему грамотному населению России. Булгарин ведь в некотором роде воспитывал вкус публики, тянул их вверх, и это очень здорово.
Опять же, из чтения биографии Гоголя (который, кстати, потратил последние деньги по приезде в Петербург на театр и «Северную пчелу») не могу не сделать вывод:

Все: «Северная пчела» — газета для слуг и чинуш, глупые листки!
Гоголь: *читает все выпуски Пчелки от корки до корки*
Гоголь: А?

Шах и мат, аристократы!

Для меня массовая аудиовизуальная культура — качественная массовая аудиовизуальная культура, то есть, скажем, годные сериалы (те же «Орлова и Александров», «Фарца», «Романовы», етц) — это очень хороший способ помочь зрителям сориентироваться. Да, есть Искусство, авторское кино, шедевры на века — но их смотрят полтора землекопа, которым это, конечно, очень нравится, только вот кроме них никто не видит гений чистой красоты. Как правильно говорили нам на парах кинодраматургии, придя с работы, человек не будет смотреть глубокомысленную картину о прогнившем обществе и красоте жизни, он включит что-то максимально ненапряжное.
И вот это ненапряжное тоже можно делать хорошо — максимально хорошо.
Я бы, пожалуй, хотел делать именно такое — качественное, но массовое. Качественное массовое.

Пушкин, Дельвиг, Вяземский — это все замечательно, но их тиражи варьировались от 2 до 200 экземпляров, и даже сам Александр Сергеевич не читал эти несчастные листки. А между собой все молодцы, да.

Я не отрицаю элитарную, высокую культуру, очень ее люблю и ценю. Но как раньше я верил в журналистику как способ возвысить человека (может, даже в чем-то просветить, направить), так теперь я склоняюсь к мысли, что акценты сместились, и ставить нужно на сериалы.

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Третьего отделения на вас нет, негодяи

00:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
«Гоголь» задел меня сильнее, чем я смел надеяться. Интеллектуально тусуюсь в фандоме: читаю собрание сочинений Гоголя вместо фанфиков, биографию из серии ЖЗЛ (Золотусский — очень хороший автор, его нам рекомендовал Павлов) вместо аналитики случайных людей из твиттера, кулстори про XIX век вместо смешных видюх.
Но в итоге этого оказалось мало, и я посмотрел сериал «Фарца», потому что его режиссер — Его Баранов, он же ставил «Гоголя». А еще потому, что там Стычкин (Алескандр Христофорыч Бинх в «Гоголе»), Петров (Гоголь) и Вилкова (Лиза). И мне так понравилось, кто бы знал.

Мы с Яной пришли к неутешительному выводу, что вкус к кино у меня так себе, массовый и неэлитарный, и никакая любовь к Вернеру Херцогу, Антониони и Эйзенштейну не спасет меня от клейма желтизны, но что уж тут поделаешь. Баранову всего 28 лет сейчас, то есть «Фарцу» (2015) он поставил, когда ему было 26. Это внушает какой-то даже азарт, определенную долю веры в поколение и в себя (совсем немного).
Мне нравится все: музыкальное сопровождение, игра актеров (!), проездочки, сюжет, кольцо в сценарии. Мне очень нравится Понт (Стычкин), но это и так понятно, это как будто было предопределено. Манипулятор, провокатор, нехороший человек. Очень умный, очень самоуверенный (не без причины) и просто какой-то сиятельный.


Стычкин, элегантнее Онегина

Мне кажется, массовое искусство, если оно не слишком посредственное (как сериалы на Домашнем или на Пятом), — это очень важная часть современного культурного кода, потому что — ну вот жил я, не тужил, Гоголя уважал постольку поскольку, но не более того. И тут — накрыло волной, сбило с ног и сделало немного счастливее, культурнее и пьянее. Это ли не сила искусства?


@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

15:26 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Сходили с бро на оперу «Евгений Онегин».
Надо сказать, дома меня до последнего не одобряли и пытались отвадить от похода на оперу всеми способами, от уговоров до угроз. Позже выяснилось, что одной из причин отрицательно относиться к культурному времяпрепровождению стал случай из далекого прошлого, когда папа заснул на органном концерте, и матери было за него стыдно.
Жалеть о том, что в детстве и отрочестве меня не водили в оперу, я стал где-то в середине третьего курса, зачитываясь кулстори про Эйзенштейна, который рос очень культурно, и культуру эту в себе пронес через всю жизнь. Но все-таки, не имея как раз этой внутренней культуры, я не особо спешил восполнить пробел в своем творческом образовании, опасаясь фиаско.
Уж не знаю, как оно было бы на третьем курсе, но сейчас я получил огромное удовольствие. Может, дело в том, что постановка действительно очень красивая (тут можно посмотреть фотографии), а может, в том, что я хорошо знаю «Онегина» как текст (меня пугали, что в опере непонятно поют, но тут вроде совсем немного непонятно). Ну и, конечно, эмиграция в XIX век сыграла свою роль: мне это близко и интересно.

