Процесс умирания не столь болезненный для того, кто умирает. Больше вреда он причиняет тому, кто за этим наблюдает.
Джеймс умирает каждую зиму, очень медленно, но неотвратимо, и всякий раз кажется, будто эта смерть навсегда. Будто на следующий день Джеймс уже не проснется, а так и останется сидеть в кресле, слишком огромном для его тощей физиономии.
(Коняш)

URL
00:26 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
книгопост-2018

январь
февраль
март
апрель

15. Выходит продюсер, Александр Роднянский
Очень крутая книга про кинопроцесс! Она рассчитана не только на специалистов, так что практически любой заинтересованный в кино человек почерпнет что-то для себя.
Я очень уважаю Роднянского (да и вообще хороший продюсер — золотой человек), и книга убедила меня в верности этого уважения. Она действительно больше похожа на мастер-класс, чем на лекцию, и это круто.
Обзор у повествования почти как у голубя: тут вам и телепродюсерство, и кинопродюсерство (авторского и массового кино, игрового и документального), и сравнение позиций продюсера и режиссера (Роднянский начинал как режиссер-документалист), и сопоставление опыта отечественного кино и тв с опытом зарубежным (и европейским, и американским). Важно: автор не замалчивает коммерческие вопросы, но при этом не упускает и художественную сторону вопроса.
И, конечно, очень много правильных мыслей касательно съемочного процесса.

16. В ожидании Годо, Сэмюэль Беккет
х2
При повторном прочтении пьеса воспринимается как-то острее и безысходнее. Во многом, конечно, восприятию помог просмотр постановки «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» — я понял, как театр абсурда может выглядеть на сцене.
«В ожидании Годо» почти пугает: если поначалу кажется, что Владимир более человечен, то потом вдруг возникает вопрос: «Можем ли мы ему верить? То, что он говорит, является истиной?» А истины нет, потому что постмодерн лишен ее. И Владимир ничем не лучше Эстрагона.
Но особенно вгоняет в ужас это запертое пространство, где время течет иначе: вот дерево, вот овраг, вот дорога. Там — ферма Годо. Почему вы не идете туда? Почему мальчик может дойти до вас, а вы не можете последовать за мальчиком? Это тот же мальчик? Прошел один день или полгода? Кто вы? Где вы?
Кто я? Где я?
запись создана: 02.01.2018 в 23:36

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

00:16 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Фильмопост-2018

январь
февраль
март
апрель
47-50

51. Я худею, 2018, реж. Алексей Нужный
Очень простой и трогательный фильм. Любите себя.

52. Колесо чудес, 2017, реж. Вуди Аллен
Это было потрясающе. Микки — максимально вудиалленовский персонаж: он романтик, интеллектуал и катализатор конфликта. Вообще «Колесо чудес» совмещает в себе нарочитую театральность со сценическим светом, который появляется в нужные моменты, с длинными драматичными монологами, с мелодраматичными поворотами сюжета и с монологами-пояснениями закадровых обстоятельств, — и вудиалленовскую кинореальность, где у всех кризис, у всех сердце не на месте. Кто-то хочет утопиться, как в древнегреческой трагедии, кто-то жжет костры, кто-то слишком потерян, чтобы предпринимать вообще что угодно. И все это накаляется, накаляется, и наконец поднесенная к политым бензином деревяшкам спичка вызывает пламя.
запись создана: 01.01.2018 в 23:14

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

00:00 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Так-так-так, что это у нас, военные флешбеки, первая очная встреча Булгарина и Пушкина, #простодрузья и другие увлекательные фуллеровские аллюзии (нет).


Пушкин жил у Дельвига уже неделю, и ровно столько же Булгарин там не появлялся. Он отказался составить Дельвигу компанию по пути в аэропорт: это виделось ему чем-то почти неловким.
— Нужно его встретить, все-таки два года проработал черт знает где... — сказал тогда Дельвиг.
— Пушкин — это тот самый, с крылатым гением внутри? — сухо уточнил Булгарин.
— Я вообще-то просил тебя не читать мои сообщения.
Больше тему не поднимали.

Булгарин переступил с ноги на ногу и вдавил кнопку домофона.
Знакомое пиликанье раздалось буквально сразу: ни вам «кто пришел?», ни «свои дома сидят». Надо сказать, в этом вопросе Дельвиг был строг, дотошен и неумолим, так что попасть к нему было задачей уровня собеседования. Теперь, значит, за пропускную систему отвечает Пушкин. Ясно.
На девятом этаже Булгарин толкнул входную дверь в квартиру — открыто. Из кухни выглянул Дельвиг.
— Я думал, ты воспользуешься ключом, — вместо приветствия сообщил он.
Откуда-то из глубины квартиры послышался возмущенный бойкий крик:
— Почему у него ключи есть, а у меня нет?
Голос, шуму воды подобный.
— А кто много будет знать, тот скоро состарится, — не повышая голоса, ответил Булгарин.
— До тебя мне далеко, — без церемоний парировал Пушкин, наконец вышедший из комнаты. — Еще узнавать и узнавать, стареть и стареть...
— Он друг семьи, — вмешался Дельвиг. — Фаддей, это Саша, Александр Пушкин. Не очень удачливый журналист, но крайне талантливый поэт. Саш, это Фаддей Булгарин. Вот у кого журналистика в крови. Учись, пока он жив, и все такое. Знакомьтесь, я пошел индейку доставать.

