Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:50 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Когда в середине просмотра ЗВ начали с Толиком спорить, у кого из нас больше шансов поцеловать Натали Портман, стало ясно, что поход в гости удался.
Я правда не знаю, что сподвигло Олю выстроить наш день так, что мы сначала посмотрели ЗВ и выпили полторы бутылки вина (в общем-то, на двоих с Толиком, потому что Оля снова тянула один бокал весь вечер), а потом начали снимать ее задание, но думаю, мои актерские таланты не пострадали (потому что нечему страдать).

День вообще оказался на удивление хорошим и стал тем отдыхом, которого я так долго ждал. Отменили пары из-за болезни преподавательницы, поэтому я радостно встал в шесть утра и поехал на чужие пары, на которые уже и не надеялся попасть.
Приехал на журфак, преодолевая все пробки, связанные с нежданным снегопадом посреди февраля, как раз к паре. Встретил Беатриче, а она озадаченно покачала головой, расстроенно всплеснула руками: «Так и знала, — говорит, — что нужно было вам позвонить! Вы герой, но сейчас будет предзащита магистерских, мне надо присутствовать... Но раз все так... Дайте мне двадцать минут. Держите ключ от аудитории, впустите всех».
В итоге были целых полпары, Беатриче рассказывала про зарождение провинциальной прессы в России, и как бы скучно ни звучало заглавие лекции, в ее устах все звучит дионисийскими гимнами.
Чего стоит одна только история о ярославском ежемесячном журнале «Уединенный пошехонец», где публиковался Бенджамин Франклин.
— А сам Франклин, — резонно спросил кто-то из аудитории, — знал, что публиковался в, простите, Пошехонце?
— Нет! А если бы знал, сильно разозлился, ведь были зверски нарушены его авторские права.
И все эти замечания Беатриче из разряда: «Это вы еще историю создания "Иртыша, превращающегося в Иппокрену" не слышали, а то бы задумались, ту ли выбрали профессию...» :"D

Поехал затем в институт, боялся, что опаздываю, а оказалось, что пара не в одиннадцать, а в час (новое расписание, о котором не знали и сами литработники). Ужасно расстроился, что приехал заранее, и уже подумывал, не развернуться ли обратно к Толику с Олей, чтобы не заставлять их ждать. Этот выбор между литературой и людьми, окончившийся в пользу литературы, характеризует меня даже слишком хорошо. Но я серьезно все обдумал и пришел к выводу, что ЗВ мы посмотреть всегда успеем, а вот лекцию по театру французского классицизма литработникам будут читать только через год.
И не прогадал ;D
Помимо того, что я наконец послушал дельную полную лекцию и о Расине, и о Корнеле, и о Мольере, и о французском театре XVII века, так еще и эти ТИПИЧНО ФРАНЦУЗСКИЕ КУЛСТОРИ, одна лучше другой.
Мой фаворит, конечно, история о том, как судьбу Франции изменило французское ЭСТЕТСТВО. Когда у испанского короля было три дочери, старшая из которых была самой красивой и самой умной, воспитанной для того, чтобы стать королевой, и французские дипломаты приехали сватать наследника престола с твердой уверенностью увезти старшую принцессу, И ТУТ ОНИ УЗНАЛИ, ЧТО ЕЕ ЗОВУТ УРРАКА, ПОЭТОМУ УВЕЗЛИ СРЕДНЮЮ ПРИНЦЕССУ.
То есть им просто не понравилось (обычное испанское) ИМЯ потенциальной королевы.
А королева Бланш, которой больше повезло с именем с точки зрения французов, оказалась тихой и скромной, но хитрой и коварной, и намутила дел, включая собственное единоличное правление в период войн сына-короля.

Приехал к Оле и Толику, а у них новые гирлянды, и Толик показал свои акварели, и эпизод ЗВ прямо захватывающий (не только нелогичностью, но и сюжетом), бурно обсуждали, Оля периодически объясняла происходящее, Толик кричал, что Энакин зло, а за окнами лежал снег. Потом снимали Олино задание, где Толик выполнял функции осветителя (держал настольную лампу), ассистента режиссера и бест-боя (комментируя целостность кадров), и было тепло и весело.
И еще теперь я знаю на собственном опыте, что есть ирландская модернистская литература, которая действительно лучше идет на нетрезвую (но не сильно) голову.

@темы: I'll find her if I have to burn down all of Paris, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:17 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— Да ты красный, как помидор! — с порога заметил Греч, быстрым шагом входя в комнату.
Булгарин чуть не выронил письмо, чтение которого вызвало на его щеках румянец. Около секунды ему потребовалось на то, чтобы сделать сложный моральный выбор между тайной переписки и желанием поделиться новостями. Журналист в нем победил с большим отрывом.

— Ты не поверишь, что мне написали! — потрясая письмом, он повернулся к Гречу, успевшему устроиться на диване с макбуком. — Какой-то трепетный юноша составил мне целый панегирик, где сравнил меня знаешь с кем? М? М?
Греч скептически поджал губы, прекрасно понимая, что от него не требуется даже завалящего предположения.
— С Аддисоном! — выпалил Булгарин. — Нет, ну ты можешь себе такое представить? Мало того, что его кто-то еще знает, кроме нас с тобой, так еще и так метко, понимаешь, так точно...
— Тогда я, выходит, Стиль? — иронично поинтересовался Греч, на которого сравнение произвело все же некоторое впечатление.
— Про тебя тут ни слова, — отмахнулся Булгарин, слишком занятый своей персоной.

Греч только тяжело вздохнул: сейчас было не время для конструктивных бесед. Тем не менее, он предпринял еще одну попытку:
— Тебе не кажется, что это слишком? Что ему надо, юноше бледному со взором горящим? — он требовательно протянул руку, ожидая, что Булгарин, вняв голосу разума, вручит ему письмо.
— Пустяки. Просит протекции, должности... Только ты это брось, подозревать всех и каждого. И письмо я тебе не дам, — убедившись, что Греч не опускает руку, а смотрит все более строго, Булгарин приготовился к осаде. — К твоему сведению это стихи. Такие, что и вслух читать стыдно.