Были и смешные моменты: например в сцене праздника по поводу окончания жатвы, когда открывается занавес, мы видим деревенских девушек с гитарой. Ну, думаю, сейчас как запоют! Веселье, гитара...
...начинается оперное пение :D
Наверное, этих девушек не зовут на вечеринки :lol:

Должен сказать, если и есть в этом мире нечто более понтовое и стильное, чем плащ Онегина, то это его ШУБА :-D

Имеджин:
— Онегин, почему вы опоздали на дуэль?
— Простите, Ленский, пробки, все стоит, не ожидал даже...
— Онегин, шесть утра, на всю деревню две брички, какие пробки, ЖЕНЯ.
:lol:

Но в основном, конечно, было просто очень хорошо, неиронически. На сцене бала в честь дня рождения Татьяны мы переживали ничуть не меньше, чем гости-артисты. Такая драма! Такие страсти! Очень здорово все сыграли, очень здорово все поставлено. И признание Ленского в любви Онегину тоже здорово получилось, кхм.
Мне очень понравилось, как организована работа со всеми рядами занавеса. Как в открывшееся небольшое совсем пространство вбегает Онегин, как молча проходит по авансцене Татьяна, как за отвергнутым Онегиным раскрывается огромная сцена, все в тумане, и контровой свет, и он уходит туда, как в вечность: «Позор! Тоска! О, жалкий жребий мой!».



Не помню откуда, но у меня в аудиозаписях вк сто лет как висит «Я люблю вас, Ольга», и она вертелась у меня в голове весь вечер, немного накладываясь на «Le manque d'amitié» из мюзикла про Пикассо (примерно тот куплет, где «Ce soir où que tu sois, Olga,/ Je pense à toi !»)
Вообще сюжетно мне не слишком нравится «Онегин» — просто потому, что все герои очень не очень. Татьяна — почти мадам Бовари, с этой ее трепетной душой и чтением романов. Ленский — тот же романтический герой, который любит идеал. Онегин — подлец и мразь (в опере прям как-то все даже обострили, до сих пор сердечко не на месте, разве можно так грубо себя вести по отношению к другу). Ольга — наименее неприглядная в плане характера из всех, но она обывательница (и на том спасибо). Но все-таки роман этот — большое явление, а теперь, когда и Пушкин мне ближе, и его время, совсем хорошо.
Ехал вчера домой и думал: это ж читатели ждали почти 10 лет, чем там все закончится. А я расстраиваюсь, что «Гоголя» на год растянули :D

Сахарок сделала про нас смешную штуку, отражающую суть :lol:
смотреть

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Kevin the journalist, voice of Strex, Аматэрасу, Третьего отделения на вас нет, негодяи, не душу делим, чай - постель всего лишь

12:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вышли вчера с Яной из Пушкинки какие-то просветленные, возбужденные, радостные:
— Смотри, какие деревья красивые!
— А небо-то какое!
— И фонарь красивый!
Сняли интервью с Беатриче; сняли так красиво, что дух захватывает. И говорила она ровно то, что нужно — в плане структуры, языка, построения фраз. Минимум лишнего, все важное и интересное. А как говорила! Как на лекциях — я заслушивался, почти забыв о том, что все это часть совсем другой работы, а не просто интересный разговор.
Я так воодушевлен, что Беатриче согласилась. Мне очень хотелось, чтобы фильм строился именно вокруг ее рассказа, чтобы люди услышали этот завораживающий, увлекающий голос, как когда-то слушал его я и влюблялся в каждое время, куда этот голос заводил. XVI век — с головой. XIX век — без оглядки. И то, что Беатриче смогла в своем бешеном графике выделить мне время, — это очень, очень здорово.
Вот Павлов не выделил, и я все еще расстроен и немного обижен, потому что мне очень не хватает правого в дипломе.

Со следующим интервью все прошло не так гладко, и с журфака мы выходили со всей тяжестью недосыпа на плечах. Хотелось спать и горевать, но мне еще по всему городу развозить технику (что-то в аренду, что-то однокурсникам — скребем по сусекам, как можем), а потом на французский (который все-таки возобновился, чему я отчаянно рад).
— Ну, тут у нас два варианта, — рассуждала Яна в ожидании маршрутки. — Либо мы переснимаем мужиков, потому что у них все некрасиво...
— Либо?..
— ...либо переснимаем Болтуц, чтобы тоже сделать некрасиво! Потому что она выделяется!
¯\_( ツ )_/¯

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Заезжал к Толику и Оле брать зум на завтрашнюю съемку.
— А на что вы будете писать звук? — уточнил Толик.
— На Янину петличку, — гордо ответил я.
— Это которая сторублевая? — поинтересовалась Оля.
— Вообще-то, двухсотрублевая!
Толик вздохнул и одолжил еще и хорошую петлю.
Прощался я с ними словами: «Впервые ухожу от вас трезвой. Так себе этот ваш пятый курс».