Булгарин скинул пальто и скосил глаза на Пушкина. Тот гордо перегородил коридор, остановив свое худосочное тело ровно посередине, и беззастенчиво рассматривал визитера.
— Талантливый поэт, м? — переспросил Булгарин. — Так уж талантливее Дельвига?
— До Дельвига мне, конечно, еще расти и расти, — не смутился Пушкин. — Он меня вдохновляет!
— Это он умеет.
— А я читаю твою «Северную пчелу»!
читать дальше

@музыка: Магелланово облако — Перекати-поле

@темы: ангелы - всегда босые..., Третьего отделения на вас нет, негодяи, Рихито-сама

16:26 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Семинар по зарубежке 10/10, говорили о театре абсурда, который вышел из позднего модернизма и экзистенциализма, моя тема!
Началось с того, что я стоял ждал, ждал, и никто не шел, и я прост
А вдруг суть семинара по «В ожидании Годо» в том, что ты стоишь два дня, ждешь семинар, и тебя периодически бьют? а семинар так и не приходит
*ба дум тсс*

В итоге на пару пришли аж три литработницы, и было огненно, просто огненно.
Помимо того, что мне стала яснее концепция театра абсурда в целом и «В ожидании Годо» в частности, я получил много информации к размышлению, частично повторяющей информацию, которая активно приходила ко мне на втором-третьем курсах, когда мы проходили кино неореализма в институте и современный литературный процесс на журфаке с Морозом.
То есть опять эта тема: некоммуникабельность, разорванность всяческих отношений, тотальное одиночество, которое невозможно преодолеть. Пьесы, которые строятся на диалогах, на самом деле состоят из монологов, разбитых на реплики. Мне кажется очень важным чаще задумываться об этом постмодернистском элементе не только культуры, но и бытия: мы теряем нарратив жизни и окончательно зацикливаемся на себе.

Владимир как будто тянется к Эстрагону, но когда Эстрагон хочет повеситься на дереве, Владимир вытаскивает из штанов пояс и предлагает использовать его вместо веревки.
Ни одна дорога никуда не ведет.
Хронотоп повествования нарушен, и парадокс оборачивается абсурдом, который в свою очередь всего лишь отражает нашу жизнь по ту сторону рампы.

(Владимир подходит, поднимает его, подводит к рампе. Показывает на публику.) Здесь никого нет.


Но особенно тревожной частью семинара оказалась та, где мы разбирали «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Потому что все это, конечно, хорошо, деконструкция и цитатность, налет абсурда и бесконечная статистически невозможная орлянка — но что, если название и есть ключ ко всему, и происходящее в пьесе есть посмертие Розенкранца и Гильденстерна, где они заново переживают собственное предательство?
И в таком ключе, гласит теория, актеры, которых герои в легкой паранойе подозревают в шпионстве, на самом деле — это пытка для них. Пытка постоянным напоминанием о содеянном.
Пытка, которую Розенкранц и Гильденстерн не понимают.

Вот это непонимание — самое жуткое, на самом деле. Не куклы-декорации, обрамляющие историю Розенкранца и Гильденстерна шекспировской видимостью, не повторение истории как таковой — а тот факт, что, размышляя о смерти и о реальности, которая не может быть сыграна театрально, Розенкранц и Гильденстерн, возможно, даже не подозревали, что все это — бесконечная для них пытка.
Они настолько замкнуты в собственном мире, внутри себя, в своем обывательском одиночестве, что не понимают этого.

@темы: Анфи, Йовин - Шекспир, не душу делим, чай - постель всего лишь

00:38 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Коняш сказал сегодня, что к своему диплому относится как к ребенку, а я вот думаю, могу ли вообще сравнить с чем-то отношение к собственному диплому. На ум приходит разве что песня, но едва ли что-то одушевленное.

Предзащита на журфаке прошла гораздо лучше, чем я себе представлял. Беатриче предупредила меня, что в комиссии только она и местный Сенковский. А Сенковский, добавила она заговорщицки, не слишком-то ценит Пушкина как журналиста и считает Булгарина и Греча недооцененными.
— Так я тоже самое говорю! — обрадовался я.
— Просто будь готова, — подмигнула Беатриче.

А у смой Беатриче сегодня нас тридцать человек очников и заочников, потом еще семьдесят человек с курсовыми, а скоро и заочники со своими приедут.
«Она что, одна на факультете?» — закричал Коняш.

Видели Мороза, Павлова, Ярослава, очень мельком К., и это так радостно, как будто снова какой-нибудь третий курс и хочется обнять журфак, душа радуется, и что-то внутри ликует от того, что ты — именно здесь.

Сенковский задавал вопросы на предзащите такие классные, какие комиссия на защите вряд ли задаст, и это было круто. Круче только его дискуссия с Беатриче, которая пыталась периодически снизить накал его экспрессивных изысканий (Сенковский отмахивался и стоял на своем, может, ему правда было интересно). Это такой западнический аналог дискуссий на кафедре публицистики, которые случаются с Павловым и Морозом, например <3 Может, кафедры только притворяются непримиримыми соперниками, а сами — часть единого журфаковского сердца?
Когда дошла очередь до меня, было классно: несмотря на то, что я с недосыпу не смог выговорить некоторые слова своей защитной речи ( :facepalm: ), как будто уверенно презентовал свое исследование, и вот Сенковский начал задавать вопросы.
— Вот вы говорите: «Северная пчела» — самая популярная газета России... А скажите, какой у нее был тираж?
Я аж приосанился и, конечно, нарисовал в воздухе инфографику по годам и в зависимости от контекста, потому что все эти цифры помню — столько времени собирал по сусекам. Это хороший вопрос, потому что такие подробности в речь не вставишь, а вообще это важно.
На тиражах времен Крымской войны и дополнительной информации о снижении числа подписчиков в 1836 Сенковский остановил меня и пару секунд обдумывал следующий вопрос. В этот момент я на всякий случай вставил пять копеек:
— Ситуация с тиражами Пчелы очень показательна, если сравнить ее с тиражами периодики пушкинского круга... — начал я.
— Это вы про «Литературную газету» С ЕЕ СТА ЭКЗЕМПЛЯРАМИ? — радостно (и злорадно) уточнил Сенковский.
— ПРО НЕЕ САМУЮ! — не менее радостно ответил я.
— Да, конечно, что вообще Пушкин делает в учебниках по истории журналистики, неужели не очевидно... — вполголоса забормотал Сенковский, и я снова согласился и привел ряд фактов.