— И ты правда собираешься замолвить за него словечко, имея на руках только льстивые каракули с подозрительным подтекстом? — Греч приподнял бровь.
— Собираюсь! — снова потряс письмом Булгарин. — Более того, попрошу за него самого Фон-Фока! Добрее надо быть, любезный Греч, добрее. Людям надо помогать. А то я подумаю, что ты ревнуешь.
— То-то тебе много кто помогает, — признавая поражение, пробурчал Греч, уходя с головой в фейсбук. Свежие скандалы сами себя не обнаружат.
— Мне-то много и не надо. С меня довольно и тебя, — аккуратно складывая письмо, тихо сказал Булгарин.

@темы: Рихито-сама, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ангелы - всегда босые...

17:15 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пары зарубежки у Новиковой как повод воспользоваться всеми теми знаниями, которые едва ли пригодятся в реальной жизни. Все еще странное чувство из разряда «А я здесь, Марьиванна, самый умный», но это все мелочи.
Новикова встретила меня радостным: «Вы как раз пришли на барокко!» Перечисляла представителей маньеризма, повернулась ко мне: «Конечно, ваш любимый поэт Луис де Гонгора» <3 ТАКАЯ ВНИМАТЕЛЬНАЯ, даже мои друзья не факт что вспомнят моего любимого барочного поэта.

Рассказывала про прециозную литературу.
— От какого слова? — спрашивает (у литработников французский — второй иностранный). — Подсказываю: как будет «драгоценный»?
— Précieux, — говорю, потому что литработники подозрительно молчат. Вот и Les chansons d'amour пригодились, а ;D

Когда Новикова начала рассказывать про классицизм во Франции, я совсем уже почувствовал себя в своей тарелке. СПАСИБО СЕРИАЛУ ВЕРСАЛЬ, ну казалось бы, где еще применять очень важные знания о министрах Людовика XIV :D
Особенно мне понравились сложные лица литработников на кулстори о том, как Мазарини посоветовал Луи сменить министра (интенданта) Фуке министром Кольбером, в результате чего пострадали все литераторы, которые ели с руки Фуке (и в частности Лафонтен). А я такой типа ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА, спасибо гейским сериалам и французским мюзиклам :-D

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

21:31 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Написал ночью в инстаграме, что устроил себе с Тварями двухчасовые каникулы.
Сегодня пришла Шнайдер и задала написать материал на тему «Самое яркое впечатление от моих каникул». Здравствуй, жопа, Новый год пятый класс и сочинение «Как я провел лето» (кстати, такое сочинение писал единожды и то на французском классе в девятом, наверное).

Пока я озадаченно прикидывал, про что же мне писать, начались вопросы в пустоту:
— Ой, а что мне писать, если ничего не случилось?
— Или если каникул ни на что не хватило?
— Или если, — тоже в пустоту вопрошаю я, — каникул не было?

Тут одногруппница выдала гениальное:
— У тебя были каникулы целых два часа!
Вся суть.

Бзв, пришел сегодня в институт немного помятый, потому что поздно лег, плохо спал и слишком рано проснулся и начал маяться расстроенными нервами.
— Доброе утро, — хитро прищурилась Яна, когда я зашел в аудиторию. — Вижу у тебя в глазах счастье!
— Это недосып, — говорю. — Ты перепутала.
— А вот нефиг в два часа ночи Тварей смотреть! — мудро изрекла Яна, и кто я такой, чтобы возражать.

И чтоб два раза не вставать: за полсекунды утвердил тему научки у Левитиной @ в то же время выслушал от Мороза лекцию о том, что попытки защищать Булагрина — бессмысленное свидетельство синдрома сжв (тему не утвердил). Тяжело жить, когда ты не очень умный.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Познакомились с тем самым духом отчисленного студента, который обитает в 309 аудитории. Журфак, конечно, место легендарное, но всегда интересно убедиться в наличии у отдельных слухов реальных оснований. Дух студента завывал в неопределенных чувствах к Новикову, о котором шла речь на лекции, и всячески демонстрировал свое желание присоединиться к учащимся.
Неожиданно после двух пар, где я более-менее помнил многие детали (ну, публицистика XVI века и зарождение «Ведомостей» — это основа основ) началось то, что нам на заочке давалось в сильно усеченном виде, а я к тому же недостаточно хорошо учил к экзамену, вестимо, потому что очень много новой (интересной) информации среди той, которую я знаю.

Например, рассказывали про Герарда Миллера, который приехал из Германии в Россию в двадцать лет, уже окончив два университета к тому времени, и начал поднимать русскую журналистику с колен, хотя ему за это даже не платили (это вообще была дополнительная нагрузка к преподаванию в университете и в гимназии латыни, истории и географии). И тут же напоминают про Карамзина, который начал издавать свой первый журнал в 19 лет. Мы просто в слезах все сидим, двадцатилетние лбы и лбицы.
Фанфакт: при всех огромных заслугах Миллера для отечественной журналистики, в большинстве учебниках о нем не то что в пол-абзаца сказано, так даже инициалы не расшифровываются. Что ж ты будешь делать.

Ребята времени даром не теряют и подбивают клинья к Беатриче как к дипломному руководителю со второго курса, негодяи. Очники-то всегда в приоритете по сравнению с нами.
П — популярность.

Иногда начинаем задумываться, а не надуман ли конфликт между кафедрой западников и остальным факультетом, но все сомнения как рукой снимает, когда слышишь, с каким выражением Беатриче говорит: «Как Павлов соизволит». :-D

Ну и, конечно, чудесное:

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

00:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Последний экзамен прошёл не просто неформально, а практически безумно. Мы собрались к восьми, как просил К., но сам К. пришёл минут десят спустя, сказал, что нас мало, и куда-то ушёл на следующие двадцать минут. Не имея ни билетов, ни сил, мы даже вопросы повторять не могли — только и делали, что пытались создать иллюзию общения.
Валера не спала двое суток из-за совмещения работы и экзаменов, Даша всегда без царя в голове, поэтому солировали они, а Настя иногда подливала масла в огонь: «А помните, как Зуев стебал К., когда его бросила девушка?»
— Прикиньте, как у них педсоветы проходили? — тянула Даша. — Сидит Зуев, закинув ноги на стол, кидается во всех скомканными бумажками, стебет К. Вот веселуха! Сейчас-то не так.

Узнал, сколько стоит снять проститутку и какой знак зодиака у К. Важная информация, ага.
— А вы принимаете алкоголь? — читая свой билет, подняла глаза на К. Даша.
— В данный момент, — ответил К. — я принимаю экзамен.