Мой отп сегодня на репетиции танцевал вместе, сначала один показывал партию мальчика, второй девочки, потом наоборот. Я сидел, смотрел на них и на всех, кто танцует и хохмит вокруг них, и чувствовал такую большую радость, которую абсолютно точно не чувствовал в цирке.
Гиперактивный Сережа, который с бешеной скоростью отжимался чуть ли не каждые десять минут, подтягивался на станке и прыгал через весь большой балетный. Так и не поймавший драматургию Михаил («Миша, хватит прыгать, сядь попой!», «Мишенька, быстрее своими ножками переступай!»). Постоянные напоминания о чувстве пространства: «Лен, ну ты что, двигайся. Ты все станцевала на трех метрах. Мы ж не корпоратив готовим!» Не дающие покоя воспоминания о костюмах («Я все костюмы видел — и ничего, сплю спокойно!», «Я на последней примерке только досюда руки смог поднять. — Костюм из поролона. Не из металла. Поднимешь!»)
Репетируют новогоднюю сказку, постоянно переживают, что будет перегруз хореографии, но все равно хотят сделать красиво. Режиссер завораживающе хорошо сказал сегодня про искусство, которое выше простой работы, и которое чувствуют артисты. Артистам было приятно.

На этой неделе так часто ездил в маршрутках, что успел прочитать книгу на 700 с гаком страниц с ридера. А еще только четверг.
Шли с Яной сегодня после съемок сдавать одно оборудование и брать в аренду другое, а город вокруг — как из песчаника, как собор или ратуша, красивый до невозможности — от желтых, золотых листьев в темноте. Они образуют арки, переливаются градиентом от зеленого к лимонному и кажутся нереальными после заката. Яна умеет видеть эту красоту и учит видеть меня.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex

21:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня днем произошло важное событие: утвердили мою тему диплома про Булгарина. Это была настоящая битва, и до последнего мы не были уверены, что справимся, но Беатриче написала сегодня днем: «Победа!!» — и у меня на сердце до сих пор тепло.

Когда Павлов читал нам лекцию про Золотусского («специально для Дарьи»), он сказал очень меня зацепившую фразу: «С конца же 60-х гг Золотусский, по собственному признанию, на 10 лет отходит от современной литературы, "эмигрирует" в XIX век, пишет книгу о Гоголе».
На паре я, конечно, засмеялся и шепнул Коняшу, что примерно таким — с эмиграцией в XIX век — я вижу свое будущее, а потом подумал и добавил: или настоящее.

Так вот теперь, получив возможность эмигрировать в XIX век вполне официально, я даже осоловел на радостях. Только что писал расшифровку бесконечного интервью первой головы из режиссерского диплома, и тут рука сама собой соскользнула куда-то в гугл. Я жадно читал несколько часов; читал все подряд, пока искал отсутствующий в сети очерк, собирая его по цитатам из биографий Пушкина, Гоголя, Сенковского.
«Нет ни одного человека в Москве, который бы умел врознь понять Минина и Пожарского так, как нет ни одного человека в Петербурге, который бы умел понять врознь Булгарина и Греча»,-- писал А. И. Герцен.
С этого, кажется, началось, а дальше все как в тумане.

Вообще, я искал «Четверги у Греча» Бурнашева (пати у Греча на хате :D ), потому что не дают мне покоя эти четверги, уж больно интересно. В той статье про атрибуцию рецензии на второе издание «Вечеров на хуторе близ Диканьки» упоминалось, в числе прочего, письмо Гоголя Погодину (1839 г.), где Гоголь, критикуя намерение Погодина издавать прибавления к «Московским ведомостям», пишет, что умные и солидные статьи в газетном листке «все равно, что Пушкин на вечере у Греча между Строевым и прочим литературным дрязгом».
И тут у Вересаева я вижу цитату Юркевича: «В числе посетителей гречевских четвергов появлялся изредка и Пушкин. Он вел себя очень сдержанно, редко принимал участие в разговорах, больше молчал и рано уходил, не простившись». И по другим источникам он, кажется, читал там свои баллады, стихотворения и элегии. Еще не изданные.
Суть четвергов: все говнились на Булгарина и Греча @ но пожрать нахаляву в хорошей компании приходили все равно.