В общем, поговорили о ДОНОСЕ ПУШКИНА НА БУЛГАРИНА (капсом, потому что это максимально нелепо, учитывая постоянные обвинения Булгарина со стороны Пушкина в доносительстве), а потом случилось золото.
— Скажите, а почему вообще вы решили исследовать редакторскую и публицистическую деятельность… реакционера!
Я: (набираю в грудь воздуха)
Беатриче: Бегите, Александр Васильевич, б е г и т е !
Это было очень смешно, и народ в аудитории оживился <3
А у меня глаза горят, и у Сенковского горят, и это волшебное чувство, которое я испытываю только на журфаке.
Показал свою дотошность в фактчеке, когда Секнковский добавил к своему вопросу: «Ну Булгарин, да, что в нем? Проправительственная газета, сам пьяница....»
И я прост: МИНУТОЧКУ, ВОТ ОЧЕНЬ ЛЮБОПЫТНЫЙ ФАКТ О ПРОПИТОЙ ШИНЕЛИ КАМЕРДИНЕРА ГОСПОДИНА СПИЧИНСКОГО...
— А некоторые говорят о кассе, — вклинился Сенковский.
— Да! Так вот, миф этот появился... — и следующие пару минут я просто рассказывал теории исследователей и исследовательниц (перечисляя их пофамильно), которые УБЕДИТЕЛЬНО ДОКАЗАЛИ и далее в том же духе. И про кондуитные списки, и про шинель, и про события 1829 года. Короче, моя тема.
Было интересно, бодро и весело, я от Сенковского такого не ожидал.

Правда, скоро он выдохся и через пару дипломников ограничивался одним легким вопросом :"D Хорошо, что я пришел пораньше и внес себя в список в числе первых.
В общем, огонь горит в моей груди, журфак — удивительное место, и как будто не было всего того, что убивает всякий энтузиазм и заставляет звезды в глазах тускнеть.

@музыка: Хелависа — Дорога в огонь

@темы: ты хочешь быть богом хотя бы в словах, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, Третьего отделения на вас нет, негодяи

10:58 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
16.05.2018 в 03:02
Пишет Чудик:

15.05.2018 в 17:51
Пишет Рене:

тронуло сильно
15.05.2018 в 03:53
Пишет Jasherk:

Юра!
14.05.2018 в 17:51
Пишет Левая рука Баки Барнса:

...
Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы,
только вот это мы носим в себе, Юра,
видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.

© Лемерт
vk.com/lemert

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь

23:24 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я сегодня дивно хорош.

@темы: Аматэрасу, От чего умер твой последний раб?

23:07 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сходили с бро в школу. Собирались все пять лет, но вечно то расписания не совпадают, то учебы навалилось, то опять каникулы. И вот заканчивается пятый курс: оттягивать больше некуда.
Удивительно, но все по-старому: те же портреты классиков в кабинете НИ, та же кипучая деятельность в редакции, тот же вид из окон. Встретили Веру Валентиновну; она обрадовалась, учинила допрос: что сейчас, что потом. Вызвонили НИ: Сахарок давилась смехом, пока я отвечал в трубку «да, мы пришли, прямо к вам, да, подождем».

С НИ вообще история удивительная. Она очень много в нас вложила и русского, и литературы. Это очень хорошо видно на контрасте с разными людьми не из моей школы, например. Я очень любил ее уроки, дополнительно занимался с ней олимпиадным русским, в 11 классе упросили ее взять над нашим проектом научное руководство.
НИ проходила мимо нас в коридорах, делая вид, что стена в противоположном направлении очень интересна прямо сейчас; НИ расстроилась, когда я не набрал по литературе 100 баллов (минут один балл за сочинение — итого в сухом остатке сразу 96); НИ не одобрила мой студенческий выбор. Но мы почему-то все равно шли именно к ней, и она чаще других учительниц упоминалась в наших разговорах.

Штука такая: по телефону НИ сказала, что следит за учениками, которые пишут краевую, и что подойдет через пять минут.
Пока мы ждали почти всю оставшуюся перемену ее пять минут, успели раза три точно пошутить на разный манер, что она после нашего звонка («А вы в школе? — Ты что, в школу пришла??») решительно сказала школьникам: «Не торопимся, ребята, времени у вас — хоть до самого звонка на следующий урок». Высокие отношения.

НИ обняла нас с Сахарком трижды, авторитетно заявила, что мы ни капли не изменилась, и наказала непременно позвонить ей, когда мы получим наши дипломы.
Вручили ей коробку конфет и посетовали, что времени так мало.

Потом, конечно, пошли в редакцию. Вера Валентиновна, только меня увидев, первым делом спросила: «А ты туда?» — и кивнула в конец коридора, где рождается наша газета. Ну а как же без нее. Я кивнул.
Открыли дверь, и как будто не было этих пяти лет: резкий запах клея (Т. опять что-то мастерит на благо школы), остатки тиража газеты за прошлый месяц, наши еще фотографии на стенах, «девочки, у нас как обычно: какую кружку найдете — такая и ваша, вот эта вроде чистая, но это не точно... оно там живое? нет, тогда можно вымыть».
Т., конечно, все еще не любит журфак: она изо всех сил переводила разговор на кино и все спрашивала: все плохо, да? ты жалеешь? ну хоть разочек пожалела?
А я не пожалел ни секунды.

Пили чай с печеньем (мы выставили на стол свое, дорогая редакция угостила нас своим), говорили в основном об учебе, о книгах, о фильмах.
— У нас теперь мопс живет, — сказал я в разговоре о дипломе, — и вот она так смешно вздыхает, с такой тоской, и я каждый раз думаю: это я, я должна так вздыхать.
— Ты говоришь про мопса, и я сразу Женю вспоминаю, — засмеялась Т.
— Так потому у меня и мопс. Я тогда у Жени его увидела, и все. Я же животных не люблю, только мопсов, — привычно пояснил я.