На двадцать пятой минуте Валера начала рассказывать, как никто из стоящих в коридоре не может ответить, в какой аудитории экзамен, а она сама с экзамена отвечает в общем чате. Не то чтобы К. пытался пресечь попытки скатать — скорее, даже поощрял их.
— А вы скажите, что экзамен в главном корпусе, — посоветовал он. Мастер розыгрышей.
Когда в коридоре слишком активно начинали смеяться (нервы у всех не в порядке уже, кажется), К. звал ещё одного-двоих в аудиторию. Хотел, чтобы весело было не там, а тут, вестимо ;D

В какой-то момент Даша начала задавать К. вопросы по своему билету (просто так).
— А скажите, Наполеон же вроде норм чувак был?
— Я с ним знаком, конечно, не был. Но Жозефине он явно нравился, — рассудил К. — А знаете, кому ещё он нравился? Пьеру Безухову.
Сказать, что я рассмеялся в голос, — ничего не сказать.
Коняш потом ещё шутил, что К. как завсегдатай фикбука.

Классно рассказал свой билет, а потом, пока ждал Коняша в коридоре, убедился, что свои хор и отл получили все желающие, потому что К. вытягивал всех как мог и за пару предложений по предмету (не то что по билету) ставил оценки на три балла выше :"D
К. много смеялся, перескакивал с «ты» на «вы» со студент_ками и вообще пребывал в отличном настроении. Что странно для человека, которому поставили экзамен в восемь утра воскресенья у заочников.

В какой-то момент Даша напомнила, что ее смена на работе начинается через двадцать минут, а начать отвечать можно только через полчаса.
— У вас есть машина? — спросила она К., потому что мы все знаем, что есть.
К. подозрительно повернул голову к Даше.
— А можете меня сбить? Чтоб на работу не пришлось идти! — внезапно попросила Даша.
К. очень смеялся от неожиданного ответа (как и все мы).
— С одной стороны, вы будете всем говорить, что тут преподаватели студентов сбивают на машинах, — вслух рассуждал он. — Но с другой стороны, я всегда смогу сказать: «Так будет с каждым».
Ах, К., который на прошлой паре раздумывал, может ли он победит рекорд Павлова по количеству пересдач у студентов, а потом планировал отчислить весь четвёртый курс, чтобы войти в историю факультета.

Даша пыталась вспомнить, как себя звала Валера, когда лежала в психбольнице (вдруг она звала себя Наполеоном и могла помочь с ответом на билет), и Валера напоминала, что звала себя нормальной.
— В следующий раз зовись Павловым, — посоветовала Даша, большая его поклонница.
— Почту за честь, — ответила Валера, и К. смеялся, как и все мы.

На экзамене К. опять травил истории про мертвых людей (на этот раз про студента, который на экзамене умер от разрыва сердца), шутил в духе «Вы как волк, коза и капуста — вас нельзя оставлять на одном берегу» про Валеру с Дашей и вообще пребывал в отличном настроении. Как будто ему правда нравится его работа.
Все нервы предшествующей экзамену ночи оказались почти напрасными (хотя мне приятно, что я разобрался в теме, да к тому же не ударил в грязь лицом при ответе). Был готов рассказывать про Гриндевальда в качестве примера, но не пришлось.

Сессия закрыта на отлично, каникул не предвидится, хочу спать, читать и смотреть кино, но впереди только пары, съёмки и все прочее в том же духе.
Погнали.)

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:22 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Учить историю отечественной литературной критики по советским учебникам — это как быть Гамлетом.
Сначала все хорошо, ты ходишь по саду первой половины XIX века, где все критики твои бро и ты знаешь, кто кого ненавидел и грязью поливал. А потом начинается вторая половина века и ПОЯВЛЯЕТСЯ ТЕНЬ ОТЦА РЕВОЛЮЦИИ ВОЖДЯ ПРОЛЕТАРИАТА и все, как говорит Коняш, пошла пизда по кочкам. В какой-то момент ты просто сходишь с ума.

Обнаружили в ходе подготовки к экзамену ещё один блестящий триумвират, прямо хорошо-хорошо стало. Со школьной скамьи недолюбливал Писарева, но что могут рассказать обо всем этом в школе? Там и Белинский молодец :D Так что — Писарев огонь, Добролюбов — злобный пидарас (определение Коняша), Чернышевский внезапно не ограничивается «Что делать?»

Как учебники говнят наш оригинальный триумвират Булгарин-Греч-Сенковский — это, конечно, нет таких слов. Уже, казалось бы, все умерли, НО ДАВАЙТЕ ЕЩЁ РАЗ НАПОМНИМ, ЧТО БЫЛИ НЕКИЕ ТОВАРИЩИ НЕ БУДЕМ ПОКАЗЫВАТЬ ПАЛЬЦЕМ ОФИЦИАЛЬНАЯ НАРОДНОСТЬ ПРОДАЖНОСТЬ ПРЕЗРЕНИЕ.
Обнимаю триумвират, в общем.

В нашей группе (да и не только в нашей, я уверен) бытует выражение «Сдали Павлова, сдадим и *любой предмет, охватывающий несколько веков и имеющий 50+ вопросов к экзамену*», — только почему-то это не работает, потому что на экзамен по критике мы пришли бледными и истеричными, а когда Коняш что-то сказал мне про Плеханова, я чуть сознание не потерял, литералли. Пришлось сесть на пол и переждать.

Экзамен сдавали письменно. Когда преподавательница начала проверять работы, ее лицо пришло в движение, и Коняш очень верно подметил: «В покер она явно играть не умеет», — потому что каждая строчка отражалась у неё на лице ОЧЕНЬ ФАКТУРНО.
Такая классная она все-таки. Хоть и не любит Булгарина (:

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

18:51 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Идём сегодня с экзамена, и тут Коняш вспоминает, что я говорил на паре по критике.
— «Александров снизу, Эйзенштейн сверху», — захлёбываясь впечатлениями, кричал Коняш, — Ещё и руками махал, ДЕМОНСТРИРОВАЛ.
Чуть оба под трамвай не упали от хохота. Я-то про Пролеткульт рассказывал. Как люди из разной среды получили равные возможности.
— Я ещё хотел тебе сказать, но ты бы как всегда на весь факультет заорал. Лынова бы спросила: а что вы, девочки, смеётесь? И что бы мы ответили? Типа «ой простите, подумали о том, как мужики в жопу ебутся».