Дальше пошло по нарастающей: еще не отойдя в своем гневе от «Дома сумасшедших» Воейкова, я обнаруживаю стихотворение Добролюбова (!!!! этого злобного пидараса, по меткому определению Коняша) «На 50-летний юбилей его превосходительства Николая Ивановича Греча». Стихотворение грубое, грязное, сальное. Я, конечно, в ярости.
«Твой друг, безграмотный писака / Легко презрение сносил,/ Но ты, поборник лжи и мрака, / Ты путь другой себе открыл» @ ну охуеть теперь, Добролюбов, спасибо пожалуйста.
«Поляк и немец, - вы судили / О русском слове вкривь и вкось» — все эти нелепые в своей беспомощности выпады (что может быть беспомощнее нападок на происхождение?) меня вывели из себя. Но другие строчки вызвали настоящую ярость:
«Явился Пушкин... Суд ваш строгий / Его не мог уж уронить... // Явился Гоголь... За живое / Он вас, Тряпичкиных, задел». @ Я БЛЯ НАПОМНЮ ТЕБЕ, СУЧИЛА, ЧТО ПУШКИН СОТРУДНИЧАЛ И С ГРЕЧЕМ, И С БУЛГАРИНЫМ, А ГОГОЛЬ В БУЛГАРИНЕ ВООБЩЕ ДУШИ НЕ ЧАЯЛ И ЧИТАЛ ПЧЕЛКУ
У меня сегодня был очень эмоциональный твиттер.

Зато потом я отвел душу, наткнувшись на экскурс по «Новоселью» Смирдина. Эти кулстори — просто праздник какой-то. Собрались, значит, известные литераторы, И ТУТ ВДРУГ ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ОНИ ВРАЖДУЮТ. Никогда такого не было @ и вот опять :lol:
Это реально очень смешно, в том числе тот факт, что, судя по фронтиспису первого тома, Пушкин сидел прямо напротив Булгарина, острил как никогда в день гулянки и успел отпустить шутку по поводу сидящего между Булгариным и Гречем цензора Семенова: крикнул с противоположной стороны стола: «Ты, брат Семенов, сегодня словно Христос на горе Голгофе». Все смеялись, а Греч очень обиделся хD Напоминаю, что Пушкин звал тандем Греч-Булгарин грачами-разбойниками :D

Вообще было очень много всякого, от чего до сих пор немного ору.
Это и Пушкин, толкающий Грчу своего «Кавказского пленника» (тут). Это и Николай «мам, вышли денег» Гоголь, гордость российской словесности (открыл рандомное письмо за 1830 г., а там «благодарю вас, почтеннейшая маминька, за присланные вами деньги сто рублей», сколько можно-то, Никоша хд). Это и Греч, который высмеивал Булгарина в общении с аристократами (Вяземским, Пушкиным, етц). И Пушкин, поддерживающий отношения с Гречем после той нелицеприятной полемики 1830-1831 гг.
И ПУШКИН, КОТОРЫЙ ПЕРЕВОДИЛ С ПОЛЬСКОГО, просто находка, совершенно замечательное исследование. Которое, кстати, принесло и волшебную историю с четвергов Греча о Булгарине, который собирался уезжать, как только приехал Пушкин, и о Сенковском в гороховых штанах, который скрылся в уголок с Пушкиным для интимного разговора на французском.......
«Сенковский такая бестия, а Смирдин такая дура» (Пушкин).

Эмиграция в XIX век началась успешно.
Напоследок:
я не буду читать ЖЗЛ о Гоголе Золотусского ради фичков, я не-
РАДИ ЗАЧЕТА ПАВЛОВА. ЗОЛОТУССКИЙ ЕСТЬ В ВОПРОСАХ. ЧЕСТНОЕ СЛОВО, РАДИ ЗАЧЕТА.
Занавес.

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

23:59 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Гоголь, конечно, не хотел приходить; слава о четвергах у Греча шла самая дурная, дескать, сплошь там сброд один, прихлебатели и прочие далеко не аристократические хари. И все-таки, там же встречались и люди самые что ни на есть достойные, начиная с молодых литераторов и заканчивая издателями.
Оказаться в стане победителей для Гоголя было большой радостью и даже личной победой, и он очень ценил доверие многоуважаемого Дельвига и обожаемого Пушкина; но вместе с тем, ему часто (даже слишком часто, с благоговейным каким-то ужасом признавал Гоголь) не хватало общества живого, не накрахмаленного по самые уши. И денег. Еще Гоголю остро не хватало денег.
А деньги были у тех, кто выбрал массовую журналистику.
«Тысячи мух не могут ошибаться!» — гордо говорил Пушкин, после чего не менее гордо занимал денег у Плетнева, потому что у самого солнца русской поэзии ни гроша за душой не водилось. В основном из-за пристрастия к азартным играм и к модной одежке, которая выглядела, как из помойки, а стоила, как из золота.

Булгарину в глаза Гоголь смотреть боялся. С тех пор, как он сбежал с любезно выпрошенного для него Фаддеем Венедиктовичем места под руководством Фон-Фока, да еще и прямиком во враждебный лагерь, ему было неловко за собственную неблагодарность.
Тем более что газету Булгарина он читал от корки до корки, в отличие от часто скучных листков Пушкина и Дельвига.
Из беспросветной рефлексии Гоголя вывел крепкий хлопок по плечу. Он обернулся почти испуганно и обомлел: поприветствовать его подошел сам Булгарин.
— Николай! Я верил, что рано или поздно ты откликнешься на приглашение!
Гоголь неловко пробормотал в ответ какую-то затертую формулу благодарности, нервно проведя рукой по своему коротко стриженному затылку.
— Ну что же ты, лицо проще! Все свои! — Булгарин растянул губы в добродушной улыбке. — Выпей чего-нибудь, станет легче. Горелки я тебе не обещаю, но что-нибудь придумаем.
Гоголь покраснел. Конечно, Булгарин читал его повести; откровенно говоря, отзывы его были не самыми похвальными, что Гоголя одновременно задевало и расстраивало, хотя Пушкин и Вяземский в один голос прославляли талант молодого товарища.