Редакция тогда опустела без Жени, Даны и Яны с Тимой. Яна потом часто приходила, Тима выпустился позже, но уже тогда, когда Женя с Даной поступили в университет, стало не то. Я как-то резко это все отрефлексировал, когда смотрел «Хорошо быть тихоней» и думал о гг: «Зачем было привязываться к выпускникам, ведь было ясно, что они скоро уедут». И тут я понял, зачем. Это все очень поверхностно сейчас вербализируется, тогда было эмоционально и ударно, теперь — просто констатация.
Я, конечно, бесконечно благодарен всем им за вдохновение, которое так меня питало и так меня вынесло вверх, — а дальше я сам.
;)

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Анфи, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

23:28 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Сегодня состоялась финальная лекция по зарубежке у литработниц, и до меня постепенно доходит, что я два с половиной года ходил на чужие пары: вставал без четверти шесть, когда мог спать до полдевятого, ездил в институт по субботам к первой паре, когда у одногруппников был выходной, и даже в дипломный год исправно приходил. Это дольше, чем несколько месяцев тусича с очниками-журналистами на парах Беатриче по отечественной журналистике и даже дольше года современного литературного процесса у Мороза с издателями.
И я внимательно окидываю взглядом прошедшие три года (потому что сначала был семестр пар зарубежки по расписанию) и думаю, как так вышло, что я не свернул с пути и не разочаровал Новикову.
То есть вот теперь я могу сказать, что есть филологиня, которая за три года как будто не обнаружила во мне бездны глупости и необразованности, но помогла заполнить многие пробелы в моем кусочном и неистовом (само)образовании.

Вообще надо сказать, что осознанный подход к учебе — дело сложное, в первую очередь потому, как сложно перестраивать себя. Сколько бы семья ни твердила мне в школе, что «учиться надо не для оценок», было вполне ясно, что для оценок, да еще как. Репрессии за случайную четверку и жуткий моральный прессинг в случае не полного комплекта четвертных пятерок так просто из головы не уходят. Во многом именно журфак научил меня любить учебу и закапываться в нее не потому, что надо, а потому, что это интересно, полезно и дико нравится. Особенно учитывая специфику заочного обучения — по-другому там много не узнаешь.
И благодаря приглашению Мороза на пары к издателям я научился чувствовать эту радость от бесконечного пути к новому, захватывающему, вдохновляющему знанию.

Так вот сегодня была лекция по драматургии XX века, завершающая цикл лекций по зарубежной литературе. Еще один семинар по постмодернистским пьесам — и все.
Волшебная вышла пара.
— …драматург, экранизация пьесы которого очень популярна в квир-тусовке, — говорит Новикова и смотрит на меня, я смотрю на нее, ИСКРА БУРЯ БЕЗУМИЕ

Уровень примерно тусича с Морозом, когда приходишь к нему на кафедру кофе пить, а он советует фильм: «Один герой революционер, другой гомосексуал, тебе понравится».

@музыка: Магелланово облако — До новых встреч

@темы: ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?, Аматэрасу, Анфи, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами, не душу делим, чай - постель всего лишь, ты хочешь быть богом хотя бы в словах

21:27 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
— В наш век постмодернизма, — привычно начал фразу я, — даже сосед дядя Ваня, который пишет в дневник, сколько он за сегодня выпил, уже может считаться писателем. Смотря как воспринимать его творчество.
— Вопрос в том, — заметила преподавательница по зарубежке, — вырастет ли из этого соседа дяди Вани какой-нибудь Венечка Ерофеев или он просто сопьется в компании своих подписчиков.

05.05.2018 в 17:38
Пишет Maestro Carnevale:

Растворимые божьи коровки
«В сабже нет понятия «правда». Зато есть понятия «Игра», «Отражение» и много подобных. Постмодернизм не занимается полезной деятельностью. Он занимается собой. Рассматривает свои отражения, отражения отражений, и в этом заключается всё его существование (хотя оно само может утверждать, что не существует). В его текстах нет ни слова, говорящего о реальности. Зато есть куча слов о других словах. Есть моск реципиента, старательно поедаемый и вовлекаемый в рекурсию. Также много других радостей. Итого: суть поцмодернизма — умственный онанизм. Хотя по этой причине сабж не довит на моск, его тексты легки и хорошо усваиваются, а фильмы смотрибельны.» (с)


От автора:
В общем-то, фактическая встреча модерн!АУПушкина и модерн!АУБулгарина в провинциальном "Старбаксе", так сказать, живьём - это уже само по себе тянет на постмодерн.
А если по этим событиям написать фанфик - это постмодерн вдвойне.


«РАСТВОРИМЫЕ БОЖЬИ КОРОВКИ»


Место действия: «Старбакс», Россия.
Действующие лица: Пушкин, Булгарин, бариста.

читать дальше

иллюстрации

URL записи

11:53 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Стоял вчера в очередной раз с задранной головой и смотрел на деревья на фоне неба. Каждый раз от этого зрелища аж крышу сносит: стою, захлебываясь восторгом, как лирическая героиня Али Кудряшевой. Такое же радостное чувство вызывает во мне звездное небо: возвращаясь с французского по ночам, я каждый раз застываю на полпути от остановки до дома и смотрю вверх.
И вот, собственно, вчера я понял как минимум одну из причин этих ощущений. Я вспомнил третий курс и 2D мир вокруг: картонки-декорации вместо деревьев, ровно-синее небо. Третий курс вообще был сложным: большие нагрузки, нервы, недосып длиною в год и все такое. И я отчетливо помню момент, когда я испугался: шел от маршрутки к трамваю по дороге в институт, слушал песни про Ивана Грозного и не мог разглядеть объем деревьев вокруг.
И сейчас, когда все это как будто позади, я каждую секунду с благодарностью смотрю на окружающее многообразие, и в каждом отдельном зеленом листке на фоне голубого неба, в каждой жемчужине звезд я вижу бесконечную красоту.

Вчера пришел на пару зарубежки к литработницам, а у них тема — французская и германоязычная литература второй половины XX — начала XXI веков.
Обрадовался, когда мы поговорили об Уэльбеке — меньше, чем он заслуживает, но все-таки поговорили. Преподавательница понимающе отреагировала на мою широкую улыбку при его упоминании, и когда она назвала в числе важных текстов «Элементарные частицы» я, конечно, с теплом сказал, как их люблю, а преподавательница хмыкнула: «Могу в это поверить!»
И сразу захотелось закричать ЗА КОГО ВЫ МЕНЯ ПРИНИМАЕТЕ Я ВАМ НЕ КАКОЙ-НИБУДЬ ЛЕВАК ИНТЕЛЛИГЕНТ :lol:
На самом деле, я бы хотел еще почитать Уэльбека, конечно, причем и снова перечитать «Элементарные частицы», и наконец добраться до «Покорности», но сейчас совсем не до худлита, к сожалению.