Ещё накануне пара К. была, и началась наша любимая игра «наведи К. на разговор о Ярославе». С первого курса все ещё не надоело, какие же мы ужасные. Коняш танцевал-танцевал вокруг, но все как-то уходило не туда, и я ЛОВКО спросил в лоб. К. МНОГОЗНАЧИТЕЛЬНО МОЛЧАЛ С МИНУТУ, что мы радостно приняли за подтверждение пейринга.
Коняш ещё ночью пишет (где-то за семь часов до экзамена), мол, причина шипперить преподов сегодня: были в одном здании. И притащил фичок про них.
Как легко понять, пребыванием в агонии. Нет таких слов.


@темы: гости всыпали боярам звездюлей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

22:11 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Опять вступил в открытую конфронтацию с преподавательницей, которой через несколько дней сдавать экзамен. Ничему меня жизнь не учит. [2]
Со стороны, наверное, мы были похожи на Греча и Дельвига: я заливался соловьем, какой Булгарин классный, а преподавательница сидела с лицом Нарциссы Малфой и периодически кисло либо язвительно комментировала "ну конечно" или "какой же ещё аудитории у него быть".
Периодически мы вступали в легкую полемику, где я, по словам Коняша, защищал Булгарина со стойкостью адвоката (на самом деле, это выглядело скорее жалко, чем эффективно, но я правда не могу молчать, когда слышу такие несправедливые обвинения).

Никогда ещё мне так интеллигентно не советовали заткнуться: "Выступите со своим Булгариным на студенческой научной конференции!" - посоветовала преподавательница. А потом ещё два раза посоветовала. Как вы понимаете, меня было непросто остановить.
В конце концов, она спросила, чем же меня так зацепил Булгарин, и я даже не смог толком сформулировать. С трудом составил пару фраз о том, какой огромный вклад Булгарин внёс в отечественную журналистику и литературу, как он сильно расширил читательский слой в России. Отчаянно пояснил, что тяжело воспринимаю яростную критику, которой подвергается Булгарин в специализированной литературе.

Лучшее на этой паре, конечно, следующее:
- Или даже Белинский, не к ночи будь помянут... - рассказывал я.
- А что это вы так с Белинским? - хищно поинтересовалась задетая за живое преподавательница.
- Ничего личного... - попытался уточнить я.
- Не обращайте внимания, это ее личное мнение, - одновременно со мной сказал Коняш.
- Ладно, - я сдался. - Это мое личное мнение. Мы не любим Белинского.
- Мы - это кто?
- Ученики Павлова, - без тени иронии ответил я.
- Надо же. Скажу Павлову, что у него есть своя школа.
- Последователи Павлова!
- СВИДЕТЕЛИ ПАВЛОВА.
Все ещё нервно смеюсь.

Наиболее грустным в этой ситуации я считаю тот факт, что не умею говорить. Мне с детства почему-то все вокруг так часто повторяли, что язык у меня хорошо подвешен, что я даже сам в это поверил. И теперь, столкнувшись с неумолимой реальностью, я не знаю, что делать.
Прекрасно понимаю, в чем мои слабости. Например, я говорю ужасно быстро, потому что круг моих интересов часто настолько непонятен собеседникам, что я стараюсь вывалить всю имеющуюся информацию в первые минуты разговора/монолога, пока окружающие не потеряли интерес.
На днях мне напомнили, что средний человек не знает, кто такой Булгарин, и зачем о нем вспоминать. Стараюсь чаще себе об этом говорить.
(Но нужно, конечно, ещё чаще.)

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Херовато у меня дела, Лафайет., Третьего отделения на вас нет, негодяи

21:29 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В городе ужасно холодно, водоемы промерзли, из них как-то обреченно выглядывают сухие камыши. Вылезти из-под одеяла, сверху покрытого пледом и халатом, в выстуженную квартиру кажется преступлением против человечества в собственном лице.
По расписанию пар сегодня нет, но надо же отметить эти -16. К десяти утра, немного еще сонный, еду в гости к Толику и Оле, счастливый предчувствием уюта. Еду в кои-то веки без вина, но с зефиром, решив, что ЗВ смогу смотреть и стекольно-трезвым, да и вообще, вдруг это грубое принуждение к алкогольной зависимости с моей стороны — постоянно таскать к ним спиртное.

Меня встречают еще в окне, приветливо машут, и кажется, что стало теплее. На Оле потрясающе теплый свитер с очаровательным воротом, у Толика распущены волосы, Анубис выходит сказать свое хозяйственное мяу. Откуда-то извлекаются пироги трех разновидностей и бутылка белого сухого. А я-то беспокоился.
Когда мы смотрим Звездные войны, Толик ругает Энакина последними словами, Оля ругает за это Толика, я задаю беспомощные вопросы человека, не знакомого с оригинальной трилогией, а Анубис спит, даже когда его перекидывают из рук в руки с просьбой обратить внимание на экран. Горит гирлянда, на стенах с прошлого раза прибавилось две мозаики. Когда кончается вино, мы пьем чай с зефиром и остатками яблочного пирога.



Беатриче сегодня как-то особенно трогательно смеется, слушая разговоры старосты со вторым курсом. Папкой, которая подписана огромными буквами ПАВЛОВ Ю.М., она подпирает окно, и огромная жаркая аудитория, вместившая семьдесят штук студентов, наконец приобретает идеальную температуру.
Беатриче читает нам переписку Ивана Грозного с Курбским, показывала первый выпуск Ведомостей и вообще вселяла любовь к отечественной журналистике.
На доске в аудитории от предшествующей лекции пары Павлова остались грозные надписи НОМАХ и ВСХСОН, и я снова с дрожью вспомнил, как Павлов спрашивал меня на экзамене, сколько вкупе отсидели члены ВСХСОН, а я не смог подсчитать.
И после пары Беатриче дала мне почитать журналы 1910-х гг, и я неистово начал вчитываться в статью про футуристов: «Трагедiя, ради рекламы названная именемъ автора. Авторъ стоит на пьедесталѣ и произноситъ безсвязныя слова, напоминающiя бредъ умалишеннаго» :D


@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

19:45 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Пары К., как в старые добрые времена. Много цинизма и еще больше знаний. Все немного безумные, отчаянно веселые, частые вспышки смеха напоминают агонию.
Ждали К. в коридоре, он опаздывал. «Он сказал, что подъезжает и будет минуты через две. Только я не слышал звук машины», — возвращая мне телефон, проинформировал нас староста. Воскресенье, не так много людей на факультете. Тут топот: резкий, частый, быстрый. Кто-то торопится, почти бежит.
— Ну, — говорит Коняш, — это точно не К. А то прикиньте: СПЕШУ НА ЛЮБИМУЮ ПАРУ К ЛЮБИМЫМ ЗАОЧНИКАМ В ЛЮБИМЫЙ ДЕНЬ НЕДЕЛИ СКОРЕЕ БЫ ДОБЕЖАТЬ.
Все представили себе К. в такой ситуации и не могли успокоиться, даже когда шаги стихли.