Заговорить о своем творчестве Гоголь не решался. Вокруг Булгарина вилась свита: может, поэтому он позволял себе панибратство с человеком из аристократического лагеря? Больше всех суетился Строев, похожий на декоративную собачку. Булгарин, вместо просителя ставший хозяином положения, казался даже вышел ростом и благороднее лицом, и Гоголю стало еще более неловко.
Быстро сориентировавшись, Булгарин вежливо разогнал толпу вокруг себя. Подхватив Гоголя под локоть, он чинно повел его к столу с богатым выбором алкоголя и закусок.
— Так что, Николай, над чем работаешь? — мягко поинтересовался Булгарин, вручив Гоголю стакан виски-колы. — Снова мистика с миллионом подробностей? Психологическая драма, где все умерли? Сатира на гнилую реальность?
— Ну что же вы, Фаддей Бенедиктович, право слово... — снова смутился Гоголь. Под внимательным взглядом Булгарина он отхлебнул напитка и тут же надкусил любезно протянутый бутерброд. — Я ведь со всей душой...
— Конечно, Коленька, я же не спорю, что с душой! — с готовностью закивал Булгарин. — Души-то у тебя на всю Малороссию хватит, это я уже понял.
— Да я, собственно... — снова начал Гоголь, но замолчал за отсутствием нужных слов.
— Ты мне вот что скажи, — перехватил инициативу Булгарин, — откуда столько ненависти, кхм, к честному польскому народу? Мне даже неловко с тобой говорить, а ну застрелишь!
Гоголь поперхнулся виски, и Булгарину пришлось хлопать его по спине.
— Так вы... обижены?
— Да что ты такое говоришь, Коля! — суетливо рассмеялся Булгарин. — Мне же просто интересно, я ведь журналист, мне вообще все интересно...
— Честное слово, ничего личного, — не обращая внимания на неловкие оправдания, рассмеялся Гоголь, почувствовав впервые за вечер, что напряжение его постепенно отпускает. — Лирические герои, понимаете... Я ведь пишу от лица тех, кто...

Они говорили весь вечер. Конечно, Булгарин успевал мелькать у каждой группки гостей, попеременно развлекая их то анекдотом из жизни, то журналистской байкой. Конечно, свита периодически снова собиралась вокруг своего принципала, отчего он важничал пуще прежнего и даже немного поучал Гоголя с высоты своего опыта и несомненного успеха. Конечно.
Представить на этом сборище Пушкина или Дельвига у Гоголя не получалось. То, что аристократам донесут о его присутствии, не вызывало сомнения; страха, впрочем, не вызывало тоже. Было весело, шумно, громко; Булгарин ненавязчиво познакомил Гоголя с парой издателей, от чьих мнений зависела чуть ли не вся книжная индустрия Петербурга; после некоторых анекдотов Гоголь смеялся вместе с присутствующими, как-то разом растеряв свой мрачно-серьезный вид.

Гости расходились глубоко заполночь, почти под утро. Булгарин, разумеется, всех гостей, включая Гоголя, просил остаться, причитая, что задержал всех сверх меры; гости в один голос возражали, что это они задержали хозяев.
Гоголь вышел на улицу осоловелым: то ли от количества выпивки, то ли от обилия впечатлений. Из кармана торчали острые уголки визиток издателей, редакторов и книгопродавцев; какая-то разудалая девица оставила свой номер помадой на рукаве рубашки; под мышкой будто сама собой оказалась книга со стихами кого-то из гостей: на первом же развороте торжественно чернел автограф поэта. Все это казалось почти нереальным: свет, гул голосов, всеобщее веселье.
Гоголь остановился посреди улицы, вспомнив, что денег на такси у него отродясь не водилось. Осознание этого не принесло особенного горя; едва ли не в первый раз за долгое время в Петербурге дышалось легко.
Он перевел взгляд в сторону Невы. Занимался рассвет.

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

23:23 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В театре все по-прежнему. Снимали сегодня прогон «Анны Карениной» и немного — «Королевства кривых зеркал».

В перерыве между первым и вторым актами Артем ходил по большому балетному залу, иронично напевая своим громким оперным голосом «Я бью женщин и детей, потому что я красавчик» Стрыкало.
Пока одни артисты исполняли свои партии, Николай разминался у дальней стенки зала: шея, кисти, ноги, поясница. Руки в замок. Ноги на шпагат. мое сердечко сделало *ебоньк*
Казалось бы, зачем «Анна Каренина», если партию Вронского исполняет не Николай. А Кити — не Соня.
Зато Каренин — Владимир. Отличный Каренин, надо признать, у него. В «Мастере» у Владимира роль Понтия Пилата.