Но больше всего меня порадовала небольшая беседа о Нотр-Даме и о Янагихаре (эти темы шли последовательно, а не параллельно).
Меня вообще вдохновляет перспектива обсуждать такие книги, и вот преподавательница зарубежки кажется мне в этом смысле бесценным собеседником. И когда она сказала, что ждет третий роман Янагихары, потому что третий роман — это уже маркер и показатель, — я почувствовал легкую эйфорию. Хотелось бы поговорить с ней больше, но не уверен, насколько жду равноправной беседы, а насколько — собственной рефлексии в сопоставлении с авторитетным мнением. Потому что, с одной стороны, мне не нравится Янагихара, а с другой стороны — я отложил диплом, чтобы наконец прочитать ее дебютный роман, который ждал еще с тех пор, как объявили о выходе русского перевода в ноябре (но вышел он только спустя месяцы).

На днях задумался, как воспринимает романы Янагихары гетеронормативный читатель. Вот просто интересно. Если у вас или у ваших знакомых есть такой опыт, поделитесь им, пожалуйста.

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь, Анфи, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

19:06 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера был хороший день. Утром пошел с Сахарком и Дашей в кино на «Гоголя», со второго раза и в хорошей компании было гораздо лучше; конечно, понадобилось сильно отключить голову, но я почти справился. Что там той головы.
Потом сидели в Любо-кафе, и у меня был вкусный торт (красный бархат) и вкусный латте (в красной кружке), и Даша шутила, что все такое красное, где, мол, ваше красное пальто, Яковпетрович, и мы смеялись, обсуждали фильм и немного учебу, было хорошо и весело.
Даша ушла на пары, а мы с Сахарком отправились играть на игровых автоматах. Когда я играл в прошлый раз, у меня был порезанный глаз, было больно и неудобно. А сейчас у нас было три карточки, полученные за купленные билеты в кино, и мы смогли на них сыграть в скачки и в аэрохоккей, а потом еще и повторить. Люблю скачки — когда Семь звезд только открылся, мы с семьей туда ездили, и непременно нужно было сыграть в скачки, какой азарт, какая драма. Вот и сейчас с бро прониклись духом игры и отлично провели время.

Вечером пошли, снова с Сахарком, на ледовый мюзикл — я ожидал большего, но получил определенное удовольствие.
Это было важно для меня — пойти на «Дракулу», потому что впервые Дракулу на льду я увидел в Kaleido Star, и ветка с постановкой шоу так меня тронула, что я и не верил в возможность пережить что-то такое ирл.

Но вообще суть перечисления сводится к тому, что я понимаю, что не заслужил всего этого (у меня и справка подтверждение есть). Сегодня чувствую себя плохо, я как сдувшийся воздушный шарик: кажется, все внутри меня съежилось и выдохлось.
Об отказе в запросе на стипендию я узнал во вторник, а сейчас воскресенье — и мне все еще тяжело взять себя в руки и что-то делать. Ваши оценки имею значения на Западе, говорили они. Достаточно показать вашу заинтересованность, говорили они. Что ж, может, надо было слать голубей с криком ДАЙТЕ ДЕНЯК ХОЧУ К ВАМ СМОТРИТЕ КАКОЙ Я УМНЫЙ.
На удивление моим vita nostra brevis est на этот раз оказался «Лед»: на заставке телефона утвердилась Шаталина, которая кричит Наде: «Ты всегда была воином!» — и я беру себя в руки и делаю домашку, или еду на пару в двух часах езды, или сажусь на маршрутку до французского.
Надю вытащил Сашка, а мне нужно снова вытаскивать себя самостоятельно, а я так устал.

Вообще с французским все особенно плохо. Когда я открываю тетрадь с заданием, начинает болеть живот, когда еду на пару — раскалывается голова до темноты в глазах. Я понимаю, что это все нервное, но не знаю, что с этим сделать.
Конечно, не стоило верить в себя раньше времени, но я почти год настраивал себя на определенный сценарий, вложил в его реализацию столько сил и средств, что действительно поверил. Теперь вот поди собери себя заново. Все запасные пути кажутся теперь непривлекательными: на то они и были запасными, что я не планировал на них ступать.
Я беру себя за шкирку и продолжаю делать всякие штуки типа «сходить на жур», «прочитать статью Золотусского», а потом вдруг не обнаруживаю в себе сил прочитать вопросы Мальцевой, или открыть программу для монтажа, или начать прописывать глаголы. Я понимаю, что все это бессмысленно, надо наконец отбросить все эти варианты потенциального будущего, где любимые учебы имеют значение, и настроить себя на работу. Но я слишком долго слушал Радио Дисней и решил, что если очень сильно верить в себя и работать изо всех сил, то все возможно.

@музыка: Антон Беляев — Лететь

@темы: Херовато у меня дела, Лафайет., ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

URL
11:18 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
На этой журфаковской сессии чувствую в основном усталость: с утра до вечера на ногах, все какое-то нереальное и не знаешь, за что хвататься. На этом фоне чем-то особенным оказалась научная конференция, которую я жду каждый год, а в этом году ждал особенно.
Если очень коротко, то на прошлой конференции я гордо кричал с трибуны трем внимательным слушателям о том, что Греч и Булгарин were in love, с цитатами из писем и мемуаров — и получил второе место из-за коварного вопроса жюри о Пушкине, который вообще герой не моего романа.
Но вот прошел год, и я здорово подтянул знания о XIX веке, обо всех его перипетиях, политической и социокультурной ситуациях, неожиданных поворотах, слухах, фактах — вообще обо всем, что можно найти спустя двести лет с специальной литературе. И пошел выступать в середине :D

Перед полной аудиторией журфаковцев выступал с темой о том, что Пушкин и Булгарин were in love, но квартирный вопрос испортил их но разные обстоятельства, включая подлость Вяземского и коммерческие интересы их разлучили. Суть моего доклада сводилась к тому, что нужно понимать особенности межличностных взаимоотношений, которые со временем имеют свойство меняться, прежде чем с литературоведческой, например, позиции что-то оценивать. Типа не просто Булгарин негодяй и гнобил Пушкина в печати, а Воейков что-то плохое наболтал, Дельвиг полил Булгарина грязью, Булгарин ответил и задел Пушкина, который тусил в газете Дельвига, и заверте. Это принципиально важно.
Лучшее с точки зрения Коняша и его фолловеров: когда после моих криков с трибуны ШЕЛЬМЕЦ ВАШ ПУШКИН встает юноша с вопросом из аудитории и представляется: «Здравствуйте, второй курс, Максим Пушкин». Бесценно.