На паре периодически возникали какие-то курьезные в своей нелепости диалоги из разряда:
— Человек в коме воспроизводит информацию, воспринятую подсознательно...
— Как прийти на экзамен в коме?

— Манипулятор в ходе информационной операции делает вид, что знает гораздо больше, чем на самом деле. Более того, он убеждает в этом собеседника или аудиторию, обращаясь к области незнания...
— Ничего не напоминает? Подсказываю: тяните билет.

— Человек в трансе способен воспроизвести всю воспринятую информацию. То есть вы могли бы дословно повторить всю мою лекцию.
— Нам потребуется транс через неделю.
— Только не забывайте, в что в трансе работает ваше подсознание, так что вы расскажете не только то, что услышали, но и то, что думали, пока слушали. Что-то, что, может, не стоило бы рассказывать...
— Ага, лайк: Информационная война — это зонтичный термин, А Я ПИШУ ФИЧКИ ПРО ВАС С ИСТОРИКОМ.

— Гумилев вообще не историк.
— А ЗНАЕТЕ КТО ИСТОРИК, — задыхаясь, закричал Коняш.
Аж пополам складывались от смеха.

Не знаю, что было любопытнее: поговорить с К. про французскую революцию или слушать его кулстори про чувака, который бросился с Галереи, давно еще. Звучит ужасно, но он нам это еще на первом курсе рассказал, и сегодня выяснилось, что тот прыгун ВЫЖИЛ и восстановился, мы аж дух перевели.
Все еще в смятении, как реагировать на выражение К. «веселая репрессивная карусель», звучит как-то почти кощунственно.
И в заключение: «Планируя информационную операцию, вы должны... А почему это я, собственно, говорю так, будто вы собираетесь тут устроить информационную войну? Хотя, конечно, я ко всему готов».

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

00:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Трудно передать, как сильно я люблю Новикову. Это преподавательница, которая вела у нас семестр зарубежную литературу и предложила мне ходить на ее лекции к литературным работникам, потому что их курс зарубежки рассчитан на два с половиной года, да и вообще почти журфак — по семестру на период. Я, конечно, был польщен и согласился, ведь лекции Новиковой — совершенно чудесные, сама она чудесная, а еще за литературой не надо ехать на другой конец города (как было с лекциями Мороза на журфаке).
И вот прошел год, я продолжаю ходить на лекции Новиковой, вставая в полшестого по субботам или по понедельникам, когда мои одногруппники видят третий сон.
Сегодня Новикова позвонила мне, чтобы рассказать про свое расписание, сравнить его с моим (она посмотрела мое расписание!) и заодно позвать на конференцию.

Мне очень не хватает Мороза: недавно как раз рассказывал Коняшу, насколько грустно по этому поводу. Ведь Мороз такой бесконечно умный и интересный, и чем дальше в лес, тем сильнее я чувствовал себя слишком ограниченным и глупым для общения с ним, и он все чаще намекал, что я все-таки чересчур мелко плаваю. Сейчас я только «Здравствуйте» ему иногда в коридорах бросаю, но иногда вспоминаю то счастливое время, когда мы с ним стояли в ночи на остановке после пары у издателей и разговаривали обо всем, от избирательной системы Соединенных Штатов до творчества Платонова. И я по дороге домой читал «Счастливую Москву» и «Облако в штанах», чтобы продлить ощущение общения с Морозом.

Новикова грозно наказала мне читать на каникулах позднего Джойса, но я с легкой руки Коняша упал в «Маленькую жизнь», а также (ни с чьей легко руки, просто так получилось) в научные статьи о Булгарине и в Wicked, и это не считая Флобера. Все равно грежу Джойсом, но все еще помню, как два раза брался за «Улисса» и как не смог читать «Дублинцев» после первой новеллы. Когда же я наконец достигну того уровня интеллекта, где Джойс не будет так тяжело мне даваться?
Бзв, Wicked категорически бульварная книжица, сомнительный янг-адалт, почему-то ориентированный на взрослую аудиторию. Сейчас я только на середине, но все это время не могу понять, как из такой плоской книги получился такой удивительный, драматургически верный мюзикл.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

15:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
В среду закрыл сессию на режиссуре, УРА КАНИКУЛЫ МОГУ СДАВАТЬ СЕССИЮ НА ЖУРФАКЕ И НЕ ОТВЛЕКАТЬСЯ. Да, не так должны выглядеть каникулы ;D
Лучше всего мое отношение к факультету, наверное, характеризует диалог с Коняшем, когда мы вчера стояли на светофоре в ночи и мерзли:
— Люблю зиму на журфаке, — сказал я. — Впрочем, как и лето на журфаке. И весну на журфаке. Да и осень на журфаке, откровенно говоря, тоже.
— Ага, люблю раскаленные копья в ладошках на журфаке, — иронично продолжил ассоциативный ряд Коняш.
— На журфаке, — согласился я.

На переменах видимся с Маиру, и это кажется чем-то таким естественным, что вчера, обдумывая это, я словил лалаленд, осознав, как все это выглядит. То есть я понял, что вот так оно и должно было выглядеть, примерно таким я рисовал себе вероятное будущее до того, как выбрал режиссуру. Тусить на журфаке, обсуждать преподавателей и пары, видеться на переменах с Маиру, может, быть еще влюбленным, иногда скучать, иногда гореть. Но этого всего не случилось — в полной мере. И тот факт, что я урвал себе две недели этого несбывшегося будущего — очень странный.
Но мне невероятно уютно существовать сейчас: с Коняшем, с журфаком, с получасовой дорогой домой после пар, со снегом и солнцем. Я так рад, что у меня есть это время.