В малом балетном зале оказалось очень холодно. Мацко пил чай, девочки сидели в куртках, а между батареями почему-то лежала труба — та труба, которая музыкальный инструмент, а не просто железяка. Яна обмоталась шарфом по самый нос.
«Артем, не страдай! Иди, вон, сядь на тряпочку», — напутствовал Мацко уставшего Артема.
Мацко заценил мою кофту, и Яна смертельно обиделась, пошутила на этот счет уже шесть раз, потом кричала «ЭТО МОЙ ДИПЛОМ, ЯСНО» :"D

По пути домой сделал фото, Женя сказала: как будто в Ночном Рыцаре. Классное сравнение!

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

01:12 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Час ночи, завтра рано вставать и ехать на съемку, но что это тут у нас?
Мои крики. (И подливающая масла в огонь Даша.)



Я невероятно рад, что плохо знаю шестидесятые; настолько плохо, что смотрю «Фарцу» очень спокойно. Когда я смотрел «Орлову и Александрова», мое возмущение было слышно на Мосфильме, типа ВСЕ БЫЛО НЕ ТАК, а тут прямо хорошо.
При этом именно «Орлова и Александров» стал первым проектам, который вселил в меня робкую любовь к сериалам Первого канала, особенно про XX век.

«Фарца» идет на удивление хорошо: она потрясающе динамичная, у нее прекрасный темпоритм, перипетии хороши, герои живые, а еще я ничего не могу поделать с любовью к драматичному слоумо. Тем более если этот слоумо не выглядит неуместно в контексте шестидесятых.
Ага, в «Гоголя» слоумо тоже норм выглядел, даром что XIX век.
Как говорит Яна, «ну у тебя же и правда странный вкус в кино!»

Я даже не знаю. кто больше солнышко: Петров или Стычкин, оба такие очаровательные, не могу.
Как известно, новая любовь — это не забытая и навсегда отпечатавшаяся в сердце старая любовь. Понял, что Понт напоминает мне Изаю, но не напрямую, а отдельными штрихами. Вот, например, Изая появлялся, что называется, на полкадра, делал свое грязное дело и менял на 180 градусов сюжет, судьбы героев и иже с ними. Так и Понт появляется на минуту, но как появляется! Эти его беззастенчивая манипуляция и теплая улыбка — бесценны :heart:
Я последний раз так на актера смотрел, как на Стычкина нынче, когда Толик выкатил мне ирландских рекомендаций на Фаррелла.

Люблю постоянство, стабильность, твердую опору под ногами. Поэтому, например, не слишком жалую Скорцезе — у него каждый новый фильм совершенно иной, нежели предыдущие, и это сбивает с толку и не дает уцепиться за что-то. У него нет единства стиля, он не просто развивается, а кардинально меняется, мутирует от фильма к фильму.
У Баранова есть стиль, и после «Гоголя», собственно, «Фарца» идет хорошо, потому что она вызывает у меня чувство узнавания, а это значит — спокойствия, размеренности и радости.

Напоследок мои крики по мере просмотра, лучше я уже не пошучу про этот сериал:

Смотрю 2 эпизод Фарцы и прямо вижу съемочный процесс.
- ЖОПА, ПОВТОРЯЮ, Ж О П А.
- Егор, ты что??
- ЖОПА ПЕТРОВА В КАДРЕ ДОЛЖНА БЫТЬ, ГОВОРЮ
- МОЖЕТ, ВАМ ЕЩЕ И ХУЙ ПЕТРОВА СНЯТЬ?
- Это в следующей сцене в бассейне, не тороп-
- ДА ТЫ ЗАЕБАЛ ЕГОР

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Микадо, Третьего отделения на вас нет, негодяи

23:44 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Лента как-то резко отхлестала по щекам таинственными гифками со Стычкиным, и вот я уже смотрю в полдвенадцатого сериал Фарца со сложным лицом.

Оказалось, что прильнуть к проектам Егора Баранова — что-то вроде увлечения Вуди Алленом. Вы же знаете, как это: все время смотришь на Вуди Аллена и его жен; только там хоть жены меняются, а у Баранова разве что Меньшиков появился, на радость или на беду.
Тот же Петров, та же Вилкова, ТОТ ЖЕ СТЫЧКИН, а вот тут надо продышаться.

Вообще-то сегодня я нашел архив «Северной пчелы» на десять с гаком тысяч номеров, это стало последней каплей, теперь мне не нужно разрешение, чтобы эмигрировать в XIX век, тем более что утром я как раз начал читать чудесную книгу с прозой Булгарина, а Мороз посоветовал литературу по интересующему меня периоду. :heart:
И среди всего этого упоения на днях твиттер подкинул вот такие и такие штуки:


У меня, вообще-то, слабое сердце! Проблемы с дыханием! Склонность к эмоциональной нестабильности!