Ну и, короче, очень эмоционально и аргументированно все это рассказал, ответил на вопросы из аудитории и от жюри, заодно напомнив о редакторской политике Булгарина в 40-е, о перебежничестве Сомова и Полевого, етц. Показал всем, что я тут не просто любовные записочки Пушкина два года читал :-D
Взял первое место и очень рад и горд, потому что, с одной стороны, я правда старался и много вложил в это исследование (которое является частью диплома), а с другой стороны — рассказал паре десятков журфаковцев о том, что был такой интересный журналист и литератор, Фаддей Булгарин, только вы всему про него не верьте. Может, у кого это еще и всплывет.

Но самым главным оказалось другое.
читать дальше

@темы: Третьего отделения на вас нет, негодяи, журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

10:41 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Вчера ездил в институт к научному руководителю показывать черновик диплома. Ездил вместе с Олей — как и я, она советовалась в течение года с другим научником, но пришла пора зульфиям открыть личико человеку, которого им приписало начальство.
По поводу Олиного фильма преподаватель сказал, что ей не хватает целостности и информации. Это очень важное замечание; то же самое говорили мне и даже Яне. Мы все время боимся перейти невидимую черту между кино и программой по Культуре, и потому не хотим давать сведения из википедии «родился — крестился — учился — женился». Мы хотим снимать что-то поэтическое, раскрывать душу художника и творца (у Оли героиня художница, у Яны режиссер-балетмейстер, у меня писательница). Мы рвемся ввысь и забываем о земле, и очень важно, чтобы наши руководители (если говорить о дипломном этапе) об этом нам напоминали.

К тому же, мы все отказываемся от дикторского текста. Это тоже важно: нам кажется, что вот чистый дикторский текст — это совсем моветон и репортаж, а больше всего нас пугает именно репортажность. До прихода Семибратова на кафедру все курсы учили только снимать репортажи, и дипломы выходили расширенными репортажами — приятного мало. Никто не хочет опускаться до уровня «была у нас девочка-троечница, но она показала себя и сейчас работает вот таким монтажером на МТРК».

Но без дикторского текста мы можем оперировать словами только говорящих голов. Это у меня их четыре — выбирай не хочу. А у Яны и Оле говорят только герои. И когда они рассказывают о себе, конечно, чувствуется что-то такое, из разряда «я я я я». Мы не можем объективно рассказать о себе.
Приходится выкручиваться.
Яна исправила фильм и добавила фактических сведений — совсем немного, штрихами, но фильм сразу заиграл. Я ушел в поэзию и философию, но факты тоже перестроил, так что хронология более-менее вырисовалась. Посмотрим, что сделает Оля.

@темы: РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

00:14 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


Сходил на фильм «Гоголь. Вий» аккурат 5 апреля на самый ранний сеанс, так и не поняв, как лента посмотрела его еще за неделю. Больше всего не хватало Даши рядом, а желательно Даши с одной стороны и Сахарка с другой, но не всегда время нам подвластно.

Когда я смотрел «Гоголь. Начало», большую роль сыграл тот факт, что меня невероятно привлекал вообще тот таймлайн, который взяли создатели, и вся эта атмосфера. Да чего уж там — когда упомянули Фаддея Венедиктовича, я забился в конвульсиях и просидел оставшиеся без малого два часа в кинотеатре счастливый и радостный, с искаженным повышенным количеством эндорфина восприятием.
С «Вием» все вышло ровно наоборот: меня дико сквикнула исходная ситуация, от которой плясали — причем сквикнула простым непониманием (или намеренным игнорированием) исторического контекста. Коняш, кажется, говорил мне, что ко второму фильму пофиксили исторические баги — так вот, неправда, только усугубили все.
Так что добрых час-двадцать я просто сидел с перекошенным лицом, стараясь оттолкнуть от себя неуважение к XIX веку и напомнить себе же, что это массовое кино, мистический гиперреализм и вообще сериал ТВ3. Ничего не помогало: первую часть я реально уважал за исторические отсылочки и ништяки, статью Павлову написал об этом. А тут меня как будто предали.

Потом, конечно, тридцатисекундным эпизодом додали Бинх/Гоголь, но этого оказалось мало и поздно.
Уже который день не могу поверить, что вот семь месяцев ждал, когда нам покажут, что в ларчике Гуро. Или что семь месяцев ждал больше взаимодействия Бинха и Гоголя (кто там об этом говорил из фандомных?). Или что семь месяцев ждал. И что буду ждать еще пять месяцев.

Я не уверен до сих пор, понравилось ли мне: с одной стороны, этожгоголь, мне все еще нравится сеттинг и идея, актерский состав, всякие классные штуки и находки. С другой стороны, так наплевать на факты, недодать вообще всего и просрать техническую часть еще надо постараться.

подробнее о том, что не понравилось, со спойлерами

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?, Третьего отделения на вас нет, негодяи

20:01 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Я, конечно, действительно в некотором роде противоречив. Вот я кричу, что настоящее кино — это Эйзенштейн и Антониони, а вот плачу в кинотеатре над мюзиклом-мелодрамой «Лед» с Петровым.
Окольными путями инстаграм принес мне ссылку на интервью с Олегом Трофимом, режиссером фильма «Лед», и это замечательное открытие.