@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

22:25 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Началась СЕССИЯ НА ЖУРФАКЕ, счастливая пора, когда я ТАНЦУЮ ПО ФАКУЛЬТЕТУ И СИЯЮ от огромной, заполняющей от макушки до пят радости 💙✨
Небо голубое-голубое, солнце светит почти по-летнему, все снова светится, а ещё хоть краем глаза да удалось увидеть всех любимых преподавателей, которые делают журфак таким невероятным и чудесным.

На первых парах, правда, преподаватель по социологии нёс несусветную чушь о том, что запад манипулирует сознанием людей, осознанно пропагандируя гендерную теорию детям, тут даже я не выдержал (до этого я отвечал только на вопросы по дисциплине - про социологию, историю, журналистику, а в отвлеченные споры "я и мои друганы собрались за третьей стопкой перетереть за жизнь" не вступал), и мы на пару с Валерой пытались донести, что гендер, как и сексуальная ориентация, никак не зависят от авторитетов (что вообще за ересь?).
Не считая этого, было хорошо, как-то по-особенному хорошо, что я боялся расплескать эту радость оттого, что я дома, на журфаке.

На лекции по языку СМИ нам десять раз напомнили, что мы ЭЛИТА, а потом (барабанная дробь) что ВЫ ЧЕТВЁРТАЯ ВЛАСТЬ ЛЮДЯМ НАДО ЛГАТЬ ЭТО ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.
Я прост НАКОНЕЦ УСЛЫШАЛ В СТЕНАХ ЖУРФАКА, ЧТО НАДО ЛГАТЬ, думал, так и выпущусь без этого напутствия :D

Мимоходом вручили ДИПЛОМ ЗА ВЫСОКИЙ ВКЛАД В РАЗВИТИЕ МОЛОДЕЖНОЙ НАУКИ, безумно рад этому, потому что научные дипломы для заочника - это моя маленькая победа.

И Беатриче разрешила ходить на ее пары по истории отечественной журналистики, и даже Коняш пришёл, так что мы с ним вместе орали с второкурсников (молодёжь!) и с суперклассной лекции про русскую публицистику 16 века (ТОТ САМЫЙ МОМЕНТ КОГДА ТЫ КУРБСКИЙ И ХОРОШО УСТРОИЛСЯ В ЛИТВЕ, А ГОРОД, В КОТОРОМ ТЫ ОТСИЖИВАЛСЯ, БЕРУТ РУССКИЕ, И ИВАН ГРОЗНЫЙ ПИШЕТ ТЕБЕ ПОСЛАНИЕ "ЛАЛКА").
Беатриче такая классная и так здорово рассказывает с экскурсами в историю И С ЛЁГКОЙ ФОРМОЙ ПРЕЗРЕНИЯ И ДАЖЕ НЕНАВИСТИ К ПУШКИНУ АХАХАХАХАХА и ещё понимающе закатывает глаза, когда говорят про Павлова Х)
Лучший момент пары, конечно, когда Беатриче говорит, что Иван Грозный был ЗАПАДНИКОМ, и тут ВХОДИТ ПАВЛОВ.
Л У Ч Ш Е Е.

А ещё читали нам литературную критику XIX века, СПАСИБО БУЛГАРИНУ ЗА СЧАСТЛИВЫЙ ВЕК, все так интересно, понятно и близко, КРИЧУ КРИКОМ ОТ ЛЮБВИ КО ВСЕМУ ЭТОМУ. По триумвирату КОНЕЧНО ЖЕ проехались, потому что Булагрина любят во всей стране три человека, включая меня, но от этого не менее интересно 🔥
Мой конспект такой же огонь, как и тема, так вот вот отрывок про моих любимых мальчиков Бенкендорфа 💫

"Официальная народность".
После поражения декабристов некоторые продажные авторы получили мощную поддержку НА СВОИ ПРОДАЖНЫЕ ЖУРНАЛЫ.
Представители БУЛГАРИН СОЛНЫШКО МОЁ ФАДДЕЙ ВЕНЕДИКТОВИЧ, редактор "Северной пчёлы" и "Северного архива", А ЕЩЁ ГРЕЧ ЗОЛОТЦЕ сначала издавал прогрессивный "Сын Отечества", а потом ПОШЁЛ ПО ОДНОЙ СТЕЗЕ С БУЛГАРИНЫМ.
Булгарин жанр фельетона ввёл, Греч развивает годовое литературное обозрение.
С подачи Булгарина было дано определение натуральной школе (обвинительно так сказал, а Белинский внезапно подхватил).
ПУШКИН ЗВАЛ БУЛГАРИНА И ГРЕЧА ГРАЧАМИ-РАЗБОЙНИКАМИ ААААААА.
А потом к ним присоединился Сенковский ("Библиотека для чтения"). Но он правил произведения, авторы, ясен пень, обижались и отказывались работать с ним. Ну и он сам свой журнал заполнял, золотце талантливое <3

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, гости всыпали боярам звездюлей, Третьего отделения на вас нет, негодяи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

23:52 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера на паре французского мне сказали, что мои exposé структурно очень... (тут преподавательница замялась, подбирая слово) журналистские.
Я смутился и извинился за профдеформацию, потому что как бы далеко я ни отошел от журналистики в общем и о журфака в частности за последний год, старые раны так просто не заживут. Тут Денис и преподавательница на пару начали взволнованно пояснять, что вообще это был комплимент.
Сегодня я заметил, что моя простыня одногруппнику структурно была точь-в-точь exposé.
Деформация.

Сессия уже послезавтра, и сегодня, возвращаясь из института, я поймал себя на размышлениях, успеем ли мы сбегать на большом перерыве за блинчиками, потому что четыре пары с восьми утра — дело нешуточное. А потом вспомнил, что нет никаких мы, потому что Коняш работает, а больше я ни с кем не общаюсь из группы, и ужасно скучные пары придется сидеть в одиночестве, а ведь половина очарования журфака — это всегда Коняш.
И все равно я рад, иррационально рад, как будто журфак спасет меня от чего-то, что я даже не воспринимаю осознанно как угрозу, хотя я понимаю, что не смогу отдохнуть после сложной сессии и, скорее всего, совсем умотаюсь совмещать столько всего (хотя это не так уж много).
Сегодняшний экзамен (по тележурналистике, в институте) показал, что мастерство не пропьешь :-D Один раз на лбу себе высек, что жизнь дана, чтоб ее посвятить журналистике — и все, и ты пропал (в самом лучшем из смыслов, как если бы ты пропал, подняв глаза на звезды).