Возвращаясь к сериалу. Герой Стычкина зовет Хемингуэя Хэм, а знаете, ко еще его так зовет?
БЕАТРИЧЕ.


Цитируя Булгарина, «во славу просвещения мы выпьем за ужином».

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

22:03 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Интервью в тот день мы залажали, зато Яна красиво сняла меня на понтовый арендованный объектив!


@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, Аматэрасу

23:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Будьте осторожны на съемках, Даша, а то вас посадят в тюрьму! — напутствовала меня Новикова. — И хорошо бы, скажем в Бастилию, но...
— В Бастилию прямо отлично! — я тут же проявил энтузиазм. — Представляете: отстроить целую Бастилию, чтобы заключить туда меня...
— Даша, БЕРЕГИТЕСЬ, это же РОМАНТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МЫСЛЕЙ, вспомните предостережение Флобера! — засмеялась Новикова.
Так, в общем-то, завершился семинар по «Мадам Бовари».

После этого был долгий, неприятный, сложный, местами даже травмоопасный путь в краевую библиотеку, до которой по хорошему за полчаса с лишком можно добраться, но только не тогда, когда перекрыто полгорода. Я расстроился и совсем отчаялся; снова пришлось контактировать со многими людьми чтобы договориться о грядущих съемках, что не менее выматывающе.

А потом я приехал в библиотеку.
Когда я сказал в прошлый раз, что предстоит искать нужные книги и рыться в картотеке, Яна похлопала меня по плечу: «Вот видишь, это твое. Я бы психанула и ничего не нашла со злости, мне в бумажках ковыряться — аж тошно. А для тебя даже радостно». И это, конечно, не комплимент, но любопытная констатация, я как-то не особо задумывался в таком ключе.
И вот сегодня, роясь в картотеке, когда вслед за Л — Лохвицкая, Т — Тэффи и ящичком с журналами до 1917 года я пошел к Б — Булгарин, Г — Греч и Д — Дельвиг, стало ясно, что да — мое.
Меня даже отпустили эти накопившиеся досада и усталость. Забыл обо всем и ковырялся в бумагах.

Совершенно неожиданно, чуть не закричав, обнаружил карточку с «Сыном Отечества». Когда вся катавасия кончится, нужно непременно уточнить, неужели у нас в библиотеке правда есть подборка «Сына Отечества» и можно ли на нее хоть одним глазком взглянуть. У меня аж руки дрожат, когда я думаю об этом, и так на сердце теплеет.
«Северной пчелы», конечно же, нет, но я и не надеялся.
Зато! В отдельном стенде с редкими изданиями Пушкина (это же Пушкинская библиотека) я обнаружил «Руслана и Людмилу» 1820 г., отпечатанную в ТИПОГРАФИИ ГРЕЧА.
:heart::heart::heart::heart::heart:

Конечно, в итоге выяснилось, что именно сейчас одна из работниц фонда редкой книги ушла в отпуск, поэтому все закрывается раньше, и посмотреть то, что мне нужно, вживую, не удалось. Но хоть по картотеке пробил и разобрался, как работают шифры и листки требования.
Вышел из библиотеки уже в темноте, а там бронзовый Пушкин у входа, смотрю на него и думаю: хорошо, даже замечательно вот только ке фэр? фэр-то ке?

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Kevin the journalist, voice of Strex, обсессивно-компульсивное расстройство

23:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ездил к Даше смотреть «Бесславных ублюдков».
Посмотреть этот фильм мы собирались около года, примерно с тех пор, как начали последовательно общаться, а не просто видеться на парах Мороза. Но все нам мешало: моя постоянная учеба, Дашин диплом, моя постоянная учеба... Потом Даша уехала домой в Сочи, и точно стало не до того.

Впервые я посмотрел «Бесславных ублюдков» с Изаей.
То есть не я посмотрел, а Микадо. Это было в тот недолгий, но счастливый промежуток времени, когда Изая вернулся, незадолго до того, как Микадо узнал, что он пустил себе пулю в голову.
Микадо был счастлив, смотрел «Ублюдков» вполглаза, потому что в основном-то смотрел на Изаю.

Второй раз я пытался посмотреть «Бесславных ублюдков», когда нам их задал Маэстро по кинодраматургии. Было два часа ночи, фильм длился 2,5 часа. В какой-то момент встал выбор: еще часа три сна, но недосмотренный фильм, или узнать финал. Я малодушно решил хоть немного поспать, потому что до этого почти не спал несколько дней.

Третий раз я смотрел «Бесславных ублюдков» с семьей, но далеко мы не уехали, потому что телевизор не читал русские субтитры, а дубляж не распространялся на французскую и немецкую речь.