Читаю инстаграм Трофима уже какое-то время, всем бы нам такой инстаграм: в сториз выкладывает картины и фотографии (фотографии как искусство) мастеров из разных областей, аккаунт стильный и такой, немного концептуальный. Но, конечно, знал я о Трофиме как о человеке и даже как о режиссере примерно ничего, пока не посмотрел это замечательное интервью.



Вот ведь как бывает: смотришь интервью Дудя и понимаешь, как интервьюер отличный, вопросы выстраивает хорошо, видно, что подготовился, — но скука смертная берет, и все это как-то так неинтересно, что я так и не смог себя пересилить и начать смотреть на постоянной основе вДудя.
То ли дело «Вызывной»: вроде бы и вопросы не такие подковыристые, а все-таки затягивает. Мне нравится, что интервьюер уточняет те детали, которые меня как зрителя начинают интересовать во время просмотра. Видно, что собеседник тут не декорация, и его слушают и анализируют.

Но дело, конечно, не в мастерстве интервью, это так, к слову.
Мне, конечно, безумно понравилось, как ведет себя Трофим: с этой своей непосредственностью, энергией, пережитым упадничеством. Мне нравится этот синтез профессионализма (он уже довольно долго ставит клипы и рекламу) с дебютантством («Лед» — его первый полный метр). Нравится, как он рассказывает: тут я робел, тут спорил с продюсерами по дурости, тут вообще сделал вид, что умер.
Вообще позиция Трофима по многим вопросам в режиссуре мне близка и понятна, так что радостно слышать ее от человека, который работает в индустрии и собрал больше миллиарда рублей в прокате. Конечно, во многом это мысли человека не матерого, не тертого калача, но поэтому-то в них столько света и жизненной силы.

читать дальше

@темы: Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, От чего умер твой последний раб?, РКТ: журавлик, приземлившийся на ладонь

19:13 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Солнце светит так ярко и тепло, что я чувствую, как с каждой минутой оживаю. Шел вчера по Нарнии, и вечерний воздух так тяжело вобрал в себя ароматы абрикосового цвета, нарциссов, молодых яблонь, что голову дурманило, и каждый вдох отдавал весной. И сегодня вышел из института, а там аллейка небольшая вдоль ограды, вся усажена деревьями у края дороги, и на каждой веточке совсем еще юные нежно-зеленые листочки, сквозь которые солнце проходит смешным клетчатым светом, и кажется, что ты в другом городе.
Почему-то так оказалось, что среди моих друзей много людей, которые солнце не любят, всячески от него прячутся и хмурят брови при одном упоминании о нем. Вот недавно вышли из журфака: жарко, повсюду солнечный свет, и небо такое почти белое, матовое. Я радуюсь, и Дима тут же спрашивает: «И что хорошего в солнце? Назови хотя бы три пункта». Ну а что мне, столько лет с Морозом научили меня обосновывать: тепло, говорю, наконец, давление поднялось, и все такое сияющее вокруг. Коняш запахнулся посильнее в куртку, чтобы солнце его не спалило, а Дима пожал плечами.

Сессия на журфаке вообще всегда кажется переездом чуть ли не в другую страну. Все другое: под ногами чаще асфальт, чем грязь; ездишь на маршрутках, вытянутых не вверх, а в длину; ешь что-то почти экзотическое (котлеты и салат с картошкой). Нас вообще сейчас ходит на пары в среднем от двух до восьми человек, не больше, и это так странно на пятом курсе. Вот казалось бы, последний рывок — но нет, их ничем не прошибешь.
На днях ждали преподавательницу (очень долго ждали, потому что она не особо к нам торопилась), и Оля осторожно так, вполголоса спрашивает:
— А почему никто не переживает по поводу вопросов Павлова к зачету? Вы их вообще видели?
Мы замахали руками: не видели, потому что слишком страшно открывать с ними файл даже, не то что готовиться.
— Из всех вопросов, — продолжила тогда Оля, — меня больше волнует «Ваш любимый критик и журнал».
Если вы не знаете, что такое нервный смех и агония, вам нужно было бы посмотреть на нас в этот момент.

Да, ты можешь прочитать всех критиков из списка и внимательно изучить все толстые журналы и газеты с критическим отделом — это все мелочи в сравнении с вопросом о твоих предпочтениях, потому что когда речь заходит о Павлове, тут реально та самая ситуация, когда на вопрос о любимом чем-нибудь существует неправильный ответ.
Одна ошибка и ты ошибся.
А я даже клубнику есть не могу спокойно, потому что она НЕ ЧАМЛЫКСКАЯ. Павлов и его суровые внушения о людях от земли и правильной клубнике.

Вообще это очень показательная ситуация: на паре Павлова нас было немного: полный комплект либерафанов, включая Диму, и еще одна или две девочки. И вот после пары мы либерафанской компанией пошли в пресс-кафе: утро, на журфаке никого, непривычно пустынно и как будто даже эхо разносится на весь факультет. Взяли себе еды и кофе, говорим о чем-то более или менее нейтральном, и тут приходит Павлов за любимым наполеоном и садится за соседний столик. Оля чуть не поперхнулась насмерть, Коняш не донес вилку с гречкой до рта. Гоголь бы плакал слезами счастья, глядя на эту немую сцену, москвичи бы такое точно не поставили за десять жизней.
Павлов решил поговорить с нами, потому что мы в целом на хорошем счету, причем в числе прочего спрашивал о дипломах, и все мы, понурив головы, словно говорим о чем-то очень неприличном, постыдном, неловком и от нас не зависящем, смущенно признавались, что пишем дипломы на кафедре западников: Оля об Амфитеатрове, Дима о гонзо-журналистике, я о Булгарине. Юлю и Коняша миновала чаша сия, но Коняш так и не смог доесть гречку, потому что кусок в горло не лез от этого допроса.