@темы: перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Юлик внутривенно, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

23:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Накануне экзамена по отечественному кино в диалоге начали по традиции играть в "угадай актёра", СТОЛЬКО НЕЗНАКОМЫХ ЛИЦ, сидел с лицом Фаррелла


Сдали сегодня Гиберта и отправились практически всем курсом праздновать в KFC. Взяли по пол-литра пива; главный агитатор Яна громче всех кричала, что пиво ужасное и разбавленное водой, а спустя полчаса обсуждала с Андреасом, как издалека определить степень волосатости задницы у мужика :-D
Кроме того, Андреас рассказал кулстори о съёмках в Немецкой деревне на открытии не то пивоварни, не то пивного ресторана. Директор, мол, говорит, снима то, снимай это, а я (рассказывает Андреас) думаю: "Что ты несёшь, не смонтируется же нихуя", - но, понятно, снимаю, что просят. И тут - дегустация. Бесплатная. И целый огромный зал пива разных сортов. Ну я и решил, не снимать же я сюда приехал. Поставил камеру на общий, и давай, значит, дегустировать. Директор подбегает, спрашивает, почему не снимаю. А я, говорю, таймлапс снимаю. Директор аж расцвёл: отличная идея, мол. В общем, накачался я так, что ого-го - литра четыре выпил, не меньше.
Андреас совместил приятное с полезным :D

А ещё сегодня возобновились занятия французским, ФРАНЦУЗСКИЙ ВЕРНУЛСЯ, УРА. Все немного шалые от сессии (кроме двоих не студентов ;D но и они отвыкли от занятий), зато преподавательница рассказывала о том, как праздновала Новый год, на чистом элегантном французском. Как у неё это легко выходит, как плавно и свободно. Когда слышу русскоговорящих людей, которые говорят на иностранном языке (тем более не английском) с такой раскованностью, хочу кричать, какие они классные.
Сегодня было очень контрастное занятие: нам дали текст из учебника по подготовке к В1, очень понятный (потому что В1 же), и я было обрадовался, но уже через десять минут не смог записать слово licenciement (увольнение), ошибся просто ВО ВСЕХ буквах, каких только можно, все ещё неловко даже (":
Денис рассказывал о билингва-детях русско-французской семьи, подобрав отличное слово "парлекают". Дети, говорит, бегают и парлекают вовсю :D

Вечером дома Гришок попросил помочь ему с английским (контрольное чтение), и я прямо СТОЛЬКО ИНОСТРАННЫХ СЛОВ, И ВСЕ ЗНАКОМЫЕ, хорошо-то как х)
Сессию пройдя до половины и все такое.

@темы: перевод: анализируй, почему Ганнибал ест людей, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, I'll find her if I have to burn down all of Paris

20:35 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Люблю свои бедренные (тазовые?) косточки. Оставляя тот факт, что у меня поразительно детское тело (как иногда смеются кассиры, глядя в мой паспорт!), чего у него не отнять, так это выступающих косточек (бедер нет, а косточки есть), как будто пришедших из фичков лихого две тысячи одиннадцатого. Когда я вижу в текстах эти злосчастные косточки (непременно кто-нибудь скажет в комментариях, что так никто не говорит уже лет пять, автор), думаю не о то, какой это моветон, а о том, что у персонажа, наверное, косточки как у меня, а то и еще острее, вот это здорово.
Помню, как каждый автор Дррр-фандома считал своим долгом отметить, что раз Изая такой тощий, в каждом нц-эпизоде должны фигурировать выступающие косточки. Примерно так я мог бы описать себя.

Люблю свои ключицы и плечи, которые тоже очень фанфикшн-лайк. Иногда я надеваю кофты или майки с большим воротом и говорю, что иду выгуливать ключицы, потому что они такие четко проступающие и рельефные, как будто я украл их из фикбука. Ключицы уходят куда-то к плечам, таким круглым и анатомичным. Почти все мои друзья имели шанс убедиться на личном опыте, что я неудобно сложен: если бы мне давали доллар за каждое обвинение в костлявости, я бы уже тусил в Нью-Йорке.
Меня неудобно обнимать, и людям неудобно, когда я обнимаю их. Это очень грустно, ведь, например, в новогоднюю ночь я смог уснуть, только когда Дагенушка положила голову мне на плечо, — а потом сквозь сон я почувствовал, как она убирает голову и бормочет что-то про мои острые кости. Сама Дагенушка очаровательно мягкая, и поэтому мне ее проблем не понять, когда я могу обнять ее.

Люблю свои лопатки, но кто не любит свои лопатки? Они тоже очень острые и выступающие, такие аэстетик. И за них удобно держаться, обхватывая себя — не знаю, зачем, правда.

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

21:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Экзамен по режиссуре длился девять (ДЕВЯТЬ) часов. Учитывая, что поспать удалось далеко не всем (великая Ночь Монтажа, как мы знаем, не способствует сну), было тяжело. Ситуация осложнялась тем, что примерно в час нас выгнали из студии со стульями в аудиторию со скамейками — и наши спины молили о пощаде следующие пять часов.
Ближе к концу экзамена просто агонизировали. Грек проспал две работы (что характерно, не подряд, а с интервалом работ этак в пять), Яна начала подтанцовывать герою Алининого фильма-портрета — одним словом, светопредставление.

Я умудрился даже поспать под утро два часа (поставил фильм на рендер около четырех ночи), но легче не стало — чувствовал себя как мертвый Есенин: один глаз вытек, другой затек, по всему телу следы насильственной смерти. Выпил столько кофе: за ночь, за утро, за день (а теперь и за вечер), — что чуть сам не превратился в кофе (обычно мы на 80% огурцы, а я на 80% какао-боб?). Происходящее доходило как сквозь фильтр, поэтому кажется, что шутка Толика про СРАНЫЕ АЛЬКОВЫ (герой одного из фильмов говорил, что он из Майкопа, Толик услышал «из алькова» и мы что-то очень смеялись) безумно далека от Толика, имитирующего Фаррелла, когда Оля открыла жалюзи на окнах во время небольшого перерыва. Как будто это случилось в два разных дня, а не с разрывом в несколько часов.
Эрик как всегда насоветовал всякого разного авторского кино (которое я не смотрю, потому что еще не готов простить ему Малика :D ) и рассказал, что в «Новом свете» Кристиан Бэйл появляется только на пятьдесят первой минуте, ПОТОМУ ЧТО МАЛИК ВЫРЕЗАЛ ВСЕ СЦЕНЫ С НИМ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ФИЛЬМА. Ох уж эти не такие уж и смешные шутки о том, что в работах Малика всегда на десять актеров больше, чем при финальном монтаже ;D