Теперь вот «Бесславных ублюдков» мы смотрели с Дашей. Красное вино (под цвет пальто Яковпетровича), рис, салат, пирожки, шоколад, кофе с кардамоном. Мы не досмотрели «Ублюдков», потому что Даша бежала на пары к Лучу (у магистрантов-очников, на кафедре западников).
Столько воды утекло (правда, очень много лет прошло), а я не могу смотреть «Ублюдков» один, потому что они так и остались фильмом Микадо и Изаи. Сто дней, сто ночей, / Плачет город - он ничей, / знаешь, жизни несчастливых / сходятся до мелочей.

После этого я поехал к Толику и Оле смотреть «Гоголя» (опять) и пить белое вино (и мартини). Было весело, смешно и просто здорово.
«Ублюдки» никак не досматриваются.

@музыка: Le vie en bleu - Seul (Picasso)

@темы: сказка, обсессивно-компульсивное расстройство, Микадо, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

23:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Беатриче решила объяснить нам на паре по журналистскому мастерству в общих чертах, что такое профайл,чтоб мы сделали практическое к зачету.
— Вам не нужно брать интервью у человека, чтобы написать профайл и создать его образ для публики, — сказал она. — Это очень здорово, потому что в интервью человек всегда показывает себя с одной стороны, сам моделирует свой образ. Профайл дает вам гораздо больше возможностей для того, чтобы показать, каков герой на самом деле. Вы смотрите все его соцсети, кто у него в друзьях, что он пишет, что пишут его друзья и как он на это реагирует... Понимаете примерно, о чем я?
Переглянулись с Коняшем со сложными лицами.
— В наши время это называлось «сталкерить».
Понимаем даже слишком.

Сдали с Коняшем зачет по профайлам первыми с курса.
Никогда не знаешь, какой из твоих сомнительных навыков из прошлого пригодится в жизни (или в профессии).

@темы: Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:54 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Перечитал «Тараса Бульбу», очень грустно. Даже и не помнил, что у Гоголя та же тоска, что и во всей русской литературе. Когда читаешь «по программе», не до осознаний.
В средней школе читали его, конечно, и это одно из тех произведений, разбор которых на уроках литературы мне запомнился. Как нас спрашивали: «Почему панночка безымянная?», когда мы цитировали ту часть про отрезанные груди и, конечно, когда нас повели в кино на экранизацию, которая как раз тогда вышла.

Из интервью создателей фильма я до сих пор помню два момента.
Первый — когда спросили, было ли на съемках что-то значимое, нетипичное, а создатели ответили: «В конце фильма козаки погибают в бою, в том числе умирает козак Дедюшко. Его поднимают на пики, он говорит: «Пусть сгинут все враги, и ликует во веки вечные русская земля», потом его бросают вниз. А дальше идёт гоголевский текст: «И вылетела молодая душа. Подняли ее ангелы под руки и понесли к небесам. Хорошо будет ему там...» И во время съемки на словах «и вылетела молодая душа» вдруг появляется журавль в небе, начинает кругами ходить над Дедюшко. Показалось, что-то слетело с небес... Этот мистический момент успел заснять оператор, и он был включён в фильм».

Второй — когда создатели рассказывали, что вот у Гоголя в тексте «Не будем смущать читателей картиною адских мук, от которых дыбом поднялись бы их волоса», — а в фильме-то таким не отделаешься. И вот, дескать, пришлось все эти адские муки снимать.

Всколыхнул во мне что-то Гоголь, что уж и говорить, это и так заметно.
В начальной школе я был частью ансамбля Калына, где мы надевали казацкие платья и пели об атамане, который, взяв чарку, сказал, сощурив глаз: за Кубань, за матушку; где стоїть хлопець під вікном, щоб дівчина вийшла; где колядок столько, что можно было наколядовать целый мешок снеди. Вспоминаю это время с теплом, а сейчас даже более отчетливо, чем раньше. Чувствую все то, что Гоголь описывает на ярмарках, свадьбах и прочих гуляниях, когда все танцуют, поют и радуются.

А еще, конечно, вспоминаю наши разговоры с Исаией, как он говорил про буряк, борщ и, самое ярко запомнившееся, гордое, уже самим звучанием красивое, вызывающее живо картины перед глазами: «Дніпро и каштаны, Рю, Дніпро и каштаны!..»
В Киев я так и не успел попасть до известных событий, о чем до сих пор очень жалею.

«Миргород», конечно, гораздо более зрелый, чем «Вечера на хуторе...», слог увереннее, сюжеты четче. Гоголь сильно вырос, он такой огромный молодец.
Сегодня утром нашел потрясающую статью "ЛИШЬ СЕНКОВСКОГО ТОЛКНЕШЬ ИЛЬ В БУЛГАРИНА НАСТУПИШЬ", или Кто был автором рецензии на второе издание "Вечеров на хуторе близ Диканьки". Во-первых, совершенно замечательные подробности об интересующем меня периоде, о Булгарине, о журнальной вражде и тонкостях; а во-вторых, представьте, университет Торонто. Там это кого-то интересует, а тут «да что там того Булгарина».

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, не душу делим, чай - постель всего лишь

Mea culpa

главная