В какой-то момент, и это лучший эпизод нашего сомнительного перекуса, Павлов задал Оле вопрос аккурат в тот момент, когда она откусила от своей терзаемой уже минут десять сосиски в лаваше.
Оля попыталась ответить сразу же, что было технически невыполнимо, и я прямо увидел, как ее лицо одновременно синеет и бледнеет от невозможности дать ответ Павлову.
— Или я невовремя вопрос задал, Ольга, вы тогда извините... — протянул Павлов с какой-то то ли улыбкой, то ли насмешкой в голосе.
Оля умудрилась каким-то невероятным усилием проглотить разом все, что было у нее во рту, и тихо, испуганно ответила:
— Нет-нет, это я виновата...
ПРОСТИТЕ, ЧТО ОСМЕЛИЛАСЬ ЕСТЬ В ПРЕСС-КАФЕ, — одними губами прокомментировал Коняш, когда мы все смеялись от какой-то трогательной абсурдности ситуации.

Я не знаю, с чем все это связано; мы очень тепло относимся к Павлову, я все еще его уважаю больше почти всех преподавателей. Он очень классный, просто мы максимально далеки от современного критического процесса, ну что тут поделаешь, в общем-то.
Написал ему статью про категорически левого критика, ну посмотрим, что из этого выйдет.

@темы: журфак: по городу бродят волки, почти притворившись псами

22:08 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Когда шел в кино на мелодраму про фигурное катание, а пришёл в стекло <3
Здорово гореть с Тисом на пару; как известно, «в маленьком фандоме @ сам себе додаван».

02.04.2018 в 21:48
Пишет Tisianne:

Додали с северная пчелка сами себе боли в несуществующем фандоме. Люблю такое.
Исчерпывающе говорящая картинка в качестве заглушки.



URL записи

@темы: ангелы - всегда босые..., не душу делим, чай - постель всего лишь, Рихито-сама, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!

20:34 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"


На Les Revenants наткнулся совершенно случайно на кинопоиске по перекрестным ссылкам. Ривер давно рассказала историю о том, как она увлеклась французским сериалам и прокачала понимание на 10/10, и я все ждал, когда какой-нибудь французский сериал на меня посмотрит и скажет: я — тот самый. И тут:



Сюжет в том, что в небольшой альпийский городок начали возвращаться жители, умершие какое-то время назад. О том, что они мертвы, они не помнят; им кажется, что они ушли утром, а вернулись вечером.
Кто-то готов их принять. Кто-то — не готов.

Во втором сезоне In the Flesh был эпизод, который при всей своей простоте очень меня тронул: Саймон видит шрамы на запястьях Кирена и, когда тот пытается спустить рукава куртки пониже, показывает свои руки в следах от уколов и говорит: «У всех нас есть шрамы».
И вот Les Revenants — иллюстрация этого тезиса, потому что здесь тоже у каждого есть шрамы (у кого буквально, у кого фигурально), и каждый пытается жить с ними, но оказывается в пограничной ситуации — и дальше следует экзистенциальный выбор.
читать дальше

@музыка: Диана Арбенина - Демоны

@темы: обсессивно-компульсивное расстройство, От чего умер твой последний раб?, Идем! Ты мой! Кровь - моя течет в твоих темных жилах, Василий-су! Государь жалует тебя чашею!, I'll find her if I have to burn down all of Paris

00:30 

"Смерть от удушья пиджаком – нелепая смерть"
Что мне нужно: подтягивать серьезную научную и специальную французскую лексику.
Что я делаю: читаю фички по вакрону.
...Сегодня я добавил в свой вокабуляр слова томно (langoureusement), застежка-молния (la fermeture éclair) и киноварь (le vermillon). С киноварью вообще лудшое: vermillon переводится как "ярко-красного цвета" и "киноварь", причем в словаре "киноварь" идет первым значением. Так что я сегодня прочитал, как от вопроса Мануэля щеки Эмманюэля стали цвета киновари.


Начались курсы французского, и я с неистовством ломаю языковой барьер, просто вот колочу по нему кувалдой. Выглядит пока не совсем ладно: вот я вещаю о чем-то, а вот минуту тяну неуверенное эээээ, потому что просто не знаю, как что-то сказать, и тут же из головы вылетают все общие фразы, которыми можно скрыть свое замешательство. Не все сразу, конечно, не все сразу.

Не могу заставить читать себя дальше литературу по журфаковскому диплому после «Записок» Греча, они во мне таким мраком отзываются, не могу, не могу. Столько ненависти, как будто либеральный фейсбук открыл, или там итоговый выпуск новостей по федеральным каналам. Не хочу сейчас вообще даже соприкасаться с этой темой.
Собственно из-за этого, а также из-за того, что «Узника Азкабана» на французском я дослушал, а «Кубок огня» еще себе не скинул на телефон (а значит, не могу делать чего-то полезного в общественном транспорте), вспомнил о существовании в телефоне вкладок с фичками на французском, а тут еще Электра пишет диплом и понимает куски с цитатами, которые я кидаю в твиттер (читаю сборник исполнений вакрона по тумблр-заявкам, понимаете, «Так это я мрачный брюнет?» и вот это все, как тут не орать?).

На самом деле, шутки шутками, а я полтора года назад радовался, что фичок на английском на 8к слов прочитал, а сейчас вот прорываюсь через сборник на 12к французских слов, и это при разнице моего уровня английского (волынка со второго класса) и французского. Если это не успех, то что?
Не то чтобы я рассчитывал подтянуть французский на таких себе фичках, но ю ноу. Никогда не знаешь наверняка. Что б и не почитать, пока весело, а потом можно смело снова забросить это дело на полгода-год, как в прошлый раз.

Наконец-то понял, кого мне напоминает героиня французского сериала, который я сейчас смотрю — ее играет Клотильд Эсме, которую я десять раз видел в «Все песни только о любви» С: Я и визуальное восприятие.
Решил послушать осты к Песням и опознал актрису по голосу. Считаю это успехом моего казавшегося безнадежным аудиального восприятия!
Получаю от французского такое удовольствие, еще бы лексику все-таки учить, а не «буду надеяться, что встречу это слово в текстах еще пятьдесят раз, и оно само запомнится».

@темы: не душу делим, чай - постель всего лишь, I'll find her if I have to burn down all of Paris, ...и лучше погибнуть детьми, неправда ли?

Mea culpa

главная