За Яной так и закрепилась слава боженьки, Костя отказался без нее показывать свою работу (Яна задержалась на перерыве).
«Кофе в вино я не превращу, а вот статичный кадр в не статичный еще могу!» — и другие полезные навыки современных божеств ;D
Собственно, Костина работа была одной из самых сильных, о чем я и сказал очень эмоционально в своем отзыве. Яну же наоборот фильм Кости не впечатлил.
— Это тебе просто не понравилось, что Даша не только тобой восторгается, — цинично заметил Толик.
— Протестую, — влез я. — Не «восторгаюсь», а высказываю свое объективное мнение!
На самом деле, Яна одна из самых талантливых режиссеров на курсе, ее фильм про режиссера музыкального театра (который мы снимали вместе в этом семестре) совершенно чудесный, с кучей действительно классных операторских и режиссерских находок. Заметьте, не только я такого мнения ;D

В общем, некоторые ребята принесли очень слабые работы, даже не работы толком, а непонятно что, и наполучали троек (давненько наши не получали троек). Мы все очень переживали, и я особенно горд за свою отл.
Сказали, что моя работа даже норм, нужно только немного допилить, и я выдохнул с облегчением. У Яны и Кости, бзв, тоже отл. So proud.

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

22:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Если год назад на съемках в цирке нашу дрим-тим я бы охарактеризовал как трио Эйзенштейн-Александров-Тиссэ, со всеми этими криками «Гриша, отрицать фокусы в кино вещь хорошая, но отрицать надо не все И СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ С ФРАКЦИЯМИ ГРИША КАК МОЖНО БЫЛО ТАК ПРОЕБАТЬСЯ» и тусичем на съемках с утра до глубокой ночи.

Наш с Яной тандем в этом году я охарактеризовал бы скорее как дуэт Малик-Любецки, причем в той самой форме, где Малик дает Любецки карт-бланш, тот снимает ВСЕ ВОКРУГ СЕБЯ АБСОЛЮТНО ВСЕ СЛОВНО АКЫН ОТ КИНО, а потом Малик пытается из этого посредством очень странного и совсем не соколовского монтажа сделать фильм.
Фанфакт: Яна посмотрела почти всего Малика и рассказывала мне сегодня, как выглядит «Рыцарь кубков». Я спрашиваю: этот тот фильм, где Аффлек ходит полтора часа грустный? Яна напоминает, что нет, это следующий фильм, где ходит Кристиан Бэйл, а оператор вокруг него И ВОТ ТАК, И ВОТ ЭДАК, А ПОТОМ ЕЩЕ ТАК, И ГОЛОВА У ТЕБЯ УЖЕ КРУЖИТСЯ, А КРИСТИАН БЭЙЛ ТАМ ГДЕ-ТО СТОИТ.

Получается у Яны действительно красиво (жаль, нет времени нормально организовать весь этот материал).


@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, гости всыпали боярам звездюлей

23:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Ходили с Яной снимать образы, и, отсматривая сейчас материал, я примерно представляю, как снимали Инсепшн :D Точнее, те его моменты, где обнаруживается присутствие лишнего человека во сне. Просто идешь по улице с камерой, и все СМОТРЯТ АГРЕССИВНО ПРЯМО В КАМЕРУ УМРИ ШАЙТАН-МАШИНКА И ЕЕ КОВАРНЫЙ ХОЗЯИН.
А на одном из планов с толпой упорно появляется снова и снова парень, который раздавал какие-то богословские книженьки у торгового центра. Видны только его руки и, если очень прислушаться, можно различить его слова о книгах и пожертвовании на благо. Криденс среди нас :D

Вообще все началось с того, что мы пошли снимать людей в холодный пасмурный вторник, и ГОРОД ВЫМЕР (что неудивительно).
Один из кадров у Яны получился такой красивый и поэтичный, что я ничтоже сумняшеся сравнил ее с Терренсом Маликом (хотел сравнить с Любецки, но кадр по сути напоминал «Древо жизни», а по изображаемому все-таки «Пустоши», так что проще обобщить хд). Но круче было, когда в итоге Яна что-то очень долго снимала и, не разгибаясь, в какой-то момент произнесла: «А теперь я вообще Косаковский — один план двадцать минут». Это мы так шутили про фестивальное кино: там ЦА ждет от тебя, что ты им сердце из груди вырвешь, а Семибратов ждет ФИЛЬМ-ПОРТРЕТ, ЯНА, ВСТАВЬ КУСКИ ИНТЕРВЬЮ В ФИЛЬМ, НУ НЕ ЗАСЧИТАЕТ ТЕБЕ ЗАДАНИЕ СЕМИБРАТОВ, ЕСЛИ ТЫ ОСТАВИШЬ КАК ВЕЛИТ СЕРДЦЕ :D

Как смонтировать свой фильм за два дня, я пока не представляю. Именно поэтому, наверное, отчаянно слушаю песни из «Моаны» на французском, ОНИ ВЕЛИКОЛЕПНЫ, хотя голос Таматоа СЛИШКОМ НИЗКИЙ НЕДОСТАТОЧНО ПИДОРСКИЙ, зато он поет Il est vrai que tu m'as servi de modèle / J'ai adoré tous tes tatouages, а еще С ТАКИМИ ИНТОНАЦИЯМИ ГОВОРИТ tiens, tiens, tiens, что можно ему все простить :heart:
И Мауи поет, что все для людей, а не «скажите мне спасибо», как в русской версии, что очень-очень здорово отражает оригинал. А еще он умеет себя подать, как и Таматоа, и я не перестаю кричать касаткой со всей силой шипперских легких: Un vrai demi-dieu : ces cheveux, ce corps . / Oui c'est moi le plus beau c'est moi le plus fort !
(ОБОЖАЮ ТАМАТОА, ПРОСТО ОБОЖАЮ Не могу убрать с повтора саундтреки к «Моане», как же здорово.)
(Все еще верю, что Таматоа и Мауи были лучшими бро, так чудесно и грустно.)


хх

@темы: Kevin the journalist, voice of Strex, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

Mea culpa

главная